Главная >> Дипломная работа >> Государство и право

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 25

2.3 Прекращение обязательства предоставлением отступного

Как основание прекращения обязательств отступное известно еще со времен римского права. Отступное понималось чаще всего как предоставление одной стороной по обязательству другой стороне определенной платы в виде имущества, денег за право отказаться от исполнения основного обязательства.

Как основание прекращения обязательств отступное имело достаточно широкое использование в дореволюционной российской практике, причем его содержанию придавались разные значения. Так, например, В. И. Даль признавал в качестве отступного плату откупщиком или подрядчиком по плутовской сделке товарищам своим, чтобы они отстали, отступились от торгов. «За отступу на торгах берут отсталаго» [46, С. 758 – 759]. Известный российский цивилист Д. И. Мейер прямо именовал отступное сделкой об отсталом. «Договор об отсталом должно признавать недействительным как договор безнравственный, потому что цель его - понуждение стороннего лица к заключению невыгодного для себя договора» [47, С. 161]. Следует отметить, что приведенные суждения не были основаны на нормативном установлении, а выводились путем толкования права сторон прекратить обязательство в любое время по взаимному соглашению.

Иное, более узкое значение термин «отступное» имеет в гражданском праве.

Первоначально отступное рассматривалось как одна из разновидностей задатка. Это означало, что контрагенты под страхом утраты предмета, переданного в качестве задатка при заключении обязательства, могли в любое время отказаться от исполнения обязательства, при этом само обязательство прекращалось. Отказаться (отступиться) от обязательства могла любая из сторон, при этом если отказывалась сторона, внесшая задаток, она этот задаток теряла, а если отказывалась сторона, получившая задаток, она обязана была возвратить своему контрагенту двойную сумму задатка (отступного). В таком виде отступное рассматривалось и в период действия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года [48, С. 8], а поскольку в 1923 г. в БССР введен ГК РСФСР 1922 г., а в 1927 г. принят свой республиканский ГК, не имевший существенных отличий от российского, то и в нем отступное трактовалось в качестве разновидности задатка. Однако, уже в период действия ГК БССР 1964 г., который также копировал ГК РСФСР 1964 г., отступное в качестве основания прекращения обязательств определено не было, хотя в научной литературе такой способ по-прежнему получал определенное признание [49].

Следует отметить, что, например в Гражданском кодексе Республики Молдова 2002 г., разработанного с учетом положений Гражданского кодекса Франции, отступное в качестве самостоятельного основания прекращения обязательств не позиционируется. О нем лишь упоминается в п. (2) ст. 643 («Последствия исполнения»). В частности указывается, что «Обязательство прекращается также в случае, когда кредитор соглашается на другое исполнение вместо должного (отступное). В этом случае должник отвечает за недостатки исполнения согласно правилам об ответственности продавца» [50].

В действующем ГК, как и в ГК РФ, правило о прекращении обязательства отступным выделено в отдельную статью и сформулировано следующим образом: «По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т. п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами» [1, ст. 380].

Анализируя положения данной статьи ГК, следует отметить, что дефиниции отступного или его признаков она не содержит. Косвенно о том, что может являться отступным, можно судить, лишь основываясь на указанных в ст. 380 ГК примерах: уплата денег, передача имущества и т. п. Но при этом неизбежен вопрос – а могут ли в качестве отступного выступать выполнение работ или оказание услуг. Существуют ли какие-либо ограничения способности объектов гражданских оборота выступать в качестве отступного, а также, какие изменения надлежащего исполнения могут квалифицироваться как отступное? К ответу на первый вопрос мы вернемся позже. Ответ же на второй – необходимо искать в природе отступного как способа прекращения обязательства.

Юридическая цель отступного (прекращение обязательства) неразрывно связана с его экономическим содержанием: предоставить кредитору некую, удовлетворяющую его в качестве замены надлежащего исполнения ценность [51]. С позиции отступающейся стороны отступное - это плата за отказ от исполнения договора, для противоположной же стороны - это «вознаграждение» за одностороннее прекращение договора контрагентом и неполучение ожидаемого исполнения. Иначе говоря, это стоимость интереса в исполнении, размер которого определяется сторонами с учетом того, что при отказе от договора у кредитора могут возникнуть убытки, вызванные необходимостью совершения замещающего договора с другим лицом на наименее выгодных условиях [52]. Таким образом, отступное представляет собой замену исполнения. При передаче отступного – «суррогата исполнения» - должник, по сути, «откупается» от своего кредитора и обязательство между ними прекращается как исполненное надлежащим образом [53, С. 61].

В книге М. И. Брагинского и В. В. Витрянского «Договорное право» указано, что надлежащее исполнение включает в себя ряд элементов. К ним авторы относят: исполнение надлежащему лицу, исполнение надлежащим лицом, исполнение надлежащим предметом, исполнение в надлежащем месте, исполнение в надлежащий срок, исполнение надлежащим способом.

Из формулировки ст. 380 ГК, в том числе и из приведенных в ней примеров отступного, следует, что изменение такого элемента надлежащего исполнения, как его предмет, безусловно, может быть содержанием соглашения об отступном. Изменение же других элементов надлежащего исполнения без изменения его предмета не может служить достаточным основанием для квалификации отношений должника и кредитора как отступного, поскольку их трансформация означает изменение условий первоначально согласованного исполнения, а не его замену.

Поэтому отступное может быть определено как предмет исполнения, отличный от предмета надлежащего исполнения первоначального обязательства [51].

Возвращаясь к вопросу о том, какие объекты гражданского оборота могут выступать в качестве отступного следует отметить, что и среди российских, и среди белорусских цивилистов единое мнение по данному вопросу отсутствует. Многие из них придерживаются точки зрения, согласно которой перечень объектов гражданского оборота, указанных в статье ГК об отступном, которые могут быть предоставлены в качестве отступного, может быть расширен, кроме всего прочего, за счет включения в него выполнения работ и оказания услуг.

В числе приверженцев такой позиции в первую очередь следует упомянуть О. Ю. Шилохвоста Он, в частности, пишет следующее: «В ст. 409 ГК РФ (ст. 380 ГК – Прим. Авт.) дается только примерный перечень этих имущественных ценностей - деньги и имущество. Однако, поскольку перечень не является закрытым, а также имея в виду содержание обязательства, состоящее в обязанности одного лица совершить определенные действия и праве другого лица требовать их совершения, представляется вполне допустимым использовать в качестве предмета отступного не только имущество (включая вещи и права требования), но и действия (выполнение работ, оказание услугу и т. п.)» [48].

В этом же направлении мыслит В. В. Подгруша [14, С. 36], Р. Р. Томкович [20, С. 17].

В учебнике по гражданскому праву 2005 года под редакцией А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого изложена такая же точка зрения: «Вид предоставления отступного может быть различным: передача денег, предоставление имущества, выполнение работ, оказание услуг и т. п. [54, С.747]. Имеется и другая (противоположная) точка зрения.

Так, например, Н. Красноярова указывает, что «на возможность замены первоначальной имущественной ценности на «отступную» в виде выполнения работ и оказания услуг прямая ссылка вообще отсутствует. По данным опубликованной правоприменительной практики видом предоставления взамен неисполненного обязательства выполнение работ и оказание услуг не являются. В виде отступного предоставляются только денежные средства, товары, недвижимое имущество, автотранспортные средства, векселя [55].

Действительно, возникает вопрос: «почему в ГК в качестве отступного прямо не обозначены работы и услуги?». В ст. 380 ГК речь идёт об уплате денег, передаче имущества «и т. п.». Следует ли в данном случае под «и т. п.» понимать:

1. аналогичные действия, т. е. действия по передаче объектов гражданских прав, объединяемых термином «имущество» (аб.1 ч.1 ст. 128 ГК);

2. продолжение логического ряда ст. 128 ГК (если бы это было так, то логичнее было бы указать «и т. д.» либо «и др.»);

3. отсылку к определению обязательства (ст. 288 ГК), в котором приводятся примеры действий обязанного лица: «…передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п.» (если так, то почему и в ст. 380 ГК перечень видов отступного не приведен в таком же порядке и в нем не указаны «работы»? Можно ли считать, что законодатель сознательно использовал в ст. 380 ГК при перечислении возможных форм отступного такой же прием как и в ст. 288 ГК (имеется в виду, что в ст. 288 ГК отсутствует указание на услуги, хотя то, что они также входят в этот перечень не вызывает сомнения) и на основании этого включать работы и услуги в перечень предметов отступного?).

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 ... 25

Похожие работы: