Контрольная работа : Ход первой мировой войны. Значение 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Контрольная работа >> История


Ход первой мировой войны. Значение




Ми­ни­стер­ст­во об­ра­зо­ва­ния Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции

Став­ро­поль­ский го­су­дар­ст­вен­ный уни­вер­си­тет

К А Ф Е Д Р А И С Т О Р И И

КОН­ТРОЛЬ­НАЯ РА­БО­ТА

по дис­ци­п­ли­не: Ис­то­рия ин­ду­ст­ри­аль­ных ци­ви­ли­за­ций

на те­му: «Ход пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Зна­че­ние».

Вы­пол­нил: экс­терн

ПИ­НЯ­ГИН С.В.

Про­ве­рил: до­цент

КРЮЧ­КОВ И.В.

Став­ро­поль – 2003

ПЛАН:

Вве­де­ние ___

Им­пе­риа­ли­сти­че­ский ха­рак­тер Пер­вой ми­ро­вой вой­ны ___

Раз­вя­зы­ва­ние вой­ны ___

Во­ен­ные дей­ст­вия в 1914 го­ду ___

Во­ен­ные дей­ст­вия в 1915 го­ду ___

Во­ен­ные дей­ст­вия в 1916 го­ду ___

1917 год. На­рас­та­ние ре­во­лю­ци­он­ной ак­тив­но­сти и "мир­ные"

ма­нёв­ры воюю­щих стран ___

Вы­ход Рос­сии из пер­вой ми­ро­вой вой­ны ___

За­вер­ше­ние Пер­вой ми­ро­вой вой­ны ___



Ре­зуль­та­ты Пер­вой ми­ро­вой вой­ны ___



Спи­сок ис­поль­зуе­мой ли­те­ра­ту­ры ___













Вве­де­ние

В те­че­ние не­де­ли с мо­мен­та объявления 28 ию­ля 1914 г. Австро-Венгрией вой­ны Сер­бии в неё втя­ну­лись поч­ти все ве­ли­кие дер­жа­вы Ев­ро­пы. Сра­зу же по­сле на­ча­ла вой­ны по­спе­ши­ли зая­вить о сво­ём ней­тра­ли­те­те Бол­га­рия, Гре­ция, Ис­па­ния, Пор­ту­га­лия, Гол­лан­дия, Да­ния, Шве­ция, Нор­ве­гия, США, ряд государств Ла­тин­ской Аме­ри­ки и Азии, а так­же со­юз­ни­ки ав­ст­ро-гер­ман­ско­го б­ло­ка — Ита­лия и Ру­мы­ния. На­хо­див­шая­ся в фар­ва­те­ре гер­ман­ской по­ли­ти­ки Тур­ция так­же зая­ви­ла о ней­тра­ли­те­те, но уже 2 ав­гу­ста ту­рец­кое пра­ви­тель­ст­во за­клю­чи­ло сек­рет­ное со­гла­ше­ние с Гер­ма­ни­ей и при­сту­пи­ло к все­об­щей мо­би­ли­за­ции, фак­ти­че­ски пе­ре­дав в рас­по­ря­же­ние гер­ман­ско­го ге­не­раль­но­го шта­ба все воо­ру­жён­ные си­лы Тур­ции.

Об­ра­зо­вал­ся рус­ско-ту­рец­кий за­кав­каз­ский фронт, ко­то­рый от­влёк зна­чи­тель­ные си­лы рус­ских войск от борь­бы с Гер­ма­ни­ей. В то вре­мя ко­гда вни­ма­ние им­пе­риа­ли­стов западноевропейских го­су­дарств бы­ло при­ко­ва­но к те­ат­ру во­ен­ных дей­ст­вий в Ев­ро­пе.

Хищ­ни­че­ский япон­ский им­пе­риа­лизм предъявил уль­ти­ма­тум Гер­ма­нии, по­тре­бо­вав не­мед­лен­но­го от­во­да из даль­не­во­сточ­ных вод и Ти­хо­го океа­на всех гер­ман­ских воо­ру­жён­ных сил и пе­ре­да­чи Япо­нии «арен­до­ван­ной» Гер­ма­ни­ей тер­ри­то­рии Цзя­оч­жоу с пор­том и кре­по­стью Цин­дао. Гер­ма­ния от­кло­ни­ла уль­ти­ма­тум. 23 ав­гу­ста 1914 г. Япо­ния объявила вой­ну Гер­ма­нии. По­сле не­про­дол­жи­тель­ной оса­ды Цин­дао был за­хва­чен Япо­ни­ей, а за­тем ею бы­ли за­хва­че­ны Мар­шаль­ские, Ка­ро­лин­ские и Ма­ри­ан­ские ост­ро­ва в Океа­нии, при­над­ле­жав­шие Гер­ма­нии.

Так, на­чав­шая­ся им­пе­риа­ли­сти­че­ская вой­на в Ев­ро­пе, пе­ре­ки­нув­шись на Ближ­ний и Даль­ний Вос­ток, пре­вра­ти­лась в ми­ро­вую вой­ну.



Им­пе­риа­ли­сти­че­ский ха­рак­тер пер­вой ми­ро­вой вой­ны

Пер­вая ми­ро­вая вой­на воз­ник­ла в ре­зуль­та­те на­чав­ше­го­ся об­ще­го кри­зи­са ка­пи­та­ли­сти­че­ской сис­те­мы ми­ро­во­го хо­зяй­ст­ва и яви­лась след­ст­ви­ем не­рав­но­мер­но­го раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма на ста­дии им­пе­риа­лиз­ма. Это бы­ла за­хват­ни­че­ская, не­спра­вед­ли­вая вой­на ме­ж­ду дву­мя круп­ны­ми им­пе­риа­ли­сти­че­ски­ми груп­пи­ров­ка­ми — ав­ст­ро-гер­ман­ским бло­ком и Антантой. Бо­язнь рос­та ре­во­лю­ци­он­но­го дви­же­ния по­бу­ди­ла им­пе­риа­ли­стов ус­ко­рить раз­вя­зы­ва­ние ми­ро­вой вой­ны.

В под­го­тов­ке пер­вой ми­ро­вой вой­ны по­вин­ны им­пе­риа­ли­сты всех стран. Од­на­ко глав­ным, ве­ду­щим им­пе­риа­ли­сти­че­ским про­ти­во­ре­чи­ем, ус­ко­рив­шим раз­вя­зы­ва­ние этой вой­ны, бы­ло анг­ло-гер­ман­ское про­ти­во­ре­чие.

Ка­ж­дая из им­пе­риа­ли­сти­че­ских дер­жав, всту­пая в ми­ро­вую вой­ну, пре­сле­до­ва­ла свои за­хват­ни­че­ские це­ли. Гер­ма­ния стре­ми­лась раз­гро­мить Анг­лию, ли­шить её мор­ско­го мо­гу­ще­ст­ва и пе­ре­де­лить фран­цуз­ские, бель­гий­ские и пор­ту­галь­ские ко­ло­нии и ут­вер­дить­ся в бо­га­тых ара­вий­ских про­вин­ци­ях Тур­ции, ос­ла­бить Рос­сию, от­торг­нуть у неё поль­ские гу­бер­нии, Ук­раи­ну и При­бал­ти­ку, ли­шив её ес­те­ст­вен­ных гра­ниц по Бал­тий­ско­му мо­рю.

Ав­ст­ро-Венг­рия рас­счи­ты­ва­ла за­хва­тить Сер­бию и Чер­но­го­рию ус­та­но­вить свою ге­ге­мо­нию на Бал­ка­нах, от­нять у Рос­сии часть поль­ских гу­бер­ний, По­до­лию и Во­лынь.

Тур­ция при под­держ­ке Гер­ма­нии пре­тен­до­ва­ла на тер­ри­то­рию рус­ско­го За­кав­ка­зья.

Анг­лия стре­ми­лась со­хра­нить своё мор­ское и ко­ло­ни­аль­ное мо­гу­ще­ст­во, раз­бить Гер­ма­нию как кон­ку­рен­та на ми­ро­вом рын­ке и пре­сечь её притязания на пе­ре­дел ко­ло­ний. Кро­ме то­го, Анг­лия рас­счи­ты­ва­ла на за­хват у Тур­ции бо­га­тых неф­тью Ме­со­по­та­мии и Па­ле­сти­ны, на за­хват ко­то­рых пи­та­ла на­де­ж­ду и Гер­ма­ния.

Фран­ция хо­те­ла вер­нуть Эль­зас и Ло­та­рин­гию, от­ня­тые у неё Гер­ма­ни­ей в 1871 г., и за­хва­тить Са­ар­ский бас­сейн.

Рос­сия всту­пи­ла в вой­ну с Гер­ма­ни­ей и Ав­ст­ро-Венг­ри­ей, до­би­ва­ясь сво­бод­но­го вы­хо­да чер­но­мор­ско­го фло­та че­рез Бос­фор и Дар­да­нел­лы в Сре­ди­зем­ное мо­ре, а так­же при­сое­ди­не­ния Га­ли­ции и нижнего те­че­ния Не­ма­на.

Дол­го ко­ле­бав­шая­ся ме­ж­ду Трой­ст­вен­ным сою­зом и Ан­тан­той Ита­лия в ко­неч­ном счё­те свя­за­ла свою судь­бу с Ан­тан­той и вое­ва­ла на её сто­ро­не из-за про­ник­но­ве­ния на Бал­кан­ский по­лу­ост­ров.

В те­че­ние трёх лет вой­ны Со­еди­нён­ные Шта­ты Аме­ри­ки за­ни­ма­ли ней­траль­ную по­зи­цию, на­жи­ва­ясь на во­ен­ных по­став­ках обе­им воюю­щим коа­ли­ци­ям, Ко­гда вой­на бы­ла уже на ис­хо­де и воюю­щие сто­ро­ны до пре­де­ла ис­то­щи­ли се­бя, США всту­пи­ли в вой­ну (ап­рель 1917г.), намереваясь про­дик­то­вать ос­лаб­лен­ным стра­нам ус­ло­вия ми­ра, обес­пе­чи­ваю­щие ми­ро­вое гос­под­ство аме­ри­кан­ско­го им­пе­риа­лиз­ма.

Толь­ко Сер­бия, явив­шая­ся объектом ав­ст­ро-гер­ман­ской аг­рес­сии, ве­ла спра­вед­ли­вую, ос­во­бо­ди­тель­ную вой­ну.



Раз­вя­зы­ва­ние вой­ны

Хо­тя глав­ны­ми пред­по­сыл­ка­ми вой­ны бы­ли эко­но­ми­че­ские про­ти­во­ре­чия сою­зов ве­ли­ких дер­жав, по­ли­ти­че­ские рас­хо­ж­де­ния и спо­ры ме­ж­ду ни­ми, кон­крет­ным по­во­дом к ней яви­лась дра­ма, по­ро­ж­дён­ная на­цио­наль­но-ос­во­бо­ди­тель­ным дви­же­ни­ем сла­вян про­тив австрийского вла­ды­че­ст­ва. Воз­ник­ший кон­фликт мож­но бы­ло бы уре­гу­ли­ро­вать мир­ным пу­тём, но Ав­ст­ро-Венг­рия счи­та­ла, что на­стал удоб­ный мо­мент, что­бы на­все­гда покончить с на­цио­наль­ным дви­же­ни­ем (в том чис­ле и тер­ро­ри­сти­че­ским), ба­зи­ро­вав­шим­ся на Сер­бию, а её мощ­ный по­кро­ви­тель и со­юз­ник Гер­ма­ния по­ла­га­ла, что в дан­ный мо­мент она луч­ше под­го­тов­ле­на к вой­не, чем Рос­сия и да­же её со­юз­ни­ки Фран­ция и Анг­лия. В от­но­ше­нии по­след­ней кай­зер пи­тал ил­лю­зии. что она ос­та­нет­ся ней­траль­ной. В ито­ге ев­ро­пей­ская вой­на, дав­но и мно­ги­ми ожи­дав­шая­ся, раз­ра­зи­лась не­ожи­дан­но и вы­зва­ла пер­вый в ис­то­рии во­ен­ный кон­фликт, раз­рос­ший­ся до ми­ро­во­го мас­шта­ба.

На ко­нец ию­ня 1914 г. Ав­ст­ро-Венг­рия на­зна­чи­ла про­ве­де­ние во­ен­ных ма­нёв­ров на гра­ни­це с Сер­би­ей. 28 ию­ня на от­кры­тие ма­нёв­ров до­жен был прие­хать на­след­ник пре­сто­ла эрц­гер­цог Франц-Фер­ди­нанд. Серб­ская на­цио­на­ли­сти­че­ская ор­га­ни­за­ция «На­род­на од­бра­на» по­ста­но­ви­ла со­вер­шить тер­ро­ри­сти­че­ский акт про­тив эрц­гер­цо­га. По­ку­ше­ние долж­ны бы­ли осу­ще­ст­вить два сер­ба: Гав­ри­ла Прин­цип, гим­на­зист, и ра­бо­чий Не­дель­ко Чаб­ри­но­вич. 28 ию­ня в цен­тре го­ро­да Са­рае­во Прин­цип убил из пис­то­ле­та эрц­гер­цо­га и его же­ну, ехав­ших в от­кры­той ма­ши­не, Са­ра­ев­ские вы­стре­лы по­ло­жи­ли на­ча­ло экс­трен­ной по­ли­ти­че­ской ак­тив­но­сти. Поч­ти ме­сяц готовили ав­ст­рий­ские вла­сти свою от­вет­ную ме­ру. И 23(10) ию­ля Ав­ст­ро-Венг­рия предъявила Сер­бии уль­ти­ма­тум, по­ста­вив срок в 48 ча­сов для пре­се­че­ния ан­ти­ав­стий­ской пропаганды и дея­тель­но­сти с тер­ри­то­рии стра­ны. Большинство пунк­тов уль­ти­ма­ту­ма бы­ли при­ем­ле­мы. Но два из них — до­пу­ще­ние ав­ст­рий­ских сле­до­ва­те­лей на тер­ри­то­рию стра­ны и вве­де­ние ог­ра­ни­чен­но­го кон­тин­ген­та войск — за­де­ва­ли су­ве­ре­ни­тет и на­цио­наль­ное дос­то­ин­ст­во ма­лень­ко­го сла­вян­ско­го го­су­дар­ст­ва.

О предъявлении уль­ти­ма­ту­ма и его при­мер­ном со­дер­жа­нии в Пе­тер­бур­ге уз­на­ли в тот же день от со­вет­ни­ка италь­ян­ско­го по­соль­ст­ва Мон­те­реа­ле. 24(11) ию­ля при­шла те­ле­грам­ма из Бел­гра­да, а ав­ст­ро-вен­гер­ский по­сол вру­чил текст но­ты официально.

Рос­сий­ский ми­нистр ино­стран­ных дел С. Д. Са­зо­нов, оз­на­ко­мив­шись с но­во­стя­ми из Бел­гра­да и Ве­ны, вос­клик: «Да это ев­ро­пей­ская вой­на!» Са­зо­нов по­зво­нил ца­рю, и тот по­сле док­ла­да о со­дер­жа­нии уль­ти­ма­ту­ма зая­вил:«Это воз­му­ти­тель­но!» — и при­ка­зал дер­жать его в кур­се дел. За зав­тра­ком у фран­цуз­ско­го по­сла в при­сут­ст­вии анг­лий­ско­го по­сла и ру­мын­ско­го по­слан­ни­ка Са­зо­нов про­сил всех при­нять план дей­ст­вий. В 3 ча­са дня 34(11) ию­ля со­стоя­лось за­се­да­ние со­ве­та ми­ни­ст­ров, на ко­то­ром, в ча­ст­но­сти, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние про­сить со­вме­ст­но с дру­ги­ми дер­жа­ва­ми Ав­ст­ро-Венг­рию про­длить срок для от­ве­та Сер­бии, по­со­ве­то­вать Сер­бии не при­ни­мать боя с ав­ст­рий­ски­ми вой­ска­ми и об­ра­тить­ся к глав­ным ев­ро­пей­ским дер­жа­вам с прось­бой кол­лек­тив­но рас­су­дить воз­ник­ший спор. Од­но­вре­мен­но в прин­ци­пе бы­ло ре­ше­но о мо­би­ли­за­ции че­ты­рёх во­ен­ных ок­ру­гов и Бал­тий­ско­го и Чер­но­мор­ско­го фло­тов. Эта ме­ра пред­при­ни­ма­лась ис­клю­чи­тель­но как де­мон­ст­ра­ция си­лы про­тив Ав­ст­ро-Венг­рии, но ни­как не про­тив Гер­ма­нии. По­слам в Ве­не, Бер­ли­не, Па­ри­же, Лон­до­не и Ри­ме Са­зо­нов про­сил пред­ло­жить пра­ви­тель­ст­вам важ­ней­ших ев­ро­пей­ских го­су­дарств под­дер­жать пе­ред Ав­ст­ри­ей рос­сий­ское пред­ло­же­ние о про­дле­нии для Сер­бии сро­ка от­ве­та на ав­ст­рий­ский уль­ти­ма­тум. В тот же день, 24(11) ию­ля, го­су­дар­ст­вен­ный секретарь по ино­стран­ным де­лам Ве­ли­ко­бри­та­нии Э. Грей пред­ло­жил, что­бы Анг­лия со­вме­ст­но с Гер­ма­ни­ей, Ита­ли­ей и Фран­ци­ей пред­при­ня­ли пе­ре­го­во­ры в Ве­не и Пе­тер­бур­ге в поль­зу уме­рен­но­сти, ес­ли от­но­ше­ния ме­ж­ду Ав­ст­ри­ей и Рос­си­ей ста­нут уг­ро­жаю­щи­ми. Рос­сия и Ита­лия уже 24(11) ию­ля одоб­ри­ли это пред­ло­же­ние. Но со­бы­тия с ка­ж­дым днём при­ни­ма­ли мас­шта­бы, всё бо­лее не­со­из­ме­ри­мые с этими ди­пло­ма­ти­че­ски­ми ма­нёв­ра­ми. 25 (12) Рос­сия опуб­ли­ко­ва­ла пра­ви­тель­ст­вен­ное со­об­ще­ние о том, что она зор­ко сле­дит за раз­ви­ти­ем серб­ско-ав­стрий­ско­го столк­но­ве­ния и не мо­жет ос­тать­ся к не­му рав­но­душ­ной. Со­вет ми­ни­ст­ров пред­ло­жил вве­сти с 26(13) ию­ля на всей тер­ри­то­рии стра­ны «по­ло­же­ние о под­го­то­ви­тель­ном к вой­не пе­рио­де». В то же вре­мя Са­зо­нов всё ещё на­де­ял­ся на уме­ряю­щие дей­ст­вия или че­ты­рёх дер­жав или од­ной Анг­лии. 25(12) ию­ля Ав­ст­ро-Венг­рия зая­ви­ла, что от­ка­зы­ва­ет­ся про­лить срок для от­ве­та Сер­бии. По­след­няя же в сво­ём от­ве­те по со­ве­ту Рос­сии вы­ра­жа­ла го­тов­ность удов­ле­тво­рить австрийские тре­бо­ва­ния на 90 % (от­вер­гал­ся толь­ко въезд чи­нов­ни­ков и во­ен­ных но тер­ри­то­рию стра­ны). Сер­бия го­то­ва бы­ла так­же к пе­ре­да­че де­ла в Га­аг­ский ме­ж­ду­на­род­ный три­бу­нал или на рассмотрение ве­ли­ких дер­жав. В 18 ча­сов 30 ми­нут это­го дня ав­ст­рий­ский по­слан­ник в Бел­гра­де уве­до­мил пра­ви­тель­ст­во Сер­бии, что её от­вет на уль­ти­ма­тум яв­ля­ет­ся неудовлетворительным и он вме­сте со всем со­ста­вом мис­сии по­ки­да­ет Бел­град. Ещё до это­го в Сер­бии бы­ла объявлена мо­би­ли­за­ция, а пра­ви­тель­ст­во и ди­пло­ма­ти­че­ский кор­пус ве­че­ром по­ки­ну­ли сто­ли­цу и от­пра­ви­лись в го­род Ниш. Ут­ром 26(13) ию­ля кри­зис всту­пил в ещё бо­лее ост­рую фа­зу. В ут­рен­них те­ле­грам­мах ро­ссий­ско­го МИД в Рим, Па­риж и Ло­ндон ука­зы­ва­лось, что Рос­сия не мо­жет не прий­ти на по­мощь Сер­бии, и вы­ра­жа­лась на­де­ж­да, что­бы Ита­лия по­дей­ст­во­ва­ла на свою со­юз­ни­цу в уме­ряю­щем смыс­ле. В сво­их ди­пло­ма­ти­че­ских ша­гах Австро-Венгрия и Гер­ма­ния ут­вер­жда­ли, что Ав­ст­рия не ищет тер­ри­то­ри­аль­ных при­об­ре­те­ний в Сер­бии и не уг­ро­жа­ет её це­ло­ст­но­сти. Её — де глав­ная цель — обес­пе­чить соб­ст­вен­ное спо­кой­ст­вие и об­ще­ст­вен­ную безо­пас­ность. Анг­лия вы­сту­пи­ла с пред­ло­же­ни­ем со­звать кон­фе­рен­цию со­вме­ст­но с Фран­ци­ей, Гер­ма­ни­ей и Ита­ли­ей, что­бы вчетвером об­су­дить воз­мож­ные вы­хо­ды из по­ло­же­ния 27(14) ию­ля Рос­сия соглашалась на это, од­но­вре­мен­но бы­ли на­ча­ты пря­мые переговоры с ав­ст­рий­ским посланником в Пе­тер­бур­ге, Ве­че­ром то­го же дня в Па­ри­же от австрийского по­сла ста­ло из­вест­но, что на сле­дую­щий день Ав­ст­рия предпримет про­тив Сер­бии «энер­гич­ные дей­ст­вия», вклю­чая, воз­мож­но, и пе­ре­ход гра­ни­цы.

Ут­ром 28(15) июля на­де­ж­ды на пе­ре­го­во­ры ещё ос­та­ва­лись, но спус­тя не­сколь­ко ча­сов серб­ский по­слан­ник М. Спа­лай­ко­вич при­нёс Са­зо­но­ву те­ле­грам­му от сво­его ми­ни­ст­ра ино­стран­ных дел: «В пол­день ав­ст­ро-вен­гер­ское пра­ви­тель­ст­во пря­мой те­ле­грам­мой объявило вой­ну серб­ско­му пра­ви­тель­ст­ву». В Бер­лин бы­ло со­об­ще­но, что 29(16) ию­ля бу­дет объявлена мо­би­ли­за­ция че­ты­рёх во­ен­ных ок­ру­гов про­тив Ав­ст­рии (Одес­ско­го, Ки­ев­ско­го, Мо­с­ков­ско­го и Ка­зан­ско­го). При этом со­об­ща­лось для све­де­ния гер­ман­ско­го пра­ви­тель­ст­ва, что у Рос­сии нет ка­ких-ли­бо на­сту­па­тель­ных на­ме­ре­ний про­тив Гер­ма­нии. Дан­ное со­об­ще­ние бы­ло пе­ре­да­но так­же в Ве­ну, Па­риж и Лон­дон. Ни­ко­лай II от­пра­вил 28(15) ию­ля лич­ную те­ле­грам­му гер­ман­ско­му им­пе­ра­то­ру Виль­гель­му II. В ней он про­сил уме­рить Ав­ст­рию, объявившую «гнус­ную вой­ну» маленькой стра­не. « Пред­ви­жу, — весь­ма оп­ре­де­лён­но пи­сал царь, — что очень ско­ро, ус­ту­пая ока­зы­вае­мо­му на ме­ня дав­ле­нию, я бу­ду вы­ну­ж­ден при­нять край­ние ме­ры, ко­то­рые при­ве­дут к вой­не».

То­гда же фран­цуз­ский по­сол Мо­рис Па­лео­лог уве­до­мил Са­зо­но­ва, что в слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти Фран­ция вы­пол­нит свои со­юз­ни­че­ские обя­за­тель­ст­ва по от­но­ше­нию к Рос­сии. В Анг­лии в тот день про­изо­шёл рез­кий по­во­рот в об­ще­ст­вен­ном мне­нии от нейтралитета к поддержке Сер­бии, Рос­сии и Фран­ции, про­тив Ав­ст­рии и Гер­ма­нии. Вы­сту­пая 28 ию­ля в па­ла­те об­щин, Грей зая­вил, что ес­ли по­пыт­ки со­звать кон­фе­рен­цию для разрешения кон­флик­та ока­жут­ся тщет­ны­ми, «по­сле­ду­ет бес­при­мер­ная вой­на с не под­даю­щи­ми­ся учёту ре­зуль­та­та­ми».

Виль­гельм II в от­вет­ной те­ле­грам­ме Ни­ко­лаю II от­во­дил в сто­ро­ну все уп­рё­ки по ад­ре­су Ав­ст­ро-Венг­рии и об­ви­нял Сер­бию в антиавстийской по­ли­ти­ке. Ав­ст­рия мо­би­ли­зо­ва­ла уже по­ло­ви­ну всей сво­ей ар­мии, а так­же часть фло­та. 29(16) ию­ля Ни­ко­лай II в но­вой те­ле­грам­ме Виль­гель­му пред­ла­гал пе­ре­дать ав­ст­ро-серб­ский кон­фликт на рас­смот­ре­ние Га­аг­ской кон­фе­рен­ции, что­бы пре­дот­вра­тить кро­во­про­ли­тие. Днём гер­ман­ский по­сол Пур­та­лес по­про­сил не­мед­лен­но­го приё­ма у Са­зо­но­ва для вру­че­ния ему за­яв­ле­ния Гер­ма­нии. В нём утверждалось, что, ес­ли Рос­сия не пре­кра­тит сво­их во­ен­ных при­го­тов­ле­ний, гер­ман­ское пра­ви­тель­ст­во объявит мо­би­ли­за­цию. Са­зо­нов ука­зал на то, что пер­вой мо­би­ли­за­цию 8 кор­пу­сов произвела Ав­ст­рия. По­сле при­ня­тия в Пе­тер­бур­ге со­об­ще­ния об австрийской бом­бар­ди­ров­ке Бел­гра­да царь раз­ре­шил Са­зо­но­ву про­вес­ти со­ве­ща­ние с выс­ши­ми во­ен­ны­ми чи­на­ми. Это со­ве­ща­ние вы­ска­за­лось за объявление все­об­щей мо­би­ли­за­ции, а не толь­ко по четырем ок­ру­гам. До­ло­жи­ли об этом царю, и тот со­гла­сил­ся. На­ча­лись энер­гич­ные дей­ст­вия по реа­ли­за­ции ре­ше­ния. Но в 23 ча­са 29(16) ию­ля 1914 г. во­ен­ный министр В. А. Су­хо­мли­нов сообщил Са­зо­но­ву о том, что Ни­ко­лай II от­ме­нил рас­по­ря­же­ние о все­об­щей мо­би­ли­за­ции.

Ут­ром 30(17) ию­ля Са­зо­нов, под­дер­жан­ный во­ен­ным ми­ни­ст­ром Су­хо­ли­но­вым и на­чаль­ни­ком Ге­не­раль­но­го шта­ба ге­не­ра­лом Н. Н. Януш­ке­ви­чем, пы­тал­ся убе­дить Ни­ко­лая II в не­об­хо­ди­мо­сти объявления об­щей мо­би­ли­за­ции. Ни­ко­лай от­ка­зы­вал­ся. На­до пря­мо при­знать, что царь не хо­тел вой­ны и вся­че­ски старался не до­пус­тить её на­ча­ла. В противоположность это­му выс­шие ди­пло­ма­ти­че­ские и во­ен­ные чи­ны бы­ли на­строе­ны в поль­зу во­ен­ных дей­ст­вий и ста­ра­лись ока­зать на Ни­ко­лая силь­ней­шее дав­ле­ние. В те­ле­грам­ме ут­ром 30(17) ав­гу­ста царь вновь убе­ж­дал «Вил­ли» ока­зать немедленно дав­ле­ние на Ав­ст­рию. Имен­но толь­ко про­тив Ав­ст­рии, ука­зы­вал им­пе­ра­тор, на­прав­ле­ны и мо­би­ли­за­ци­он­ные ме­ро­прия­тия Рос­сии. За­тем царь по­слал в Бер­лин лич­ное пись­мо кай­зе­ру с ге­не­ра­лом В. С. Та­ти­ще­вым, в ко­то­ром так­же про­сил о по­сред­ни­че­ст­ве в де­ле ми­ра. Са­зо­нов по­пы­тал­ся пе­ре­ло­мить эти на­строе­ния Ни­ко­лая II. Гер­ма­ния впол­не мог­ла бы об­ра­зу­мить Ав­ст­рию, ес­ли бы уже не ре­ши­лась на вой­ну, го­во­рил ми­нистр, по­это­му нуж­но встре­тить вой­ну во все­ору­жии. «По­это­му луч­ше, не опа­са­ясь вы­звать вой­ну на­ши­ми к ней при­го­тов­ле­ния­ми, тщательно оза­бо­тить­ся по­след­ни­ми, не­же­ли из стра­ха дать по­вод к вой­не, быть за­стиг­ну­тым ею врас­плох». Не­сколь­ко ча­сов царь со­про­тив­лял­ся и толь­ко к ве­че­ру ус­ту­пил и дал раз­ре­ше­ние при­сту­пить сра­зу к об­щей мо­би­ли­за­ции. Од­на­ко поч­ти су­тки бы­ли по­те­ря­ны. Пе­ре­да­вая разрешение ца­ря ге­не­ра­лу Януш­ке­ви­чу, Са­зо­нов ска­зал ему:«Те­перь вы мо­же­те сло­мать те­ле­фон!"

Гер­ман­ский по­сол, от­ра­жая ко­ле­ба­ния, ко­то­рые име­лись и на ав­ст­ро-гер­ман­ской сто­ро­не, по­се­тил Са­зо­но­ва и спро­си, удов­ле­тво­рит­ся ли Рос­сия обе­ща­ни­ем Ав­ст­рии не на­ру­шать це­ло­ст­ность Сер­бии. Са­зо­нов дал та­кой пись­мен­ный от­вет: «Ес­ли Ав­ст­рия, осоз­нав, что ав­ст­ро-серб­ский кон­фликт при­об­рел ев­ро­пей­ский ха­рак­тер, зая­вит о сво­ей го­тов­но­сти ис­клю­чить из сво­его уль­ти­ма­ту­ма пунк­ты, на­ру­шаю­щие су­ве­рен­ные пра­ва Сер­бии, Рос­сия обя­зу­ет­ся пре­кра­тить свои во­ен­ные приготовления».

Этот от­вет был жёст­че, чем по­зи­ция Анг­лии и Ита­лии, ко­то­рые пре­ду­смат­ри­ва­ли воз­мож­ность при­ня­тия дан­ных пунк­тов. Это об­стоя­тель­ст­во сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что и рос­сий­ские руководители в это вре­мя ре­ши­лись на вой­ну. В те­ле­грамм­ных ком­мен­та­ри­ях по­слам Са­зо­нов заявил, что мо­би­ли­за­ци­он­ные ме­ры Рос­сии долж­ны про­хо­дить в об­ста­нов­ке глу­бо­кой тай­ны. Во из­бе­жа­ние ос­лож­не­ний с Гер­ма­ни­ей он пред­ла­гал не объв­лять все на­род­но о на­ча­ле мо­би­ли­за­ции. Но его ожидания не оп­рав­да­лись. Об­ра­до­ван­ные ге­не­ра­лы по­спе­ши­ли про­вес­ти мо­би­ли­за­цию с наи­боль­шим шу­мом. С ут­ра 31(18) июля в Пе­тер­бур­ге появились на­пе­ча­тан­ные на крас­ной бу­ма­ге объявления, при­зы­вав­шие к мо­би­ли­за­ции. Взволнованный гер­ман­ский по­сол пы­тал­ся до­бить­ся объяснений и ус­ту­пок от Са­зо­но­ва. Ни­ко­лай же в эти ча­сы от­пра­вил те­ле­грам­му Виль­гель­му II, в ко­то­рой бла­го­да­рил его за по­сред­ни­че­ст­во. «При­ос­та­но­вить мо­би­ли­за­цию уже тех­ни­че­ски не­воз­мож­но, пи­сал он, но Рос­сия да­ле­ка от то­го, что­бы же­лать вой­ны. По­ка длят­ся пе­ре­го­во­ры с Ав­ст­ри­ей по серб­ско­му во­про­су, Рос­сия не пред­при­мет вы­зы­ваю­щих дей­ст­вий».

Учи­ты­вая эти на­строе­ния им­пе­ра­то­ра, Са­зо­нов не­сколь­ко смяг­чил ус­ло­вия к Ав­ст­рии, из­ло­жен­ные им на­ка­ну­не, де­лая шаг в сто­ро­ну по­зи­ций Англии и Ита­лии в во­про­се о ба­зе для пе­ре­го­во­ров. Са­зо­нов счи­тал, что ка­кие-то шан­сы на ус­пех име­ют толь­ко ша­ги в Лон­до­не, Ни­ко­лай же тре­бо­вал продолжения и пря­мых пе­ре­го­во­ров с ав­ст­рий­ским по­слом. Но мир до­жи­вал уже свои по­след­ние ча­сы. В Бер­ли­не Ягов вы­звал фран­цуз­ско­го по­сла Ж. Кам­бо­на и зая­вил ему, что вви­ду об­щей мо­би­ли­за­ции рус­ской ар­мии Гер­ма­ния вво­дит по­ло­же­ние «кригс­ге­фар» (во­ен­ной опас­но­сти). Гер­ма­ния про­сит Рос­сию де­мо­би­ли­зо­вать­ся, ина­че она нач­нёт свою мо­би­ли­за­цию. Со­брав­ший­ся со­вет ми­ни­ст­ров Фран­ции под пред­се­да­тель­ст­вом пре­зи­ден­та республики Рай­мон­да Пу­ан­ка­ре ре­шил от­ве­тить на гер­ман­скую мо­би­ли­за­цию сво­ей. В 18 ча­сов 30 ми­нут 31(18) ию­ля гер­ман­ский по­сол в Па­ри­же явился к министру ино­стран­ных дел Ви­виа­ни и зая­вил, что вви­ду пол­ной мо­би­ли­за­ции рус­ской ар­мии и фло­та Гер­ма­ния вво­дит по­ло­же­ние «кригс­ге­фар». Рос­сии дан 12-ча­со­вой срок для от­ме­ны мо­би­ли­за­ции.

Ес­ли мо­би­ли­за­ция в Рос­сии не бу­дет пре­кра­ще­на, Гер­ма­ния обь­я­вит свою. В 12 ча­сов но­чи Пур­та­ле по­се­тил Са­зо­но­ва и пе­ре­дал ему по по­ру­че­нию сво­его пра­ви­тель­ст­ва за­яв­ле­ние о том, что ес­ли в 12 ча­сов дня Рос­сия не при­сту­пит к де­мо­би­ли­за­ции не толь­ко про­тив Гер­ма­нии, но и про­тив Ав­ст­рии, Гер­ман­ское пра­ви­тель­ст­во от­даст при­каз о мо­би­ли­за­ции.

На­ка­ну­не Ни­ко­лай II при­ни­мал гер­ман­ско­го по­сла. Он тщетно убеждал его, что мо­би­ли­за­ция не оз­на­ча­ет уг­ро­зы для Гер­ма­нии и тем бо­лее вра­ж­деб­ных по от­но­ше­нию к ней на­ме­ре­ний. Вви­ду ог­ром­ных размеров стра­ны мо­би­ли­за­цию за один час ос­та­но­вить не­воз­мож­но. Пур­та­лес не­мед­лен­но со­об­щил со­дер­жа­ние бе­се­ды в Бер­лин. Но там рас­це­ни­ли это как от­каз от гер­ман­ских ус­ло­вий. Телеграмма Пур­та­ле­са по­слу­жи­ла сиг­на­лом к при­ня­тию ре­ше­ния о вой­не. Так в хо­де пре­дос­тав­лен­но­го Рос­сии сро­ка для от­ме­ны мо­би­ли­за­ции гер­ман­ская сто­ро­на под­ме­ни­ла во­прос о на­ча­ле мо­би­ли­за­ции вопросом о пря­мом объявлении вой­ны.

Ни­ка­ко­го от­ве­та в 12 ча­сов дня не бы­ло да­но. Пур­та­лес не­сколь­ко раз до­би­вал­ся сви­да­ния с Са­зо­но­вым. На­ко­нец, в седь­мом ча­су ми­нистр ино­стран­ных дел при­был в зда­ние ми­ни­стер­ст­ва. Вско­ре гер­ман­ский по­сол уже вхо­дил в его ка­би­нет. В силь­ном вол­не­нии он спро­сил, со­глас­но ли рос­сий­ское пра­ви­тель­ст­во дать от­вет на вче­раш­нюю гер­ман­скую но­ту в бла­го­при­ят­ном то­не. Са­зо­нов от­ве­тил — нет. Но хо­тя объявленная мо­би­ли­за­ция не мо­жет быть от­ме­не­на, Рос­сия не от­ка­зы­ва­ет­ся про­дол­жать пе­ре­го­во­ры для по­ис­ков вы­хо­да из соз­дав­ше­го­ся по­ло­же­ния. Пур­та­лес вновь спро­сил, мо­жет ли Рос­сия дать Гер­ма­нии бла­го­при­ят­ный от­вет. Са­зо­нов вновь твёр­до от­ка­зал­ся. По­сле третье­го от­ка­за Пур­та­лес вы­нул из кар­ма­на но­ту гер­ман­ско­го по­соль­ст­ва, ко­то­рая со­дер­жа­ла объявление вой­ны. Там ука­зы­ва­лось, что мо­би­ли­за­ция в Рос­сии со­рва­ла по­сред­ни­че­ст­во, ко­то­рое вёл гер­ман­ский им­пе­ра­тор по прось­бе рос­сий­ско­го. Так как Рос­сия отказывается от­ме­нить эти ме­ры, гер­ман­ский им­пе­ра­тор, при­ни­мая вы­зов, от име­ни им­пе­рии за­яв­ля­ет, что счи­та­ет се­бя в со­стоя­нии вой­ны с Рос­си­ей. Так на­ча­лась вой­на.

1 ав­гу­ста Ита­лия объявила о сво­ём ней­тра­ли­те­те в на­чав­шем­ся кон­флик­те, по­сколь­ку он на­чал­ся из-за агрессивных дей­ст­вий Ав­ст­рии про­тив Сер­бии и не пред­став­ля­ет «ка­зус фё­де­рис» (слу­чай исполнения со­юз­ных обя­за­тельств) для Ита­лии. 2—3 ав­гу­ста Фран­ция зая­ви­ла о под­держ­ке Рос­сии, а Анг­лия о под­держ­ке Фран­ции. Вой­на ста­ла ев­ро­пей­ской, а вско­ре и ми­ро­вой. Пер­вым днём французской мо­би­ли­за­ции ста­ло 2 ав­гу­ста. Ве­че­ром 3 ав­гу­ста (21) ию­ля Гер­ма­ния объявила вой­ну Фран­ции. Гер­ман­ские вой­ска на­ру­ши­ли ней­тра­ли­тет Бель­гии и Люк­сем­бур­га. Бель­гия об­ра­ти­лась а Фран­ции, Анг­лии и России, как к дер­жа­вам-по­ру­чи­тель­ни­цам, с при­зы­вом к со­труд­ни­че­ст­ву в за­щи­те её тер­ри­то­рии. Ве­че­ром 4 ав­гу­ста слу­жа­щим гер­ман­ско­го по­соль­ст­ва в Лондоне бы­ли вру­че­ны паспорта с тре­бо­ва­ни­ем вы­ез­да, а анг­лий­ский флот получил при­каз от­крыть огонь. В ночь на 5 ав­гу­ста (23 ию­ля) тол­па «пат­рио­ти­че­ских ма­ни­фе­стан­тов» во­рва­лась в зда­ние гер­ман­ско­го по­соль­ст­ва на Иса­ки­ев­ской пло­ща­ди в Пе­тер­бур­ге. Она раз­гро­ми­ла внут­рен­ние по­ме­ще­ния по­соль­ст­ва и сбросила с фрон­то­на зда­ния ог­ром­ную брон­зо­вую кон­ную груп­пу. 5 ав­гу­ста ав­ст­рий­ское пра­ви­тель­ст­во в Ве­не по­тре­бо­ва­ло вы­ез­да рос­сий­ско­го по­сла, а 6 ав­гу­ста в Пе­тер­бур­ге ав­ст­рий­ский по­сол Са­па­ри зая­вил Са­зо­но­ву об объявлении вой­ны.



Во­ен­ные дей­ст­вия в 1914 го­ду

В ли­те­ра­ту­ре тра­ди­ци­он­но об­ви­ня­ют цар­ское пра­ви­тель­ст­во в пло­хой под­го­тов­ке рус­ской ар­мии и во­ен­ной про­мыш­лен­но­сти к пер­вой мировой вой­не. И дей­ст­ви­тель­но, в от­но­ше­нии ар­тил­ле­рии, осо­бен­но тя­жё­лой, рус­ская ар­мия ока­за­лась ху­же подготовленной, чем Гер­ма­ния, по на­сы­щен­но­сти ав­то­мо­би­ля­ми ху­же, чем Фран­ция, рус­ский флот ус­ту­пал гер­ман­ско­му. Име­ли ме­сто не­хват­ки снарядов, па­тро­нов, стрел­ко­во­го ору­жия, об­мун­ди­ро­ва­ния и сна­ря­же­ния. Но спра­вед­ли­во­сти ра­ди на­до ска­зать, что ни­кто из пла­ни­ров­щи­ков вой­ны ни в од­ном ге­не­раль­ном шта­бе лю­бой стра­ны не пред­по­ла­гал, что она про­длит­ся 4 го­да и 3 с по­ло­ви­ной ме­ся­ца. Ни од­на стра­на не име­ла ни воо­ру­же­ния, и сна­ря­же­ния, ни про­до­воль­ст­вия на та­кой ог­ром­ный срок. Ге­не­раль­ные шта­бы рас­счи­ты­ва­ли мак­си­мум на 3—4 ме­ся­ца, в худ­шем слу­чае на пол­го­да.

Со­об­раз­но это­му все сто­ро­ны стре­ми­лись к бы­ст­ро­му раз­вёр­ты­ва­нию наступательных дей­ст­вий. Гер­ман­цы рас­счи­ты­ва­ли на мол­ние­нос­ную кам­па­нию на За­пад­ном фрон­те с це­лью раз­гро­ма Фран­ции, а по­том на дей­ст­вия про­тив Ро­сии, воо­ру­жён­ные си­лы ко­то­рой долж­на бы­ла ско­вы­вать Ав­ст­рия. Рос­сия, как вид­но из док­лад­ной за­пис­ки вер­хов­но­го главнокомандующего рус­ской ар­мии вел. кн. Ни­ко­лая Ни­ко­лае­ви­ча (дя­дя Ни­ко­лая II), пред­по­ла­га­ла раз­вер­нуть на­сту­п­ле­ние на Бер­лин си­ла­ми Северо-Западного фрон­та (командующий Я. Г. Жи­лин­ский) и на­сту­п­ле­ние на Ве­ну си­ла­ми Юго-За­пад­но­го фрон­та (ко­ман­дую­щий Н. И. Ива­нов). Войск про­тив­ни­ка на Вос­точ­ном фрон­те бы­ло в это вре­мя срав­ни­тель­но ма­ло — 26 гер­ман­ских ди­ви­зий и 46 ав­ст­рий­ских. Фран­цуз­ские ар­мии не пла­ни­ро­ва­ли не­мед­лен­но­го на­сту­п­ле­ния и рас­счи­ты­ва­ли на эф­фект от на­сту­п­ле­ния рус­ских.

На­прав­ле­ние воз­мож­но­го не­мец­ко­го уда­ра бы­ло оп­ре­де­ле­но фран­цуз­ским во­ен­ным ко­ман­до­ва­ни­ем не­пра­виль­но. Гер­ма­ния при­дер­жи­ва­лась «пла­на Шлиф­фе­на», на­зван­но­го име­нем мно­го­лет­не­го ру­ко­во­ди­те­ля гер­ман­ско­го ге­не­раль­но­го шта­ба, умер­ше­го не­за­дол­го до вой­ны. Она рас­счи­ты­ва­ла че­рез сла­бо за­щи­щён­ные гра­ни­цы Люк­сем­бур­га и Бель­гии про­рвать­ся во Фран­цию и при­ну­дить её к ка­пи­ту­ля­ции ещё до то­го, как Рос­сия со­сре­до­то­чит свои вой­ска для уда­ра.

Мощ­ная груп­пи­ров­ка гер­ман­ских войск от­бро­си­ла бель­гий­скую ар­мию и втор­глась во Фран­цию. Фран­цу­зы и вы­са­див­ший­ся на се­вер­ном побережье Фран­ции анг­лий­ский кор­пус под на­по­ром пре­вос­хо­дя­щих сил вы­ну­ж­де­ны бы­ли отой­ти. Враг дви­нул­ся к Па­ри­жу.

Им­пе­ра­тор Виль­гельм, при­зы­вая к бес­по­щад­но­сти, обе­щал осе­нью по­кон­чить с Фран­ци­ей. Над Фран­ци­ей на­вис­ла смер­тель­ная опас­ность. Пра­ви­тель­ст­во вре­мен­но по­ки­ну­ло сто­ли­цу.

Для спа­се­ния со­юз­ни­ков русские ар­мии ус­ко­ри­ли под­го­тов­ку на­сту­п­ле­ния и на­ча­ли его при не­пол­ном раз­вёр­ты­ва­нии всех сво­их сил. Че­рез пол­то­ры не­де­ли по­сле объявления вой­ны 1-я и 2-я ар­мии под ко­ман­до­ва­ни­ем ге­не­ра­лов П. К. Рен­нкамп­фа и А. В. Сам­со­но­ва вторг­лись в пре­де­лы Вос­точ­ной Прус­сии и раз­гро­ми­ли в хо­де Гум­бин­нен-Голь­дан­ско­го сра­же­ния вой­ска про­тив­ни­ка. Од­но­вре­мен­но в рай­оне Вар­ша­вы и но­вой кре­по­сти Но­во­ге­ор­ги­евск со­сре­до­то­чи­ва­лись си­лы для глав­но­го стра­те­ги­че­ско­го уда­ра по Бер­ли­ну. То­гда же на­ча­лось на­сту­п­ле­ние 3-й и 8-й ар­мий Юго-За­пад­но­го фрон­та про­тив ав­ст­рий­цев. Оно раз­ви­ва­лось ус­пеш­но и при­ве­ло к за­ня­тию тер­ри­то­рии Га­ли­ции (21 ав­гу­ста был взят Львов). В то­же вре­мя ар­мии в Вос­точ­ной Прус­сии, не дос­тиг­нув со­гла­со­ван­но­сти в сво­их дей­ст­ви­ях, бы­ли раз­би­ты по час­тям про­тив­ни­ком. По­ра­же­ние в Вос­точ­ной Прус­сии в ав­гу­сте 1914 г. на всё вре­мя вой­ны ли­ши­ло рус­ские вой­ска в этом рай­оне ак­тив­но­сти. Они по­лу­ча­ли те­перь лишь оборонительные за­да­чи — за­щи­щать Мо­ск­ву и Пет­ро­град.

Ус­пеш­ное наступление в Га­ли­ции при­ве­ло к то­му, что ре­зер­вы для Юго-За­пад­но­го фрон­та на­чи­на­ют сни­мать да­же из-под Вар­ша­вы, рас­ста­ва­ясь с пла­на­ми на­сту­п­ле­ния на Бер­лин. Центр тя­же­сти опе­ра­ций рус­ской ар­мии в це­лом пе­ре­ме­ща­ет­ся на юг, про­тив Ав­ст­ро-Венг­рии. 12(25) сен­тяб­ря 1914 г. по при­ка­зу Став­ки наступление на Юго-За­пад­ном фрон­те бы­ло при­ос­та­нов­ле­но. За 33 дня рус­ские вой­ска про­дви­ну­лись на 280—300 км и вышли на ли­нию ре­ки Вис­ло­ка 80 км от Кра­ко­ва. Бы­ла оса­ж­де­на мощ­ная кре­пость Пе­ре­мышль. За­ня­та бы­ла значительная часть Бу­ко­ви­ны с глав­ным го­ро­дом Чер­нов­цы. Бое­вые по­те­ри австрийцев дос­тиг­ли 400 тыс. че­ло­век, из них 100 тыс. плен­ны­ми, бы­ло за­хва­че­но 400 ору­дий.

Га­ли­ций­ская на­сту­па­тель­ная опе­ра­ция яви­лась од­ной из са­мых бле­стя­щий по­бед рус­ской ар­мии за всю пер­вую ми­ро­вую вой­ну. В те­че­ние ок­тяб­ря — но­яб­ря на тер­ри­то­рии Поль­ши про­хо­ди­ли два круп­ней­ших сра­же­ния: Вар­шав­ско-Ива­но­год­ское и Лод­зин­ское.

В бо­ях с обе­их сто­рон уча­ст­во­ва­ло вре­ме­на­ми свы­ше 800 тыс. че­ло­век. Ни од­ной из сто­рон не уда­лось пол­но­стью ре­шить свои за­да­чи. Од­на­ко в це­лом дей­ст­вия рус­ских войск бы­ли бо­лее эф­фек­тив­ны­ми. Хо­тя на­сту­п­ле­ния на Бер­лин так и не по­лу­чи­лось, за­пад­ные со­юз­ни­ки, осо­бен­но Фран­ция, на­хо­див­шие­ся в тя­жё­лом по­ло­же­нии, по­лу­чи­ли пе­ре­дыш­ку.

Из-за отправки час­ти войск из Фран­ции на вос­ток у нем­цев не хва­ти­ло сил для на­ме­чав­ше­го­ся об­хо­да Па­ри­жа. Они вы­ну­ж­де­ны бы­ли со­кра­тить фронт сво­его на­сту­п­ле­ния и вы­шли к ре­ке Мар­не северо-восточнее Па­ри­жа, где на­толк­ну­лись на круп­ные анг­ло-фран­цуз­ские си­лы. В бит­ве на Мар­не в сен­тяб­ре 1914 го­да участвовало с обе­их сто­рон бо­лее 1.5 млн. че­ло­век. Фран­цуз­ские и анг­лий­ские вой­са пе­ре­шли в на­сту­п­ле­ние. 9 сен­тяб­ря на­ча­лось от­сту­п­ле­ние нем­цев по все­му фрон­ту. Они смог­ли ос­та­но­вить на­се­дав­ше­го про­тив­ни­ка лишь у ре­ки Эна. Пра­ви­тель­ст­во и ди­пло­ма­ти­че­ский кор­пус, спеш­но бе­жав­шие в Бор­до, смог­ли вер­нуть­ся в Па­риж.

К кон­цу 1914 го­да За­пад­ный фронт ста­би­ли­зи­ро­вал­ся от Се­вер­но­го мо­ря до Швей­цар­ской гра­ни­цы. Сол­да­ты за­ры­лись в око­пы. Ма­нёв­рен­ная вой­на пре­вра­ти­лась в по­зи­ци­он­ную.

В кон­це но­яб­ря 1914 го­да на со­ве­ща­нии ко­ман­дую­щих фрон­та­ми рус­ской ар­мии в Бре­сте бы­ло при­ня­то ре­ше­ние при­ос­та­но­вить на­сту­па­тель­ные дей­ст­вия, и вплоть до ян­ва­ря 1915 го­да на Вос­точ­ном фрон­те ус­та­но­ви­лось за­ти­шье.

Ге­рои­че­скую борь­бу ве­ли серб­ские вой­ска про­тив на­тис­ка ав­ст­ро-вен­гер­ской ар­мии, ко­то­рая осе­нью 1914 го­да два­ж­ды за­хва­ты­ва­ла Бел­град, но в де­каб­ре 1914 го­да сер­бы из­гна­ли ок­ку­пан­тов с всей территории Сер­бии и до осе­ни 1915 го­да ве­ли по­зи­ци­он­ную вой­ну с ав­ст­ро-вен­гер­ской ар­ми­ей.

Ту­рец­кие вой­ска, ин­ст­рук­ти­руе­мые гер­ман­ски­ми во­ен­ны­ми спе­циа­ли­ста­ми, пред­при­ня­ли осе­нью 1914 го­да на­сту­п­ле­ние на За­кав­каз­ском фрон­те. Од­на­ко рус­ские вой­ска от­ра­зи­ли это наступление и ус­пеш­но про­дви­ну­лись на Эр­зрум­ском, Алак­шерт­ском и Ван­ском на­прав­ле­ни­ях. В де­каб­ре 1914 го­да два кор­пу­са ту­рец­кой ар­мии под ко­ман­до­ва­ни­ем Эн­ве­ра-па­ши пред­при­ня­ли на­сту­п­ле­ние под Са­ра­ка­мы­шем. но и здесь один кор­пус рус­ская ар­мия вы­ну­ди­ла к ка­пи­ту­ля­ции, а вто­рой кор­пус был пол­но­стью унич­то­жен. В даль­ней­шем ту­рец­кие вой­ска не пы­та­лись продолжать ка­кие-ли­бо ак­тив­ные во­ен­ные опе­ра­ции.

Рус­ские вой­ска так­же из­гна­ли ту­рок из Иран­ско­го Азер­бай­джа­на: лишь не­ко­то­рые рай­оны За­пад­но­го Ира­на тур­ки удер­жи­ва­ли за со­бой.

К кон­цу 1914 го­да на всех фрон­тах ар­мии обе­их воюю­щих коа­ли­ций пе­ре­шли к за­тяж­ной по­зи­ци­он­ной вой­не. Вой­на на мо­рях и океа­нах за вто­рое по­лу­го­дие 1914 го­да по су­ще­ст­ву све­лась к вза­им­ной блокаде по­бе­ре­жий. Пер­вым мор­ским сра­же­ни­ем явил­ся на­бег 28 ав­гу­ста 1914 го­да анг­лий­ской эс­кад­ры ад­ми­ра­ла Бит­ти на гер­ман­ские су­да, сто­яв­шие в бух­те ост­ро­ва Гель­го­ланд. В ре­зуль­та­те это­го на­бе­га бы­ли по­то­п­ле­ны три гер­ман­ских крей­се­ра и один эс­ми­нец, у анг­ли­чан был по­вре­ж­дён лишь один крей­сер. За­тем про­изош­ли ещё два не­зна­чи­тель­ных сра­же­ния: 1 но­яб­ря 1914 го­да в Ко­ро­нель­ском бою у по­бе­ре­жья Чи­ли английская эс­кад­ра по­тер­пе­ла по­ра­же­ние от гер­ман­ских ко­раб­лей, по­те­ряв два крей­се­ра, а 8 де­каб­ря анг­лий­ская эс­кад­ра на­нес­ла по­ра­же­ние гер­ман­ским ко­раб­лям у Фолк­ленд­ских ост­ро­вов, пол­но­стью унич­то­жив эс­кад­ру ад­ми­ра­ла Шпее. Эти мор­ские сра­же­ния не из­ме­ни­ли со­от­но­ше­ния мор­ских сил: по-преж­не­му анг­лий­ский флот пре­вос­хо­дил ав­ст­ро-гер­ман­ский, ко­то­рый ук­ры­вал­ся в бух­тах ост­ро­ва Гель­го­ланд, в Ки­ле и Виль­гельмс­ха­фе­не. На океа­нах, в Се­вер­ном и Сре­ди­зем­ном мо­рях гос­под­ство­вал флот Ан­тан­ты, он обеспечивал её коммуникации. Но уже в пер­вые месяцы вой­ны об­на­ру­жи­лась боль­шая уг­ро­за фло­ту Ан­тан­ты со сто­ро­ны гер­ман­ских под­вод­ных ло­док, ко­то­рые 22 сен­тяб­ря потопили один за од­ним три анг­лий­ских бро­не­нос­ца, нес­ших до­зор­ную служ­бу на мор­ских пу­тях.

Пи­рат­ский на­бег «Ге­бе­на» и «Брес­лая» на Чер­но­мор­ское по­бе­ре­жье Рос­сии су­ще­ст­вен­ных ре­зуль­та­тов не дал. Уже 18 но­яб­ря рус­ский Чер­но­мор­ский флот на­нёс силь­ные по­вре­ж­де­ния «Ге­бе­ну» и за­ста­вил ту­рец­кий флот ук­рыть­ся в Бос­фо­ре. Рус­ский Бал­тий­ский флот на­хо­дил­ся в Риж­ском и Фин­ском за­ли­вах под на­дёж­ным мин­ным за­гра­ж­де­ни­ем в Бал­тий­ском мо­ре.

Та­ким об­ра­зом, к кон­цу 1914 го­да стал оче­вид­ным про­вал во­ен­но-стра­те­ги­че­ско­го пла­на гер­ман­ско­го ко­ман­до­ва­ния. Гер­ма­ния вы­ну­ж­де­на бы­ла вес­ти вой­ну на два фрон­та.



Во­ен­ные дей­ст­вия в 1915 го­ду

Рус­ское ко­ман­до­ва­ние всту­пи­ло в 1915 год с твёр­дым на­ме­ре­ни­ем за­вер­шить по­бе­до­нос­ное на­сту­п­ле­ние сво­их войск в Га­ли­ции.

Шли упор­ные бои за ов­ла­де­ние кар­пат­ски­ми про­хо­да­ми и Кар­пат­ским хреб­том. 22 мар­та по­сле шес­ти­ме­сяч­ной оса­ды ка­пи­ту­ли­ро­вал Пе­ре­мышль с его 127-ты­сяч­ным гар­ни­зо­ном ав­ст­ро-вен­гер­ских войск. Но вый­ти на вен­гер­скую рав­ни­ну рус­ским вой­скам не уда­лось.

В 1915 го­ду Гер­ма­ния и её со­юз­ни­ки на­пра­ви­ли ос­нов­ной удар про­тив Рос­сии, рас­счи­ты­вая на­нес­ти ей по­ра­же­ние и вы­вес­ти её из вой­ны. К се­ре­ди­не ап­ре­ля гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние ус­пе­ло перебросить с За­пад­но­го фрон­та луч­шие бое­спо­соб­ные кор­пу­са, ко­то­рые вме­сте с ав­ст­ро-вен­гер­ски­ми вой­ска­ми об­ра­зо­ва­ли но­вую удар­ную 11-ю ар­мию под ко­ман­до­ва­ни­ем гер­ман­ско­го генерала Ма­кен­зе­на. Со­сре­до­то­чив на глав­ном на­прав­ле­нии контрнаступления вой­ска, в два раза пре­вос­хо­див­шие си­лы рус­ских войск, под­тя­нув ар­тил­ле­рию, чис­лен­но пре­вос­хо­див­шую рус­скую в 6 раз, а по тяжёлым ору­ди­ям — в 40 раз, ав­ст­ро-гер­ман­ская ар­мия 2 мая 1915 го­да про­рва­ла фронт в рай­оне Гор­ли­цы.

Под на­по­ром ав­ст­ро-гер­ман­ских войск рус­ская ар­мия с тя­жё­лы­ми боя­ми от­сту­па­ла с Кар­пат и из Га­ли­ции, в кон­це мая ос­та­ви­ла Пе­ре­мышль, а 22 ию­ня сда­ла Львов. То­гда же, в ию­не, гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние, на­ме­ре­ва­ясь за­жать в «кле­щи» рус­ские вой­ска, сра­жав­шие­ся в Поль­ше, пред­при­ня­ло уда­ры сво­им пра­вым кры­лом ме­ж­ду За­пад­ным Бу­гом и Вис­лой, а ле­вым — в ни­зовь­ях ре­ки На­рев. Но и здесь, как и в Га­ли­ции, рус­ские вой­ска, не имев­шие дос­та­точ­но ору­жия, бо­е­при­па­сов и сна­ря­же­ния, с тя­жё­лы­ми боя­ми от­сту­пи­ли.

К се­ре­ди­не сен­тяб­ря 1915 го­да на­сту­па­тель­ная ини­циа­ти­ва гер­ман­ской ар­мии ис­то­щи­лась. Рус­ская ар­мия за­кре­пи­лась на ли­нии фрон­та: Ри­га — Двинск — озе­ро На­рочь — Пинск — Тер­но­поль — Чер­нов­цы, и к кон­цу 1915 го­да Вос­точ­ный фронт про­сти­рал­ся от Бал­тий­ско­го мо­ря до ру­мын­ской гра­ни­цы. Рос­сия ут­ра­ти­ла об­шир­ную тер­ри­то­рию, но со­хра­ни­ла свои си­лы, хо­тя с на­ча­ла вой­ны рус­ская ар­мия к это­му вре­ме­ни по­те­ря­ла в жи­вой си­ле око­ло 3 млн. че­ло­век, из них око­ло 300 тыс. уби­ты­ми.

В то вре­мя ко­гда рус­ские ар­мии ве­ли на­пря­жён­ную не­рав­ную вой­ну с глав­ны­ми си­ла­ми ав­ст­ро-гер­ман­ской коа­ли­ции, со­юз­ни­ки Рос­сии — Анг­лия и Фран­ция — на За­пад­ном фрон­те в те­че­ние все­го 1915 го­да ор­га­ни­зо­ва­ли все­го лишь не­сколь­ко ча­ст­ных во­ен­ных опе­ра­ций, ко­то­рые не име­ли су­ще­ст­вен­но­го зна­че­ния. В са­мый раз­гар кро­во­про­лит­ных бо­ёв на Вос­точ­ном фрон­те, ко­гда рус­ская ар­мия ве­ла тя­жё­лые обо­ро­ни­тель­ные бои, со сто­ро­ны анг­ло-фран­цуз­ских со­юз­ни­ков не по­сле­до­ва­ло наступления на За­пад­ном фрон­те. Оно бы­ло при­ня­то толь­ко в кон­це сен­тяб­ря 1915 го­да, ко­гда на Вос­точ­ном фрон­те на­сту­па­тель­ные опе­ра­ции гер­ман­ской ар­мии уже пре­кра­ти­лись.

Уг­ры­зе­ния со­вес­ти от не­бла­го­дар­но­сти по от­но­ше­нию к Рос­сии с боль­шим опо­зда­ни­ем по­чув­ст­во­вал Ллойд Джордж. В сво­их ме­муа­рах он поз­же пи­сал:«Ис­то­рия предъявит свой счёт во­ен­но­му ко­ман­до­ва­нию Фран­ции и Анг­лии, ко­то­рое в сво­ём эгои­сти­че­ском уп­рям­ст­ве об­рек­ло сво­их рус­ских то­ва­ри­щей по ору­жию на ги­бель, то­гда как Анг­лия и Фран­ция так лег­ко мог­ли спа­сти рус­ских и та­ким об­ра­зом по­мог­ли бы луч­ше все­го се­бе».

По­лу­чив тер­ри­то­ри­аль­ный вы­иг­рыш на Вос­точ­ном фрон­те, гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние, од­на­ко, не до­би­лось глав­но­го — оно не при­ну­ди­ло цар­ское пра­ви­тель­ст­во к за­клю­че­нию се­па­рат­но­го ми­ра с Гер­ма­ни­ей, хо­тя по­ло­ви­на всех воо­ру­жён­ных сил Гер­ма­нии и Ав­ст­ро-Венг­рии бы­ла со­сре­до­то­че­на про­тив Рос­сии.

В том же 1915 го­ду Гер­ма­ния по­пы­та­лась на­нес­ти со­кру­ши­тель­ный удар Анг­лии. Она впер­вые ши­ро­ко использовала срав­ни­тель­но но­вое ору­жие — под­вод­ные лод­ки, что­бы пре­сечь под­воз в Анг­лию не­об­хо­ди­мо­го сы­рья и про­до­воль­ст­вия. Сот­ни су­дов бы­ли уничтожены, их ко­ман­ды и пас­са­жи­ры по­гиб­ли. Воз­му­ще­ние ней­траль­ных стран за­ста­ви­ло Гер­ма­нию не то­пить пас­са­жир­ские ко­раб­ли без пре­ду­пре­ж­де­ния. Анг­лия же пу­тём уве­ли­че­ния и уско­ре­ния строи­тель­ст­ва су­дов, а так­же раз­ра­бот­кой эф­фек­тив­ных мер борь­бы про­тив под­вод­ных ло­док пре­одо­ле­ла на­вис­шую над ней опас­ность.

Вес­ной 1915 го­да Гер­ма­ния впер­вые в ис­то­рии войн применила од­но из са­мых бес­че­ло­веч­ных ору­жий — от­рав­ляю­щие ве­ще­ст­ва, но это обес­пе­чи­ло лишь так­ти­че­ский ус­пех.

Не­уда­ча по­стиг­ла Гер­ма­нию и в ди­пло­ма­ти­че­ской борь­бе. Ан­тан­та обе­ща­ла Ита­лии боль­ше, чем мог­ли обе­щать Гер­ма­ния и стал­ки­вав­шая­ся с Ита­ли­ей на Бал­ка­нах Ав­ст­ро-Венг­рия. В мае 1915 го­да Ита­лия объявила им вой­ну и от­влек­ла на се­бя не­ко­то­рую часть войск Ав­ст­ро-Венг­рии и Гер­ма­нии.

Лишь час­тич­но эта не­уда­ча бы­ла ком­пен­си­ро­ва­на тем, что осе­нью 1915 го­да бол­гар­ское пра­ви­тель­ст­во всту­пи­ло в вой­ну про­тив Ан­тан­ты. В ре­зуль­та­те об­ра­зо­вал­ся Четверной со­юз Гер­ма­нии, Ав­ст­ро-Венг­рии, Тур­ции и Бол­га­рии. Не­по­сред­ст­вен­ным след­ст­ви­ем этого яви­лось на­сту­п­ле­ние гер­ман­ских, ав­ст­ро-вен­гер­ских и бол­гар­ских войск про­тив Сер­бии. Ма­лень­кая серб­ская ар­мия ге­рои­че­ски со­про­тив­ля­лась, но бы­ла раз­дав­ле­на пре­вос­хо­дя­щи­ми си­ла­ми про­тив­ни­ка. По­слан­ные на по­мощь сер­бам вой­ска Анг­лии, Фран­ции, Рос­сии и ос­тат­ки серб­ской ар­мии об­ра­зо­ва­ли Бал­кан­ский фронт.

По ме­ре за­тяж­ки вой­ны у стран уча­ст­ниц Ан­тан­ты рос­ло по­доз­ре­ние и недоверие друг к дру­гу. По сек­рет­но­му со­гла­ше­нию Рос­сии с со­юз­ни­ка­ми в 1915 го­ду в слу­чае победоносного окон­ча­ния вой­ны Кон­стан­ти­но­поль и про­ли­вы долж­ны бы­ли отой­ти к Рос­сии. Опа­са­ясь реа­ли­за­ции это­го со­гла­ше­ния, по ини­циа­ти­ве Уин­сто­на Черчилля, под пред­ло­гом уда­ра по про­ли­вам и Кон­стан­ти­но­по­лю яко­бы для под­ры­ва ком­му­ни­ка­ций гер­ман­ской коа­ли­ции с Тур­ци­ей бы­ла пред­при­ня­та дар­да­нелль­ская экс­пе­ди­ция с це­лью оккупации Кон­стан­ти­но­по­ля.

19 фев­ра­ля 1915 го­да анг­ло-фран­цуз­ский флот на­чал об­стрел Дар­да­нелл. Од­на­ко, по­не­ся боль­шие по­те­ри, анг­ло-фран­цуз­ская эс­кад­ра че­рез ме­сяц пре­кра­ти­ла бом­бар­ди­ров­ку дар­да­нелль­ских ук­ре­п­ле­ний.

На за­кав­каз­ском фрон­те рус­ские вос­ка ле­том 1915 го­да, от­ра­зив на­сту­п­ле­ние ту­рец­кой ар­мии на алаш­керт­ском на­прав­ле­нии, пе­ре­шли в контр­на­сту­п­ле­ние на ван­ском на­прав­ле­нии. То­гда же не­мец­ко-ту­рец­кие вой­ска ак­ти­ви­зи­ро­ва­ли венные дей­ст­вия в Ира­не. Опи­ра­ясь на спро­во­ци­ро­ван­ное не­мец­ки­ми аген­та­ми в Ира­не вос­ста­ние бах­ти­ар­ских пле­мён, ту­рец­кие вой­ска ста­ли про­дви­гать­ся к рай­онам неф­те­про­мы­слов и к осе­ни 1915 го­да за­ня­ли Кер­ман­шах и Ха­ма­дан. Но вско­ре при­быв­шие анг­лий­ские вой­ска от­бро­си­ли ту­рок и бах­ти­ар от рай­она неф­те­про­мы­слов, и вос­ста­но­ви­ли раз­ру­шен­ный бах­тиа­ра­ми неф­те­про­вод.

За­да­ча очи­ще­ния Ира­на от ту­рец­ко-гер­ман­ских войск лег­ла на рус­ский экс­пе­ди­ци­он­ный кор­пус ге­не­ра­ла Ба­ра­то­ва, вы­са­див­ший­ся в Ок­тяб­ре 1915 го­да в Эн­зе­ли. Пре­сле­дуя гер­ма­но-ту­рец­кие вой­ска, от­ря­ды Ба­ра­то­ва за­ня­ли Каз­вин, Ха­ма­дан, Кум, Ка­шан и по­до­шли к Ис­фа­ха­ну.

Ле­том 1915 го­да анг­лий­ские от­ря­ды за­хва­ти­ли гер­ман­скую Юго-Западную Аф­ри­ку. В ян­ва­ре 1916 го­да анг­ли­ча­не при­ну­ди­ли к капитуляции ок­ру­жён­ные в Ка­ме­ру­не гер­ман­ские вой­ска.



Во­ен­ные дей­ст­вия в 1916 го­ду

Во­ен­ная кам­па­ния 1915 го­да на За­пад­ном фрон­те не при­нес­ла ка­ких-ли­бо круп­ных опе­ра­тив­ных ре­зуль­та­тов. По­зи­ци­он­ные бои лишь за­тя­ги­ва­ли вой­ну. Ан­тан­та пе­ре­шла к эко­но­ми­че­ской бло­ка­де Гер­ма­нии, на что по­след­няя от­ве­ти­ла бес­по­щад­ной под­вод­ной вой­ной. В мае 1915 го­да гер­ман­ская под­вод­ная лод­ка торпедировала анг­лий­ский оке­ан­ский па­ро­ход «Лу­зи­та­ния», на ко­то­ром по­гиб­ло свы­ше ты­ся­чи пас­са­жи­ров. Не пред­при­ни­мая ак­тив­ных на­сту­па­тель­ных во­ен­ных опе­ра­ций, Анг­лия и Фран­ция бла­го­да­ря пе­ре­не­се­нию цен­тра тя­же­сти во­ен­ных дей­ст­вий на рус­ский фронт по­лу­чи­ли передышку, и всё своё вни­ма­ние со­сре­до­то­чи­ли на раз­ви­тии во­ен­ной про­мыш­лен­но­сти. Они на­ко­п­ля­ли си­лы для даль­ней­шей вой­ны. К на­ча­лу 1916 го­да Анг­лия и Фран­ция име­ли пе­ре­вес над Гер­ма­ни­ей в 70—80 ди­ви­зий и пре­вос­хо­ди­ли её в новейшем воо­ру­же­нии (поя­ви­лись тан­ки).

Тя­жё­лые по­след­ст­вия ак­тив­ных на­сту­па­тель­ных во­ен­ных опе­ра­ций в 1914—1915 го­дах по­бу­ди­ли ру­ко­во­ди­те­лей Ан­тан­ты со­звать со­ве­ща­ние пред­ста­ви­те­лей ге­не­раль­ных шта­бов со­юз­ных ар­мий в де­каб­ре 1915 го­да в Шан­тийи, око­ло Па­ри­жа, где при­шли к вы­во­ду, что вой­ну мож­но закончить по­бе­до­нос­но толь­ко при со­гла­со­ван­ных ак­тив­ных на­сту­па­тель­ных опе­ра­ци­ях на глав­ных фрон­тах.

Од­на­ко и по­сле это­го ре­ше­ния наступление в 1916 го­ду бы­ло на­ме­че­но в пер­вую оче­редь на Вос­точ­ном фрон­те — 15 ию­ня, а на­ За­пад­ном фрон­те — 1 ию­ля.

Уз­нав о на­ме­чен­ных сро­ках на­сту­п­ле­ния стран Ан­тан­ты, гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние ре­ши­ло взять в свои ру­ки ини­циа­ти­ву и на­чать на­сту­п­ле­ние на За­пад­ном фрон­те зна­чи­тель­но рань­ше. При этом был на­ме­чен глав­ный удар на­сту­п­ле­ния на рай­он вер­ден­ских ук­ре­п­ле­ний: для за­щи­ты ко­то­рых, по твёр­до­му убе­ж­де­нию гер­ман­ско­го ко­ман­до­ва­ния, «фран­цуз­ское ко­ман­до­ва­ние вы­ну­ж­де­но бу­дет по­жерт­во­вать по­след­ним че­ло­ве­ком», так как в слу­чае про­ры­ва фрон­та у Вер­де­на от­кро­ет­ся пря­мой путь на Па­риж. Од­на­ко на­ча­тое 21 фев­ра­ля 1916 го­да на­сту­п­ле­ние на Вер­ден не увен­ча­лось ус­пе­хом, тем бо­лее, что в мар­те из-за на­сту­п­ле­ния рус­ских войск в рай­оне го­ро­да Двинск и озе­ра На­рочь гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние бы­ло вы­ну­ж­де­но ос­ла­бить свой на­тиск под Вер­де­ном. Тем не менее, кровопролитные взаимные ата­ки и контр­ата­ки под Вер­де­ном про­дол­жа­лись поч­ти 10 ме­ся­цев, до 18 де­каб­ря, но су­ще­ст­вен­ных ре­зуль­та­тов не да­ли. Вер­ден­ская опе­ра­ция в бу­к­валь­ном смыс­ле сло­ва превратилась в «мя­со­руб­ку», в унич­то­же­ние жи­вой си­лы. Обе сто­ро­ны по­нес­ли ко­лос­саль­ные по­те­ри: фран­цу­зы — 350 тыс. че­ло­век, нем­цы — 600 тыс. че­ло­век.

Не­мец­кое на­сту­п­ле­ние на вер­ден­ские ук­ре­п­ле­ния не из­ме­ни­ло пла­на ко­ман­до­ва­ния Ан­тан­ты на­чать ос­нов­ное на­сту­п­ле­ние 1 ию­ля 1916 го­да на ре­ке Сом­ме.

Сом­ские бои с ка­ж­дым днём на­рас­та­ли. В сен­тяб­ре по­сле сплош­но­го ог­не­во­го ва­ла анг­ло-фран­цуз­ской ар­тил­ле­рии на по­ле боя вско­ре поя­ви­лись анг­лий­ски тан­ки. Од­на­ко тех­ни­че­ски ещё не­со­вер­шен­ные и ис­поль­зуе­мые в не­боль­шом чис­ле, они, хо­тя и при­нес­ли ата­ко­вав­шим анг­ло-фран­цуз­ским вой­скам ме­ст­ный ус­пех, не мог­ли обес­пе­чить об­ще­го стра­те­ги­че­ски-опе­ра­тив­но­го про­ры­ва фрон­та. К кон­цу но­яб­ря 1916 сомм­ские бои ста­ли за­ти­хать. В ре­зуль­та­те всей сомм­ской опе­ра­ции Ан­тан­та за­хва­ти­ла тер­ри­то­рию в 200 кв. км, 105 тыс. не­мец­ких плен­ных, 1500 пу­ле­мё­тов и 350 ору­дий. В бо­ях на Сом­ме обе сто­ро­ны по­те­ря­ли свы­ше 1 млн. 300 тыс. уби­ты­ми, ра­не­ны­ми и плен­ны­ми.

Вы­пол­няя ре­ше­ния со­гла­со­ван­ные на со­ве­ща­нии пред­ста­ви­те­лей ге­не­раль­ных шта­бов в де­каб­ре 1915 го­да в Шан­тийи, вер­хов­ное ко­ман­до­ва­ние рус­ской ар­мии на­ме­ти­ло на 15 ию­ня глав­ное наступление на Западном фрон­те в на­прав­ле­нии Ба­ра­но­ви­чей с од­но­вре­мен­ным вспо­мо­га­тель­ным уда­ром ар­мий Юго-За­пад­но­го фрон­та под ко­ман­до­ва­ни­ем ге­не­ра­ла Бру­си­ло­ва в га­ли­ций­ско-бу­ко­вин­ском на­прав­ле­нии. Од­на­ко на­чав­шее­ся в фев­ра­ле гер­ман­ское на­сту­п­ле­ние на Вер­ден вновь за­ста­ви­ло фран­цуз­ское пра­ви­тель­ст­во про­сить цар­ское правительство Рос­сии о по­мо­щи пу­тём на­сту­п­ле­ния на Вос­точ­ном фрон­те. В на­ча­ле мар­та рус­ские вой­ска предприняли на­сту­п­ле­ние в рай­оне Двин­ска и озе­ра На­вочь. Ата­ки рус­ских войск про­дол­жа­лись до 15 мар­та, но при­ве­ли лишь к так­ти­че­ским ус­пе­хам. В ито­ге этой опе­ра­ции рус­ские вой­ска по­нес­ли боль­шие по­те­ри, но от­тя­ну­ли на се­бя зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ст­во не­мец­ких ре­зер­вов и этим об­лег­чи­ли по­ло­же­ние фран­цу­зов под Вер­де­ном.

Фран­цуз­ские вой­ска по­лу­чи­ли воз­мож­ность пе­ре­груп­пи­ро­вать­ся и уси­лить обо­ро­ну.

Двин­ско-На­рочь­ская опе­ра­ция за­труд­ня­ла под­го­тов­ку к ге­не­раль­но­му на­сту­п­ле­нию на рус­ско-гер­ман­ском фрон­те, на­ме­чен­но­му на 15 ию­ня. Од­на­ко вслед за по­мо­щью фран­цу­зам по­сле­до­ва­ла но­вая на­стой­чи­вая прось­ба ко­ман­до­ва­ния войск Ан­тан­ты по­мочь италь­ян­цам. В мае 1916 го­да 400-ты­сяч­ная ав­ст­ро-вен­гер­ская ар­мия пе­ре­шла в на­сту­п­ле­ние в Трен­ти­но и на­нес­ла тя­жё­лое по­ра­же­ние италь­ян­ской ар­мии. Спа­сая от пол­но­го разгрома италь­ян­скую ар­мию, а так­же анг­ло-фран­цуз­скую на за­па­де, рус­ское ко­ман­до­ва­ние на­ча­ло 4 ию­ня, ра­нее на­ме­чен­но­го сро­ка, на­сту­п­ле­ние войск на юго-за­пад­ном на­прав­ле­нии. Рус­ские вой­ска под командованием ге­не­ра­ла Бру­си­ло­ва, про­рвав обо­ро­ну про­тив­ни­ка поч­ти на 300 ки­ло­мет­ро­вом фрон­те, ста­ли про­дви­гать­ся в Вос­точ­ную Га­ли­цию и Бу­ко­ви­ну (Бру­си­лов­ский про­рыв). Но в са­мый раз­гар на­сту­п­ле­ния, не­смот­ря на прось­бы ге­не­ра­ла Бру­си­ло­ва о по­кре­п­ле­нии на­сту­пав­ших войск ре­зер­ва­ми и бо­е­при­па­са­ми, вер­хов­ное ко­ман­до­ва­ние рус­ской ар­мии от­ка­за­лось по­слать ре­зер­вы на юго-за­пад­ное на­прав­ле­ние и на­ча­ло, как на­ме­ча­лось ра­нее, на­сту­п­ле­ние на за­пад­ном на­прав­ле­нии. Од­на­ко по­сле сла­бо­го уда­ра в на­прав­ле­нии Ба­ра­но­ви­чей ко­ман­дую­щий северо-западным на­прав­ле­ни­ем ге­не­рал Эверт от­ло­жил об­щее на­сту­п­ле­ние на на­ча­ло ию­ля. Ме­ж­ду тем вой­ска ге­не­ра­ла Бру­си­ло­ва про­дол­жа­ли раз­ви­вать на­ча­тое на­сту­п­ле­ние и к кон­цу ию­ня про­дви­ну­лись да­ле­ко в глубь Га­ли­ции и Бу­ко­ви­ны. 3 ию­ля ге­нервл Эверт во­зоб­но­вил на­сту­п­ле­ние на Ба­ра­но­ви­чи, но ата­ки рус­ский войск на этом уча­ст­ке фрон­та не дос­тиг­ли ус­пе­ха. Толь­ко по­сле пол­но­го про­ва­ла на­сту­п­ле­ния войск ге­не­ра­ла Эвер­та вер­хов­ное ко­ман­до­ва­ние рус­ских войск при­зна­ло на­сту­п­ле­ние войск ге­не­ра­ла Бру­си­ло­ва на Юго-За­паднм фрон­те глав­ным — но уже бы­ло позд­но, вре­мя бы­ло по­те­ря­но, Ав­ст­рий­ское ко­ман­до­ва­ние ус­пе­ло пе­ре­груп­пи­ро­вать свои вой­ска, под­тя­ну­ло ре­зер­вы. Бы­ли пе­ре­бро­ше­ны шесть ди­ви­зий с Ав­ст­ро-италь­ян­ско­го фрон­та, а гер­ман­ское ко­ман­до­ва­ние в раз­гар вер­ден­ских и сомм­ских бо­ёв пе­ре­бро­си­ло на Вос­точ­ный фронт один­на­дцать ди­ви­зий. Даль­ней­шее на­сту­п­ле­ние рус­ских войск бы­ло при­ос­та­нов­ле­но.

В ре­зуль­та­те на­сту­п­ле­ния на Юго-За­пад­ном фрон­те рус­ские вой­ска про­дви­ну­лись да­ле­ко в глубь Бу­ко­ви­ны и Вос­точ­ной Га­ли­ции, за­няв око­ло 25 тыс. кв. км тер­ри­то­рии. Бы­ло взя­то в плен 9 тыс. офи­це­ров и свы­ше 400 тыс. сол­дат. Од­на­ко этот ус­пех рус­ской ар­мии ле­та 1916 го­да не при­нёс ре­шаю­ще­го стра­те­ги­че­ско­го ре­зуль­та­та из-за кос­но­сти и без­дар­но­сти вер­хов­но­го ко­ман­до­ва­ния, от­ста­ло­сти транс­пор­та, от­сут­ст­вия воо­ру­же­ния и бо­е­при­па­сов. Всё же на­сту­п­ле­ние рус­ских войск в 1916 го­ду сыг­ра­ло круп­ную роль. Оно об­лег­чи­ло по­ло­же­ние со­юз­ни­ков и вме­сте с на­сту­п­ле­ни­ем анг­ло-фран­цуз­ских войск на Сом­ме све­ло на нет ини­циа­ти­ву гер­ман­ских войск и вы­ну­ди­ло их в даль­ней­шем к стра­те­ги­че­ской обо­ро­не, а ав­ст­ро-вен­гер­ская ар­мия по­сле Бру­си­лов­ско­го уда­ра 1916 го­да уже не спо­соб­на бы­ла к серь­ёз­ным на­сту­па­тель­ным опе­ра­ци­ям.

Ко­гда Рус­ские вой­ска под ко­ман­до­ва­ни­ем Бру­си­ло­ва на­нес­ли круп­ное по­ра­же­ние австро-венгерским вой­скам на Юго-За­пад­ном фрон­те, ру­мын­ские пра­вя­щие кру­ги со­чли, что на­сту­пил удоб­ный мо­мент всту­пить в вой­ну на сто­ро­не по­бе­ди­те­лей, тем бо­лее, что, во­пре­ки мне­нию Рос­сии, Анг­лия и Франция на­стаи­ва­ли на вступлений Ру­мы­нии в вой­ну. 17 ав­гу­ста Румыния са­мо­стоя­тель­но на­ча­ла вой­ну в Тран­силь­ва­нии и пер­во­на­чаль­но дос­тиг­ла там не­ко­то­ро­го ус­пе­ха, но ко­гда за­тих­ли сомм­ские бои, ав­ст­ро-гер­ман­ские вой­ска без осо­бо­го на­пря­же­ния раз­гро­ми­ли ру­мын­скую ар­мию и ок­ку­пи­ро­ва­ли поч­ти всю Ру­мы­нию, по­лу­чив до­воль­но важ­ный ис­точ­ник продовольствия и неф­ти. Как и пред­ви­де­ло рус­ское ко­ман­до­ва­ние, при­шлось перебросить в Ру­мы­нию 35 пе­хот­ных и 11 ка­ва­ле­рий­ских ди­ви­зий, что­бы укрепить фронт по ли­нии Ниж­ний Ду­най — Браи­ла — Фок­ша­ны — Дор­на — Ват­ра.

На кав­каз­ском фрон­те, раз­ви­вая на­сту­п­ле­ние, рус­ские вой­ска 16 фев­ра­ля 1916 го­да ов­ла­де­ли Эр­зу­ру­мом, а 18 ап­ре­ля за­ня­ли Траб­зонд (Тра­пе­зунд). Ус­пеш­но для рус­ских войск раз­ви­ва­лись бои на ур­мий­ском на­прав­ле­нии, где был за­нят Ру­ван­диз, и у озе­ра Ван, где рус­ские вой­ска ле­том всту­пи­ли в Муш и Бит­лис.



1917 год. На­рас­та­ние ре­во­лю­ци­он­ной и ак­тив­но­сти и «мир­ные» ма­нёв­ры
в воюю­щих стра­нах

К кон­цу 1916 го­да со­вер­шен­но от­чёт­ли­во вы­яви­лось пре­вос­ход­ст­во Ан­тан­ты как в чис­лен­но­сти воо­ру­жён­ных сил, так и в во­ен­ной тех­ни­ке, осо­бен­но в ар­тил­ле­рии, авиа­ции и тан­ках. В во­ен­ную кам­па­нию 1917 го­да Ан­тан­та на всех фрон­тах всту­пи­ла с 425 ди­ви­зия­ми про­тив 331 ди­ви­зии про­тив­ни­ка. Од­на­ко раз­но­гла­сия в во­ен­ном ру­ко­во­дстве и свое­ко­ры­ст­ные це­ли уча­ст­ни­ков Ан­тан­ты час­то па­ра­ли­зо­ва­ли эти пре­иму­ще­ст­ва, яр­ко про­яви­лось в не­со­гла­со­ван­но­сти дей­ст­вий ко­ман­до­ва­ния Ан­тан­ты во вре­мя круп­ных опе­ра­ций в 1916 го­ду. Пе­рей­дя к стратегической обо­ро­не, ав­ст­ро-гер­ман­ская коа­ли­ция, ещё да­ле­ко не по­вер­жен­ная, по­ста­ви­ла мир пе­ред фак­том за­тяж­ной из­ну­ри­тель­ной вой­ны.

А ка­ж­дый ме­сяц, ка­ж­дая не­де­ля вой­ны влек­ли за со­бой но­вые ко­лос­саль­ные жерт­вы. К кон­цу 1916 го­да обе сто­ро­ны по­те­ря­ли уби­ты­ми око­ло 6 млн. че­ло­век и око­ло 10 млн. че­ло­век ра­не­ны­ми и изу­ве­чен­ны­ми. Под влия­ни­ем ог­ром­ных люд­ских по­терь и ли­ше­ний на фрон­те и в ты­лу во всех воюю­щих стра­нах про­шёл шовинистический угар пер­вых ме­ся­цев вой­ны. С ка­ж­дым го­дом на­рас­та­ло ан­ти­во­ен­ное дви­же­ние в ты­лу и на фрон­тах. За­тя­ги­ва­ние вой­ны не­от­вра­ти­мо сказывалось, в том чис­ле и на мо­раль­ном ду­хе рус­ской ар­мии. Пат­рио­ти­че­ский подъ­ём 1914 го­да дав­но был рас­те­рян, экс­плуа­та­ция идеи «сла­вян­ской солидарности» так­же ис­чер­па­ла се­бя. Рас­ска­зы о жес­то­ко­стях нем­цев то­же не да­ва­ли долж­но­го эф­фек­та. Ус­та­лость от вой­ны ска­зы­ва­лась всё боль­ше и боль­ше. Си­де­ние в око­пах, не­под­виж­ность по­зи­ци­он­ной вой­ны, от­сут­ст­вие про­стей­ших че­ло­ве­че­ских ус­ло­ви­ий на по­зи­ци­ях — всё это бы­ло фо­ном уча­стив­ших­ся сол­дат­ских вол­не­ний.

К это­му на­до при­ба­вить про­тест про­тив па­лоч­ной дис­ци­п­ли­ны, зло­упот­реб­ле­ний на­чаль­ни­ков, каз­но­крад­ст­ва ты­ло­вых служб. И на фрон­те, и в ты­ло­вых гар­ни­зо­нах всё ча­ще от­ме­ча­лись слу­чаи не­вы­пол­не­ния при­ка­зов, вы­ра­же­ния со­чув­ст­вия бас­тую­щим ра­бо­чим. В ав­гу­сте — сен­тяб­ре 1915 го­да во вре­мя вол­ны ста­чек в Пет­ро­гра­де мно­гие сол­да­ты сто­лич­но­го гар­ни­зо­на вы­ра­жа­ли со­ли­дар­ность с ра­бо­чи­ми, про­изош­ли вы­сту­п­ле­ния на ря­де ко­раб­лей Бал­тий­ско­го фло­та. В 1916 го­ду име­ло ме­сто вос­ста­ние сол­дат на кре­мен­чуг­ском рас­пре­де­ли­тель­ном пунк­те, на та­ком же пунк­те в Го­ме­ле. Ле­том 1916 го­да два си­бир­ских пол­ка от­ка­за­лись ид­ти в бой. Поя­ви­лись слу­чаи бра­та­ния с сол­да­та­ми про­тив­ни­ка. К осе­ни 1916 го­да зна­чи­тель­ная часть 10-мил­ли­он­ной ар­мии на­хо­ди­лась в со­стоя­нии бро­же­ния.

Глав­ным пре­пят­ст­ви­ем к по­бе­де ста­ли те­перь не ма­те­ри­аль­ные не­дос­тат­ки (воо­ру­же­ние и снаб­же­ние, во­ен­ная тех­ни­ка), а внут­рен­нее со­стоя­ние са­мо­го об­ще­ст­ва. Глу­бо­кие про­ти­во­ре­чия ох­ва­ты­ва­ли слои. Глав­ным бы­ло про­ти­во­ре­чие ме­ж­ду цар­ско-мо­нар­хи­че­ским ла­ге­рем и дву­мя ос­таль­ны­ми — ли­бе­раль­но-бур­жу­аз­ным и ре­во­лю­ци­он­но-де­мо­кра­ти­че­ским. Царь и груп­пи­ро­вав­шая­ся во­круг не­го при­двор­ная ка­ма­ри­лья хо­те­ли со­хра­нить все свои при­ви­ле­гии, ли­бе­раль­ная бур­жуа­зия хо­те­ла по­лу­чить дос­туп к пра­ви­тель­ст­вен­ной вла­сти, а ре­во­лю­ци­он­но-де­мо­кра­ти­че­ский ла­герь во гла­ве с пар­ти­ей боль­ше­ви­ков бо­рол­ся за свер­же­ние мо­нар­хии. Бро­же­ни­ем бы­ли ох­ва­че­ны ши­ро­кие мас­сы на­се­ле­ния всех воюю­щих стран. Всё боль­ше тру­дя­щих­ся тре­бо­ва­ли не­мед­лен­но­го ми­ра и осу­ж­да­ли шо­ви­низм, про­тес­то­ва­ли про­тив бес­по­щад­ной экс­плуа­та­ции, не­хват­ки про­до­воль­ст­вия, оде­ж­ды, то­п­ли­ва, про­тив обо­га­ще­ния вер­хуш­ки об­ще­ст­ва. От­каз пра­вя­щих кру­гов удов­ле­тво­рить эти требования и по­дав­ле­ние про­тес­тов си­лой по­сте­пен­но при­ве­ли мас­сы к вы­во­ду о не­об­хо­ди­мо­сти борь­бы про­тив во­ен­ной дик­та­ту­ры и все­го су­ще­ст­вую­ще­го строя. Ан­ти­во­ен­ные вы­сту­п­ле­ния пе­ре­рас­та­ли в ре­во­лю­ци­он­ное дви­же­ние.

В та­кой об­ста­нов­ке в пра­вя­щих кру­гах обе­их коа­ли­ций рос­ла тре­во­га. Да­же са­мые край­ние им­пе­риа­ли­сты не мог­ли не счи­тать­ся с на­строе­ни­ем масс, жа­ж­дав­ших ми­ра. По­это­му бы­ли пред­при­ня­ты ма­нёв­ры с «мир­ны­ми» пред­ло­же­ния­ми в расчете на то, что эти пред­ло­же­ния бу­дут от­верг­ну­ты про­тив­ни­ком и в та­ком слу­чае на не­го мож­но бу­дет свалить всю ви­ну за про­дол­же­ние вой­ны. Так 12 де­каб­ря 1916 го­да кай­зе­ров­ское правительство Гер­ма­нии пред­ло­жи­ло стра­нам Ан­тан­ты на­чать «мир­ные» пе­ре­го­во­ры.

При этом гер­ман­ское «мир­ное» предложение бы­ло рас­счи­та­но на рас­кол в ла­ге­ре Ан­тан­ты и на опо­ру тех сло­ёв внут­ри стран Ан­тан­ты, ко­то­рые склон­ны бы­ли до­бить­ся ми­ра с Гер­ма­ний без «со­кру­ши­тель­но­го уда­ра» по Гер­ма­нии си­лой ору­жия. Так как «мир­ное» пред­ло­же­ние Гер­ма­нии не со­дер­жа­ло ни­ка­ких кон­крет­ных ус­ло­вий и аб­со­лют­но замалчивало во­прос о судь­бе ок­ку­пи­ро­ван­ных ав­ст­ро-гер­ман­ски­ми вой­ска­ми тер­ри­то­рий Рос­сии, Бель­гии, Фран­ции, Сер­бии, Ру­мы­нии, то это да­ло по­вод Ан­тан­те на дан­ное и по­сле­дую­щие пред­ло­же­ния от­ве­чать кон­крет­ны­ми тре­бо­ва­ния­ми об ос­во­бо­ж­де­нии Гер­ма­ни­ей всех за­хва­чен­ных тер­ри­то­рий, а так­же раз­де­ла Турции, «ре­ор­га­ни­за­ции» Ев­ро­пы на ос­но­ве «на­цио­наль­но­го прин­ци­па», что фак­ти­че­ски оз­на­ча­ло от­каз Ан­тан­ты всту­пить в мир­ные переговоры с Гер­ма­ни­ей и её со­юз­ни­ка­ми.

Гер­ман­ская про­па­ган­да шум­но воз­вес­ти­ла все­му ми­ру, что в про­дол­же­ние вой­ны по­вин­ны стра­ны Ан­тан­ты и что они вы­ну­ж­да­ют Гер­ма­нию к «оборонительным ме­рам» пу­тём бес­по­щад­ной «не­ог­ра­ни­чен­ной под­вод­ной вой­ны».

В фев­ра­ле 1917 го­да в России по­бе­ди­ла бур­жу­аз­но-де­мо­кра­ти­че­ская ре­во­лю­ция, и в стра­не ши­ро­ко раз­вер­ну­лось дви­же­ние за революционный вы­ход из им­пе­риа­ли­сти­че­ской вой­ны.

В от­вет на на­чав­шую­ся с фев­ра­ля 1917 го­да не­ог­ра­ни­чен­ную подводную войну со сто­ро­ны Гер­ма­нии США ра­зо­рва­ли с по­след­ней ди­пло­ма­ти­че­ские от­но­ше­ния, и 6 ап­ре­ля, объ­я­вив вой­ну Гер­ма­нии, всту­пи­ли в вой­ну, что­бы по­вли­ять на её ре­зуль­та­ты в свою поль­зу.

Ещё до при­бы­тия аме­ри­кан­ских сол­дат вой­ска Ан­тан­ты 16 ап­ре­ля 1917 го­да на­ча­ли наступление на За­пад­ном фрон­те. Но ата­ки анг­ло-фран­цуз­ских войск, сле­до­вав­ших од­на за дру­гой 16 –19 ап­ре­ля, ока­за­лись без­ус­пеш­ны­ми. Фран­цу­зы и анг­ли­ча­не за че­ты­ре дня бо­ёв по­те­ря­ли бо­лее 200 тыс. уби­ты­ми. В этом бою по­гиб­ло 5 тыс. рус­ских сол­дат из со­ста­ва 3-й рус­ской бри­га­ды, при­слан­ной из России на помощь со­юз­ни­кам. Бы­ли под­би­ты или унич­то­же­ны поч­ти все 132 анг­лий­ских тан­ка, участвовавшие в бою.

Под­го­тав­ли­вая эту во­ен­ную опе­ра­цию, командование Ан­тан­ты на­стой­чи­во тре­бо­ва­ло от Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва Рос­сии на­чать на­сту­п­ле­ние на Вос­точ­ном фрон­те. Од­на­ко под­го­то­вить в ре­во­лю­ци­он­ной России та­кое на­сту­п­ле­ние бы­ло не­лег­ко. Всё же гла­ва Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва Ке­рен­ский стал уси­лен­но го­то­вить на­сту­п­ле­ние, рас­счи­ты­вая в слу­чае уда­чи под­нять пре­стиж бур­жу­аз­но­го Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва, а при не­уда­че сва­лить ви­ну на боль­ше­ви­ков.

На­ча­тое 1 ию­ля 1917 го­да рус­ское на­сту­п­ле­ние на львов­ском на­прав­ле­нии вна­ча­ле раз­ви­ва­лось ус­пеш­но, но вско­ре гер­ман­ская ар­мия, по­лу­чив­шая в под­кре­п­ле­ние 11 ди­ви­зий, пе­ре­бро­шен­ных с За­пад­но­го фрон­та, пе­ре­шла в контр­на­сту­п­ле­ние и от­бро­си­ла рус­ские вой­ска да­ле­ко за ис­ход­ные по­зи­ции.

Та­ким об­ра­зом, в 1917 го­ду на всех ев­ро­пей­ских фрон­тах, не­смот­ря на пре­вос­ход­ст­во Ан­тан­ты в жи­вой си­ле и в во­ен­ной тех­ни­ке, её вой­скам не уда­лось дос­тичь ре­шаю­ще­го ус­пе­ха ни в од­ном из пред­при­ни­мав­ших­ся на­сту­п­ле­ний. Революционная си­туа­ция в России и от­сут­ст­вие не­об­хо­ди­мой со­гла­со­ван­но­сти в во­ен­ных опе­ра­ци­ях внут­ри коа­ли­ции со­рва­ли реа­ли­за­цию стра­те­ги­че­ских пла­нов Ан­тан­ты, рас­счи­тан­ных на пол­ный раз­гром ав­ст­ро-гер­ман­ско­го бло­ка в 1917 го­ду. А в на­ча­ле сен­тяб­ря 1917 го­да гер­ман­ская ар­мия пред­при­ня­ла на­сту­п­ле­ние на се­вер­ном уча­ст­ке Вос­точ­но­го фрон­та с це­лью за­хва­та Ри­ги и Риж­ско­го по­бе­ре­жья.

Вы­бор нем­ца­ми мо­мен­та для на­сту­п­ле­ния под Ри­гой был не слу­ча­ен. Это бы­ло вре­мя, когда рус­ская ре­ак­ци­он­ная во­ен­ная вер­хуш­ка, под­го­тав­ли­вая контр­ре­во­лю­ци­он­ный пе­ре­во­рот в стра­не, ре­ши­ла опе­реть­ся на гер­ман­скую во­ен­щи­ну. На со­зван­ном в Мо­ск­ве в ав­гу­сте го­су­дар­ст­вен­ном со­ве­ща­нии ге­не­рал Кор­ни­лов вы­ска­зал своё «пред­по­ло­же­ние» о ско­ром па­де­нии Ри­ги и от­кры­тии пу­тей к Пет­ро­гра­ду — ко­лы­бе­ли рус­ской ре­во­лю­ции. Это по­слу­жи­ло сиг­на­лом для на­сту­п­ле­ния гер­ман­ской ар­мии на Ри­гу. Не­смот­ря на то, что бы­ли все воз­мож­но­сти удер­жать Ри­гу, она бы­ла по при­ка­зу во­ен­но­го ко­ман­до­ва­ния сда­на нем­цам. Рас­чи­щая путь нем­цам на революционный Пет­ро­град, Кор­ни­лов на­чал свой от­кры­тый контр­ре­во­лю­ци­он­ный мя­теж. Кор­ни­ло­ва был раз­гром­лен ре­во­лю­ци­он­ны­ми ра­бо­чи­ми и сол­да­та­ми под ру­ко­во­дством боль­ше­ви­ков.



Вы­ход Рос­сии из Пер­вой ми­ро­вой вой­ны

25 ок­тяб­ря (7 но­яб­ря) 1917 го­да в Пет­ро­гра­де про­изо­шёл Ок­тябрь­ский пе­ре­во­рот. Вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во па­ло, власть пе­ре­шла в ру­ки Со­ве­тов ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов. Со­зван­ный в Смоль­ном 25 ок­тяб­ря II Все­рос­сий­ский съезд Со­ве­тов ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов ус­та­но­вил в стра­не Со­вет­скую Рес­пуб­ли­ку. Гла­вой пра­ви­тель­ст­ва был из­бран В. И. Ле­нин. 26 ок­тяб­ря (8 но­яб­ря) 1917 го­да II Все­рос­сий­ский съезд Со­ве­тов при­нял Дек­рет о ми­ре. В нём Со­вет­ское пра­ви­тель­ст­во пред­ла­га­ло «всем воюющим на­ро­дам и их пра­ви­тель­ст­вам на­чать не­мед­лен­но переговоры о спра­вед­ли­вом и де­мо­кра­ти­че­ском ми­ре». Да­лее разъяснялось, что та­ким ми­ром Со­вет­ское пра­ви­тель­ст­во счи­та­ет не­мед­лен­ный мир без ан­нек­сий, без на­силь­ст­вен­но­го при­сое­ди­не­ния чу­жих на­род­но­стей и без кон­три­бу­ции.

Дей­ст­ви­тель­но, в ря­ду мно­гих за­дач, ко­то­рые при­шлось ре­шать по­бе­див­шим Со­ве­там, од­ной из первостепенных был вы­ход из вой­ны. От это­го во мно­гом за­ви­се­ла судь­ба со­циа­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции. Тру­дя­щие­ся мас­сы жда­ли из­бав­ле­ния от тя­гот и ли­ше­ний вой­ны. Мил­лио­ны сол­дат рва­лись с фрон­тов, из око­пов до­мой, В. И. Ле­нин пи­сал то­гда:"… Что мо­жет быть бес­спор­нее и яс­нее, чем сле­дую­щая ис­ти­на: правительство, дав­шее из­му­чен­но­му трёх­лет­ней гра­би­тель­ской вой­ной на­ро­ду Со­вет­скую власть, зем­лю, ра­бо­чий кон­троль и мир, бы­ло бы не­по­бе­ди­мо? Мир — глав­ное»(Ле­нин В. И. Полн. собр. соч. — Т.35. — С.361).

Пра­ви­тель­ст­ва стран Ан­тан­ты да­же не от­ве­ти­ли на пред­ло­же­ние II съез­да Со­ве­тов о за­клю­че­ние ми­ра. На­обо­рот, они ста­ра­лись не до­пус­тить вы­хо­да России из вой­ны. Вме­сто по­ис­ков пу­тей к ми­ру они ста­ра­лись не до­пус­тить вы­хо­да Рос­сии из вой­ны.

Вме­сто по­ис­ков пу­тей к ми­ру они взя­ли курс на под­держ­ку контр­ре­во­лю­ции в Рос­сии и ор­га­ни­за­цию ан­ти­со­вет­ской ин­тер­вен­ции, что­бы, как вы­ра­жал­ся Уин­стон Чер­чилль, «за­ду­шить ком­му­ни­сти­че­скую на­сед­ку, по­ка она не вы­си­де­ла цы­п­лят».

В этих ус­ло­ви­ях бы­ло при­ня­то ре­ше­ние са­мо­стоя­тель­но на­чать пе­ре­го­во­ры с Гер­ма­ни­ей о за­клю­че­нии ми­ра.

В пар­тии и в Со­ве­тах раз­го­ре­лась ост­рая дис­кус­сия — за­клю­чать или не за­клю­чать мир? Бо­ро­лись три точ­ки зре­ния: Ле­ни­на и его сто­рон­ни­ков — со­гла­сить­ся на под­пи­са­ние ан­нек­сио­ни­ст­ско­го ми­ра; груп­пы «ле­вых ком­му­ни­стов» во гла­ве с Бу­ха­ри­ным — не мир с Гер­ма­ни­ей за­клю­чать, а объ­я­вить ей «ре­во­лю­ци­он­ную» вой­ну и тем са­мым по­мочь гер­ман­ско­му про­ле­та­риа­ту раз­жечь у се­бя ре­во­лю­цию; Троц­ко­го — «ни ми­ра, ни вой­ны».

Со­вет­ской мир­ной де­ле­га­ции, ко­то­рую воз­глав­лял на­род­ный ко­мис­сар ино­стран­ных дел Л. Д. Троц­кий, Ле­нин дал ус­та­нов­ку за­тя­ги­вать под­пи­са­ние ми­ра. Те­п­ли­лась на­де­ж­да, что в Гер­ма­нии мо­жет раз­ра­зить­ся ре­во­лю­ция. Но Троц­кий это ус­ло­вие не вы­пол­нил. По­сле то­го как гер­ман­ская де­ле­га­ция по­ве­ла пе­ре­го­во­ры в уль­ти­ма­тив­ном то­не, он зая­вил, что Со­вет­ская рес­пуб­ли­ка вой­ну пре­кра­ща­ет, ар­мию де­мо­би­ли­зу­ет: а ми­ра не подписывает. Как по­том объ­яс­нял Троц­кий, он рас­счи­ты­вал, что та­кой жест вско­лых­нёт гер­ман­ский про­ле­та­ри­ат. Со­вет­ская де­ле­га­ция тот­час же по­ки­ну­ла Брест. Пе­ре­го­во­ры по ви­не Троц­ко­го бы­ли со­рва­ны.

Гер­ман­ское пра­ви­тель­ст­во, дав­но раз­ра­ба­ты­вав­шее план за­хва­та Рос­сии, по­лу­чи­ло пред­лог для раз­ры­ва пе­ре­ми­рия. 18 фев­ра­ля в 12 ча­сов дня гер­ман­ские вой­ска пе­ре­шли в на­сту­п­ле­ние по все­му фрон­ту — от Риж­ско­го за­ли­ва до устья Ду­ная. В нём уча­ст­во­ва­ло око­ло 700 тыс. че­ло­век.

План гер­ман­ско­го ко­ман­до­ва­ния пре­ду­смат­ри­вал бы­ст­рый за­хват Пет­ро­гра­да, Мо­ск­вы, па­де­ние Со­ве­тов и за­клю­че­ние ми­ра с но­вым, «не­боль­ше­ви­ст­ским пра­ви­тель­ст­вом».

На­ча­лось от­сту­п­ле­ние ста­рой рус­ской ар­мии, по­те­ряв­шей к это­му вре­ме­ни свою бое­спо­соб­ность. Не­мец­кие ди­ви­зии поч­ти бес­пре­пят­ст­вен­но дви­га­лись в глубь стра­ны, и пре­ж­де все­го в на­прав­ле­нии Пет­ро­гра­да. Ут­ром 19 фев­ра­ля Ле­нин на­пра­вил гер­ман­ско­му пра­ви­тель­ст­ву те­ле­грам­му о со­гла­сии под­пи­сать мир на пред­ло­жен­ных ус­ло­ви­ях. Од­но­вре­мен­но Сов­нар­ком при­ни­мал ме­ры по ор­га­ни­за­ции во­ен­но­го со­про­тив­ле­ния про­тив­ни­ку. Его ока­зы­ва­ли ма­ло­чис­лен­ные от­ря­ды Крас­ной гвар­дии, Крас­ной Армии от­дель­ные час­ти ста­рой ар­мии. Од­на­ко гер­ман­ское на­сту­п­ле­ние стре­ми­тель­но раз­ви­ва­лось. Бы­ли по­те­ря­ны Двинск, Минск, По­лоцк, значительная часть Эс­то­нии и Лат­вии. Нем­цы рвались к Пет­ро­гра­ду. Над Со­вет­ской рес­пуб­ли­кой на­вис­ла смер­тель­ная опас­ность.

21 фев­ра­ля Со­вет На­род­ных Ко­мис­са­ров при­нял на­пи­сан­ный В. И. Ле­ни­ным дек­рет «Со­циа­ли­сти­че­ское Оте­че­ст­во в опас­но­сти!". 22 и 23 фев­ра­ля 1918 го­да в Пет­ро­гра­де, Пско­ве, Ре­ве­ле, Нар­ве, Мо­ск­ве, Смо­лен­ске и в дру­гих го­ро­дах раз­вер­ну­лась кам­па­ния за­пи­си в Крас­ную Ар­мию.

Под Пско­вом и Ре­ве­лем, в Лат­вии, Бе­ло­рус­сии, на Ук­раи­не шли бои с кай­зе­ров­ски­ми час­тя­ми. На Пет­ро­град­ском на­прав­ле­нии со­вет­ским вой­скам уда­лось при­ос­та­но­вить на­сту­п­ле­ние вра­га. Воз­рас­таю­щее со­про­тив­ле­ние со­вет­ских войск ох­ла­ж­да­ло пыл гер­ман­ских ге­не­ра­лов. Опа­са­ясь за­тяж­ной вой­ны на Вос­то­ке и уда­ра анг­ло-аме­ри­кан­ских и фран­цуз­ских войск с За­па­да, гер­ман­ское пра­ви­тель­ст­во ре­ши­ло за­клю­чить мир. Но пред­ло­жен­ные им ус­ло­вия ми­ра бы­ли ещё бо­лее тя­жё­лы­ми. Со­вет­ская рес­пуб­ли­ка долж­на бы­ла пол­но­стью де­мо­би­ли­зо­вать ар­мию, за­клю­чить не­вы­год­ные со­гла­ше­ния с Германией и т. д.

Мир­ный до­го­вор с Гер­ма­ни­ей был под­пи­сан в Бре­сте 3 мар­та 1918 го­да и во­шёл в ис­то­рию под на­зва­ни­ем Бре­ст­ско­го ми­ра. Та­ким об­ра­зом Рос­сия вы­шла из Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, но для Со­вет­ской вла­сти в России это бы­ло лишь пе­ре­дыш­кой ко­то­рая бы­ла использована для ук­ре­п­ле­ния вла­сти и хо­зяй­ст­ва, для под­го­тов­ки к «от­по­ру все­мир­но­му им­пе­риа­лиз­му».



За­вер­ше­ние Пер­вой ми­ро­вой вой­ны

Вес­ной 1918 го­да гер­ман­ское командование по­пы­та­лось раз­бить анг­ло-фран­цуз­ские вой­ска до при­бы­тия в Ев­ро­пу круп­ных вооруженных сил США. Оно за­ве­ря­ло сол­дат, что эта бит­ва бу­дет ре­шаю­щей. С кон­ца мар­та Гер­ма­ния на­ча­ла на­сту­п­ле­ние. Це­ной боль­ших по­терь её вой­скам уда­лось про­дви­нуть­ся к Па­ри­жу, за­хва­тить не­ма­ло плен­ных и тро­фе­ев. Но раз­бить анг­ло-фран­цуз­ские ар­мии до при­бы­тия войск США не уда­лось. Не толь­ко ма­те­ри­аль­ные, но и люд­ские ре­зер­вы Гер­ма­нии бы­ли ис­чер­па­ны: на фронт от­прав­ля­ли под­ро­ст­ков. Сол­да­ты бы­ли из­мо­та­ны и не же­ла­ли сра­жать­ся, мно­гие де­зер­ти­ро­ва­ли.

На­сту­п­ле­ние гер­ман­ских войск по­тер­пе­ло не­уда­чу, и инициатива пе­ре­шла к Ан­тан­те. Анг­ло-фран­цуз­ская ар­мия и уже при­быв­шие ди­ви­зии США от­бро­си­ли вой­ска Гер­ма­нии на ис­ход­ные по­зи­ции.

8 ав­гу­ста на­ча­лось на­сту­п­ле­ние войск Фран­ции, Анг­лии и США под об­щим ко­ман­до­ва­ни­ем французского маршала Фо­ша. Они про­рва­ли фронт про­тив­ни­ка, раз­гро­мив в один день 16 ди­ви­зий. Не же­лая сра­жать­ся, не­мец­кие сол­да­ты сда­ва­лись в плен. Это был, по сло­вам фак­ти­че­ско­го руководителя гер­ман­ско­го ге­не­раль­но­го шта­ба ге­не­ра­ла Лю­ден­дор­фа, «са­мый чёр­ный день гер­ман­ской ар­мии в ис­то­рии ми­ро­вой вой­ны».

Воо­ру­жён­ные си­лы Гер­ма­нии уже не мог­ли ока­зы­вать со­про­тив­ле­ния генеральному на­сту­п­ле­нию фран­ко-анг­ло-аме­ри­кан­ских войск.

Анг­ло-фран­цуз­ские и серб­ские вой­ска на­сту­па­ли и ни Бал­кан­ском фрон­те. Бол­гар­ская ар­мия бы­ла раз­би­та, и Бол­га­рия ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла. По­сле раз­гро­ма анг­лий­ски­ми и фран­цуз­ски­ми вой­ска­ми ту­рец­кой ар­мии в Па­ле­сти­не и Си­рии ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла и Ос­ман­ская им­пе­рия. Сол­да­ты ав­ст­ро-вен­гер­ской ар­мии от­ка­за­лись вое­вать. Ав­ст­ро-Венг­рия раз­ва­ли­лась. На тер­ри­то­рии об­ра­зо­вал­ся ряд не­за­ви­си­мых на­цио­наль­ных го­су­дарств. 3 но­яб­ря 1918 го­да ав­ст­ро-вен­гер­ское ко­ман­до­ва­ние под­пи­са­ло про­дик­то­ван­ное Ан­тан­той пе­ре­ми­рие.

В тот же день в Гер­ма­нии на­ча­лась ре­во­лю­ция. 9 но­яб­ря на­род сверг мо­нар­хию. Стра­на ста­ла рес­пуб­ли­кой. Бы­ло соз­да­но но­вое пра­ви­тель­ст­во. На рас­све­те 11 но­яб­ря 1918 го­да в Ком­пь­ен­ском ле­су, в штаб­ном ва­го­не Фо­ша бы­ло под­пи­са­но пе­ре­ми­рие ме­ж­ду Гер­ма­ни­ей и её про­тив­ни­ка­ми.

11 но­яб­ря в 11 ча­сов ут­ра сиг­наль­щик, сто­яв­ший у штаб­но­го ва­го­на вер­хов­но­го главнокомандующего, про­тру­бил сиг­нал «Пре­кра­тить огонь». Сиг­нал был пе­ре­дан по все­му фрон­ту. В тот же мо­мент бы­ли ос­та­нов­ле­ны бое­вые дей­ст­вия. Пер­вая Ми­ро­вая вой­на окон­чи­лась.



Ре­зуль­та­ты Пер­вой ми­ро­вой вой­ны

В 1914 го­ду Гер­ма­ния бы­ла под­го­тов­ле­на к вой­не луч­ше, чем её про­тив­ни­ки. Од­на­ко ми­ро­вая вой­на за­кон­чи­лась по­ра­же­ни­ем Чет­вер­но­го сою­за. Ре­шаю­щее зна­че­ние име­ло пре­вос­ход­ст­во Ан­тан­ты в люд­ских и ма­те­ри­аль­ных ре­сур­сах. На её сто­ро­не ока­за­лись США. Го­су­дар­ст­вен­ный строй, су­ще­ст­во­вав­ший в Гер­ма­нии, Ав­ст­ро-Венг­рии и Ос­ман­ской им­пе­рии, не вы­дер­жал ис­пы­та­ний ми­ро­вой вой­ны и по­тер­пел кру­ше­ние. В ре­зуль­та­те по­ра­же­ний и революций все три им­пе­рии исчезли с политической кар­ты. Анг­лия, Фран­ция и США до­би­лись раз­гро­ма сво­их глав­ных кон­ку­рен­тов и при­сту­пи­ли к пе­ре­де­лу ми­ра.

Не вы­дер­жа­ла ис­пы­та­ний ми­ро­вой вой­ны и рос­сий­ская мо­нар­хия. Она бы­ла сме­те­на в те­че­ние не­сколь­ких дней бу­рей Фев­раль­ской ре­во­лю­ции. При­чи­на­ми па­де­ния мо­нар­хии яв­ля­ют­ся ха­ос в стра­не, кри­зис в эко­но­ми­ке, по­ли­ти­ке, про­ти­во­ре­чия мо­нар­хии с ши­ро­ки­ми слоя­ми об­ще­ст­ва. Ка­та­ли­за­то­ром всех этих не­га­тив­ных про­цес­сов ста­ло ра­зо­ри­тель­ное уча­стие Рос­сии в Пер­вой ми­ро­вой вой­не. Во мно­гом из-за не­спо­соб­но­сти Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва к ре­ше­нию про­бле­мы дос­ти­же­ния ми­ра для Рос­сии про­изо­шёл Ок­тябрь­ский пе­ре­во­рот. Со­вет­ская власть смог­ла вы­вес­ти Рос­сию из ми­ро­вой вой­ны, но лишь це­ной зна­чи­тель­ных тер­ри­то­ри­аль­ных ус­ту­пок. Та­ким об­ра­зом, сто­яв­шие в 1914 го­ду пе­ред Рос­си­ей за­да­чи рас­ши­ре­ния тер­ри­то­рии и сфер влия­ния Рос­сий­ской им­пе­рии не бы­ли вы­пол­не­ны. Ми­ро­вая им­пе­риа­ли­сти­че­ская вой­на 1914 –1918 го­дов бы­ла са­мой кро­во­про­лит­ной и жес­то­кой из всех войн, ка­кие мир знал до 1914 го­да. Ни­ко­гда ещё про­ти­во­бор­св­тую­щие сто­ро­ны не вы­став­ля­ли та­ких ог­ром­ных ар­мий для вза­им­но­го унич­то­же­ния. Об­щая чис­лен­ность ар­мий до­хо­ди­ла до 70 млн. че­ло­век. Все дос­ти­же­ния тех­ни­ки, хи­мии бы­ли на­прав­ле­ны на ис­треб­ле­ние лю­дей. Уби­ва­ли всю­ду: на зем­ле и в воз­ду­хе, на во­де и под во­дой. Ядо­ви­тые га­зы, раз­рыв­ные пу­ли, ав­то­ма­ти­че­ские пу­ле­мё­ты, сна­ря­ды тя­жё­лых ору­дий, ог­не­мё­ты — всё бы­ло на­прав­ле­но на унич­то­же­ние че­ло­ве­че­ской жиз­ни. 10 млн. уби­тых, 18 млн. раненных — та­ков итог вой­ны.







Спи­сок ис­поль­зо­вав­шей­ся ли­те­ра­ту­ры:

1. «Аго­ния сер­деч­но­го со­гла­сия: ца­ризм, бур­жуа­зия и их со­юз­ни­ки по Ан­тан­те. 1914 – 1917 «Алек­сее­ва И. В. — Ле­нин­град «Лен­из­дат», 1990 г.

2. «Ис­то­рия Пер­вой ми­ро­вой вой­ны 1914 — 1918» под ре­дак­ци­ей Рос­ту­но­ва И. И. — Мо­ск­ва «Нау­ка», 1975 г.

3. «Пер­вая ми­ро­вая вой­на. 1914 — 1918» (сбор­ник на­уч­ных ста­тей) Ре­дак­ци­он­ная кол­ле­гия: Си­до­ров (отв. ред.) и др. — Мо­ск­ва «Нау­ка», 1975 г.

4. «Но­вая ис­то­рия» под ре­дак­ци­ей Ов­ча­рен­ко Н. Е. — Мо­ск­ва «Про­све­ще­ние», 1976 г.

5. «Но­вая и но­вей­шая ис­то­рия» под ре­дак­ци­ей По­по­вой Е. И. и Та­та­ри­но­вой К. Н. — Мо­ск­ва «Выс­шая шко­ла», 1984 г.

6. «1 ав­гу­ста 1914 го­да» Яков­лев Н. Н. — Мо­ск­ва «Мо­ло­дая гвар­дия», 1974 г.

7. «Вос­по­ми­на­ния» Са­зо­нов С. Д. — Мо­ск­ва «Ме­ж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния», 1991 г.

8. «Ав­гу­стов­ские пуш­ки» Так­ман Б. — Мо­ск­ва «Мо­ло­дая гвар­дия», 1972 г.

10. Боль­шая Со­вет­ская Эн­цик­ло­пе­дия

Похожие работы:

  • Первая мировая война и рождение массового общества

    Реферат >> История
    ... ), а с другой - еде придавалось большое сакральное значение (система постов, причастие). Несколько позже ... свою силу в ходе Первой мировой войны, по сути дела эту войну и прекратила. Эта война не только ...
  • Военные действия в ходе первой мировой войны

    Реферат >> История
    ХОД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. Десятилетиями накапливавшиеся империалисти­ческие противоречия вылились в ... броненосных крейсера, несших дозорную службу. Значение нового средства борьбы очень возросло ...
  • Первая мировая война на австро-венгерском фронте

    Дипломная работа >> История
    ... фронта – австро-венгерское направление, в общем ходе Первой мировой войны. Тема нашла отражение в работах Н. Валентинова4 ... австро-венгерскими войсками имела важное значение в общем ходе первой мировой войны. «...События на Марне и в Галиции ...
  • Участие России в первой мировой войне

    Реферат >> История
    ... . Первая мировая война привела к крушению сильнейших монархий мира: в России, Германии и Австро-Венгрии. В ходе первой мировой войны на ... войск 1914 г. имела большое значение для дальнейшего хода войны. Планы немецкого командования на ...
  • Первая мировая война (1914 — 1918)

    Доклад >> История
    ... первой мировой войны они вошли не как одно из сражений, а как битва. В ходе ... пленных), России — 230 тыс. человек. Значение битвы состоит и в том, что противнику ... являлась одной из крупномасштабных операций первой мировой войны. В ней принимала участие почти ...
  • Первая мировая война

    Реферат >> История
    ... императора, повешения Распутина ..." Всюду ходили слухи об измене, предателях и ... командировки... Сроки не имели значения, так как всякий понимал, ... наследием. Литература: 1.Александр Рявкин "Первая мировая война"(Москва. 1993г.). 2.Александр Майсурян " ...
  • Первая мировая война и революция в России

    Статья >> История
    ... в ходе анализа данных по тяжелой и легкой отраслям промышленности. Так, за годы Первой мировой войны ... решающее значение имел тот факт, что «индустриализация была занята работой на войну» ...
  • Первая Мировая война

    Реферат >> История
    ... 6-й день. Ход боевых действий. 1914 год Итак, Первая мировая война началась. Необходимо ... , которые не имели существенного значения. В самый разгар кровопролитных ... Однако мировая война закончилась поражением Четверного союза. Решающее значение имело ...
  • Первая мировая война 1914-1918 гг

    Реферат >> История
    ... В Германии лучше всех понимали значение в современном бою тяжелой артиллерии ... оказала существенное влияние на ход мировой войны. После победы Февральской революции ... окончании первой мировой войны. По своим масштабам и последствиям Первая мировая война не ...
  • Роль Турции в Первой мировой войне

    Курсовая работа >> История
    ... англо- французской эскадры. Существенного значения она не имела, поскольку ... его мнению, значение ее невелико для истории первой мировой войны, но она занимает ... слишком заметного влияния на общий ход первой мировой войны. Действия турецкой армии носили ...