Главная >> Дипломная работа >> Государство и право

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 25

1.2 Правовое регулирование нетрадиционных оснований прекращения обязательств

До принятия в 1998 г. действующего ГК в Республике Беларусь с изменениями и дополнениями действовал ГК 1964 г. В нем, как и в действующем ГК имелась глава о прекращении обязательств. Не смотря на достаточно длительный период действия этого нормативного акта на территории Республики Беларусь, какие-либо существенные изменения не затронули положений Главы 20 об основаниях прекращения обязательств. Лишь в последнем десятилетии 20-го века из нее были удалены положения, доставшиеся от советского прошлого и не отвечавшие уже на тот момент сложившимся в стране общественным отношениям.

Глава 20 ГК 1964 г. предусматривала кроме исполнения еще семь оснований прекращения обязательств. На момент принятия ГК 1998 г. в ней уже оставалось шесть: прекращение обязательства зачетом (ст. 225), зачет при уступке требования (ст. 227), прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 228), прекращение обязательства соглашением сторон (ст. 229), прекращение обязательства невозможностью исполнения (ст. 231), прекращение обязательства смертью гражданина или ликвидацией юридического лица (ст. 232) [8].

С принятием ГК 1998 г., впитавшего в себя Модель рекомендательного законодательного акта (ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС (часть первая)) Содружества Независимых Государств, принятого на пятом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 29 октября 1994 г., положения об основаниях прекращения обязательств нашли место в главе 26. Их перечень был расширен указанием на отступное, новацию прощение долга, рассматривая, в частности, новацию и прощение долга в качестве самостоятельных оснований прекращения обязательств со своими особенностями и спецификой. В самостоятельную статью выделились и положения о прекращении обязательства на основании акта государственного органа.

Кроме того, в отличие от ГК 1964 г. ГК 1998 г. определил, что обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК и иными актами законодательства или договором (п. ст. 378 ГК). То есть, их перечень не исчерпывается ни Главой 26 ГК, ни указанием в законе.

Все эти нововведения призваны были стабилизировать гражданский оборот. Нетрадиционные основания прекращения обязательств расположены в Главе 26 ГК в следующей последовательности: отступное; зачет; совпадение должника и кредитора в одном лице; новация; прощение долга; невозможность исполнения; акт государственного органа; смерть гражданина; ликвидация юридического лица [1, Глава 26].

Логика такого построения Главы 26 ГК, на наш взгляд состоит в следующем.

Первые два основания наиболее близки по своему результату к надлежащему исполнению. В литературе их еще называют квази-исполнение.

Совпадение должника и кредитора в одном лице тоже представляет своего рода зачет. В одном лице сосредоточивается обязанность и требование ее исполнения, в связи с чем происходит их погашение.

Далее идут основания, прекращающие обязательство без достижения цели исполнения. Последние четыре прекращают обязательство независимо от воли сторон.

Но можно представить и другую логику.

Зачет представляет собой одностороннюю сделку. Одна из сторон имеет право заявить о зачете, а согласие другой стороны его принятие не требуется.

Предоставление отступного так же реализуется как односторонняя сделка: должник имеет право предоставить отступное, а кредитор обязан его принять.

Расположение новации и прощения долга рядом может объясняться их двусторонним характером (если прощение долга понимать как двустороннюю сделку). В любом случае такая последовательность, на наш взгляд, обоснована.

Можно выделить несколько плоскостей, в которых происходит правовое регулирование нетрадиционных оснований прекращения обязательств.

Во-первых, это сфера ГК. В Главе 26 ГК поименованы юридические факты (юридические составы), имеющие общий характер: применимые либо ко всем обязательствам, либо к большей их части.

Основания прекращения обязательств, расположенные в Особенной части ГК и других нормативных правовых актах, прекращают только те обязательства, для которых они специально предусмотрены.

Например, договор безвозмездного пользования прекращается в случае смерти гражданина-ссудополучателя или ликвидации юридического лица – ссудополучателя, если иное не предусмотрено договором [1, ст. 655].

В соответствии со ст. 139 Закона о несостоятельности (банкротстве) требования кредиторов считаются погашенными, если по ним достигнуто соглашение об отступном или о новации обязательства либо о прекращении обязательств по иным основаниям [9, ст. 139].

Специальные случаи применения отдельных оснований прекращения обязательств предусмотрены не только в ГК, но и в других кодексах.

Так, в Кодексе торгового мореплавания ст. 130 перечисляет юридические факты, прекращающие договор морской перевозки невозможностью исполнения [10, ст. 130].

В соответствии со ст. 160 Банковского кодекса «Должник вправе против требований фактора предъявить к зачету основанные на договоре с кредитором денежные требования, которые имелись у должника к моменту получения письменного уведомления об уступке денежного требования фактору и срок которых наступил до его получения либо срок которых не указан или определен моментом востребования».

Статья 176 регулирует прекращение обязательства гаранта по банковской гарантии и принципала по основному обязательству: «Обязательство гаранта перед бенефициаром по банковской гарантии прекращается: вследствие отказа бенефициара от своих требований по банковской гарантии путем возвращения ее гаранту; вследствие отказа бенефициара от своих требований по банковской гарантии путем направления гаранту письменного уведомления об освобождении его от обязательства» [11, ст. ст. 160, 176].

Часть 3 ст. 87 Кодекса внутреннего водного транспорта определяет последствия невозможности доставки груза: «Исполнение договора перевозки груза внутренним водным транспортом прекращается независимо от воли сторон, если до отправления судна в рейс из пункта погрузки погибнут груз и (или) судно. При этом ни одна из сторон не вправе требовать от другой стороны исполнения обязательств по договору перевозки груза внутренним водным транспортом» [12, ч. 3 ст. 87].

До недавнего времени в Республике Беларусь действовали положения Указа Президента Республики Беларусь от 15 августа 2005 г. №373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь».

Данный нормативный акт запрещал организациям и индивидуальным предпринимателям с 1 августа 2005 г. по 31 декабря 2008 г. при осуществлении предпринимательской деятельности прекращать обязательства по возмездным договорам новацией, предоставлением взамен исполнения отступного без поступления в установленном порядке денежных средств организации, индивидуальному предпринимателю, а также прекращать обязательства без поступления в установленном порядке денежных средств (зачет) организации, индивидуальному предпринимателю с превышением предельных нормативов прекращения обязательств, ежегодно утверждаемых Советом Министров Республики Беларусь по согласованию с Президентом Республики Беларусь.

Этим же документом из под действия указанных ограничений были выведены случаи зачета встречных однородных требований по договорам купли-продажи, подряда, возмездного оказания услуг в связи с использованием товаров (работ, услуг) в собственном производстве; прекращения обязательства без поступления в установленном порядке денежных средств организации, индивидуальному предпринимателю в связи с невозможностью его исполнения либо на основании акта государственного органа; расчетов по погашению банкам банковских кредитов и процентов за пользование ими [13, п.1, 2].

Другим аспектом правового регулирования нетрадиционных оснований прекращения обязательств является то, что в Главе 26 ГК применение отдельных оснований прекращения обязательств применительно к определенным категориям обязательств не допускается.

Такие запреты установлены в отношении зачета встречного однородного требования, новации. Причем, если для новации этот перечень является закрытым и налагает запрет лишь обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов, то запреты на проведение зачета могут быть предусмотрены в иных случаях, предусмотренных законодательством или договором [1, ст. ст. 381, 384].

Так, допускается освобождение участника общества с ограниченной ответственностью от обязанности внесения вклада в уставный фонд общества, в том числе путем зачета требований к обществу, за исключением случаев, установленных законодательными актами. Так же как не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу [1, п. 2 ст. 89, п. 2 ст. 99].

Следующий срез правового регулирования нетрадиционных оснований прекращения обязательств состоит в урегулировании отдельных аспектов тех или иных оснований прекращения обязательств в духе принципа диспозитивности, присущего методу гражданско-правового регулирования.

Так, в случае отступного сторонам предоставлено право самостоятельно исходя из своих интересов установить размер, сроки и порядок предоставления отступного [1, ст. 380].

Применительно к зачету стороны могут в договоре предусмотреть дополнительные случаи неприменения его в отношениях между собой [1, п. 2 ст. 381].

В отношении новации закреплено: «Новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным обязательством, если иное не предусмотрено соглашением сторон» [1, п. 3 ст. 384].

В. В. Подгруша отмечает, что нормы ГК, касающиеся отступного, новации, прощения долга изложены достаточно схематично, что может породить на практике неоднозначное их понимание и применение. На возможность таких последствий наталкивает наличие теоретических споров относительно возможного практического решения тех или иных вопросов [14, С. 36], о чем далее и пойдет речь.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 25

Похожие работы: