Реферат : Курдская проблема в Иракской республике в 90-гг. ХХ века 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Реферат >> История


Курдская проблема в Иракской республике в 90-гг. ХХ века




Реферат на тему:

Курдская проблема в Иракской республике в 90-гг. ХХ века



Ирак – многонациональное государство. Причем три его нацио-нальные и конфессиональные группы являются крупными (млн. чел.): арабы-сунниты – 7, арабы-шииты – 7–8, курды – 3,5. В этой связи вопрос внутригосударственной стабилизации выступает как одна из важнейших проблем иракского руководства. Оно внимательно следит не только за состоянием «родной суннитской» оппозиции, но и за межнациональной и конфессиональной ситуацией.

В частности, курдская проблема – хроническая. В последние де-сятилетия она обострялась вместе с ростом национального самосо-знания курдов, которые единственные среди крупных народов БСВ не получили национальной независимости. Как известно, в прошлом они вследствие английской колониальной политики и других исторических факторов оказались разорванными территориально между 4 государ-ствами (количество курдского населения в каждой стране, млн. чел.): в Турции – 15, Ираке и Иране – по 3,5, Сирии – 0,6.

Шиитская же проблема в Республике Ирак в 80–90-е годы обост-риласьв связи с приходом к власти в Иране шиитского духовенства во главе с имамом Хомейни. Требование ИРИ изменить социальное и внутригосударственное положение иракских шиитов явилось одной из главных причин ирано-иракской войны и последующей напряженности на юге Ирака.

Каковы были глубинные социальные причины продолжительных антиправительственных выступлений различных национальных и конфессиональных групп иракского населения?

В отношении курдов, компактно проживающих и преобладающих в северных районах страны, Багдад проводил политику недопущения ни при каких обстоятельствах национального курдского суверенитета, что, однако, не исключало маневрирования сторон во взаимных контактах. С приходом к власти в Ираке президента Саддама Хусейна вместо диалога восторжествовали диктаторские методы разговора и отношений Багдада с курдами. Это, в свою очередь, привело к усилению вооруженной борьбы иракских курдов.

Хотя под давлением местных курдских движений и международной общественности Багдад был вынужден в 1974 г. образовать Курдский автономный район, самостоятельные функции последнего были, по существу, либо декларативными и фиктивными, либо поверхностными и на местах фактически полностью контролировались центром. Такое положение не позволяло курдам распоряжаться своими природными ресурсами (особенно богатейшими нефтяными разработками Киркука, Мосула и др.), развивать полноценно национальное просвещение, культуру и органы самоуправления. Весьма ограниченные возможности существовали и в деле становления национального промышленного и коммерческого предпринимательства. Неоднократно правительственные войска проводили широкомасштабные карательные кампании против курдов-оппозиционеров равнинных и горных районов.

В период ирано-иракской войны курды выступали за изгнание представительства центральных иракских властей из районов прожи-вания курдов. Кроме того, усилились их требования по расширению доли севера страны при использовании валютных поступлений от нефтепромыслов, а также от нефтепереработки. Багдад прибег к же-сточайшим методам подавления мятежных регионов. Самый ужасающий пример – умерщвление всех жителей города Халабджа химическим оружием. Карательные акции особенно усилились после окончания ирано-иракской войны в Персидском заливе.

С таким положением курды не могли согласиться, и поэтому на территории так называемого иракского Курдистана уже в течение не одного десятилетия действуют политические националистические организации (крупнейшие из них – Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана), имеющие свои вооруженные отряды. Ведя с переменным успехом политическую и вооруженную борьбу за создание свободного и суверенного Курдистана, они постоян-но ищут возможности для достижения своих целей.

Шиитскому населению Республики Ирак, составляющему более 60% жителей страны, также было отказано в равноправномпредста-вительстве в центральных и провинциальных законодательных и ис-полнительных органах власти. Уровень жизни и развитость хозяйства юга значительно отставали от показателей по центральному региону. Особенно в тяжелом положении находились жители сельских районов и, в первую очередь, так называемые «болотные арабы» нижнего междуречья Тигра и Евфрата. Имели место и противоречия из-за не-равноценности социальных позиций между суннитским и шиитским духовенством и мазхабами в общественной структуре Ирака. Режим С.Хусейна был бескомпромиссным в отношении оппозиции и здесь.

Особенно трагичными отношения между центром, с одной стороны, и курдами и шиитами – с другой, стали в 90-е годы.

2 августа 1990 г. режим Багдада, нанеся внезапный и массиро-ванный военный удар, оккупировал соседнее государство Кувейт и аннексировал его «исторически принадлежащую Ираку 19 провинцию». Почти полугодовая военная подготовка международной коалиции противников режима С.Хусейна во главе с США, сопровождавшаяся требованиями к Багдаду уйти из Кувейта и компенсировать его потери, привела, в конце концов, к реализации крупномасштабной операции под кодовым названием «Буря в пустыне».

За месяц боевых действий технически и организационно намного более оснащенная армия США, ряда других членов НАТО и воинские подразделения Саудовской Аравии разбили саддамовские войска в Кувейте, а также в южных пограничных районах Ирака. Более того, авиация и ракеты коалиции разрушили основные военные, промыш-ленные и инфраструктурные объекты Ирака, включая и ряд ключевых объектов Багдада. Режим С. Хусейна был вынужден прекратить во-оруженные действия и смириться с поражением (хотя внутри страны через средства массовой пропаганды и информации провозглашался лозунг о победе революционного Ирака над империализмом и его приспешниками). Началась от имени ООН серия международных санкций против Республики Ирак.

В условиях очевидного крупного военного поражения Багдада во второй войне в Заливе внутренние оппозиционные режиму С. Хусейна силы сочли возникшую политическую конъюнктуру в стране весьма благоприятной, чтобы открыто выступить против багдадского режима и таким образом добиться своих программных целей.

В 90-е годы в составе обширной внутрииракской оппозиции дей-ствовали различные движения и организации, ведшие борьбу не только под сугубо политическими и социальными, но и под национальными и религиозными знаменами. Среди них были как организации со стажем деятельности в десятилетия, так и образовавшиеся в годы ирано-иракской войны. Не все они оказались жизнеспособными. Так, некоторые самораспустились или влились в коалиции, другие же сохранились на зародышевом уровне. Однако в стране с разной степенью эффективности и результативности действовало несколько сравнительно крупных политических организаций, преимущественно национального и конфессионального направлений – это: на севере страны – курдские военизированные политические образования; на юге – шиитские повстанческие силы.

Воспользовавшись временным параличом центральной власти Ирака, они в течение короткого периода мобилизовались и перехватили инициативу в ряде провинций на севере и юге страны. Как заявили в начале 90-х годов курдские и шиитские оппозиционеры, «они предъявляют Багдаду обвинения не только и не столько по причине притеснений политического характера. Саддам Хусейн не хочет отда-вать часть властных функций регионам»1.

Поэтому политические задачи сторон (Центра и указанных пери-ферий) были кардинально противоположными и фактически исключали компромиссы по принципиальным вопросам. Оставался лишь один путь – бороться до победы либо режима С.Хусейна, либо противостоящих ему сил. Учитывая сравнительно мощный военный потенциал режима Багдада, иракская оппозиция единодушно соглашается с необходимо-стью вмешательства США или других внешних сил для свержения С. Хусейна и помощи оппозиционным движениям.

На севере ввиду ослабления поддержки местным правитель-ственным эмиссарам со стороны Багдада курдские оппозиционные организации и повстанческие отряды совместно с местными курдскими функционерами в первой половине 1991 г. установили свою полную власть не только над горными и сельскохозяйственными районами так называемого «курдского автономного района», но и над рядом крупных городов. На первых порах действия Демократической партии Курдистана (ДПК) Масуда Барзани (контролирует районы, прилегающие к Турции) и Патриотического союза Курдистана (ПСК) Дж. Талабани (контролирует сектор, граничащий с Ираном) были успешными, хотя и велись в разъедаемом противоречиями союзе. На своем пути к установлению контроля над Курдистаном они не встретили какого-либо серьезного со-противления.

Однако уже с лета 1991 года багдадский режим, оправившись от печальных итогов «кувейтской кампании», приступил к перегруппировке своих вооруженных сил. В октябре Багдад объявил военную и экономическую блокаду Курдистана.

С. Хусейн мобилизовал для этого военные контингенты численно-стью 100 тыс. чел., включая свои элитные формирования и воинские части, снятые с юга (пользуясь при этом тем, что американские войска прекратили военные действия и сняли угрозу их возобновления в этом регионе)2. Все эти силы были брошены на силовое подавление курдов. Началась кампания не только уничтожения повстанческих вооруженных отрядов, политических и административных образований, но и безжалостной расправы над мирным населением Курдистана.

Как показала действительность, хотя иракская армия потерпела жестокое поражение в операции «Буря в пустыне», у нее осталось достаточно сил, чтобы осуществить карательные акции внутри страны. Масштабы физического уничтожения курдов были колоссальными. По некоторым данным, всего с 1988 г. (когда возобновились военные операции Багдада против курдской оппозиции) правительственные войска убили 200 тыс. курдов и уничтожили 5 тыс. деревень3. Иракские курды оказались в ситуации серьезного подрыва нормального воспроизводства их генофонда.

Потому США, Англия, Франция и Турция взяли на себя ответ-ственность за выживание курдов, осуществив операцию «Утешение». Они определили зону, запретную для пребывания и ведения военных и полицейских операций иракской армии, установив здесь свое военное прикрытие. Затем запретили появляться самолетам Багдада в воздушном пространстве Курдистана (то есть прекратили бомбежки и обстрелы с воздуха иракской авиацией), организовали поставку про-довольствия, топлива, электроэнергии, наладили медицинское об-служивание. Таким образом, из-под контроля багдадских властей были выведены многие районы севера страны.

Это позволило курдскому повстанческому движению перегруппи-роваться. На территории, попавшей под контроль СБ ООН – НАТО (к северу от 36 градусов северной широты), курды приступили к восста-новлению своих поселений, а также административно-общинных и хо-зяйственных структур, возобновили посевы, занялись скотоводством.

Более того, обеспеченные гарантии иракских курдских районов от вмешательства Багдада в их жизнь позволили создать здесь емкий тыл для поддержки военных операций национально-освободительно-го курдского движения в восточных провинциях Турции. Анкара была весьма обеспокоена новым этапом развертывания борьбы турецких курдов за свой суверенитет, получавший подпитку военными средствами и силами с территории иракского Курдистана. Он же служил базой перегруппировки всех повстанческих сил как в Турции, так и в Ираке.

Поэтому, опираясь на договоренность с Багдадом и молчаливое безразличие со стороны Запада4, турецкие вооруженные силы с 20 марта 1995 года начали широкомасштабную карательную операцию как в пределах Турецкой Республики, так и на территории Республики Ирак. Турецкая армия численностью 35 тыс. человек вторглась в курдские районы Ирака по четырем направлениям. В операции были задействованы 450 танков и БТР, 40 самолетов и большое количество вертолетов. Войска углубились на территорию Ирака на 50 километров при ширине фронта в 380 км. Вопреки предварительным успокаивающим заверениям мировому сообществу со стороны Анкары, действия турецкой армии и авиации привели к большим жертвам среди мирного населения, а 15 тысяч курдов были вынуждены бежать из районов, подвергшихся турецким атакам5.

Режим С. Хусейна, внимательно следя за деяниями турецких войск в пограничных районах Ирака и «пережевывая» в средствах массовой информации возникшие проблемы международного права, по сути, приветствовал карательные действия турков против курдов (которые к тому же сопровождались извинениями и заверениями Анкары в отношении нарушения пограничного суверенитета Республики Ирак).

Совершенно иную позицию заняли через неделю после начала курдской акции Турции правительства ряда западноевропейских гос-ударств – они стали требовать немедленного прекращения военных действий и вывода турецких войск с территории Ирака. Среди этих стран были ФРГ, Италия, Нидерланды, Швеция, Норвегия. Озабоченность акцией Анкары была высказана и МИД Российской Федерации в заявлениях от 23 и 30 марта 1995 г.

Под давлением мирового общественного мнения, главным образом со стороны вышеназванных государств, 24 марта 1995 г. Генеральный секретарь ООН Бутрос Гали заявил в Нью-Йорке о необходимости немедленного вывода турецких войск с оккупированных территорий6. Анкара была вынуждена отозвать свой экспедиционный корпус7.

Однако власти Багдада посчитали акции Анкары на севере Ирака недостаточными для ликвидации угрозы со стороны оппозиции. Поэтому в 1996 году правительственные танковые подразделения ворвались в город Эрбиль, служивший оперативной базой врагов режима С. Хусейна, и сровняли его с землей, а так называемая «армия оппозиции» была полностью уничтожена8.

Несмотря на то, что иракские курды пережили две крупные военно-карательные акции со стороны Багдада и Анкары, ныне на севере Ирака фактически существует суверенное курдское государство с парламентом и армией. Данное обстоятельство обусловлено активным вмешательством США, которые вплоть до сегодняшнего дня продолжают поддерживать режим созданной на севере Ирака «запретной для полетов иракской авиации зоны». Представители иракской оппозиции периодически ведут переговоры в Вашингтоне (причем американский Конгресс выделил 97 млн. долл. на финансирование 7 главных оппозиционных режиму С. Хусейна групп). Пользуясь этим, американская администрация проводит активную деятельность по примирению противоборствующих курдских организаций ДПК и ПСК, по консолидации антисаддамовской оппозиции по линии Иракского национального конгресса (ИНК). В данной связи, с 8 по 12 февраля 2000 года, невзирая на протесты РИ Генеральному секретарю ООН Кофи Анану и председателю Совета Безопасности, «делегация госдепартамента США в сопровождении представителей МИД Турции находилась в иракском Курдистане и встречалась с лидерами ДНК и ПСК с целью продолжения процесса примирения между указанными организациями в соответствии с договоренностями, заключенными ими ранее в Вашингтоне и Анкаре»9. Эксперты считают, что территориальной целостности Ирака не существует. Идет эволюционный процесс раскола страны.

В перспективе не исключены новые рецидивы вооруженныхдей-ствий между иракской армией и курдскими военными подразделениями. Причем, следует отметить, вооруженные стычки случаются и между самими курдскими организациями. Так, в сентябре 2000 года на севере Ирака произошли столкновения между бойцами ПСК (Ирак) и повстанцами из Курдской рабочей партии (Турция), в которых погибло более 60 человек10. Таким образом, можно констатировать, что политическая и социальная ситуация в Курдистане, в том числе и в его иракской части, продолжает оставаться напряженной11.

В 90-е годы весьма обострилась политическая и военная ситуация на юге Республики Ирак – в провинциях компактного проживания шиитского арабского населения. Чрезвычайность опасности для баг-дадского режима была обусловлена следующим: 1) здесь находятся главные шиитские святыни ислама – Кербела и Неджеф (гробницы верховных шиитских имамов Али и Хусейна); 2) Исламская Республика Иран, где у власти стоит шиитское духовенство, отстаивает принцип установления конфессиональной социальной справедливости в Республике Ирак – чтобы представители шиитской общины, состав-ляющей большинство населения этой страны, стали основной поли-тической силой иракской государственности. В противном случае ши-итский юг будет вести борьбу вплоть до своего отделения против любого режима Багдада; 3) в Тегеране обосновался и с начала 80-х годов активно противостоит Багдаду Бакр аль-Хаким – духовный руководитель шиитской антибагдадской оппозиции, так называемого Высшего совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ)12; 4) шиитское движение стало одной из ведущих сил координационного Совета Иракского национального конгресса – политической оппозиции режиму С. Хусейна.

Повстанческое шиитское движение охватило многие районы юга Ирака: как сельские и заливные (между Тигром и Евфратом) земли так называемые «болотных арабов», так и ряд городов, включая такие ключевые, как Кербела и Неджеф13.

Иракская армия применяла здесь ту же тактику, как и в Курдистане – выполняла приказ о вооруженном подавлении любого сопротивления властям. Она не остановилась и перед обстрелом городов (вне разрушений остались комплексы святых гробниц имамов Али и Хусейна). В дальнейшем, воспользовавшись разрушениями одних и ветхостью других построек вокруг этих гробниц, глинобитные и малоэтажные кварталы были снесены и образовались пустыри для разбивки открытых парков и лужаек14.

После упорных боев в населенных пунктах, понимая бесперспек-тивность сопротивления превосходящим их регулярным войскам ре-жима, повстанцы ушли в болотистые отдаленные места иракского юга.

Но затем и эти районы были подвергнуты методическим бомбар-дировкам и обстрелам иракской армии. Жертвы среди мирногонасе-ления были весьма крупными. В отчаянии массы людей нелегально переходили на иранскую территорию и стали влачить там существо-вание обездоленных беженцев15.

Обращения оппозиционных иракских организаций16 к СБ ООН привели к вмешательству Запада в ситуацию в этом регионе Ирака: на 32 параллели был установлен кордон, южнее которого было запрещено залетать иракской авиации под угрозой уничтожения без предупреждений ее самолетов.

Однако Багдад не примирился с потерей своего контроля над южными провинциями и искал повода для возвращения туда своих войск. В июне 1993 г., используя учения своих танковых частей, Багдад снова провел плотную бомбардировку шиитских повстанческих районов, что повлекло новые многочисленные жертвы среди мирного населения. В ответ на эти действия иракской армии в октябре 1993 года США провели военные учения ВВС вблизи города Эль-Кук, расположенного у 32 параллели, то есть на северной границе «запретной зоны», определенной СБ ООН для режима С. Хусейна17.

Следует отметить еще один негативный для Багдада аспект: в связи со сложной политической обстановкой на юге страны Тегеран использовал проблему иракских беженцев, переходящих через иранскую границу, для усиления дипломатического давления на режим С. Хусейна с целью добиться от него уступок по кругу проблем двусторонних межгосударственных переговоров (в частности, в вопросах об иракских самолетах, перелетевших в Иран, о расчистке, судоходстве, границе по реке Шатт-эль-Араб и другим)18.

В свою очередь, режим С. Хусейна развернул широкую пропа-гандистскую кампанию, разоблачающую «террористическую деятель-ность врагов Ирака при активной поддержке США и аравийских реак-ционных монархий». В Багдаде, Кербеле и Неджефе были открыты фотовыставки, показывающие результаты агрессивного вмешательства США во внутренние дела суверенного Ирака. На них демонстрируются боевые действия сторон, разрушенные города, деревни, мосты, электростанции, фабрики и заводы, жертвы среди мирного населения, горы трофейного американского оружия и другие свидетельства колониального подавления Америкой независимости иракского народа. Вместе с тем через средства массовой информации Ирака народ призывают оказывать сопротивление американскому диктату: приводятся трагические данные о жертвах среди населения страны как результате навязанной США тотальной блокады суверенного и гордого иракского государства. Так, по иракским и международным данным, всего за 10 лет действия международных санкций в Ираке погибли около 1,5 млн. человек (из них три четверти составляют дети в возрасте до пяти лет). Основные причины гибели людей – недоедание, респираторные заболевания, диарея19. С другой стороны, вооруженные силы Ирака, по возможности, оказывают сопротивление действиям авиации США, которая, по данным иракского правительства, с 1991 года совершила более 190 тысяч вылетов на иракскую территорию. За период с декабря 1998 г. по сентябрь 2000 года, как заявил представитель сил ПВО РИ Ясин Джасем, иракцы сбили или поразили более 10 западных военных самолетов20.

Следует отметить, что еще в 1998 году Багдад, обвинив экспертов Комиссии ООН по наблюдению, контролю и инспекциям в шпионаже в пользу США, прекратил всякое сотрудничество с ними. В ответ авиация США и Великобритании в декабре 1998 года бомбардировала Багдад и другие объекты страны. Такие действия США значительно расширили в международном сообществе круг стран, выступающих за скорейшее снятие санкций Совета Безопасности с Ирака21.

Хотя в последние годы режим С. Хусейна переживает критический период, когда север и юг страны фактически отсечены от контроля Багдада, население страдает от внешней блокады, а ряд западных экспертов через мировые средства массовой информации даже предрекает развал Республики Ирак на три самостоятельные части, следует отметить, что дисциплина в подконтрольной Багдаду части страны между 32 и 36 параллелями весьма стабильна и нет видимой угрозы дестабилизации общественного порядка. Более того, заклю-ченное в мае 1996 г. соглашение «нефть за продовольствие» между ООН и Ираком позволяет теперь режиму несколько подправить свое финансовое и материальное положение – на уровне около 2,7 млрд. долл. в год из 4 млрд., разрешенных получить Ираку за экспорт его нефти (причем, в 2000 году в связи с резким ростом мировых цен на нефть доходы Ирака также возросли)22. Естественно, ООН старается контролировать распределение большей части этих средств на продовольствие и медикаменты для населения различных регионов страны, в том числе и для южных и северных провинций. Однако, и иракское правительство предпринимает усилия для направления не-которых поступлений нефтедолларов на укрепление своей государ-ственной машины, на военные и государственно-хозяйственные цели. Нельзя не отметить, что имели место серьезные нарушения амери-канскими компаниями взятых обязательств по поставкам соответ-ствующих грузов.

В этом отношении весьма важна позиция иностранных государств относительно сохранения целостности Республики Ирак. Какими бы ни были претензии к нынешнему руководству Багдада со стороны правящих кругов Кувейта, ИРИ, США, Саудовской Аравии, Турции, никто из них не оспаривает необходимость сохранения единого неделимого Ирака и об этом публично заявляет. Естественно, у каждого из названных государств имеются свои причины в поддержку такой точки зрения, и, помимо прочего, все они заинтересованы в сохранении статус-кво в отношении сложившихся межгосударственных границ и в обеспечении политической стабильности в регионе Персидского залива.

Таким образом, в заключение можно констатировать следующее: военное поражение режима С. Хусейна в войне за Кувейт немедленно вызвало восстания этническо-курдской на севере и шиитско-конфессиональной на юге политической оппозиции; жестокое их по-давление правительственными вооруженными силами; установление натовского «воздушного зонтика» и другого силового прикрытия регионов Республики Ирак к северу от 36-й и к югу от 32-й параллелей; действие в течение всех послевоенных лет жестокой международной экономической и политической блокады Ирака, санкционированной СБ ООН. Ныне перед руководством РИ и иракским обществом продолжают стоять проблемы выживания и отмены навязанной извне военной, экономиче-ской и политической «удавки».



Список источников и литературы

1 Джомхуриеислами, 25 06 1993.

2 Файненшл таймс. 8.12.1991.

3 Монд, 17.01.1992.

4 Премьер-министр Тансу Чилер предварительно по телефону переговорила с Биллом Клинтоном и другими главами западных государств. Она уверила их в острой необходимости данной акции и соблюдении турецкими вооруженными силами принципов ООН (Нью-Йорк таймс, 22.03.1995).

5 Фигаро, 28.03. 1995.

6 Нью-Йорк таймс, 25.03.1995; Фигаро, 25.03.1995.

7 Курдистан рапор. – 1995. – № 9. – С.35–38; Джомхурият (Турция), 1.04.1995.

8 Аль-Ахрамуикли, июль 1995.

9 Ас-Саура (Дамаск), 22.03. 2000, с. 19.

10 Халидж таймс (ОАЭ), 1.10.2000; Джомхурият (Турция), 21.09.2000).

11 Зурбаева-Хатоева П. Проблемы, касающиеся курдов. – Тбилиси, 2000. – С. 5.

12 Джомхуриеислами (Тегеран), 6.01.1983; 14.10.1991.

13 Кейхан, 12.05.1991; Араб таймс, 9.06.1991.

14 Халидж таймс, 12.11.1991; 4.10.1993.

15 Эттелаат, 27.06.1993; 13,08.1995.

16 Высший Совет исламской революции (ВСИР), возглавляемый Бакромаль-Хакимом, Иракский национальный Конгресс (ИНК) и другие (Аль-Ахрам. 15.11.1991; 2.10.1991; 3.07.1992).

17 Аль-Гумхурия (Каир), 1.11.1993.

18 Эттелаат, 29,06.1993; Аль-Джомхурия (Багдад), 27.06.1993; Аль-Ахрам. 22.08.2000.

19 Аль-Гумхурия, 22.08.2000.

20 Баболь (Багдад), 11.09.2000; Аль-Гумхурия, 12.09.2000.

21 Аль-Ахрам (Каир), 30.08.2000.

22 Финансовые известия, 24.05.1996.

Похожие работы: