Курсовая работа : Внутренняя и внешняя политика России в XVII веке 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Курсовая работа >> История


Внутренняя и внешняя политика России в XVII веке




КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему: «Внутренняя и внешняя политика России в XVII веке. Бунташный век»

Содержание

1. Характеристика развития России в начале XVII века

2. Внутренняя политика России в XVII века

3. Внешняя политика России в XVII веке

4. Бунташный век

Заключение

1. Характеристика развития России в начале XVII века

Глубочайший кризис, охвативший все сферы жизни русского общества начала XVII века вылился в полосу кровавых социально – политических конфликтов, борьбу за национальную независимость и национальное выживание. Резко изменились моральные и поведенческие стереотипы в связи с беспринципной борьбой за власть, сопровождаемой насилием, грабежами, движениями различных слоёв общества, иностранной интервенцией, что поставило Россию на грань национальной катастрофы.

Когда же разруха и разорения времён смуты были преодолены, сельское хозяйство постепенно начало восстанавливаться. А восстанавливать практически было нечего. В 14 уездах центра страны в 40-е годы распаханная земля составляла всего 42% ранее возделываемой, сократилось и число крестьянского населения, бежавшего от ужасов безвременья. Экономика восстанавливалась медленно в условиях сохранения традиционных форм ведения хозяйств, резко континентального климата и низкого плодородия почв в Нечерноземье – наиболее развитой части страны.

Ведущей отраслью экономики оставалось сельское хозяйство. Основными орудиями труда были соха, плуг, борона, серп. Трёхполье преобладало, но оставалась и подсека, особенно на севере страны. Сеяли рожь, пшеницу, овёс, ячмень, гречиху, горох, из технических культур – лён и коноплю. Урожайность составляла сам-3, на юге – сам-4. Хозяйство по-прежнему имело натуральный характер. В этих условиях рост объёмов производства достигался за счёт вовлечения в хозяйственный оборот новых земель: Черноземья, Среднего Поволжья, Сибири.

Происходит дальнейший рост феодальной земельной собственности. После бурных событий рубежа XVIXVII веков произошёл своеобразный передел земель внутри господствующего класса. В центральных районах практически исчезло землевладение черносошных крестьян. Дворянское землевладение широко проникло в Поволжье, а к концу XVII века- и в освоенные районы Дикого поля. Новым явлением по сравнению с предшествующим временем в развитии хозяйства было усиление его связи с рынком. Дворяне, бояре и особенно монастыри всё активнее включались в торговые операции и промысловую деятельность. Торговля хлебом, солью, рыбой, производство их на продажу вин, кож, извести, смолы, ремесленных изделий в ряде вотчин стали обычным делом.

В XVII столетии развитие мелкотоварного производства подготовило базу для появления мануфактур. Насчитывалось приблизительно 30 мануфактур. Первые казённые мануфактуры возникли ещё в 16 веке (Пушкарский двор, Монетный двор). А 17 веке металлургические заводы были построены на Урале и в районе Тулы, кожевенные предприятия- в Ярославле и Казани, Хамовный (текстильный) двор в Москве. Обычно первой мануфактурой считают Ницинский медеплавильный завод на Урале, построенный в 1631 г.

Поскольку в стране не было свободных рабочих рук, государство стало приписывать, а позднее (1721) разрешило покупать крестьян к заводам. Приписные крестьяне должны были свои подати государству отрабатывать на фабрике или заводе по определённым расценкам. Государство оказывало владельцам предприятий помощь землёй, лесом, деньгами. Мануфактуры, основанные при поддержке государства, получили позднее название «посессионных».

Возросли роль и значение купечества в жизни страны. Большое значение приобрели постоянно собиравшиеся ярмарки: Макарьевская близ Нижнего Новгорода, Свенская ярмарка в районе Брянска, Ирбитская в Сибири и другие, где купцы вели крупную по тем масштабам оптовую и розничную торговлю. На ряду с развитием внутренней торговли росла и внешняя. До середины века огромные выгоды из внешней торговли извлекали иностранные купцы, вывозившие из России лес, меха, пеньку, поташ и другое. Достаточно сказать, что английский флот был построен из русского леса, а канаты для его кораблей были сделаны из русской пеньки. Центром русской торговли с Западной Европой являлся Архангельск. Русское правительство поддерживало усиливающееся купечество. В 1667 г. был издан Новый Торговый устав, развивающий положение Торгового устава 1653 г. Новый повышал пошлины на иностранные товары. Иностранные купцы имели право вести оптовую торговлю только в пограничных торговых центрах.

В XVII веке значительно расширился обмен товарами между отдельными регионами страны, что говорило о начале складывания всероссийского рынка. Началось слияние отдельных земель в единую экономическую систему. Растущие экономические связи укрепляли политическое единство страны.

Основные направления развития страны в эту эпоху заключались:

  • в дальнейшем укреплении крепостного хозяйства и самодержавия, что привело к ряду социальных потрясений;

  • в завершении складывания средневековой православной цивилизации, достигшей своей зрелости и вступившей в стадию заката;

  • в формировании системы служилого государства;

  • в преодолении изоляции и обращении к западноевропейскому опыту.

3. Внутренняя политика России в XVII веке

11 июля 1613 г. первый русский царь из династии Романовых венчался на царство. Молодому и неопытному царю в условиях разорения страны требовалась поддержка. Земские соборы заседали почти беспрерывно первые десять лет правления. Поначалу решающую роль в управлении государством стали играть мать царя и его родственники с материнской стороны – бояре Салтыковы, пользовавшиеся уважением современников. В 1619 г. из польского плена возвратился после Деулинского перемирия отец Михаила. В Москве Филарет был провозглашён патриархом Московским и всея Руси и великим государем. До своей смерти в 1633 г. он, умный и властный политик, вместе с сыном правил страной.

Главной задачей, стоявшей перед Россией, было восстановление разрушенной экономики страны, внутреннего порядка и стабильности. Михаил Фёдорович (1613–1645) пошёл по пути закрепления крестьян за их владельцами. В 1619 г. был снова объявлен пятилетний, а в 1637 г. – девятилетний сыск беглых. В 1642 г. вновь был издан указ о десятилетнем сроке сыска беглых и пятнадцатилетнем сыске вывезенных насильно крестьян.

Завершилось складывание социальной структуры российского общества, а Соборное Уложение 1649 г. юридически закрепило его сословную организацию. В основе деления лежали формальные различия в обязанностях сословий по отношению к государству.

К первой категории относились служилые люди, находившиеся на «государственной службе» и получившие земельные и денежные оклады. Они, в свою очередь, подразделялись на служилых «по отечеству» и служилых «по прибору». К служилым по статусу были близки освобождённые от посадского тягла купеческие корпорации гостей, Гостиной и Суконной сотен. Основную массу населения составляли тяглые люди (» несущие тягло», т.е. налоги в пользу государства) – посадское население и крестьянство. Третью группу составляли холопы.

В середине века начались реформы Русской православной церкви, повлёкшие за собой ряд серьёзных изменений в политической и духовной жизни русского общества.

Низкий уровень профессиональной подготовки духовенства, его пороки, разночтение в священных книгах и различия в обрядах, искажение некоторых церковных служб подрывали авторитет церкви. Для восстановления её влияния в обществе требовалось навести порядок, унифицировать обряды и священные книги согласно единому образцу.

В конце 1640-х годов в Москве возник Кружок ревнителей древнего благочестия, объединившихся людей, обеспокоенных как положением дел в церкви, так и проникновением светских начал в духовную жизнь общества.

После избрания Никона патриархом, реформа начала проводиться в жизнь. В 1653 г. он разослал по всем московским церквам «память» (циркуляр) о замене крестного знамени с двуперстного на троеперстное. Против ослушников с благословения царя он развязал репрессии. Непримиримость Никона, поспешность и насильственные методы проведения реформы вызвали глубокий протест населения и стали одним из факторов раскола Русской православной церкви.

Было произведено изменение церковных обрядов и богослужебных книг в соответствии с новейшими греческими образцами. Произошла реформа церковно – славянского языка, изменилась лексика, грамматика, ударения.

В итоге деятельность Никона и его поражение ослабили Русскую православную церковь, стали предлогом ликвидации патриаршества. Одним из духовных последствий реформы и раскола стала деформация идеи «Москва – третий Рим».

Как и преобразования в других сферах жизни, церковная реформа XVII века отличалась непоследовательностью, непродуманностью и привела к неожиданным и противоречивым результатам.

3. Внешняя политика России в XVII веке

Задачи внешней политики. К середине XVII века Россия, восстановив экономику, могла сосредоточить внимание на решении задач внешней политики. На северо-западе первоочередной заботой было возвращение выхода к Балтийскому морю. На западе стояла задача возвратить потерянные в период польско-литовской интервенции Смоленские, Черниговские и Новгород-северские земли. Решение этой проблемы обострилось в связи с борьбой украинского и белорусского народов за воссоединение с Россией. На юге России постоянно приходилось отражать непрекращающиеся набеги крымского хана – вассала могущественной Турции.

Но существовали препятствия решению внешнеполитических задач:

  • экономическая и военная отсталость России;

  • зависимость от импорта оружия;

  • дипломатическая и культурная изоляция России.

  1. Смоленская война (1632–1634). В 1632 г., воспользовавшись международной обстановкой, а также питая надежды на то, что после смерти Сигизмунда III в Речи Посполитой начнётся внутренняя усобица, Россия, плохо рассчитав свои силы, начала войну за пересмотр Деулинских соглашений.

Смоленская война из-за дипломатических промахов, медлительности русских войск во главе с боярином М.Б. Шеиным, а главное – слабости армии, составленном из служилых людей, закончилась подписанием в июле 1634 г. Поляновского мира. По нему Польше возвращались города, захваченные русскими на начальном этапе войны, но Владислав отказывался от своих претензий на русский престол.

Украинская Рада в Переяславле в январе 1654 г. приняла решение о присоединении Украины к России, предоставлявшую ей значительную самостоятельность.

  1. Русско-польская война 1654–1667 гг. и русско-шведская война 1656–1658 гг. Речь Посполитая не признала воссоединения Украиныс Россией. Русско-польская война стала неизбежной. Война ознаменовалась успехом русских и украинских войск. Русские войска заняли Смоленск, Белоруссию, Литву; Богдан Хмельницкий – Люблин, ряд городов в Галиции и на Волыни.

Воспользовавшись неудачами Польши, Швеция открыла против неё военные действия. Шведы взяли Варшаву и Краков. Польша стояла на краю гибели. В условиях бескоролевья после смерти короля Яна-Казимира, Алексей Михайлович, рассчитывая на королевский престол, объявил войну Швеции. Было заключено русско-польское перемирие. Русские войска взяли Динабург, Дерпт, осадили Ригу, нанесли поражение шведам под Гдовом(1657). Однако, все успехи России были перечёркнуты изменой украинского гетмана И. Выговского, сменившего умершего в 1657 г. Б. Хмельницкого. И. Выговский пошёл на секретный союз с Польшей против России.

В 1658 г. было заключено русско-шведское перемирие на три года, а в 1661 г. – Кардисский мир. Россия возвращала завоёванные в ходе войны территории. Балтика оставалась за Швецией. Проблема выхода к Балтийскому миру оставалась первоочерёдной, важнейшей задачей внешней политики.

  1. Русско-турецкая война 1677–1681 гг. Воссоединение с Россией части Украины вызвало противодействие Крымского ханства и стоявшей за его спиной Османской империи, которые и развязали против России войну. Русско-украинским войскам в 1677 г. удалось отстоять стратегически важную крепость Чигирин, осаждённую превосходящими силами противника. Упорное сопротивление России заставило ослабевшую к этому времени Порту подписать в 1681 г. в Бахчисарае 20-летнее перемирие с Россией, по которому признавались её приобретения, а земли между Днепром и Бугом объявлялись нейтральными.

Менее напряжённо для страны происходило продвижение на восток. В течение XVII века русские землепроходцы продвинулись от Западной Сибири до берегов Тихого океана. По мере продвижения они создавали опорные пункты: Красноярский острог, Братский острог, Иркутское зимовье и т.д. С местного населения, вошедшего в состав России, собирали ясак – налог пушниной.

Одновременно началась крестьянская колонизация пахотных земель Южной Сибири. К концу XVII века русское население региона составляло 150 тыс. человек.

5. Бунташный век

XVII в. запомнился современникам ещё и как «бунташный» век. Этот век начался с восстания Хлопка и войны под предводительством Ивана Болотникова и завершился стрелецкими волнениями. Народные волнения охватывали огромные территории, а во время городских бунтов восставшие становились хозяевами столицы. Однако бунтовщики не имели продуманного плана действий, часто преследовали узкосословные интересы, были разобщены и недисциплинированы Общей чертой. народных волнений XVII в. являлись ярко выраженные царистские иллюзии. Взбунтовавшиеся за редким исключением не помышляли о действиях против царской особы, и уж тем более против самого института монархии. Их гнев был направлен против бояр, думных людей, воевод, а у самодержца, наоборот, искали защиты против «изменников». К царю обращались с челобитными, просили его наказать корыстных людей и поставить вместо них честных слуг.

Соляной бунт 1648 г.

«Соляной бунт» получил такое название, потому что поводом для него послужило недовольство налогом на соль. Этому событию предшествовал общий кризис системы налогообложения. Между тем в городах бок о бок с тяглым посадским населением жили ремесленники и торговцы из белых слобод, называвшихся так потому, что они были обелены, или освобождены от тягло. Белые слободы принадлежали крупным духовным и светским феодалам. Население белых слобод являлось зависимым от своих феодалов, но его материальное положение было лучшим, чем у свободных людей. Отсюда наблюдалось стремление посадских обменять свою тяжелую свободу на сравнительно легкую зависимость путем закабаления за сильными вельможами. Дошло до того, что в некоторых городах население белых слобод сравнялось с населением посадов. Таким образом подати выплачивало все меньше и меньше налогоплательщиков, а тягло, падавшее на каждого из них, естественно, возрастало. Вскоре властям стало очевидной бессмысленность дальнейшего увеличение прямых налогов ввиду сокращения и подрыва платежеспособности тяглого населения. Официальные документы того времени откровенно признают, что сбор стрелецких и ямских денег шел крайне неровно из-за массового уклонения посадских людей: «иные и не платят, потому что ни в разряде в списках, ни в писцовых книгах имен их нет, и живут все в уезде в избылых». Назарий Чистой, бывший гость, ставший думным дьяком, предложил по примеру западноевропейских стран сделать основной упор на косвенные налоги. В 1646 г. некоторые из прямых налогов были отменены, а вместо этого вчетверо повышена пошлина на соль – с пяти копеек до двух гривен с пуда. Поскольку продажа соли являлась государственной монополией, Чистой уверял, что соляной налог обогатит казну. На деле вышло обратное, так как покупатели до предела сократили потребление соли. Более того, соляной налог привел к непредсказуемым последствиям. На Волге из-за дороговизны соли гнили тысячи пудов рыбы, которой простой народ питался во время поста. В начале 1648 г. неудачный налог был отменен, но при этом от тяглых людей потребовали внести старые подати за три года подряд. Недовольство народа усиливалось злоупотреблениями царских приближенных: воспитателя царя боярина Морозова, царского тестя князя И.Д. Милославского, окольничего Л.С. Плещеева, начальника Пушкарского приказа Траханиотова. Вспышка стихийного недовольства произошла в начале лета 1648 г. Простое население Москвы несколько раз пыталось подать челобитную на царских приближенных, однако челобитные не принимались, что подвигло недовольных на более решительные действия. 25 мая 1648 г., когда царь Алексей Михайлович возвращался с богомолья, толпа остановила его экипаж и потребовала отставить Л.С. Плещеева. Царь обещал, и народ уже стал расходиться, как вдруг несколько придворных из числа сторонников Плещеева ударили несколько человек нагайками. Рассвирепевшая толпа обрушила на них град камней и ворвалась в Кремль. Чтобы остановить мятеж, Плещеев был выдан на казнь, но толпа вырвала его из рук палача и убила. Бежавшего Траханиотова поймали и казнили. Когда убивали дьяка Назария Чистого, толпа приговаривала: «Вот тебе, изменник, за соль». Был разграблен дом гостя Шорина, которого обвиняли в повышении цены на соль. В довершение несчастий в Москве начался страшный пожар. Стрельцы, которым долго задерживали жалованием, перешли на сторону восставших, что придало бунту особенный размах. Верным правительству остался лишь отряд служивых иностранцев, двинувшийся на защиту царского дворца с распущенными знаменами и барабанным боем. Под прикрытием немцев начались переговоры со взбунтовавшимися. Большинство приближенных, чьи головы требовала толпа, были выданы на расправу. Царь объявил народу, что жалеет о бесчинствах Плещеева и Траханиотова. С большим трудом удалось спасти боярина Морозова. Морозова отправили в безопасное место, в почетную ссылку в Кириллов – Белозерский монастырь, причем царю пришлось дать обещание, что он никогда не возвратит боярина в Москву. Царь приказал угостить стрельцов вином и медом, им было выдано повышенное жалование. Царский тесть Милославский зазвал на пир выборных от черных сотен и угощал их несколько дней сряду. Были заменены судьи во всех важнейших приказах. По царскому указу были освобождены от правежа недоимщики. Алексей Михайлович обещал также понизить цену на соль. Вслед за Москвой волнения произошли в Козлове, Владимире, Ельце, Болхове, Чугуеве. Главным последствием городских восстаний стала посадская реформа и принятие Соборного Уложения 1649 г.

Восстания в Пскове и Новгороде 1650 г.

Менее чем через год после принятия Соборного Уложения вспыхнули волнения в Пскове и Новгороде, двух городах, в которых еще не угас вечевой дух. Поводом к волнениям послужило известие об отправки хлеба в Швецию в счет погашения долгов правительства. «Молодшие люди» Пскова, то есть городская беднотобратились к властям с просьбой не отправлять хлеб, так как городу грозил голод. Получив отказ 28 февраля 1650 г., псковичи вышли из повиновения. Был захвачен шведский агент, воевода Собакин потерял власть над городом. Своими предводителями псковичи выбрали триумвират из площадного подьячего Томилку Васильева и стрельцов Порфирия Козу и Иова Копыто.

Через две недели волнения перекинулись в Новгород, причем новгородцы действовали примерно по той же схеме. Был захвачен датский посланник. Воевода князь Хилков и митрополит Никон пытались подавить волнения силой, но стрелецкие головы и дети боярские не могли ничего сделать с восставшими. Предводителем новгородцев стал освобожденный из тюрьмы митрополичий приказной Иван Жеглов. В земской избе заседало правительство в составе Жеглова, сапожника Елисея Григорьева по прозвищу Лисица, стрелецкого пятидесятника Киршы Дьяволова и других. Но это выборное правительство не сумело организовать оборону Новгорода. Думали отправить послов в Псков, чтобы обоим городам стоять заодно, но эти планы не были исполнены, и дело ограничилось тем, что в Москву была отправлена челобитная с заверениями в верности новгородцев, наказавших изменников. Среди самих восставших очень быстро начались колебания. Зажиточная часть горожан опасалась повторение новгородского погрома восьмидесятилетней давности, а дворяне отказались приложить руки к записи, что им с мирскими людьми стоять заодно. Между тем для усмирения Новгорода был направлен отряд ратных людей во главе с князем И.Н. Хованским. Надежды на челобитную не оправдались, царь Алексей Михайлович потребовал выдать зачинщиков, грозя в противном случае прислать воевод с многими ратными людьми. С красноречивыми увещеванием выступал митрополит Никон, на его сторону встала зажиточная часть новгородцев. В результате в середине апреля князь Хованский был впущен в город, а из Москвы пришел приговор: казнить смертью Жеглова и Елисея Лисицу, а других зачинщиков бить кнутом нещадно и сослать в Астрахань на вечное житье. Младший брат Новгорода Великого – Псков оказал более ожесточенное сопротивление. Восставшие силой взяли у воеводы свинец, порох и ключи от города. Окольничий Ф.Ф. Волконский, приехавший в Псков для розыска, сам был схвачен, допрошен и едва избежал казни. Князя Хованского, который после покорения Новгорода осадил со своим отрядом Псков, встретили стрельбою из пушек и пищалей. Характерно, что при этом восставшие продолжали надеяться на царя, не верили отрицательном ответу на свою челобитную (даже пытали одного из вернувшихся из Москвы челобитчиков, добиваясь признания, что он привез фальшивую грамоту). Ходили слухи, что Алексей Михайлович бежал в Польшу и скоро придет на выручку Пскову с донскими и запорожскими казаками. Военные действия продолжались несколько месяцев, и князь Хованский никак не мог взять хорошо укрепленный город. Более того, к Пскову присоединился Гдов и Изборск. Восставшие, зная о расправе над новгородцами, отказывались покориться В конце июля 1650 г. в Москве был созван Земский собор, на рассмотрение которого был предложен вопрос о псковских делах. Ответа выборных людей не сохранилось, но царский указ, принятый сразу после собора, не требовал выдачи заводчиков и обещал псковичам, что в случае изъявления ими покорности ратные люди сразу отступят от Пскова, тотчас после собора призваны были черных сотен соцкие в Посольский приказ и говорено им, чтоб извещали государю про всяких людей, которые станут воровские речи говорить или в народе вмещать. Очевидно, неспокойная обстановка в самой Москве и других городах заставляла воздержаться от применения силы. Власти сделали ставку на привлечение зажиточной части горожан, и действительно, лучшие люди» Пскова уговорили своих сограждан целовать крест государю. С большим трудом псковичей удалось привести к присяге, а затем, несмотря на все сделанные до этого заверения, началась расправа над зачинщиками. Они были схвачены «лучшими людьми» и отправлены в Новгород, где их посадили в тюрьму в оковах.

Медный бунт 1662 г.

Если «соляной бунт» был порожден кризисом налогообложения, то причиной «медного бунта» стал кризис денежной системы. В Московском государстве в ту пору не было собственных золотых и серебряных рудников, и драгоценные металлы привозили из-за границы. На Денежном дворе из серебряных иоахимсталеров, или, как их называли на Руси – «ефимков» чеканили русскую монету: копейки, деньги – полукопейки и полушки – четверти копеек. Затяжная война с Польшей из-за Украины потребовала огромных расходов, в связи с чем по совету А.Л. Ордин-Нащокина начался выпуск медных денег по цене серебряных. Как и в случае с налогом на соль, результат оказался прямо противоположным задуманному. Несмотря на строгий царский указ, никто не хотел принимать медь, а крестьяне, с которыми расплачивались, медными полтинами и алтынами, «худыми и неровными», прекратили подвоз в города сельскохозяйственных продуктов, что привело к голоду. Полтины и алтыны пришлось изъять из оборота и перечеканить в копейки. Мелкая медная монета поначалу действительно имела хождение наравне с серебряными копейками. Однако правительство не сумело избежать соблазна легким способом пополнить казну и безмерно увеличило выпуск ничем не обеспеченных медных денег, которые чеканились в Москве, Новгороде и Пскове. При этом, выплачивая жалование служилым людям медными деньгами, правительство требовало уплаты налогов («пятой деньги») серебром. Вскоре медные деньги обесценились, за 1 рубль серебром давали 17 рублей медью. И хотя строгий царский указ запрещал поднимать цены, все товары резко подорожали.

Большой размах получило фальшивомонетничество. По Соборному Уложению 1649 г. за подделку монеты преступникам заливали горло расплавленным металлом, но угроза ужасной казни никого не останавливала, и поток «воровских денег» наводнил государство. Розыск привел к мастерам, работавшим на Денежном дворе, «потому что до того времяни, как еще медныx денег не было, и в то время жили они не богатым обычаем, a при медных денгах испоставили себе дворы, каменные и деревяные, и платье себе и женам поделали з боярского обычая, такъже и в рядех всякие товары и сосуды серебряные и сьестные запасы почали покупать дорогою ценою, не жалея денег». В подделке монеты были замешены верные головы и целовальники, приставленные к Денежному двору для контроля за чеканкой монеты. Они были из гостей и торговцев, «людей честных и пожиточных». Как всегда, пострадали рядовые исполнители – их казнили, им отрубали руки и персты и ссылали в дальние города. Богачи откупились от наказания, давая «посулы болшие боярину, царскому тестю, Илье Даниловичю Милославскому, да думному дворянину Матюшкину, за которым была прежнего царя царицына родная сестра, да дьяком, а в городех посулы ж воеводам и приказным людем; и они, для тех посулов, тем вором помогали и из бед избавливали». Простой народ был возмущен безнаказанностью бояр. 25 июля 1662 г. на Лубянке были обнаружены листы с обвинениями в адрес князя И.Д. Милославского, нескольких членов Боярской думы и богатого гостя Василия Шорина. Их обвиняли в тайных сношениях с Польшей, что не имело под собой никакого основания. Но недовольным людям нужен был повод. Показательно, что объектом всеобщей ненависти стали те же самые люди, которых обвиняли в злоупотреблениях во время «соляного бунта», и точно так же, как четырнадцать лет тому назад, толпа напала и разгромила дом гостя Шорина, собиравшего пятую деньгу во всем государстве. Несколько тысяч человек отправились к царю Алексею Михайловичу, находившемуся в своем загородном дворце в селе Коломенском. Царь был вынужден выйти к народу, и перед церковью разыгралась сцена, являвшаяся нарушением всех правил придворного этикета. А когда Алексей Михайлович дал слово расследовать дело, один из толпы бил с царем всея Руси по рукам. Толпа отправилась восвояси, но этому дню не суждено было кончиться мирно.

Навстречу из Москвы валила еще одна многотысячная толпа, настроенная гораздо воинственнее. Мелкие торговцы, мясники, хлебники, пирожники, деревенские люди вновь окружили царя Алексея Михайловича и на сей раз уже не просили, а требовали выдать ей изменников на расправу, угрожая «будет он добром им тех бояр не отдаст, и они у него учнут имать сами, по своему обычаю». Однако, в Коломенском уже появились стрельцы и солдаты, отправленные боярами на выручку. Поэтому, когда Алексею Михайловичу стали угрожать, он возвысил голос и велел стольникам, стряпчим, жильцам и стрельцам рубить мятежников. Безоружную толпу загнали в реку, более семи тысяч человек были перебиты и захвачены. Розыск в связи с «медным бунтом» не имел прецедентов. Всех грамотных москвичей заставили дать образцы своего почерка, чтобы сличить их с «воровскими листами», послужившими сигналом для возмущения. Впрочем, зачинщиков так и не нашли. «Медный бунт» был выступлением городских низов. В нем приняли участие ремесленники, мясники, пирожники, крестьяне пригородных сел. Из гостей и торговых людей «к тем ворам не пристал ни один человек, еще на тех воров и помогали, и от царя им было похваление». Несмотря на беспощадное подавление бунта, он не прошел бесследно. В 1663 г. по царскому указу медного дела дворы в Новгороде и Пскове были закрыты, а в Москве была возобновлена чеканка серебряной монеты. Жалование всяких чинов служилым людям опять стали выплачивать серебряными деньгами. Медные деньги изъяли из обращения, частным лицам было велено их переплавить на котлы или приносить в казну где за каждый сданный рубль платили 10, а позже еще меньше – 2 деньги серебром.

Движение под предводительством С. Разина

«Соляной» и «медный» бунты ограничились пределами столицы. Гораздо больший размах имели народные волнения начала 70 х годов, начавшиеся с казачьих районов.

В XVII в. отношения Московского государства с казачеством, в частности с Донским казачеством, было весьма неоднозначным. Исторически казачество сформировалось из людей, выбравших свободу, из тех, кто ушел на окраину государства от цепких рук воевод и подьячих. Там, в степи, кончалась власть помещиков и вотчинников над беглыми крепостными. «С Дону выдачи нет» – таков был казачий закон, с которым были вынуждены считаться московские власти. Неудивительно, что казачество являлось неспокойным элементом, всегда готовым взволноваться. Достаточно вспомнить участие казачьих отрядов в Смуте начала века, когда атаманы Заруцкий и Трубецкой решали судьбы страны. С другой стороны, правительство, опасаясь казаков, как людей, склонных к мятежам и бунтам, вместе с тем использовало их как военную силу, прикрывавшую южные рубежи государства. Для этих целей казаков снабжали хлебом, порохом и другими боеприпасами, и время от времени «жаловали № их из Москвы сукном или деньгами. Таким образом, часть казачества постепенно стала включаться в круг служилых людей «по прибору», теряя традиционную враждебность к властям.

Одновременно возрастала неоднородность самого казачества. Социальное расслоение на Дону привела к появлению так называемого «домовитого» казачества, как правило из старожилов, оседлых и наживших имущество. В руках «домовитых» была власть на Дону, из них выбирали наказных атаманов, они играли главенствующую роль при обсуждении дел в казачьем «кругу». Антагонистами домовитой верхушки были» голутвенные» казаки, или голытьба, чаще всего из пришлых, недавно появившихся на Дону гулящих людей. Им, поскольку они ничего не имели, нечего было и терять, а потому в их среде всегда находил горячий отклик призыв к разбою и грабежу. Кроме того, среди голутвенных было много беглых крестьян и холопов, бродяг, попробовавших и батогов и кнута, насидевшихся в темницах и люто ненавидевших бояр, дворян, воевод и приказных людей. Точно так же, как во время городских восстаний «лучшие» посадские люди не поддерживали «молодших» – городские низы, так и на Дону «домовитое» казачество было против смуты и при первом же удобном случае переходило на сторону царских властей и выдавало зачинщиков из голытьбы.

Обычно голутвенные, голые подчас в прямом смысле этого слова, казаки добывали себе «зипуны» в военных набегах на татарские и турецкие владения. На ладьях они проскальзывали по Дону в Черное море и разоряли прибрежные поселение. Такие набеги на басурман Москва поощряла, по крайней мере неофициально, даже в те годы, когда с Крымским ханством и Османской империей был мир. Но в 60 е годы турки возвели в низовьях Дона две мощные сторожевые башни – «Оплот Ислама» и перегородили реку цепями. Выход в море был заперт, и голутвенным поневоле пришлось искать добычи в других местах. С этого момента воеводы все чаще стали сообщать о появлении в русских уездах шаек «воровских людей». Иной раз такие набеги были удачными для казаков. Так, в 1666 г. атаман Василий Ус с отрядом из пятисот человек дошел до Тулы, пограбил окрестности и безнаказанным вернулся назад. Впоследствии атаман Ус стал одним из сподвижников Стеньки Разина.

Вождь восстания Степан Тимофеевич Разин был из коренных донских казаков из станицы Зимовейской (сто лет спустя в той же станице родился Емельян Пугачев). Надо отметить, что о жизни Разина сохранились лишь отрывочные сведения, например, известно, что в 1661 г. он по поручению Войска Донского участвовал в переговорах с калмыками и в том же году побывал на далеком севере, совершив паломничество на Соловецкие острова. Уже по одному этому можно судить, что он легким на подъем и дальних странствий не боялся. Все остальное за отсутствием реальных фактов из биографии Разина домыслила народная фантазия. Люди, лишенные крова, зачастую голодные, готовые на всякий бунт и разбой, нашли в нем своего «батюшку».

Весной 1667 г., собрав вокруг себя несколько сот голытьбы, Разин отправился за добычей на Волгу. Ватага засела в засаду около Камышина (в народе эти места получили названия «бугров Стеньки Разина» и напали на большой караван судов, среди которых были царские и патриаршие. Был разграблен струг богача Шорина с казенным хлебом, освобождены ссыльные, которых везли закованными в цепи. Начальные люди были зарублены или повешены. В результате почти все ярыжки и стрельцы присоединились к казакам.

Начав свой поход всего на четырех стругах, разинцы теперь плыли грозной флотилией из тридцати пяти судах. Их уже насчитывалось около двух тысяч человек. Стенька был атаманом; есаулом у него – Ивашка Черноярец. Флотилия спустилась вниз по Волге, выплыла в Каспийское море и вдоль побережья подошла к устью Яика. Взяв хитростью Яицкий городок, казаки по приказу Разина расправились со стрелецким головой Яцыном и теми, кто не захотел к ним примкнуть – более ста семидесяти человек были выведены к глубокой яме, зарублены и брошены вниз.

Каспийская экспедиция Разина не выходила за рамки казачьего «похода за зипунами». Обычно казакам либо было суждено сложить буйные головы в чужих землях, либо вернуться домой с богатой добычей, где их ждал теплый прием. Удачливым атаманам многое сходило с рук, и они, несмотря на совершенные преступления против власти, часто получали полное прощение и брались на государеву службу. Таким способом, начиная еще со времен Ермака Тимофеевича, Московское царство расширяло свои пределы и осваивало новые территории. В случае с Разиным все шло по накатанной колее. Встревоженным персидским властям сообщили, что в шахских владениях промышляют воровские люди, к действиям которых Москва не причастна. Одновременно с этим астраханский воевода князь С.И. Львов вступил с Разиным в переговоры, обещая полное прощение. Разин принял это предложение и вернулся из персидских владений в Астрахань. 25 августа в

приказной избе Разин положил перед воеводой бунчук и знамена, сдал пленных и бил челом, чтоб великий государь велел отпустить их на Дон. В Москву от казаков были отравлены выборные, повинившиеся, что на воровство пошли от великой скудости без ведома войскового атамана Корнила Яковлева. По царскому указу им были выговорены вины и объявлено, что великий государь по своему милосердому рассмотрению их простил и пожаловал, вместо смерти велел дать им животы.

Однако покорность Разина была притворной. Никакие договоренности с астраханскими властями он выполнять не желал. Половину пушек, захваченных в каспийском походе, он оставил при себе, за пленных потребовал выкуп и отказался вернуть даже подарки шаха царю, которые захватил у персидского купца. Власти опасались, что к казакам примкнут их собственные стрельцы, видевшие в Разине героя. Атаман и его ватага широко гуляли в городе. Во время одной из таких гулянок Стенька, как гласит народная легенда, принес Волге Матушке благодарственную жертву за удачный поход – бросив в воду ханскую дочь. Голутвенные, разбогатевшие от дуванов, щеголяли в бархатных кафтанах, сорили деньгами и показывали на зависть всем, в первую очередь стрельцам, все прелести вольной жизни. Власти не смели их тронуть.

В сентябре 1669 г. Разин со своей ватагой покинул Астрахань. Появившись на Дону, разинцы решили зазимовать в земляном городке около Кагальника.

Казачий Дон разделился. В Черкасске сидел войсковой атаман Корнила Яковлев с старшиной, в Кагальницком городке – атаман Степан Разин, чья слава гремела по всему Дону. Весною 1670 г. в Черкасск прибыл жилец Герасим Евдокимов с царской грамотой. Казацкая старшина приняла его хорошо, созвали круг, огласили грамоту и ударили челом на милостивые государевы слова. Но тут на круг явился Разин с голутвенными и царского посланца кинули в Дон.

Расправа над царским посланцем была решительным и бесповоротным разрывом с властью. Движение, начавшееся с похода за зипунами, постепенно принимало социальный характер. В Кагальницкий городок стекались голутвенные, и не только донские казаки, но и беглые крестьяне и гулящие люди со всех краев. О политической программе Разина судить трудно, да он и не имел четко продуманного плана. Разин говорил, что выступает против бояр и начальных людей, но при этом всегда подчеркивал, что стоит за царя. Казаки разделяли наивные царистские убеждения, характерные для всех народных движений XVII–XVIII вв., и видели в царе защитника своих интересов, окруженного изменниками-боярами и богатеями. Сам Разин распространял слухи, что с ним якобы находятся «Нечай-царевич» – недавно умерший царевич Алексей, сын царя Алексея Михайловича, и опальный патриарх Никон. Разин мечтал о распространении казачьих порядков на всю Русь. Его войско было разделено на сотни и десятки; над сотнею начальствовал сотник, над десятком – десятский. И такое же устройство с казацким кругом и выборными атаманами разинцы вводили в захваченных ими городах.

Силы Разина увеличились до семи тысяч человек, к нему присоединился известный атаман Василий Ус со своей ватагой. В апреле 1670 г. Разин объявил, что выступает в поход на Царицын. По Волге двинулись струги с разинцами, а среди них два струга, один крытый красным бархатом – с «Нечай-царевичем», другой, крытый черным бархатом – с «патриархом Никоном». А войску Разина предшествовали» прелестные письма» от имени атамана, а иногда от имени «царевича» или» патриарха». В этих письмах содержался призыв истреблять бояр, воевод, приказных людей и прочих «мирских кровопийцев».

Войско Разина осадило Царицын. Многие из горожан тайно сочувствовали казакам. Атаман Ус договорился с несколькими жителями, чтобы они отбили замки на воротах. 13 апреля ворота распахнулись и казаки вошли в Царицын. Воевода Тургенев с десятком московских стрельцов заперся в башне, но после горячего боя был взят в плен, приведен на веревке к реке и утоплен. С той же легкостью, пользуясь поддержкой простого народа, Разину удавалось брать другие города. Из Астрахани против него были направлены свыше трех тысяч стрельцов. Но эта грозная сила была такой лишь по виду. Когда оба войска встретились у Черного Яра, стрельцы восторженно приветствовали «батюшку Степана Тимофеевича» и начали вязать своих начальных людей. Путь на Астрахань был открыт. Город представлял собой сильную крепость, но 24 июня во время штурма астраханцы, хорошо помнившие Разина, поддержали его и первыми бросились бить дворян, сотников, боярских людей и пушкарей.

Астрахань оказалась в руках разинцев. По приказу Разина воевода Прозоровский был сброшен с раската на землю, других начальных людей рубили саблями и бердышами и валили без разбору в братскую могилу, стоявший у могилы монах насчитал 441 труп. Документы астраханского воеводского управления были сожжены, и Разин хвалился, что сожжет все дела и в Москве, вверху, т.е. во дворце государевом. Город был разделен на сотни, появились сотники и есаулы, зашумел круг, напоминавший старинное вече. Казацкое управление Астрахани возглавили Василий Ус и Федор Шелудяка.

В конце августа Разин на двухстах стругах отправился вверх по реке. Со стратегической точки зрения длительное пребывание Разина было ошибкой, позволившей властям подтянуть военные силы. И хотя с прежней легкостью были взяты Саратов и Самара, в Симбирске казаки встретили упорное сопротивление. Осада Симбирска началась 4 сентября. Разин, имея связь со своими сторонниками в городе, приступил именно к тем пряслам стены, где стояли симбирцы, а те, постреляв для виду пыжами, впустили казаков в острог и сами бросились рубить боярских людей. Однако симбирский воевода князь И.Б. Милославский, засев в малом городке вместе со стрелецкими головами, солдатами и иными служилыми людьми, отбил один за другим четыре штурма. В начале октября окольничий князь Ю.Н. Борятинский подошел к Симбирску с конными полками и нанес поражение Разину. Атаман, получив две раны, вынужден был оставить основное войско у стен не взятого им города и с немногими казаками уйти на Дон. Участь оставшихся под Симбирском была печальной. Воеводы подожгли острог, зажали восставших в клещи и почти всех перебили и перетопили.

На этом участие Степана Разина в народном движении, получившим его имя, было окончено. Разбитый и раненый атаман укрылся в Кагальницком городке и больше не предпринимал никаких решительных действий. Но движение продолжалось и ширилось без своего предводителя. Восстание пылало на всем пространстве от Волги до Оки. Атаманы Разина брали города и уезды. Максим Осипов, выдававший себя за царевича Алексея, овладел Алатырем и Козмодемьянском, атаман Михаил Харитонов – Саранском и Пензой. Везде повторялось одно и то же: чернь впускала казаков, приказных людей, облихованных миром, то есть тех, кто был населению ненавистен, убивали, одобренным сохраняли жизнь.

В селах и деревнях крестьяне начали истреблять помещиков и приказчиков. В Кадомском уезде восставших возглавил крестьянин Чирок, в Шацком уезде – крестьянин Шилов, в Тамбовском – казак Мещеряков. Восстание выдвинуло и совсем необычных вождей. Бывшая крестьянка, монастырская старица Алена во главе отряда восставших захватила город Темников. В Поволжье поднялось нерусское население – мордва, удмурты, чуваши и черемисы.

Чтобы справиться с восстанием, государственной власти пришлось напрячь все свои силы. Общее командование карательными отрядами было возложено на князя Ю.А. Долгорукого, стоявшего в Арзамасе. Сначала Долгорукий был вынужден только сдерживать напор восставших, потом воеводы начали очищать территорию к северу от Арзамаса и постепенно перенесли свои действия на юг. Упорно оборонялся Темников, шли упорные бои под Тамбовом. В конце ноября завершилось подавление восстания в районе Нижнего Новгорода, в декабре правительственными войсками была взята Пенза. Плохо вооруженные и недисциплинированные крестьянские отряды бежали при появлении стрельцов и дворянского ополчения, но легко возвращались обратно. Во многих уездах и городах, только что очищенных от «воровских людей», восстание вспыхивало снова – и так по несколько раз.

Подавление восстания происходило с неимоверной жестокостью. Ввиду многочисленности государственных преступников было решено проводить розыск и суд на месте. В Арзамасе, в походной ставке князя Юрия Долгорукого, палачи трудились, не покладая рук.

Не избежал общей участи и Степан Разин, засевший в Кагальницком городке. Когда на его стороне была сила, домовитые казаки не смели тронуть кумира голутвенного казачества. Но после поражения Разин был уже не так опасен, и в апреле 1671 г. домовитые казаки сожгли Кагальницкий городок и схватили Стеньку с братом Фролом. Братьев отправили в Москву под крепкой в сопровождении войскового атамана Корнилы Яковлева. По дороге Стенька имел твердость шутить и ободрять младшего брата, говоря, что в Москве их примут с великими почестями и самые большие господа выйдут посмотреть на них. И действительно, вся столица высыпала на улицы, чтобы встретить телегу, на которой везли Стеньку Разина, прикованного за шею к виселице, рядом на цепи вели Фрола.

Пленников привезли в Земский приказ и два дня пытали. Палачи испробовали на Степан Разине весь арсенал пыток, но не добились ни единого стона. Братьев приговорили к четвертованию.

Казнь состоялась 6 июня 1671 г. Разин, даже закованный, продолжал вызывать у стрельцов и властей страх, и Болотная площадь была окружена тройной шеренгой солдат. На площадь допустили немногих бояр и иностранцев. Так погиб вождь восстания.

Последним оплотом восставших была Астрахань, где после смерти от болезни Василия Уса предводительство над восставшими принял Федор Шелудяка. В конце августа 1671 г. город осадило войско под командованием И.Б. Милославского. Князь решил действовать по казацкому примеру, переманивая на свою сторону астраханцев, и преуспел в этой тактике. В ноябре месяце ворота города распахнулись, но теперь уже перед правительственными войсками. В первое время, как это и было обещано, никого из предводителей восстания не наказали. Однако через год, когда все успокоилось, начался розыск и суд. Федора Шелудяка и всех, кто был замешен в убийствах воевод и приказных людей, схватили и казнили.

Стрелецкий бунт 1682 г.

Стрелецкий бунт 1682 г., или «Хованщина», как его часто именуют по имени главных участников движения князей Хованских, было сложным и запутанным явлением. С одной стороны, в этих событиях нашла выражение борьба боярских группировок – «партий», по выражению одного из современников. С другой стороны, это движение было разновидностью городских восстаний, на которые был так богат «бунташный» XVII в. Толком к стрелецкому бунту послужила смерть царя Федора Алексеевича весной 1682 г. Царь был бездетным, и на претендентами на трон являлись два его младших брата – шестнадцатилетний Иван и десятилетний Петр. Царевичи родились от разных браков и за ними родственные кланы, за Иваном – Милославские, за Петром – Нарышкины. Право старшинства было на стороне Ивана, но он был болезненным, полуслепым и слабоумным, тогда как Петр уже в раннем возрасте проявлял необычайную живость и способности. Предстояло решить, кому перейдет трон. Обстановка была накалена до предела, и бояре, собравшиеся во дворце для выборов нового царя, надели под платье панцири, опасаясь, что дело дойдет до поножовщины. Прения в Боярской думе ничего не дали. Обычай требовал передачи вопроса на разрешение «всех чинов людьми Московского государства». Под этим подразумевался Земский собор, однако этот институт уже имел номинальное значение. Собор 1682 г. можно назвать этим именем только с большой натяжкой. Он был созван на скорую руку, буквально за несколько часов без всяких выборов. Всех чинов людей, собравшихся на Красной площади, спросили, кому из двух царевичей быть на царстве. Большинство закричало: «Петру Алексеевичу!». За больного Ивана раздались лишь единичные голоса. Так,….1682 г. на царство был избран Петр, будущий император Петр Великий.

Мать царя – Наталья Кирилловна Нарышкина и ее окружение с первых же часов правления пришлось столкнуться с новой силой, вмешавшейся в события. Речь идет о московских стрельцах, которые имели веские основания быть недовольными своим положением. Полковники стрелецких полков смотрели на своих подчиненных как на крепостных, задерживали в свою пользу стрелецкое жалование и корм, отягощали их поборами и работой. Неурядица верхах дала стрельцам повод заявить о своих претензиях. Уже в день избрания Петра в одном из полков отказывались присягать новому царю, а через несколько дней выборные от шестнадцати стрелецких и одного солдатского полка подали челобитную с требованием положить конец злоупотреблениям начальных людей. Правительство уступило. Начальника полков приказали вернуть стрельцам жалование, а двух полковников, особенно прославившихся лихоимством, – Семена Карандеева и Семена Грибоедова наказали на площади кнутом.

Однако уступка не привела к успокоение, тем более что стрельцы умело направлялись враждебной боярской группировкой. Многие из старинных родов были недовольны незнатными Нарышкиными, выдвинувшимися из дворянской среды лишь благодаря браку Алексея Михайлович с красавицей Натальей. Особенно возмутило знать быстрое возвышение братьев царицы, молодых и не имевших никаких заслуг людей: И.К. Нарышкин в 23 года был пожалован боярским чином. Недовольные сплотились вокруг Милославских, а их лидером стала царевна Софья Аексеевна, родная сестра царевича Ивана и сводная сестра царя Петра.

Следует сказать, что царевна представляла собой уникальную фигуру в русской истории XVII в. Обычно царские дочери с рождения пребывали в своего рода золотой клетке, да еще наглухо закрытой от посторонних глаз. Они жили затворницами во дворцовых палатах, а если и случалось им выходить в церковь, то во время выхода по обе стороны от них несли суконные полы, чтобы отгородить их от народа, и в храме их места были закрыты тафтой – все во избежание «сглаза». Дочери царя были обречены на безбрачие. При Федоре Алексеевиче строгий надзор за шестью его сестрами был смягчен, но если пятеро царевен воспользовались относительной свободой только для того, чтобы нарядиться в польское платье и завести любовников, то у Софьи были далеко идущие политические планы По образному сравнению одного из современников, весть о стрелецких волнениях стала для царевны Софьи радостной. Воспользовавшись недовольством стрельцов можно было вырвать власть у Нарышкиных, но Софье и Милославским следовало торопиться, так как противная сторона принимала меры для своего усиления.

В Москву срочно был вызван боярин А.С. Матвеев, некогда один из ближайших сотрудников царя Алексея Михайловича, сосланный на Мезень по проискам Милославских. От него Милославским нечего было ждать пощады. В мае 1682 г. стрельцы и простой народ бросились в Кремль. Царица вместе с патриархом и боярами вывела Ивана и Петра на Красное крыльцо. Толпа стихла и начала поддаваться на переговоры. Однако в этот решающий момент, как говорили современники, все дело решило неразумное поведение князя М.Ю. Долгорукова, помощника своего отца по Стрелецкому приказу и одного из самых ненавистных стрельцам бояр. Князь начал угрожать стрельцам и вывел толпу из себя. Стрельцы сбросили с крыльца боярина Атвеева и изрубили его на куски, убили брата царицы Афанасия М. Нарышкина, бояр Г.Г. Ромодановского и И.М. Языкова, думного дьяка Лариона Иванова и многих других.

Вся столица находилась в руках стрельцов и примкнувших к ним холопов. Были разгромлены Стрелецкий и Холопий приказы. Стрельцы призывали холопов уничтожить кабальные записи, и некоторые из холопов воспользовались удобным случаем, но не все, так как многие закабалились вполне добровольно. В этой смуте царевне Софье и Милославским удалось достичь желаемой цели. 26 мая был созван новый собор, опять только из жителей Москвы. В страхе перед стрельцами участники собора нашли компромиссное решение поставить на царство сразу двух братьев: и Ивана и Петра. При этом Иван по требованию выборных от стрельцов был провозглашен первым царем, а Петр – вторым. Через несколько дней о требованию стрелецких полков было объявлено, что ввиду молодости государей, правление вручается их сестре Софье Алексеевне. Царевна Софья получила власть благодаря стрельцам, которых взамен была вынуждена всячески ублажать и награждать. Стрельцы получили почетное наименование «надворной пехоты». Московским стрельцам, солдатам, посадским людям и ямщикам была дана жалованная грамота, чтобы их не называли бунтовщиками. Стрельцы не удовлетворились моральным поощрением. Каждому было пожаловано по десять рублей, а сверх того они получили имущество перебитых бояр и потребовали вернуть неуплаченного жалования почти за сорок лет. По стрелецким расчетам выходила огромная сумма в 240 тысяч рублей. Таких денег в казне не было, и со всего государства было велено собирать серебряную посуду и лить из нее деньги для стрельцов. Правительство Софьи стало заложником стрелецких требований. Оказалось, что вызвать бурю было гораздо легче, чем ее утихомирить. Более того, стрелецкие полки грозили окончательно выйти из повиновения. У них появилась собственная идейная программа, заключавшаяся в восстановлении старой веры. 1682 г. был во многом переломным для раскольников. В апреле в Пустозерске по царскому указу был сожжен духовный вождь раскола протопоп Аввакум, а буквально через две недели умер царь Федор Алексеевич. Раскольники узрели в этом явный знак божьего гнева. Среди стрельцов было немало приверженцев Аввакума. К расколу принадлежал один из руководителей стрелецкого бунта Алексей Юдин. Поборником старой веры считался и князь Хованский, чье имя дало название всему движению. Князь Иван Андреевич Хованский по прозвищу Тараруй принадлежал к роду Гедиминовичей, которые по своей знатности спорили с Рюриковичами. Он был знаменитым воеводой, правда, по язвительному выражению одного историка, более всего он был знаменит своими поражениями. В майские дни он был одним из сторонников царевны Софьи, поднимавших стрельцов на бунт. В награду он был сделан начальником («судьей») Стрелецкого приказа. Но получив командование над» надворной пехотой» Хованский начал претендовать на самостоятельную роль. Вместе с Хованским стрельцы поклялись стоять за старую веру. Выборные от полков потребовали устроить прения о вере и выставили против никониан нескольких расколоучителей во главе с суздальским священником Никитой.

Религиозный диспут состоялся 5 июля в Грановитой палате. Раскольников сопровождала целая толпа, одобрявшая их изможденный вид. Сам диспут ничего не решил, каждая из сторон – патриарх с синклитом и раскольники остались при своих убеждениях. Царевна Софья держала себя мужественно, не испугалась, подобно многим боярам, бурлившей снаружи толпы и горячо отстаивала церковные реформы.

После неудачи с возращением к старой вере князю Хованскому все сложнее было играть роль посредника между правительством и стрельцами. Сам богатый и знатный боярин он выступал заступником стрельцов перед кровопийцами-боярами, а бояр уверял, что потакает стрельцам ради общего спокойствия. «Когда меня не станет, то в Москве будут ходить по колена в крови», – говорил он. Но Софья и ее окружение уже не верили князю. Его обвиняли в потворстве раскольникам и даже подозревали в том, что он сам хочет занять престол. Ходили слухи, что во время крестного хода стрельцы задумали лишить жизни царей и цариц и выкликнуть на царство своего кумира. Справедливы были эти подозрения или нет, но в августе вся царская семья покинула Москву и разместилась в селе Воздвиженском.

Князь Хованский метался, не зная, что предпринять. Он страшился окончательно разорвать с правительством, и когда пришел царский указ всем думным людям прибыть в Воздвиженское, повиновался и покинул Москву. В столице его постоянно окружала полусотня стрельцов и еще сотня караулила дом, но за пределами города он оказался совершенно беззащитен, чем не преминули воспользоваться сторонники Софьи. 17 сентября князь был схвачен у села Пушкино и доставлен в Воздвиженское. Перед очи царевны князя не допустили, у околицы села зачитали Хованскому обвинительную сказку и тут же у Московской дороги «вершили» – казнили вместе с сыном. Оставшись без предводителя, стрельцы окончательно растерялись, тем боле что по распоряжению правительницы к Троицкому монастырю начало подтягиваться дворянское ополчение из уездов. Видя, что силы правительницы увеличиваются с каждым днем, стрельцы решили принести повинную. К Троице отправились выборные от полков, впрочем, некоторые из них в страхе бежали назад с полдороги. Остальные, представ перед царевной, слезно молили ее о прощении.

6 ноября царевна Софья вернулась в Москву победительницей. Столб, установленный на Красной площади в честь стрельцов, был уничтожен, полки приведены в повиновение. начальником Стрелецкого приказа назначен верный Софье человек – думный дьяк Ф.Л. Шакловитый. В феврале 1683 г. издан указ о возвращении прежним владельцам холопов, отпускные во время бунта: «и впредь таким получивших отпускным не верить, потому что они их взяли в смутное время, неволею, за смутным страхованием, да этим же холопям при отдаче их чинить жестокое наказанье, бить кнутом нещадно, если же прежние господа не возьмут их, то ссылать их в сибирские и другие дальние города на вечное житье». На следующие семь лет власть при номинальном царствовании Ивана и Петра перешла в руки царевны Софьи и ее фаворита князя В.В. Голицына

Заключение

В течение XVII века в России непоследовательно, периодически отступая и накапливая силы, но всё же решала посильные для неё задачи. Но общий итог её политики был невелик, приобретения доставались максимальным напряжением сил и огромными финансовыми затратами. Основные стратегические задачи – получение выхода к морям и воссоединение русских земель – остались нерешёнными. В целом сложившуюся социально-экономическую структуру можно охарактеризовать как государственный феодализм. Закрепощение крестьян ещё в большей степени привязало землевладельцев к государству, так как оно могло обеспечить сохранение и послушание этой даровой рабочей силы, выполнение крестьянской общиной барских и государственных повинностей.

Список использованной литературы

  1. Буганов В.И. Мир истории: Россия в XVII столетии. М., 1989.

  2. Сахоров А.М. Образование и развитие Российского государства в XVIXVII вв. М., 1969.

  3. Хрестоматия по истории России. М., 1994. Т. 1.

  4. Тарле Е.В. Международные связи России в XVIIXVIII вв. М., 1966.

  5. История с древнейших времён до 1861 года/ Под ред. Н.И. Павленко. М., 2000.

  6. Курс истории России с древнейших времён до начала XXI века: Учебное пособие/ Р.А. Арсланов. М.: ООО «Издательство АСТ».2004.

  7. Орлов А.С. История России с древнейших времён до наших дней. М. 1999.

Похожие работы:

  • Внешняя политика России XIX века

    Контрольная работа >> История
    ... Аустерлицем. Основные направления внешней политики сохранились с конца XVIII века, когда Россия стала складываться как огромная ... принял решение о «праве» вмешательства во внутренние дела других государств с целью ликвидации ...
  • Внешняя политика России XVIII-XIX в.в

    Контрольная работа >> История
    ... Внешняя политика в XVIII веке Внешняя политика в XIX веке Заключение Используемая литература 1. Введение Основные внешнеполитические задачи, решаемые Россией в 18 веке ... Поражении е России в Крымской войне имело серьезные последствия для ее внутренней жизни. ...
  • Внешняя политики России в XIX веке

    Курсовая работа >> История
    ... Внешняя политика. Предмет исследования: Внешняя политика России в XIX веке. Цель курсовой работы: Рассмотреть основные направления внешней политики России ... и во внутренней политике ему не ... внешней политики России первой половины XIX в. определились еще в XVIII ...
  • Внешняя политика России в XVI веке

    Контрольная работа >> История
    ... внешней политики Московского государства при Иване III Основные направления внешней политики России XVI века ... и внутренних напряжений стала очевидностью. 3. Внешняя политика Ивана IV ... с. 1 История России с древнейших времен до конца XVII века / под ред. ...
  • Внешняя политика России в бассейне Тихого океана. Русско-японская война

    Реферат >> История
    ... . В первой половине XVIII века владениями России стали Аляска и Алеутские ... политика России была сдержанной и взвешенной. Россия не вмешивалась во внутренние ... подавления восстания ихэтуаней к руководству внешней политикой России пришел В. Н. Ламздорф. Новый ...
  • Внешняя политика России в бассейне тихого океана, русско-японская война

    Курсовая работа >> История
    ... и Камчатки. ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ. Внешняя политика России в бассейне Тихого океана: Исторический ... Сахалин.В первой по-ловине XVIII века владениями России стали Аляска и Алеутские ... политика России была сдержанной и взвешенной.Россия не вмешивалась во внутренние дела ...
  • Внешняя политика России, конец XVIII – начало XIX вв.

    Реферат >> История
    Внешняя политика России конец XVIII в. – начало XIX в Из внешнеполитических событий середины века наибольшее значение имела Семилетняя ... . Турция признала право Сербии на внутреннее самоуправление. Используя ситуацию, сложившуюся после ...
  • Внешняя политика России с 1992 года по начало XXI века (общие тенденции)

    Реферат >> История
    ... границы между внутренними и внешними интересами государства. Любой внутренний конфликт может ... направлением внешней политики России конца XX века – начала XXI века. Актуальность ... XVI веке, дальнейшее развитие получили эти отношения в XVIII - XIX веке. В ...
  • Внутренняя и внешняя политика России на рубеже веков

    Реферат >> История
    Внутренняя и внешняя политика России на рубеже веков. Реформы Николая II. Первая русская ... г. Список литературы История России с начала XVIII до конца XIX века (Л.В. Милов, П.Н. Зырянов, А.Н. Боханов ...
  • Внешняя политика России в XVII в.

    Реферат >> История
    ... ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В XVII В. 1. Основные задачи и направления Потребности экономического, политического и культурного развития России ... Посполитой начнется внутренняя усобица, Россия, плохо ... нерешенными и перешли следующему веку. Список литературы 1. ...