Статья : Верхуслава Всеволодовна 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Статья >> История


Верхуслава Всеволодовна




Верхуслава Всеволодовна

Карпов А. Ю.

Верхуслава (в крещении Анастасия) Всеволодовна, дочь великого князя Владимирского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо (ум. 1212), жена, а затем вдова князя Ростислава Рюриковича (ум.1218).

Родилась в 1180 или 1181 г. Восьми лет от роду, в 1188 г. (менее вероятно, в 1189 г.), была выдана замуж за шестнадцатилетнего князя Ростислава Рюриковича (род. 5 апреля 1172 г.), сына князя Белгородского, а впоследствии великого князя Киевского, Рюрика Ростиславича († 1215?). Этот брак должен был скрепить союз Всеволода и Рюрика, а потому носил политический характер и был совершен с исключительной торжественностью и пышностью.

Подробный рассказ о заключении брака читается в Киевской (Ипатьевской) летописи. Вскоре после Пасхи (17 апреля) великий князь Рюрик отправил к Всеволоду в Суздаль сватов — своего шурина князя Глеба Юрьевича с женой, тысяцкого Чурыну, также с женой, и "иныи многи бояре с женами". 24 июля, на "Борисов день", Всеволод дал свое согласие, а 30 июля отпустил дочь, дав по ней огромное приданое: "многое множьство бещисла злата и сребра, а сваты подари велики дары и с великою честью отпусти". Летописец называет Верхуславу любимой дочерью Всеволода: отец и мать много плакали о ней и провожали ее "до трех станов… занеже бе мила има и млада". Вместе с дочерью Всеволод отправил в Белгород своего "сестричича" (племянника) Иакова с женой и "ины бояры с женами". В Белгород невеста прибыла 25 сентября, а на следующий день, 26-го, состоялось венчание в белгородской церкви Святых Апостолов; венчал молодых белгородский епископ Максим. Свадьбу, устроенную Рюриком, летописец называет "велми силной… акаже несть бывала в Руси": на ней присутствовало более двадцати князей, не считая других гостей. Рюрик богато одарил свою юную сноху и подарил ей город Брягин (в Киевской земле).

В январе 1194 г. 14-летняя княгиня сопровождала мужа в Смоленск. Узнав об их пребывании там, Всеволод Юрьевич пригласил зятя и дочь к себе в Суздаль. Ростислав и Верхуслава провели здесь всю зиму, после чего Всеволод одарил их "даръми многими и со честью великою… отпусти во свояси".

В эти годы княжеская чета жила в Белгороде и Вышгороде, принадлежавших Ростиславу (его отец Рюрик Ростиславич в 1994 г. стал великим князем Киевским). В Вышгороде зимой 1198 г. (предположительно, в феврале) у Верхуславы родилась дочь, названная в крещении Евфросиньей и получившая также имя Измарагд (Смарагд), "еже наречеться дорогыи камень". Это событие вызвало бурную радость у князя Рюрика: он послал в Вышгород своего племянника князя Мстислава Мстиславича (в будущем прославленного полководца, князя Новгородского, Торопецкого и Галицкого) и дочь Предславу, которые забрали новорожденную у родителей и отвезли ее "к деде и к бабе, и тако воспитана бысть в Кыеве на Горах".

Последнее упоминание княгини Верхуславы в Киевской летописи относится к сентябрю того же 1198 г., когда княгиня вместе с мужем и другими членами семьи Рюрика Ростиславича принимала участие в грандиозном празднике, устроенном великим князем по случаю завершения строительства и освящения каменной стены в киевском Выдубицком Михайловском монастыре (24 сентября).

В 1204 г. в жизни княгини и всего княжеского семейства происходит резкая перемена. Князь Роман Мстиславич Галицкий, давний соперник и бывший зять Рюрика Ростиславича, захватывает в плен великого князя и насильно постригает в иноческий чин и его, и его супругу, и их дочь Предславу (свою бывшую жену, с которой он демонстративно развелся за несколько лет до этого); Ростислава же Рюриковича и его младшего брата Владимира отправляет в Галицкую землю в качестве пленников. Сопровождала ли Верхуслава своего мужа в Галич, неизвестно. Так или иначе, но ее отец Всеволод Юрьевич чрезвычайно болезненно воспринял расправу над сватом и членами его семьи и угрожал войной Роману. До войны, однако, дело не дошло. Под угрозами Всеволода Роман выпустил Ростислава Рюриковича из плена. Всеволод же посадил зятя на княжение в Киев.

После неожиданной гибели Романа в Польше (19 июня 1205) Рюрик немедленно сбросил с себя иноческое платье и занял Киев; Ростислав же снова сел на княжение в Вышгород. В ходе бесконечных междоусобных войн и столкновений князья то захватывали, то оставляли разные княжеские столы. Известно, что в 1210 г. Ростислав занял Галич, но осенью того же года был вынужден оставить его. Он умер в 1218 г. (по сведениям Татищева, в Турове).

Как складывалась в эти годы судьба Верхуславы и в какой степени отражались на ней удачи и неудачи мужа, мы не знаем. Точно известно, что после смерти Ростислава княгиня вернулась в Северо-Восточную Русь, во Владимир, где княжил ее брат, великий князь Владимирский Юрий Всеволодович. Здесь княгиня оказалась в самом центре общественной и церковной жизни: она вела оживленную переписку с видными церковными деятелями — епископом Владимиро-Суздальским Симоном (вероятно, своим духовником; † 1226), и печерским иноком Поликарпом (оба являются авторами знаменитого Киево-Печерского Патерика), пыталась влиять на поставления на епископские кафедры угодных ей лиц. Несомненно высокообразованная женщина, Верхуслава была к тому же весьма богата. Как сообщает епископ Симон, княгиня намеревалась потратить "и до 1000 сребра" на то, чтобы поставить Поликарпа епископом на одну из свободных кафедр — или в Новгород, или в Смоленск, или в Юрьев (иными словами, попросту купить епископское место); об этом сама княгиня писала Симону. Епископ Симон решительно осудил это намерение. В послании Поликарпу он цитирует фрагменты своей переписки с княгиней, и в частности свой ответ ей: "Дъщи моа Настасие! Дело не богоугодно хощеши сътворити…" Эти факты биографии княгини Верхуславы-Анастасии проливают свет на некоторые особенности внутренней жизни древней Руси, в частности практику поставления епископов, а вместе с тем показывают реальное положение княгини-вдовы, которая, как выясняется, и после смерти супруга продолжала оказывать влияние на церковные (и, вероятно, не только церковные) дела.

Когда преставилась княгиня Верхуслава Всеволодовна, неизвестно. Во всяком случае, это произошло после 1222 г., так как временем после 1222 г. (или даже после 1225 г.) датируется упомянутое послание Симона Поликарпу. Если Верхуслава дожила до страшного Батыева разгрома Руси, то нет сомнений, что она в числе других княгинь и княжон погибла во владимирском Успенском соборе при взятии Владимира 7 февраля 1238 г.

Список литературы

Летописи: Лаврентьевская, Ипатьевская; Послание Симона Поликарпу из Киевского Печерского патерика (Библиотека литературы Древней Руси. Т. 4. С. 358—360).

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru/

Похожие работы: