Главная >> Статья >> Менеджмент

1 2 3 4

Антикризисное управление как новая парадигма управления

В статье исследуются различия и взаимосвязи стратегического и антикризисного управления. Предлагаются пути дальнейшего развития антикризисного управления на стыке экономики, психологии, физиологии, права, управления и других наук. Делается вывод о том, что антикризисное управление - это новая парадигма управления. На смену модели «объект управления - механическая система» пришла модель «объект управления - живой организм». Новая модель позволяет в рамках антикризисного управления изучить адаптацию объекта управления к переменам как атрибутивное свойство любого живого организма. Исследуются концепции «объект управления - живой организм» и «интеллектуальный капитал». Изучается гносеологическая взаимосвязь между рефлекторным кругом Н.А. Бернштейна, динамическими стереотипами (поведения) И.П. Павлова, управленческими стереотипами и «формулой успеха» Д.Сулла, а также теорией рефлексивности Дж. Сороса и взглядами Ф. Фон Хайека на экономический цикл. Анализируется роль стереотипов поведения (управления) в возникновении кризисов общественного производства.

Антикризисное управление, прогноз, кризис, объект управления, динамические стереотипы поведения (управления), реинжиниринг, реструктуризация, процедуры банкротства, конкурсное производство, А. Смит, Н.А. Бернштейн, И.П. Павлов, К. Маркс, Дж. Сорос, Д.Н. Сулл, Ф. Фон Хайек.

Антикризисное управление как понятие стало активно использоваться в последние десятилетия. Как правило, оно определяется как «…управление, определенным образом предвидящее опасность кризиса, предусматривающее анализ его симптомов, меры по снижению отрицательных последствий кризиса и использование его факторов для последующего развития (выделено нами, П.У.)».

1. Различия и взаимосвязи стратегического и антикризисного управления

В рамках антикризисного управления делаются попытки решать все указанные вопросы. Однако отметим недостатки этого определения. Во-первых, из приведенного определения не очевидно, чем на качественном уровне антикризисное управление отличается от стратегического управления. Раскрывая вопрос о том, что стратегическое управление должно своевременно распознавать проблемы и иметь механизм их решения, авторы одноименного учебника далее пишут: «Управленческая реакция на опасности и угрозы должна следовать не после того, как они уже осуществились, используя принцип «тушения пожаров»; центр тяжести управления должен сместиться в сторону действий по недопущению и минимизации потерь, если избежать их невозможно». Сходство приведенных задач, исходя из данного определения, может послужить основанием для того, чтобы определять антикризисное управление лишь как один из инструментов стратегического менеджмента (еще одну стратегию). Стратегическое управление, действительно, имеет в качестве одного из своих инструментов антикризисную стратегию. Именно эту стратегию по традиции принимают за антикризисное управление как самостоятельную дисциплину. Мы разделяем точку зрения тех ученых и экономистов, которые считают, что такой взгляд на антикризисное управление, заведомо ограничивает его возможности.

Во-вторых, опыт развала СССР, стремительного вхождения мировой экономики в кризис 2008- 09 годов, личный опыт работы в качестве менеджера, арбитражного управляющего, а также руководителя временных администраций по управлению коммерческими банками и т.п. позволяет сделать следующий вывод. Предвидение кризиса - это желаемая, словно линия горизонта, но очень часто не достижимая в повседневном управлении цель при данном уровне развития производительных сил и производственных отношений современного общества. Оправдана точка зрения ученых, по мнению которых поиск наиболее вероятного варианта будущего и выработка основанной на нем стратегии эффективна в относительно стабильной бизнес - среде. Однако в ситуациях с высокой степенью неопределенности, в лучшем случае, такой подход способен принести лишь незначительную пользу, а в худшем – просто опасен. Эффективно предвидеть аномальное, неизвестное и маловероятное, порождающее кризис не возможно. Оценить предпринятые в ходе подготовки к кризису меры по недопущению и/или минимизации потерь, видимо, возможно, в частности, с помощью имитационного моделирования. В рамках стратегического управления также используется анализ факторов. Однако все эти оценки могут содержать серьезную погрешность. В рамках современного антикризисного управления основное внимание уделяется не предотвращению заблаговременно выявленных предпосылок кризисов, а, как отмечалось выше, «тушению разгоревшихся пожаров». Кроме этого, в период кризисов обычно активно анализируют его последствия и подсчитывают убытки. Следовательно, если исходить из того, что приведенное выше определение антикризисного управления адекватно отражает его предмет, это может свидетельствовать или о неэффективности самого антикризисного управления, как целостной системы управления в принципе или о кризисе той методологии, которая в настоящее время используется специалистами в области антикризисного управления. Такие выводы, на наш взгляд, не правомерны.

В- третьих, анализируя причины экономических кризисов, специалисты, как правило, указывают множество причин. Множеством причин психологически удобно объяснять уже случившийся кризис. Между тем, насколько хорошо множество факторов продвигает нас в вопросах прогнозирования (предвидения опасности) кризисов, о котором идет речь в цитируемом определении? Выше мы отмечали, что множество факторов порождает неопределенность, в условиях которой прогнозирование становится опасным. Если есть множество причин, то эти причины связаны системно. Однако любая система удовлетворяет следующим условиям. 1) Поведение каждого элемента системы влияет на поведение системы в целом. 2) Поведение элементов и их воздействие на целое взаимозависимы. Наконец, 3) если существуют подгруппы элементов, то каждая из них влияет на поведение целого и ни одна из них не оказывает такого влияния независимо. Этот подход обязывает нас учитывать следующие свойства системы факторов, порождающих тот или иной кризис («кризисных» факторов). 1. Каждая часть этой системы (1) обладает качествами, которые теряются, если ее отделить от системы. Каждая система (2) обладает такими качествами - и существенными,- которые отсутствуют у ее частей. Мониторинг отдельных факторов приводит к нежелательным последствиям. В преддверии последнего кризиса все аналитики отмечали бурное развитие рынка недвижимости и деривативов, которые в значительной степени формировались за счет кредитов. Как правило, в этом видели развитость финансового рынка, т.е. позитивную сторону. Еще «весной- летом 2008 года,- отмечал Е. Гайдар, - модными были публикации о том, что мирового экономического кризиса не будет, что рецессия в экономике США маловероятна, что даже если она случится, темпы экономического роста не изменятся, что в силу увеличивающегося спроса на энергетические товары в Китае и Индии падение цен на них маловероятно». Однако в дальнейшем стало очевидным, что стремительное развитие этих рынков, наравне с другими факторами как раз и породили кризис. Не изучив «кризисную» систему, но, изучая отдельные ее факторы, мы не можем определить для себя мультипликативный эффект, который складывается в этой системе. Между тем в какой- то неожиданный момент именно этот мультипликативный эффект оказывается для аналитиков самостоятельным кризисным фактором, который как будто бы взялся невесть откуда. Следовательно, «многофакторный подход» в исследовании кризисов создает проблемы при построении корректных прогнозов развития экономики.

Следует также обратить внимание, что большинство сложившихся систем уже имеют устойчивые определения (понятия). В этой связи, возможно, на данном этапе развития антикризисного управления как науки было бы продуктивно рассмотреть вопрос об альтернативе концепции «многофакторного» процесса возникновения кризиса, изучив мультипликаторы кризисных систем в качестве самостоятельного объекта исследования. В случае успеха это может способствовать прогрессу в исследовании кризисов. На наш взгляд, положительные шаги в этом направлении, связаны с исследованиями Д.Н. Сулла в области «формулы успеха», как системы управленческих стереотипов, определяющих социальные процессы, а также теорией «черного лебедя » Н. Талеба. Параллельно развивается теория рефлексивности Дж. Сороса, которая изучает конкретные формы проявления стереотипов поведения на глобальных рынках. Очевиден интерес к экономическим взглядам Ф.Фон Хайека. В- четвертых. «Управление, определенным образом предвидящее опасность кризиса» предполагает анализ. Однако экономический анализ- это самостоятельная область знаний. Как отмечалось выше, он используется, как в стратегическом, так и в антикризисном управлении. Отметим также, что известные виды анализа, на которых строятся прогнозы будущего, предполагают сравнение и оценку. Это может быть непосредственная экстраполяция данных, характеризующих прошлое, на будущее; использование для этих целей всевозможных поправочных коэффициентов, составленных с учетом прошлого опыта, или опора на теории, подтвержденные полученным ранее эмпирическим материалом (например, «гауссова кривая» или фрактальная геометрия Б. Мандельброта и т.д.). В этой связи В. Мау остроумно замечает: «Подобно тому, как генералы всегда готовятся к войнам прошлого, политики и экономисты неизменно готовятся к былым кризисам. До поры до времени это срабатывает – пока приходится иметь дело с экономическим циклом, то есть с повторяющимися проблемами экономической динамики». Иными словами, «Черный лебедь» Н. Талеба, олицетворяющий приход кризиса, своевременно не распознается с помощью «слабых сигналов - ранних и неточных признаков ». Он непредсказуем, порождает качественные последствия для объекта управления и, как правило, позволяет увидеть связь с прошлым только задним числом. В этих условиях открытым остается вопрос, что делать, если мы оперируем методологией одного лишь стратегического менеджмента в условиях глобальной неопределенности, который ориентируется на прошлый опыт? - Точка зрения опытных управленцев состоит в том, что «важен творческий поиск». Соответственно, «ориентация на прошлый опыт, как правило, не имеет смысла (выделено нами, П.У.)». Это ограничивает ценность прогнозов будущего, полученных на основе классического анализа, в том числе кризисов в социальной сфере. В то же время такой анализ и созданные на его основе прогнозы являются необходимым элементом любого менеджмента. Однако они не являются тем особым признаком, который выделяет антикризисное управление как самостоятельный вид науки и деятельности.

В- пятых, вне зависимости от того, каким анализом руководствовался управленец и, соответственно, когда у него пришло прозрение, рано или поздно наступает момент истины. В этой ситуации надо незамедлительно в рамках мер по снижению отрицательных последствий кризиса и для использования его факторов для последующего развития принять решение об изменении существующей стратегии. На первый взгляд, проблема напоминает замену испорченных деталей в какой- либо механической системе. Какая- то деталь дает сбой. Надо эту деталь вытащить и на ее место поставить новую, которая будет работать более эффективно. В механических системах это, как правило, - решаемая задача. Что же в социальных системах? Опыт перехода административно- командной экономики стран бывшего СССР на капиталистические рельсы хозяйствования показывает, что заменить одну стратегию на другую бывает очень сложно. Возникает нетривиальная управленческая задача, которую можно сформулировать следующим образом. Существующей стратегии на смену надо принять другую стратегию. И та, и другая стратегия понятно как работает. Вопрос, как от одной стратегии перейти к другой, т.е. как адаптировать старую систему, привыкшую к старой стратегии, к новой стратегии, к новым условиям? Складывается впечатление, что этот вопрос ставится в рамках стратегического управления, однако эффективно он должен быть решен в рамках антикризисного управления как самостоятельной науки об адаптации к переменам. Наконец, в - шестых, антикризисные управляющие должны уметь проводить экономический мониторинг, анализ финансового состояния, иметь глубокие познания в области гражданского законодательства и проведения процедур банкротства, предусмотренных федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и т.д. На данном этапе развитием этих навыков может ограничиться подготовка антикризисных управляющих, которые собираются проводить по решению арбитражного суда процедуры банкротства, предусмотренные Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Однако нельзя забывать, что объектом антикризисного управления могут быть всевозможные социальные, а также и биологические системы . Наличие широкого спектра объектов антикризисного управления требует дополнительных исследований на основе общей методологии, которые открывают новые горизонты. Данная методология предполагает, что в качестве модели объекта управления должна использоваться не механическая система, а живой организм.

1 2 3 4

Похожие работы: