Реферат : Присоединение Украины к России 


Полнотекстовый поиск по базе:

Присоединение Украины к России



Реферат >> История


2


Присоединение Украины к России

Содержание

Введение 3

I. Предпосылки освободительной войны украинского народа 5

II. Запорожские казаки как движущая сила освободительного движения 9

III. Освободительная война украинского народа 16

IV. Результаты войны 25

Заключение 28

Введение

В 1991 году неконтролируемый распад СССР, завершившийся известным "беловежским соглашением" президентов России, Украины и Белоруссии о ликвидации СССР и создании особого межгосударственного альянса - Содружества Независимых Государств, привел к появлению на карте мира новых независимых государств, в том числе и независимой Украины. С этого момента два братских народа - русский и украинский все дальше и дальше, под влиянием национальных политических сил – удаляются друг от друга. Кому-то из политиков наверно это очень выгодно, потому, что простые люди всегда поймут друг друга. И вот, где при «активном невмешательстве», а где и при молчаливом согласии украинских властей на Украине все выше поднимают голову националистические организации: бритоголовые молодчики издеваются над «ненавистными москалями»; в мятежной чеченской республике «гарный хлопчик» служит исламским хозяевам и стреляет в брата славянина; в Крыму местные власти устанавливают тарифы на коммунальные платежи для ''русскоязычного'' населения в три раза выше, чем для «истинных украинцев»; в керченском проливе разразился приграничный конфликтик, с использованием кораблей береговой охраны «Самостийной Украины» из-за дамбы, которую вели русские строители, для предотвращения экологической обстановки в регионе. Сам президент Кучма позировал на фоне боевых кораблей, и обещал во всем разобраться в Кремле и не допустить захвата исконно-украинской территории. При всем при этом, жаждущее независимости, самостийности государство, изо всех сил отгораживаясь от своего северного соседа, с которым вместе «прожили» почти 340 лет, стремится под крылышко НАТО.

Как говорится, все хорошее быстро забывается. Забыта и Переяславская Рада, в 1654 году воссоединившая два братских славянских народа, после того, как казаки во главе Богданом Хмельницким неоднократно обращались за помощью к московскому правительству; забыты годы кровопролитных сражений, которые вела Россия за освобождение украинских земель от польско-иудейского, католического гнета. Забыты и тяжелые годы Второй мировой войны, когда русский и украинский народ плечом к плечу бились не за независимость, а за право существовать вообще. Забыто и то, как вся Россия поднимала полностью уничтоженное войной народное хозяйство этого региона. Все кануло в лету. Хотя нет, некоторые политические круги пытаются вспомнить, что эта Рада прервала «стремительный полет» Украины к истинной независимости, что в то время не так-то плохо жилось свободолюбивому сословию казаков (хочу, пойду на басурманина, хочу, пойду в московские земли), что украинское духовенство уже тогда смотрело на московских русских, как на народ грубый. Забыли Богдана Хмельницкого, но тут же вспомнили про борца за независимость самостийной Украины Бендеру. Правда, тут же забыли, сколько тысяч украинцев убили, ограбили, замучили «лесные братья бендеровцы».

Сейчас политики активно пытаются не только пересмотреть историю, что-то затушевать, что-то забыть, но и спекулируют на ней преподнося целые эпохи в удобном для них свете. Но, как показывает история, время все расставит на свои места, именно оно является истинным ценителем всех исторических событий. А мы лишь беспристрастно обратимся к одному из исторических событий - Воссоединению Украины с Россией, к тем объективным историческим предпосылкам, которые способствовали ему. Вполне очевидно, что именно сейчас, в свете происходящего на Украине, рассмотрение этого вопроса актуально, как никогда.

I. Предпосылки освободительной войны украинского народа

На протяжении XV-первой половины XVII вв. формируются украинская, белорусская и русская народности, хотя определенные различия в языке, материальной культуре появляются еще в период расселения восточных славян по Русской равнине. Хотя в XI-XII вв. сохранялась идея восточнославянского единства, разобщенность политической жизни в рамках городов-государств также способствовала накоплению различий между восточнославянскими общностями.

Сильный импульс этому процессу был дан перипетиями бурного XIII столетия. Земли будущих Украины и Белоруссии оказались в составе Великого княжества Литовского. Великое княжество Литовское, образовавшееся в XIII в., включало в себя в XIV в. некоторые русские земли. В 1385 г. в замке Крево была подписана уния (союз) между Литвой и Польшей (Кревская уния), в 1569 г. в Люблине – уния об образовании единого государства – Речи Посполитой. Одним из условий Люблинской унии 1569 г. - было присоединение украинских земель непосредственно к Польше. 1

На плодородные земли Украины хлынули польские феодалы, как грибы стали расти фольварки - барские имения. Неуклонно развивался процесс закрепощения крестьянства, постепенно приобретавший на территории Украины особенно изощренные и жесткие формы. Землевладельцы получили право судить и карать крестьян, вплоть до лишения жизни, а крестьянина, фактически, лишили даже права жаловаться на своего пана.

Видавшие виды иностранные путешественники не переставали изумляться тяжести положения и бесправности украинского "хлопства". Иезуит Скарга, фанатический враг православия и русской народности, говорил, что на всем земном шаре не найдется государства, где бы так обходились с землевладельцами, как в Польше. "Владелец или королевский староста не только отнимает у бедного хлопа все, что он зарабатывает, но и убивает его самого, когда захочет и как захочет, и никто не скажет ему за это дурного слова". В то же время Старовольский писал: «Много, толкуют у нас о турецком рабстве; но это касается только военнопленных, а не тех, которые, живя под турецкою властью, занимаются земледелием или торговлей. Они, заплативши годовую дань, свободны, как у нас не свободен ни один шляхтич. В Турции никакой паша не может последнему мужику сделать того, что делается в наших местечках и селениях. Любой азиатский деспот не замучит во всю жизнь столько людей, сколько их замучат в один год в свободной Речи Посполитой»2.

Поляки совершали тогда ужаснейшие варварства. Самуил Лащ, коронный стражник (блюститель пограничных областей) обрезывал людям носы и уши, отдавал девиц и женщин на поругание своим солдатам, и в первый день пасхи 1639 года, в местечке Лысяпке вырезал поголовно всех жителей, не разбирая ни пола, ни возраста; многие из них были побиты в церкви. Для внушения народу страха, и в других местах делалось то же.

Но ничто так не тяготило и не оскорбляло русского народа, как власть иудеев. Паны, ленясь управлять имениями, сами отдавали их в аренды иудеям с полным правом панского господства над хлопами. И тут-то не было предела истязаниям над рабочею силою и духовною жизнью хлопа. Кроме всевозможнейших проявлений произвола, иудеи, пользуясь унижением православной религии, брали в аренды церкви, налагали пошлины за крещение младенцев ("дудки"), за венчание ("поемщина"), за погребение и, наконец, вообще за всякое богослужение; кроме того, и умышленно ругались над религией. Отдавать имения на аренды казалось так выгодным, что число иудеев арендаторов увеличивалось все более и более и Южная Русь очутилась под их властью

Положение крестьянства отягощалось и религиозным гнетом. После унии 1569 г. усилился натиск католической церкви, которая получила большие земельные владения на Украине. На Украине появляются представители ордена иезуитов, способствовавшие распространению католичества.

Внедрению католичества способствовала и униатская церковь - созданная на соборе в г.Бресте в октябре 1596г. Все это создавало весьма своеобразную ситуацию: паны, принадлежали к одной вере, а "хлопы" к другой. Излишне говорить о том, сколь тяжелые последствия это имело для последних. Ясно, что "хлопство" могло стать одной из движущих сил будущей освободительной войны против польских панов.

В весьма тяжелом положении оказались и жители городов - мещане. С середины XVI в. наблюдается определенный подъем городской жизни, развиваются старые города, появляются новые. Бурно развивалось ремесло, приобретавшее цеховые формы. Преградой на пути городской жизни становились польские феодалы. В землях Украины и Белоруссии существовало явление, неизвестное Московскому государству: наряду с государственными городами, которые являлись административными центрами и чаще всего управлялись на основе магдебургского права, было много городов, которые принадлежали магнатам.

Но развитию городов препятствовало не только это, но и наличие многочисленных "юридик" - земельных владений светских и духовных феодалов на территории королевских городов. Они не подчинялись городским судам и администрации, вносили разброд и сумятицу в жизнь городов.

Горожане начинают борьбу с засильем польских "можновладцев", объединяются вокруг православных соборов, создают "братства" – объединения православного населения. Первоначально эти организации ставили перед собой просветительские задачи, стремились сохранить и поддержать православие.

Было много поводов для недовольства и у православной шляхты, той, которая не ополячилась и не приняла католичество. Поляки оттесняли ее от занятия "урядов" (государственных чинов), подвергали гонениям за православие. В аналогичном положении оказалось и православное духовенство. Православные священники изгонялись из храмов, им запрещалось вести службу на родном языке. Не случайно именно из рядов духовенства вышло много руководителей борьбы с поляками.

Понятно, что народ, находясь в таком положении, бросался в казачество, убегал толпами на Запорожье и оттуда появлялся вооруженными шайками, которые тотчас же разрастались. Восстания следовали за восстаниями. Толпы удальцов, освободившись бегством от тяжелого панского и иудейского гнета, убегали на Запорожье, а оттуда на чайках3 пускались в море грабить турецкие прибрежные города. Нападать на неверных, по понятиям этого времени, считалось богоугодным дедом, тем более, что целью этих набегов было столько же освобождение пленных христиан, сколько и приобретение добычи от неверных.

Турецкие послы постоянно жаловались польскому правительству на казаков. Поляки при возможности ловили виновных и казнили их, но когда сами ссорились с турками или татарами, то давали волю тем же украинским удальцам. Эти походы были особенно важны тем, что послужили дальнейшею военною школою для украинского народа и способствовали ему дружно и решительно подниматься против поляков; на это не отваживался в других местах русский народ, страдавший под таким же гнетом.

Таким образом, все слои населения Украины готовы были сплотиться в борьбе за свою свободу. Была и сила, способная возглавить движение в военном отношении. Такой силой стало казачество.

II. Запорожские казаки как движущая сила освободительного движения

После разрушения греческой империи и основания в Крыму царства Гиреев, беспрестанные грабежи и набеги татар не допустили свободного мирного развития жизни в этом крае и вызвали в нем необходимость населения с чисто воинственным характером.

В конце XV века введен был в Руси польский обычай отдавать города с поселениями под управление лиц знатного рода, под названием старост. В начале XVI века являются староства: черкасское и каневское, а в них военное сословие под названием казаков. Сама страна, занимаемая этими староствами, названа «Украиной»4; название это переходит на все пространство до Днестра, именно на землю древних угличей и тиверцев, а потом по мере расширения казачества распространяется и на киевскую землю и на левый берег Днепра5.

Черкасские и каневские старосты, а за ними и другие старосты в южнорусском крае, например, Хмельницкие и Брацлавские, для безопасности своих земель, по необходимости должны были учредить из местных жителей военное сословие, всегда готовое для отражения татарских набегов. Необходимо было вместе с тем дать этому сословию права и привилегии вольных людей, т.к., по понятиям того века, воин должен был пользоваться сословными привилегиями перед земледельцами. Организаторами казацкого сословия в начале XVI века являются преимущественно два лица: черкасский и каневской староста Евстафий Дашкович и хмельницкий староста Предислав Лянскоронский.

Развитию казачества более всего содействовал талантливый преемник Дашковича, староста Димитрий Вишневецкий. Он увеличивал число казаков приемом всякого рода охотников, прославился со своими казаками геройскими подвигами против крымцев и поставил себя по отношению к польскому королю почти в независимое положение. Его широкие планы уничтожить крымскую орду и подчинить черноморские края московской державе, разбились об ограниченное упрямство царя Ивана Грозного. В пятидесятых годах XVI века Вишневецкий построил укрепления на острове Хортице и поместил там казаков. Это не понравилось татарам, и сам хан Девлет-Гирей приходил выгонять казаков оттуда. Вишневецкий отразил хана, но, покинутый в своих предприятиях царем Иваном, покорился воле Сигизмунда-Августа, а затем вывел казаков с низовья Днепра. Тем не менее, казаки не оставили пути, намеченного Дашковичем и Вишневецким, и за знаменитыми днепровскими порогами казаки создают свои укрепления - со временем возникает Запорожская Сича - казацкая республика, унаследовавшая демократические традиции еще времен Киевской Руси. Запорожская Сича установилась прежде всего на острове Томаковке, близ впадения в Днепр реки Конки6. Казаки, поселившиеся в Сичи, носили название "запорожцев". Они выбирали вольными голосами на "раде" (сходке) главного начальника, называемого "кошевым атаманом". Кош разделялся на "курени", и каждый курень состоял под начальством выбранного "куренного атамана". Поселения низовых казаков не ограничивались одною Сичью. В разных местах на днепровских островах и на берегах образовывались казацкие селитьбы и хутора. Таким образом, за порогами слагалось общество с военным характером, населяемое выходцами и беглецами из Южной Руси, совершенно независимыми от властей, управлявших Южной Русью.

Казаки разделялись на два рода: городовых (или украинских) и запорожских (или сичевых). Первые по месту своего жительства, должны были над собою признавать польские власти; вторые были совершенно независимы.

Положение казачьей республики, ее отношения с Польшей были весьма своеобразными. Польское правительство не без оснований видело в Сечи угрозу, но нуждалось в казаках, поскольку они заслоняли от крымских татар, за спиной которых маячила могущественная Османская империя. Вот почему довольно рано польское правительство пыталось переманить к себе на службу часть казачества: польские паны содействовали расширению казачества: приглашали казаков в своих походах, так, Мнишки и Вишневецкие с их помощью водили в московское государство самозванцев. Польские короли не раз пользовались их услугами7. Еще Сигизмунд-Август изъял украинских казаков из-под власти старост и поставил над ними особого "старшого". При Стефане Батории заведены были реестры или списки, куда записывались казаки, и только вписанные в эти реестры должны были называться казаками. Старшой над казаками, назначенный королем, назывался гетманом8. Всех реестровых казаков было только шесть тысяч. Они пользовались свободным правом владения своими землями, не несли никаких податей и повинностей и получали жалование по червонцу на каждого простого казака и по тулупу.

Кроме этих реестровых казаков, польское правительство долго не хотело знать никаких других казаков, т.к. увеличивать количество реестровых правительство опасалось. Но такой взгляд шел в разрезе с народным стремлением. В Южной Руси все хотели быть казаками, т.е. вольными людьми; все искали путей и средств обратиться в казаков. Одним из таких путей была Запорожская Сича. Жители, бывшие по закону панскими холопами, бегали на Запорожье; возвращаясь оттуда, не хотели уже служить своим панам, называли себя казаками, и как вольные люди считали своею собственностью ту землю, на которой жили и которую обрабатывали, тогда как владелец признавал эту землю своею. Владельцы и их управители ловили таких беглецов и казнили смертью.

Реестровые казаки охотно принимали в свое сословие новых братий, так что количество реестровых было на деле гораздо больше, чем на бумаге. Иногда такие польские подданные, назвавши себя казаками, не пытались ни вступать в реестр, ни примыкать к панам, а собирались вооруженными толпами и выбирали себе предводителя, которого называли гетманом. Так поступали в особенности те, которые бывали на Сичи, воевали против турок и татар и приобретали себе там - как выражались тогда - "рыцарскую славу". Эти, так называемые, "своевольные купы" (шайки) уже в конце XVI века стали страшны для Польши и возбуждали против себя строгие постановления сейма. На деле эти постановления не исполнялись, тем более, что и польский король, и польские паны, объявивши шайки самозванных казаков противозаконными скопищами, сами употребляли их в войнах с Москвою, Швецией и Турцией. Таким образом, кроме казаков городовых, записываемых в реестры, и казаков сичевых, беспрестанно то пополняемых беглецами из Украины, было еще множество казаков своевольных, состоявших из панских холопов, выбиравших себе гетманов. Правительство делало пересмотры реестрам: из них исключались лишние казаки; эти лишние носили название "выписчиков"; но выключенные из реестра продолжали называть себя казаками.

У польского правительства, а главное, у польских панов, явилось среди простого народа много врагов; эти враги становились тем ожесточеннее и опаснее, чем сильнее выказывалось с польской стороны стремление удержать наплыв народа в казачество. Стремление народа к оказаченью, или так называемое поляками, "украинское своевольство", начало принимать религиозный оттенок и получать в собственных глазах русского народа нравственное освящение.

Вслед за введением унии, последовало быстрое отступление русского высшего класса от своей религии, а вместе с тем и от своей народности. Русские паны стали для русского народа чужими, и власть их получила вид иноземного и иноверного порабощения. Мещане и холопы, только от страха принимали унию, и пока не свыклись с нею в течение многих поколений, долго были готовы отпасть от нее. В Украине, где народ менее подвергался рабскому страху, уния трудно пускала свои корни. Реестровые казаки не принимали ее вовсе. Самовольные казаки еще более возненавидели унию, как один из признаков панского насилия над собою. Таким образом, православная религия сделалась для русского народа знаменем свободы и противодействия панскому гнету.

Именно казачество и вело своего рода военную подготовку освободительной войны середины XVII в. Конец XVI – начало XVII столетий ознаменовались многочисленными казацкими восстаниями. «Несмотря на все прежние наши меры, - писал король в 1617 году, - казацкое своеволие дошло до ужасающих крайностей: громады казаков не дают Речи Посполитой покою; шляхта не может безопасно проживать в своих имениях»9.

В 1625 году казаки отправили своих депутатов на сейм с требованием удалить упитов от церквей и церковных имений, уничтожить всякие стеснительные постановления против казаков и не ограничивать их числа. Они при своей просьбе послали перечень разных утеснении, которые терпели русские в Польше и Литве, указывали, что повсюду отнимают у православных церкви, тянут в суды православных под разными предлогами, сажают в тюрьмы и бьют священников, жаловались, что православные дети вырастают без крещения, люди живут без венчания и отходят от мира без исповеди и св. причастия. Просьба эта не имела никаких последствий, и казаки, под начальством гетмана Жмайла ворвались в Киев, убили киевского войта Федора Ходыку за ревность к унии, ограбили католический монастырь, убили в нем священника и отправили к московскому царю посольство с просьбою принять казаков под свое покровительство.

Восстания продолжались и в 30-х годах. Павел Бут, Тетеря – вот имена казацких вождей этого времени. Казачество, правда, в это время выдвигало "экономические" требования: увеличение жалованья, включение в реестр значительно большего количества казаков и т.д. Но важно отметить, что в ходе восстаний налаживались связи запорожского казачества с правительством Русского государства и казаки все больше начинали видеть в нем опору для себя в борьбе. 

Чтобы пресечь бегство народа за пороги, гетман Конецпольский заложил на Днепре перед самыми порогами крепость Кодак. Но в августе 1635 года предводитель самовольных казаков Сулима разорил эту крепость, перебил гарнизон и стал призывать народ к восстанию. Ему не удалось предприятие. Подосланные Конецпольским реестровые казаки схватили Сулиму, еще не успевшего собрать большого ополчения. Ему отрубили голову в Варшаве10.

Вслед за тем объявлено строгое приказание самовольным казакам повиноваться своим панам, а чтобы привести эту меру в исполнение, расставили в Украине польские войска, которые начали делать народу всякие насилия. Это вынудило реестровых казаков в 1636 году обратиться с жалобою к королю; они избрали своими послами двух сотников: Ивана Барабаша и Зиновия-Богдана Хмельницкого11.

Для рассмотрения казацких жалоб назначен был воевода Адам Кисель, православный пан. Он начал хитрить с казаками, стараясь успокоить реестровых обещаниями денег, а главное добиваясь исключения из реестра лишних казаков и возвращения их под власть своих панов. Старшим над реестровыми казаками был тогда Василий Томиленко, нерешительный, но тем не менее преданный казацкому делу. В то время, новый предводитель самовольных казаков Павлюк ворвался из Сичи в Украину с 200 человек, захватил в Черкассах всю казацкую артиллерию и ушел обратно в Сичу, а оттуда призвал к реестровым казакам соединиться с "выписчиками" и дружно защищаться против поляков. Томиленко колебался, а Кисель, подобрал кружок реестровых казаков и составил из них раду на реке Русаве.

Эта рада низложила Томиленка. и выбрала в гетманы полковника Савву Кононовича. Павлюк, узнавши о таком перевороте, послал своего полковника Карпа Скидана с отрядом в Переяславль, а сам стал с войском у Крылова. Скидан вошел ночью в Переяславль, схватил Кононовича и новопоставленных старшин и привез в Крылов. Казаки осудили их и расстреляли. Гетманом выбрали Павлюка, который призвал русский народ к восстанию. Все реестровые полки, один за другим перешли на сторону восстания. Конецпольский послал против казаков Потоцкого.

6 декабря 1637 года произошла битва у деревни Кумейки. Русские бились отчаянно, но были разбиты, ушли к Днепру в местечко Боровицы. Кисель, находившийся с Потоцким, уговорил казаков выдать Павлюка с товарищами, поручившись, что король радует им прощение. Реестровые казаки низложили Павлюка с гетманства, и привели к Потоцкому. Заключен был с польским военачальником договор: казаки обещали повиноваться польскому правительству. Договор этот был подписан Богданом Хмельницким, носившим звание генерального писаря. Павлюка, Томиленка привезли в Варшаву. Напрасно Кисель перед сеймом умолял даровать им жизнь, ссылаясь на свое поручительство. Его протеста не уважили. Казацким предводителям отрубили головы.

Поляки пришли к убеждению, что для укрощения страсти к мятежам, овладевшей русским народом, нужны самые строгие меры; за малейшую попытку к восстанию казнили самым варварским образом; "и мучительство фараоново - говорит малорусская летопись - ничего не значило против ляшского тиранства. Ляхи детей в котлах варили, женщинам выдавливали груди деревом и творили иные неисповедимые мучительства"12

Потоцкий, тоже начал безжалостно казнить мятежников. Вся дорога от Днепра до Нежина уставлена была посаженными на кол хлопами. Но в то время, когда Потоцкий казнил сотнями мятежников и кричал: "Я из вас восковых сделаю!" - русские смело говорили ему: "Если ты, пан гетман, хочешь казнить виновных, то посади на кол разом всю правую и левую сторону Днепра".

III. Освободительная война украинского народа

В 1638 г. поляки подавили последнее народное восстание, и наступило "золотое десятилетие", как его прозвали шляхтичи. Казакам уже трудно было начать восстание. Сами реестровые казаки были почти обращены в холопов и работали панщину на своих начальников шляхецкого звания. Но это было затишье перед бурей.

В 1648 г. началось восстание. Его возглавил Богдан Михайлович Хмельницкий. У Хмельницкого были и личные счеты с поляками: польский шляхтич Чаплинский разграбил фамильный хутор Субботов и засек насмерть малолетнего сына будущего вождя освободительной войны. По некоторым известиям, кроме того, Чаплинский обвенчался по уставу римско-католической церкви со второю женою Хмельницкого, которую Хмельницкий взял после смерти первой своей супруги, Анны Сомко13.

Отчаявшись бороться за свои права легальными средствами, Хмельницкий бежит в низовья Днепра. Здесь он организовал отряд казаков и, опираясь на него, изгнал поляков из Запорожской Сечи. Богдан сразу зарекомендовал себя опытным дипломатом: в сложившейся ситуации он нашел единственно правильное решение - заключил союз с крымским ханом, который дал ему в помощь орду перекопского мурзы Тугай-бея. Но Богдан, как оказалось, был не только талантливым дипломатом, но и полководцем14.

В мае 1648 г. в двух битвах (у урочища Желтые воды и у Корсуни) восставшие наголову разгромили армию гетмана Потоцкого. Летом 1648 г. восстание переросло в освободительную войну15.

Очередное поражение повстанческая армия нанесла поляком под Пилявцами и двинулась ко Львову. Взяв большую контрибуцию с этого города, народная армия двинулись к крепости Замостье и осадила ее. Отсюда открывалась дорога на Варшаву. Но из-за неблагоприятных природных условий и изменения политической ситуации осада была снята. Хмельницкого торжественно встречали в Киеве.

Летом 1649 г. произошла Зборовская битва, складывавшаяся благоприятно для восставших. Однако из-за измены крымского хана Хмельницкий был вынужден заключить так называемый Зборовскнй трактат. Прежде заключен был договор с ханом. По этому договору польский король обязался платить крымскому хану 90.000 злотых ежегодно, и сверх того дать 200.000 злотых единовременно. Татары называли это данью; поляки оскорблялись и говорили, что это "не дань, а подарок". Татары отвечали: "Все равно, как не называйте, данью или даром, лишь бы деньги были". Затем был заключен договор с казаками. Войска казацкого положено быть 40.000, с правом записывать их из королевских и шляхетских имений на пространстве, занимаемом киевским, брацславским и черниговским воеводствами (нынешними губерниями: Киевской, Полтавской, Черниговской и частью Подольской). В черте, где будут жить казаки, не позволяется квартировать коронному войску и проживать иудеям; все должности и чины в означенных воеводствах будут даваться только православным: иезуитам не дозволяется жить в Киеве и других местах, где будут русские школы; киевский митрополит будет заседать на сенате; а относительно уничтожения унии, как в королевстве польском так и в великом княжестве литовском, будет сделано сеймовое постановление. Обещана всем полная амнистия за все прошлое.

Но когда по силе Зборовского договора, митрополит Сильвестр Косов явился в Варшаву занять свое почетное место в сенате. Но римско-католические духовные подняли ропот и объявили, что они сами оставят сенат, если рядом с ними будет допущен схизматик, враг апостольской столицы. Митрополит должен был удалиться.

Еще менее возможно было уничтожение унии. Король 12 января дал грамоту, утверждающую права православной церкви и неприкосновенность церковных и монастырских имений; ведомству киевского митрополита возвращались епархии: луцкая, холмская и витебская, соединенная со мстиславскою. Дозволялось возобновлять православные церкви, представлялись надзору русского духовенства школы, типографии и цензура духовных книг. Эта грамота короля Яна-Казимира мало могла иметь силы, как и те, которыми наделял православную церковь король Владислав. Пока существовала уния, православная церковь не могла быть свободною.

Все остальное народонаселение, под именем "поспольства", должно было поступать снова под власть панов. В этом была вопиющая несправедливость. Все народонаселение было призвано к борьбе за общую свободу; все равно участвовали в этой борьбе, а теперь оказалось, что они боролись и проливали кровь только для каких-нибудь сорока тысяч избранных, сами же должны были поступить в прежнюю неволю. По окончании реестрования, Хмельницкий дозволял владельцам возвращаться в свои имения и приказывал всем, не вошедшим в реестр, повиноваться господам под опасением смертной казни.

Вместе с этим и король издал универсал ко всем жителям Украины, в котором извещал, что в случае бунтов хлопов против владельцев, коронное войско вместе с запорожским будет укрощать их.

Как только об этом услышал народ, вспыхнуло всеобщее волнение. Владельцы, едва вступивши в свои владения, должны были снова бежать из них, а иным пришлось поплатиться жизнью. Богатые паны стали приезжать в свои имения с командами отыскивать зачинщиков прежнего мятежа и казнить их. Где только паны чувствовали силу, там поступали жестоко с непокорными хлопами: отрезали им уши, вырывали ноздри, выкалывали глаза и т. п. Хмельницкий по жалобе владельцев вешал, сажал на кол непослушных. Хлопы со своей стороны, где только было возможно жгли панские усадьбы, убивали и мучили владельцев.

Оказалось, что Хмельницкий не так-то благодетельно для народа устроил его дело, и что Зборовский договор, по своему содержанию, представлял решительную невозможность, как для русских, так и для поляков, соблюдать его: обе стороны должны были его нарушить.

Естественно такой мир не мог продержаться долго. Жители Южной Руси, не желая быть в порабощении у панов, во множестве бежали в московское государство на слободы Первый пример показали волынцы. Казаки возникшего было острожского полка, под предводительством Ивана Дзинковского, основали, с царского дозволения, на берегу реки Тихой Сосны, Острогожск и перенесли с собою все казацкое устройство. За ними - мало-руссы начали переселяться в огромном количестве в привольные южные степи московского государства с берегов Днестра, Буга и других мест. Они сжигали свои хаты и гумна, чтоб не доставались врагам, складывали на возы свои пожитки и отправлялись огромными ватагами искать новой Украины, где бы не было ни ляхов, ни жидов. Отряды польского войска заступали им дорогу; украинцы пробивались с ружьями и даже пушками на новое жительство.

Предвидя, что война неизбежна, Хмельницкий начал подготовлять себе союзников: сноситься с Турцией, с седмиградским князем Ракочи, убеждал их действовать вместе против Польши, наконец, завел сношения и со Швецией. Эти сношения сделались известны в Варшаве. Король в конце 1650 года издал универсал для предварительных сеймиков: король извещал в нем все польское шляхетство, что Хмельницкий строит козни против Речи Посполитой; что в Украине чернь неистовствует против шляхетства; что на будущую весну надобно ожидать войны с казаками. Неприязненные действия начались в феврале 1651г16.

В июне 1651 г. в сражении под Берестечком казакам изменил татарский хан, который к тому же еще и увел самого Хмельницкого с поля боя, что привело к поражению восставших. В итоге Белоцерковский договор, заключенный в сентябре 1651 г. ограничил казацкий реестр 20 тыс. человек.

Положение Украины укрепила победа в битве под Батогом весной 1652 г., однако изменнический договор между поляками и крымским ханом привел к поражению повстанцев в окрестностях Жванца.

Весною 1653 года польский военачальник Чарнецкий, ворвавшись в Брацлавщину по берегу Буга, истреблял села и местечки; поляки резали жителей без разбора. По выражению их же соотечественника, не щадили ни красивой девушки, ни беременной женщины, ни грудного младенца. Храбрый винницкий полковник Богун остановил этот варварский набег и обратил Чарнецкого в бегство. Вслед затем собралось большое польское войско под Глинянами, с намерениями идти в Украину и предать ее окончательному разорению; между тем, война разыгралась и в другом краю, в Молдавии. Там, между Лупулою, тестем Тимофея Хмельницкого, и Стефаном Бурдуцом, купившем себе в Константинополе право на господарство, происходила борьба. Тимофей с казаками защищал тестя; поляки подали помощь врагу его из нежелания, чтоб родственник и союзник Хмельницкого владел Молдавией.

Гетман Хмельницкий обратился опять к царю Алексею Михайловичу, умолял принять его с казаками под свою руку. Царь на этот раз, отвечал, что примет на себя посредничество примирить польского короля с Хмельницким. 20 июля явился в Польшу царский посланник боярин Репнин-Оболенский с товарищами, припомнил прежнее требование о наказании лиц, делавших ошибки в царском титуле, и объявил, что царь простит виновных в этом, если поляки со своей стороны помирятся с Хмельницким на основании Зборовского договора и уничтожат унию.

Паны на это отвечали, что уничтожить унию невозможно, что это требование равняется тому, если бы поляки потребовали уничтожить в московском государстве греческую веру, что греческая вера никогда не была гонима в Польше, а с Хмельницким они не станут мириться не только по Зборовскому, но даже и по Белоцерковному договору, а приведут казаков к тому положению, в каком они находились до начала междоусобия.

Тогда московский посол сказал, что если так, то царь не будет более посылать в Польшу послов, а велит писать о неправдах польских и о нарушении поляками мирного договора во все окрестные государства и будет стоять за православную веру, за святые Божья церкви, и за свою честь, как ему Бог поможет!17

Поляки, считая, что Хмельницкий пойдет на помощь к сыну, который находился в стесненном положении в Молдавии, двинулись с войском во главе короля на Подоль к Каменцу, надеясь перерезать путь. Хмельницкий отправляясь в поход на выручку сына, известил царя Алексея Михайловича, что поляки идут на поругание веры и святых церквей, и прибавил: "турецкий царь прислал к ним в обоз в Борки своего посланца и приглашает к себе в подданство. Если, ваше царское величество, не сжалишься над православными христианами и не примешь нас под свою высокую руку, то иноверцы подобьют нас и мы будем чинить их волю. А с польским королем у нас мира не будет ни за что".

Тесть Тимофея, Лупула, ушел из Молдавии, а Тимофей с тещею и казаками заперся в Сочавском замке. Огромное войско венгерцев и поляков осадило Сочаву. Осажденные храбро отбивались, ожидая выручки от Хмельницкого. Но после ранения в ногу Тимофей умер. Казацкий полковник Федоренко продолжал несколько времени отбиваться, но голод принудил его сдать крепость, 9-го октября казаки вышли из сочавской крепости, выговорив себе свободный проход в Украину с телом Тимофея Хмельницкого. Богдан Хмельницкий встретил на дороге тело сына, приказал вести его на погребение в Чигирин, а сам пошел на поляков. К нему пристал тогда крымский хан18.

Враги встретились на берегу Днестра под Жванцем, когда была уже поздняя осень. Положение поляков было печальное. Войско их, составленное из непривычных к ратному делу воинов, разбегалось. Но хан наблюдал только одну свою выгоду и предложил полякам мир, с условием, если ему заплатят единовременно сто тысяч червонных, а потом станут платить ежегодно на основании Зборовского договора, и в добавок, дадут татарам право на возвратном пути брать сколько угодно пленников в польских областях. Как ни диким казалось последнее требование, но поляки согласились на него, выговоривши себе только то условие, чтобы татары брали в плен в продолжение сорока дней одних русских и не трогали поляков. Ханский визирь договорился с поляками и о том, что с этих пор хан отступит от казаков, и будет помогать полякам укротить казаков.

Хмельницкий узнал об этом тайном условии, но ему невозможно было отважиться в данную минуту на борьбу разом и с поляками и с татарами. Одна надежда у него осталась тогда на царя московского. 1

6 декабря ушел король Ян-Казимир; за ним разошлось польское войско. Вслед за тем татары, по условию, страшно опустошили Южную Русь до самого Люблина. Однако, и поляки не остались без наказания за постыдный договор с ханом: татары, не разбирая своих жертв, сжигали шляхетские дома и увели в плен множество шляхты обоего пола.

Между тем, после решительного ответа, данного панами московскому послу боярину князю Репнину-Оболенскому, московское правительство приступило, наконец, к решительному шагу. Оставаться зрителями того, что делалось по соседству, далее было невозможно; предстояла опасность, что казаки отдадутся Турции, и вместе с крымскими татарами начнут делать опустошения в пределах московского государства. Дело было первой важности и царь Алексей Михайлович 1 октября 1653 года созвал земский собор всех чинов московского государства.

Думный дьяк изложил о том, как гетман Богдан Хмельницкий много лет просил государя принять его под державную руку, о том, как царь предлагал полякам прощение виновных в оскорблении царской чести, с тем, чтоб поляки уничтожили унию и перестали преследовать православную веру, и как поляки отвергли это предложение. Извещалось, наконец, что турецкий царь зовет казаков под свою власть. Потом отбирался ответ на вопрос: принимать ли гетмана Богдана Хмельницкого со всем войском запорожским под царскую руку?

Бояре дали такое мнение: Ян-Казимир при избрании на королевство присягал остерегать и защищать всех христиан, исповедание которых отлично от римско-католического, не притеснять никого за веру и другим не дозволять, а если своей присяги не сдержит, то в таком случае подданные его освобождаются от верности ему и послушания. Король Ян-Казимир присяги своей не сдержал: восстал на православную христианскую веру, разорил многие церкви, и обратил в унитские. Стало быть, гетман Хмельницкий и все войско запорожское, после нарушения королевской присяги - вольные люди: от своей присяги свободны. А потому, чтобы не допустить их отдаться в подданство турецкому султану или крымскому хану, следует принять гетмана Богдана Хмельницкого, со всем войском Запорожским, со всеми городами и землями, под высокую государеву руку.

После такого земского приговора, царь послал на Украину посольство во главе с боярином Бутурлиным, чтобы принять Украину под высокую руку государя. Послы эти прибыли на место 31 декабря 1653 года.

1 января прибыл в Переяславль гетман. 8 января Хмельницкий вышел на площадь, где была собрана генеральная рада, с речью: «Господа полковники, все войско запорожское! Бог освободил нас из рук врагов нашего восточного православия, хотевших искоренить нас так, чтоб и имя русское не упоминалось в нашей земле. Но нам нельзя более жить без государя. Мы собрали сегодня раду, чтоб вы избрали из четырех государей себе государя. Первый - царь турецкий, который много раз призывал нас под свою власть; второй - хан крымский; третий - король польский; четвертый - православный Великой Руси, царь восточный. Турецкий царь бусурман, и сами знаете: какое утеснение терпят братия наша христиане от неверных. Крымский хан тоже бусурман. Мы по нужде свели было с ним дружбу и через то приняли нестерпимые беды, пленные и нещадное пролитие христианской крови. Об утеснениях от польских панов и вспоминать не надобно: сами знаете, что они почитали жида и собаку лучше нашего брата-христианина. А православный христианский царь восточный одного с нами греческого благочестия: мы с православием Великой Руси единое тело церкви, имущее главою Иисуса Христа. Этот великий царь христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением православной церкви в Малой Руси, не презрел наших шестилетних молений, склонил к нам милостивое свое царское сердце и прислал к нам ближних людей с царскою милостью. Возлюбим его с усердием. Кроме царской высокой руки, мы не найдем благотишнейшего пристанища; а буде кто с нами теперь не в совете, тот куда хочет: вольная дорога». Раздались восклицания: «Волим под царя восточного! Лучше нам умереть в вашей '' "Боже утверди, Боже укрепи, чтоб мы навеки были едино!» 19

Прочитаны были условия нового договора. Смысл его был таков: вся Украина, казацкая земля (приблизительно в границах Зборовского договора, занимавшая нынешние губернии, полтавскую, киевскую, черниговскую, большую часть волынской и подольской) присоединялась под именем Малой России к московскому государству, с правом сохранять особый свой суд, управление, выбор гетмана вольными людьми, право последнего принимать послов и сноситься с иноземными государствами, неприкосновенность прав шляхетского, духовного и мещанского сословий. Дань государю должна платиться без вмешательства московских сборщиков. Число реестровых увеличивалось до 60 тысяч, но дозволялось иметь и более охочих казаков.

Стоит отметить, малороссийское духовенство неохотно соглашалось поступать под власть московского государя. Духовенство не только не присягнуло, но и не согласилось посылать к присяге монастырских слуг и вообще людей из всех имений, принадлежавших церквам и монастырям. Духовенство смотрело на московских русских, как на народ грубый, и даже насчет тождества веры с московской происходило у них сомнение. Некоторым даже приходила мысль, что москали велят перекрещиваться. Народ присягал без сопротивления, однако, и не без недоверия: малоруссы боялись, что москали станут принуждать их к усвоению московских обычаев. Что касается казаков и приставших к ним русских шляхтичей, то они вообще, только по крайней нужде отдавались под власть московского государя; в их голове составился идеал независимого государства из Малороссии. Хмельницкий отправил своих послов, которые были приняты с большим почетом. Царь утвердил Переяславский договор и, на основании его, выдали жалованную грамоту20.

Московское правительство формально объявило Польше войну. Она вспыхнула разом и в Украине и в Литве.

IV. Результаты войны

Так закончилась освободительная война 1648-1654 гг. - произошел исторический акт воссоединения двух братских народов. С тех пор эти события неоднократно были объектом всякого рода спекуляций, неумеренного славословия или наоборот сплошного очернительства. Для того чтобы дать объективную оценку этим событиям, надо посмотреть, что же произошло дальше. Прежде всего отметим, что в состав России вошла лишь Левобережная Украина - земли Киевская, Черниговская и Брацлавская. Правобережная Украина, оставалась в составе Речи Посполитой вплоть до разделов Польши в конце XVIII в. В ходе освободительной войны на территории Левобережной Украины возникло достаточно для того времени своеобразное государство - Гетманство, впитавшее в себя лучшие традиции казацкой демократии, восходившей в свою очередь ко временам еще Древней Руси.

Половодьем народной войны польское шляхетское землевладение было смыто и развитие крупного землевладения начинается как бы заново, с нуля. Большое распространение получает свободная заимка земли, благоприятная ситуация складывается для жизнедеятельности сельской и городской общины. Администрация гетманства, генетически восходя к казацкой, основным своим звеном имела народное собрание - казацкий круг, который избирал старшину и контролировал ее деятельность. Будучи включенным в состав России, где централизаторские, монархические тенденции все более усиливались, Гетманство оказалось в достаточно сложном положении.

Отношения с Россией оформлялись в виде так называемых "статей" (Мартовские 1654 г., Переяславские1659, Московские 1665 г., Глуховские 1669 г.) и с каждым новым договором политические права Гетманства ущемлялись, самоуправление на Украине ограничивалось. В следующем столетии украинское крестьянство попало под закрепостительный пресс русского царизма и в 1783 г. государыня Екатерина одним росчерком пера закрепостила остававшееся до той поры еще свободным украинское крестьянство. Но уже в начале XVIII в. русские вельможи получили на территории Левобережной Украины огромные латифундии (от них, впрочем, не отставали и быстро растущие местные землевладельцы).21

Без учета всех этих моментов трудно было бы понять так называемую "Руину", - деятельность гетманской верхушки после смерти в 1657 г. Богдана Хмельницкого22. Обычно пропольскую ориентацию Ивана Выговского (следующего после Богдана гетмана, заключившего с поляками Гадячский договор, который фактически отменял постановление Переяславской рады) и польские симпатии Юрия Хмельницкого (ставшего гетманом после Выговского) объясняют существованием магнатско-шляхетского своеволия, что открывало широкий простор для гетманского произвола и обогащения. Но не учитывать и достаточно жесткой политики России было бы совершенно неправомерно.

 Итак, получается следующая картина. Для Левобережной Украины в сложившейся ситуации не было иного выхода, как присоединиться к России. Это имело положительное значение для населения Левобережной Украины: было уничтожено чужеземное порабощение, украинцы объединились с близким по культуре, вере, поистине братским народом. Но оказавшись с этим братским народом в одной государственной и политической системе, население Левобережной Украины вынесло на своих плечах все те тяготы, что и русский народ - от ликвидации демократических традиций в конце XVII - начале XVIII в до насильственной "коллективизации" в XX столетии.

Новые военные столкновения между Речью Посполитой и Россией начались в 1654 г. Вначале война протекала успешно для России: в первую кампанию был взят Смоленск и еще 33 города в Восточной Белоруссии (Полоцк, Витебск, Могилев и др.). В 1655 году, московские русские получили чрезвычайный успех в Литве. Они взяли Минск, Ковно, наконец Вильно, Алексей Михайлович въехал в столицу Ягеллонов и повелел именовать себя великим князем литовским. Города сдавались за городами, большей частью без всякого сопротивления. Мещане и шляхтичи, сохранившие православие, а еще более угнетенные владычеством панов поселяне, принимали московских людей как освободителей. Разгромом Речи Посполитой воспользовалась Швеция, стремившаяся оттеснить ее от побережья Балтийского моря и стать самым полновластным хозяином прибрежных территорий на юге Балтики.

Летом 1655 г. Карл X с севера вторгся в пределы Польши и без труда овладел большей частью ее территории, в том числе и Варшавой. Успехи Швеции обострили и без того напряженные отношения ее с Россией.

17 мая 1656 г. Россия начала военные действия против шведов, закончившиеся заключением 20 декабря 1658 г. в Валиесаре перемирием с Швецией на три года, по которому Россия вынуждена была возвратить все свои приобретения в Ливонии, и оказаться отрезанной от морских берегов.

Война с Польшей, в ходе которой враждующие стороны имели переменный успех, была длительной и закончилась подписанием в 1667 г. Андрусовского перемирия на 13,5 лет, согласно которому России возвращался Смоленск и все земли к востоку от Днепра. Речь Посполитая признала воссоединение Левобережной Украины с Россией, однако Белоруссия оставалась под ее владычеством. Условия Анрусовского перемирия в 1686 г. закрепил Вечный мир, согласно которому Киев на вечные времена оставался за Россией.

Хотя Анрусовское перемирие, а затем и Вечный мир не решили вопроса воссоединения с Россией всей Украины и тем более Белоруссии, они знаменовали крупнейший внешнеполитический успех русского правительства: воссоединение Левобережной Украины с Россией цементировало дружбу двух братских народов и открывало перспективу вхождения всей Украины и Белоруссии в состав России23.

Заключение

По условиям Люблинской унии 1569 года украинские земли были присоединены непосредственно к Польше - Речи Посполитой. На плодородные земли Украины хлынули польские феодалы. Неуклонно развивался процесс закрепощения крестьянства, постепенно приобретавший на территории Украины, особенно жестокие формы. Поляки совершали ужаснейшие варварства сами, а также, ленясь управлять имениями, отдавали их в аренды иудеям с полным правом панского господства над хлопами: ничто так не тяготило и не оскорбляло русского народа, как власть иудеев.

Положение крестьянства отягощалось и религиозным гнетом. После унии 1569 г. усилился натиск католической церкви, получившей большие земельные владения на Украине: появляются представители ордена иезуитов, способствовавшие распространению католичества.

В весьма тяжелом положении оказались и жители городов - мещане и православное духовенство. Православные священники изгонялись из храмов, им запрещалось вести службу на родном языке. Все слои населения Украины готовы были сплотиться в борьбе за свою свободу, восстания следовали за восстаниями, и главной движущей силой в них были казаки – запорожцы.

Именно казачество и вело своего рода военную подготовку освободительной войны середины XVII в. Конец XVI – начало XVII столетий ознаменовались многочисленными казацкими восстаниями. В ходе восстаний налаживались связи запорожского казачества с правительством Русского государства и казаки все больше начинали видеть в нем опору для себя в борьбе. 

Но в 1638 г. поляки с присущей им жестокостью подавили последнее народное восстание, и наступило "золотое десятилетие". В 1648 г. началось восстание, со временем переросшее в освободительную войну. Его возглавил Богдан Хмельницкий. В ходе освободительной войны на территории Левобережной Украины возникло достаточно для того времени своеобразное государство - Гетманство, впитавшее в себя лучшие традиции казацкой демократии, восходившей в свою очередь ко временам еще Древней Руси.

Освободительная война с переменным успехом для враждующих сторон продолжалась до 8 января 1654 года, когда в Переяславле произошел исторический акт, был подписан договор о присоединении Левобережной Украины - земли Киевской, Черниговской и Брацлавской к России. Это имело положительное значение для населения Левобережной Украины: было уничтожено чужеземное порабощение, украинцы объединились с близким по культуре, вере, поистине братским народом. После чего Московское правительство объявило Польше войну.

Эта война, в ходе которой враждующие стороны имели переменный успех, была длительной и закончилась подписанием в 1667 г. Андрусовского перемирия, согласно которому России возвращался Смоленск и все земли к востоку от Днепра. Речь Посполитая признала воссоединение Левобережной Украины с Россией. Условия Анрусовского перемирия в 1686 г. закрепил Вечный мир, согласно которому Киев на вечные времена оставался за Россией.

Но, оказавшись с братским русским народом в одной государственной и политической системе, население Левобережной Украины вынесло на своих плечах все те тяготы, что и русский народ - от ликвидации демократических традиций в конце XVII - начале XVIII в до насильственной "коллективизации" в XX столетии. Этим в частности объясняется, постоянное стремление Украины к независимости от государства Российского, которое все-таки свершилось после распада СССР.

Что касается Б.Хмельницкого, то он, несмотря на важные промахи и ошибки, заслужено принадлежит к самым крупным двигателям русской истории. В многовековой борьбе Руси с Польшей он дал решительный поворот на сторону Руси и нанес аристократическому строю Польши сокрушительный удар: под его старанием западная и южная Русь были уже фактически под единою властью с восточной Русью.

Список литературы

  1. Бутромеев В.П. Всемирная история в лицах. М: ОЛМА ПРЕСС 1994

  2. Бойко И. Переяславская Рада и ее историческое значение. М.: Воениздат. 1954.

  3. Замлинский В.А. Богдан Хмельницкий. М: Молодая Гвардия. 1983

  4. История России от древнейших времен до начала XX в. /Под. ред. И.Я.Фроянова. М. Мысль. 1996

  5. История России от древнейших времен до 1861г. /Под ред Н. И. Павленко. М. Высш. Шк. 2004

  6. Каргалов В.В. На степной границе обороны / Русское государство в первой половине XVI в. М. Наука. 1974

  7. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М. Мысль. 1997

  8. Россия – Украина: история взаимоотношений. Институт славяноведения и балканистики РАН. Отв. ред А.И. Миллер и др. – М. Языки русской культуры 1997

1 История России от древнейших времен до начала XX в. / Под.ред.И.Я.Фроянова. М. Мысль. 1996

2 Цитируется по книге: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М. Мысль. 1997

3 длинных лодках

4 Название "Украина" появляется уже в конце XII в. для обозначения древнерусских земель, непосредственно граничивших со степью. Термин употреблялся в значении край, "краина", окраина, земля. В значении "земля", "страна" Украина, Вкраина употребляются в устном народном творчестве, в думах и песнях, относящихся к XVI-XVII вв В XIV в. в источниках появляется название Великая Русь, а с конца XV в. - Россия. Тогда же появилось название Белая Русь, которое относилось к землям, на которых формировалась белорусская народность. Одновременно в официальных документах и в литературных произведениях употреблялось название Малая Русь. В народных массах это название не привилось.

5 Слово угличи от слова "угол", вероятно, однозначительно со словом украина: "у края". Украина слово древнее, встречается в XII веке.

6 Через несколько времени Сича переносилась ниже на Микитин Рог (близ нынешнего Никополя), а потом еще несколько ниже и надолго основалась близ нынешнего села Капуловки. Главный центр ее был на одном из островов до сих пор называемом Сичею.

7 Каргалов В.В. На степной границе обороны / Русское государство в первой половине XVI в. М. Наука. 1974

8 Вероятно, в это же время последовало разделение казаков на полки: черкасский, каневский, белоцерковский, корсунский, чигиринский, переяславский (последний на левой стороне Днепра); каждый полк находился под начальством полковника и его помощника асаула; полк делился на десять сотен. Каждая сотня была под начальством сотника и его помощника сотенного асаула.

9 Впрочем, в первой четверти XVII века казацкая удаль находила себе поле деятельности то в московском государстве, то на Черном море, то в Турции и Молдавии. Под начальством Сагайдачного казаки помогали полякам в войне с Турцией. Но когда кончилась эта война, казацкие восстания стали принимать значительно более широкий размер.

10 См: Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М. Мысль. 1997

11 Зиновий-Богдан был сын казацкого сотника Михаила Хмельницкого. В юности он учился в Ярославле (галицком) у иезуитов и получил по своему времени хорошее образование. Отец его был убит в Цоцорской битве несчастной для поляков, где пал их гетман Жолкевский. Зиновий, участвовавший в битве вместе с отцом, был взят турками в плен; он пробыл два года в Константинополе, научился там турецкому языку и восточным обычаям, что ему впоследствии пригодилось. После примирения Польши с Турцией, Зиновий возвратился в отечество, служил в казацкой службе и получил чин сотника.

12 Достоверность этих известий подтверждается и современными великорусскими известиями: "польские и литовские люди их христианскую веру нарушали и церкви их, людей, собирая в хоромы, поджигали, и пищальное зелье, засыпав им в пазуху, зажигают и сосцы у жен их резали"...

13 Матери сыновей Хмельницкого, Тимофея и Юрия, и дочерей: Стефаниды и Екатерины.

14 История России от древнейших времен до 1861г. /Под ред Н. И. Павленко. М. Высш. Шк. 2001

15 И этим же летом казацкая старшина обращается за помощью к Москве. Однако ни в этом, ни в следующем, ни даже в 1650 г. Россия не могла откликнуться на просьбу казачества. Причины тому были и объективные и субъективные. Сложной была обстановка в самой России и российское правительство боялось новой войны с Польшей; не было веры в силы восставших, убежденности в том, что это не обычное казацкое восстание, каких много было и прежде, а всенародная освободительная война.

16 Замлинский В.А. Богдан Хмельницкий. М: Молодая Гвардия. 1983

17 Бутромеев В.П. Всемирная история в лицах. М: ОЛМА ПРЕСС 1994

18 Поляки, считая себя победителями татар под Берестечком, перестали ему платить сумму, постановленную под Збором. Хану захотелось возвратить себе этот доход.

19 Бойко И. Переяславская Рада и ее историческое значение. М.: Воениздат. 1954

20 Зиновий-Богдан был сын казацкого сотника Михаила Хмельницкого. В юности он учился в Ярославле (галицком) у иезуитов и получил по своему времени хорошее образование. Отец его был убит в Цоцорской битве несчастной для поляков, где пал их гетман Жолкевский. Зиновий, участвовавший в битве вместе с отцом, был взят турками в плен; он пробыл два года в Константинополе, научился там турецкому языку и восточным обычаям, что ему впоследствии пригодилось. После примирения Польши с Турцией, Зиновий возвратился в отечество, служил в казацкой службе и получил чин сотника.

21 См: Россия – Украина: история взаимоотношений. Институт славяноведения и балканистики РАН. Отв. ред А.И. Миллер и др. – М. Языки русской культуры 1997

22 Не задолго до смерти, Б. Хмельницкий послу Беневскому, посланному польским королем Ян-Казимиром, с предложением примириться казакам с Польшей и сбросить московскую протекцию, сказал: «Я одной ногой стою в могиле, и на закате дней не прогневаю Бога нарушением обета царю московскому. Раз я поклялся ему в верности, сохраню ее до последней минуты».

23 История России от древнейших времен до 1861г. /Под ред Н. И. Павленко. М. Высш. Шк. 2001с.221

Похожие работы: