Реферат : Основные тенденции всемирной и Российской истории в XIX веке 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Реферат >> История


Основные тенденции всемирной и Российской истории в XIX веке




ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВСЕМИРНОЙ И РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

В XIX веке

В XIX веке мир развивался под влиянием промышленной рево­люции, которая коренным образом преобразовала производительные силы общества и обеспечила ускорение его социально-экономического прогресса Европа, совершившая эту революцию первой, заняла господствующее положение в мире, подчинив себе все континенты. В качестве экономического и политического центра она оставалась вплоть до середины XX в., когда произошла современная научно-техническая революция.

Промышленная революция на Западе породила и свою идеоло­гию. Ею были различные теории политического и экономического либерализма, в основе которых лежало равенство всех людей перед законом; абсолютная ценность человеческой личности; собствен­ность и свобода действий в рамках закона; защищенность частной жизни от вмешательства государства и др. Экономическое учение ли­берализма зиждилось на идеологии свободной конкуренции и нако­пительства.

Промышленная революция в европейских странах соверша­лась в разное время. Она предусматривала переход от экономической системы, основанной на аграрном производстве и отчасти торговле, к экономике индустриального типа, для которой характерно преоб­ладание городской промышленности (вытеснение ручного труда ма­шинным, достижение более высокого уровня разделения труда, фаб­ричное производство вместо мануфактурного).

Фабричная система принесла с собой интенсификацию труда, увеличение рабочего дня, снижение заработной платы из-за широкого вовлечения в производство женщин и детей, полное бесправие рабо­чих. Отсюда - их тяга к утопическим идеям и сектантской идеологии. Под влиянием возникшего противоречия между наемным трудом и капиталом в 40-е гг. предпринимается первая попытка соединить рас­тущее рабочее движение с научной теорией - марксизмом.

XIX век можно определить как эпоху безусловной победы капи­тализма в развитых странах. Уже в первой половине века отчетливо проявились заложенные в капитализме возможности экономиче­ского развития, что позволило К. Марксу и Ф. Энгельсу написать в "Манифесте Коммунистической партии" (1848 г.): "Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более мно­гочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые". В XIX в. появляются пароход и железная дорога, автомобиль и самолет, радио и телефон, телеграф, а научные открытия последней трети века привели к созда­нию новых отраслей промышленности - электротехники, химической промышленности, машиностроения, нефтедобычи и нефтепере­работки. Таким образом, технический прогресс, опирающийся на на­учные открытия, впервые стал непосредственные фактором эконо­мического развития. В то же время, все более четко проявлялись внутренние противоречия капиталистического способа производства. Частичные кризисы перепроизводства в отдельных отраслях сменя­лись циклическими, охватывающими всю промышленность, торгов­лю и финансовую сферу. Первый такой кризис разразился в Англии в 1825 г., открыв историю регулярно повторяющихся кризисов.

С точки зрения современной теории модернизации, разработан­ной западными учеными в условиях НТР, XIX век следует назвать веком модернизации, то есть временем перехода общества от тради­ционного аграрного состояния к современному индустриальному. Понятием политической модернизации принято называть процесс становления представительной демократической системы и правово­го государства, под которым в XIX в. понималось государство, при­знававшее "совокупность свобод, присущих парламентскому строю" и "при ограниченном допуске низших классов к участию в выборах законодателей".

Процесс политической модернизации в Европе в XIX в. шел сложно, зависел он от многих факторов и имел в разных странах различные результаты. В таких государствах, как Англия, США, отчасти Франция, Бельгия и Швеция в XIX в. утвердились элементы граждан­ского общества и представительной демократии, хотя политическая модернизация решающих побед еще но одержала. А в таких странах, как Германия, Австро-Венгрия, Россия, она только начиналась. Этот процесс является всемирно-историческим, так как рано или поздно в него включаются все страны. Исходя из хронологии, интенсивности и результативности индустриализации, их делят на три эшелона разви­тия капитализма. К первому эшелону относят западные страны, ко второму - страны среднего развития (к ним, в частности, относят Рос­сию), к третьему - страны так называемого третьего мира.

Россия вступила в XIX век первой державой Европы по числен­ности населения. По данным переписи 1795 г., на территории в 17,4 млн. кв. км проживало 37,4 млн., человек, принадлежавших к разным национальным и религиозным группам. Бок о бок с самым мно­гочисленным русским народом жили украинцы, белорусы, тюрко-язычные и финно-угорские народы. Россия была аграрной страной с архаичной системой хозяйства и феодально-крепостническими отно­шениями. Около 90 % всего населения составляли крестьяне, пример­но 2 % - дворяне. Российская экономика носила экстенсивный харак­тер. Тормозом на пути социально-экономического развития страны была не только крепостническая система, но и объективные факторы: природно-климатические, географические и демографические. Коло­низация все новых территорий, низкая плотность населения, непри­годность многих земель для сельскохозяйственного производства за­медляли и затрудняли те процессы, которые шли на Западе в более благоприятных условиях.

Тем не менее, первая половина XIX в. принесла России немалые перемены. С началом столетия она вступила в новый этап своего раз­вития. Впервые перед верховной властью и обществом реально вста­ли вопросы о модернизации страны, так как углублявшееся от­ставание от индустриальных государств все более усложняло реше­ние многих внутренних и международных проблем.

В Европе либеральные ценности и идеалы совпадали с интере­сами буржуазии, экономически и политически окрепшей в результате Великой Французской революции и Наполеоновских войн конца ХУШ - начала XIX в. Либерализм же в России не имел широкой со­циальной базы и проявлялся непоследовательно и противоречиво в конкретной политике. Так, правительство (Александра I) предприняло некоторые шаги по изменению бедственного положения крепост­ных крестьян: 1) была запрещена раздача или продажа государствен­ных крестьян в частные руки, чем был приостановлен рост числа крепостных. Однако в 1810-1817 гг. в частные руки было продано 10 тыс. душ мужского пола, а 350 тыс. передано в аренду; 2) запрещено продавать крестьян без семьи и земли и публиковать объявления о ярмарочных продажах крестьян в газетах; 3) в 1803 г. издан указ "О вольных хлебопашцах", предусматривавший право помещиков от­пускать крепостных на волю с наделом земли за выкуп. Указ носил рекомендательный характер. Из-за кабальных условий выкупа к 1825 г. им смогли воспользоваться только 0,5 % крепостных крестьян; 4) в 1804-1806 гг.- было ограничено, а в 1816-1819 гг. - отменено крепо­стное право в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, где крестьяне по­лучили личную свободу, но без земли.

В целом, крепостничество стояло на пути общественного прог­ресса, препятствовало образованию в России сколько-нибудь замет­ного слоя мелких и средних собственников, который на Западе носил название "третьего сословия" и являлся социальной базой коренных социально-экономических и политических преобразований.

Более последовательными были меры Александра I в области просвещения. Проведенная реформа привела к образованию в Рос­сии системы народного образования, куда входили начальные школы и уездные училища, губернские гимназии и университеты. В учеб­ные заведения принимались представители всех сословий, на низших ступенях обучение было бесплатным. Своеобразными цен­трами больших учебных округов стали учрежденные в Санкт-Петербурге, Харькове и Казани - университеты. С открытием в 1804 г. Московского коммерческого училища началось специальное эко­номическое образование в России.

Определенную роль в первых либеральных преобразованиях Александра I сыграл Негласный комитет, который консервативно на­строенная аристократия окрестила "якобинской шайкой". В этот "кружок молодых друзей императора" вошли граф П.А. Строганов, граф В.П. Кочубей, Н.Н. Новосильцев, польский патриот князь А.Д. Чарторыйский. Они активно поддерживали стремление Александра I обновить систему государственного управления страной, приблизить ее структуру к европейскому образцу. В 1802 г. вместо коллегий бы­ли созданы министерства. Высшим административным учреждением стал Комитет министров. Правда, в новых бюрократических органах поселились старые пороки, но централизация управления с разделе­нием функций была положительной мерой.

Дальнейшие преобразования связаны с деятельностью М. М. Сперанского, талантливого политика, сделавшего головокружитель­ную карьеру. Приблизив его к себе, Александр I поручил Сперанско­му разработать реформу, которая могла в значительной степени из­менить государственный строй. Проект реформы, представленный в 1809 г., император признал "удовлетворительным и полезным", но дело свелось лишь к учреждению в 1810 г. Государственного совета -законосовещательного органа при императоре - и принятию в 1811 г. "Общего учреждения министерств", завершившего начатую в 1802 г. реформу высшей исполнительной власти. Радикальная же часть про­граммы Сперанского реализована не была, ее удалось осуществить лишь через 60-100 лет.

Принципиально новым подходом Сперанского было стремление поставить действия властей под контроль общественного мнения. Из­бирательными правами должны были пользоваться все граждане Рос­сии, владевшие землей или капиталами. Мастеровые, домашняя при­слуга и крестьяне избирательных прав не получали, но должны были пользоваться важнейшими гражданскими правами. Высшая законо­дательная власть оставалась в руках императора, но предлагался принцип разделения властей, каждая из которых должна была дейст­вовать в рамках закона. Ни один закон не мог вступить в действие без обсуждения в Государственной думе.

Консервативные круги русского общества во главе с А.А. Аракчеевым, объединившись против этого проекта” привели к аресту Спе­ранского в марте 1812 г. и высылке его в Нижний Новгород. Удале­ние реформатора не означало полного отказа Александра I от либе­рального курса, который был прерван Отечественной войной 1812 г. Наполеоновское нашествие явилось огромным несчастьем для Рос­сии. Общая беда сблизила людей, веками разделенных на замкнутые сословия. От мала до велика поднялся наш народ на защиту своей Ро­дины. В экстремальных условиях ускоренно шел процесс консолида­ции общества, заставивший потесниться растерявшуюся впасть и взявшего дело защиты Отечества в свои руки. В борьбе с иностран­ными захватчиками Россия отстояла свою государственность и тер­риториальную целостность, а успешный заграничный поход русской армии укрепил международный авторитет страны. Судьбу послево­енного устройства Европы решил Венский конгресс 1814-1815 гг., куда съехались представители всех европейских государств, за исключением Турции. Главную роль здесь играли Россия, Англия и Ав­стрия.

Победа народов Европы над тиранией Наполеона, установивше­го контроль практически над всей Европой, была использована пра­вителями для восстановления прежних монархий. Но крепостное право, сметенное в ряде стран в ходе наполеоновских войн, восстано­вить было уже невозможно. Реакционной Европе, оплотом который являлась Австрийская империя, не удалось вытеснить буржуазию с экономических позиций, хотя она и была полностью лишена государ­ственной власти, что впоследствии породило три революционные волны: в 20-е, 30-е гг., а затем общеевропейскую революцию 1848-1849 гг. На этом фоне Россия в первой половине XIX в. была лишь слабой тенью Европы. После Отечественной войны 1812 г. остро встала проблема преодоления отсталости страны. Над проблемами будущего политического и общественного устройства государства активно работали лучшие умы, разрабатывая проекты Конституции и программы отмены крепостного права.

На европейской арене Александр I настаивал на обнародовании Конституции во Франции, что и сделали Бурбоны в 1814 г. Сам рос­сийский император даровал Конституцию Польше, которая действо­вала до польского восстания 1830-1831 гг. Выступая в польской сей­ме, царь намекнул на возможное распространение конституционных основ и на русских подданных. Однако, подготовленный в 1820 г. графом Н. Н. Новосильцевым проект такого документа не был обна­родован. В 1818г. Александр I поручил 12 сановникам подготовить проекты отмены крепостного права для русских губерний. Один из них подготовил Аракчеев, положив в основу реформы выкуп поме­щичьих крестьян в казну. Современные исследователи подсчитали, что при существовавших в то время темпах разорения помещичьих хозяйств и возможностях казны такой путь привел бы к освобожде­нию крепостных к 2018 г. Другой проект подготовил специальный крестьянский комитет под руководством министра финансов Д.А. Гурьева. В его основе лежал отход от общины, что никак не устраи­вало царя. Оба проекта постигла та же участь, что и проект Консти­туции: они оказались "чернильными переменами". Это были послед­ние инициативы императора, сменившего в начале 20-х гг. реформа­торский курс на консервативный.

Угасание реформ, как следствие не только изменений в на­строении царя, но и как отсутствие широкой общественной поддерж­ки, нарастание консервативных тенденций привели к тому, что проекты введения Конституции и отмены крепостного права стали выра­батываться в тайных обществах - Северного и Южного (1821-1822). Были созданы два основных программных документа - "Русская . правда" П.И. Пестеля и Проект Конституции Н.М. Муравьева. Реали­зация проектов открывала бы дорогу буржуазному развитию страны. Став республикой (по Пестелю) или конституционной монархией (по Муравьеву, хотя в одном из проектов он не отрицал и республикан­ского устройства), Россия должна была немедленно избавиться от крепостного права, получить парламент, объявить свободу слова и передвижения, занятий и вероисповедания. Поражение восстания 14 декабря 1825 г. и последовавшее исключение из общественно-политической жизни лучших, образованных, честнейших людей страны стало национальной трагедией. Россией было упущено не только время, но и темпы эволюции государства по пути правового развития, углубился раскол между обществом и властью. Обе альтер­нативы - правительственная и общественная - начали выработку но­вых, теперь уже оппозиционных друг другу основ.

Перед правительством Николая I (1825-1855), продолжившего начатый Александром I реакционный курс, с особой остротой встала проблема согласования "русских" и "европейских" начал, в государ­ственной идеологии и политике. Если при Александре Россия все больше рассматривалась как неотъемлемая часть Европы и, казалось, что идея самодержавия вот-вот отойдет в прошлое, то при Николае I именно консервативная идея была положена в основу политического курса.

Наряду с искажением реальной действительности и невероят­ным восхвалением "единения" царя с народом, Николай I считал не­обходимым внушить обществу уверенность, что Россия управляется по закону. С этой целью было создано П отделение императорской канцелярии, в котором велась кропотливая многолетняя работа по ко­дификации законодательства под фактическим руководством Сперан­ского. Результатом работы стали: "Полное собрание законов Россий­ской империи", систематизировавшее все русские законодательные ^ акты, и "Свод законов Российской империи", применявшийся в прак­тике судебных и других учреждений.

Однако вместо жизни "на незыблемых основаниях закона" об­щество получило жесткий административный контроль. Беспощадно преследовались любые его попытки воздействовать на государствен­ные дела. В 1826 г. было создано Третье отделение императорской канцелярии, начальником которого и одновременно шефом жандармов стал генерал А. X. Бенкендорф. Задачи этого отделения были многообразны: сыск и следствие по политическим делам; цензура; борьба с фальшивомонетчиками, раскольниками и сектантами; изу­чение причин крестьянских волнений; некоторые функции контрраз­ведки и т.д.

Реорганизованное в первой половине XIX в. центральное управ­ление просуществовало с небольшими изменениями вплоть до 1917 г. Оно отразило приспособление государственного аппарата к кризису феодально-крепостнического строя, складыванию капиталистическо­го уклада. Специфической чертой абсолютной монархии этого пе­риода являлась ее политическая гибкость - лавирование между ре­формами и военно-полицейскими методами управления.

Время правления Николая I историки оценивают как эпоху крайнего утверждения русской самодержавной власти, в то время как во всех странах Западной Европы абсолютизм доживал свои послед­ние дни. Напуганный революциями 1848-1849 гг. в Европе, Николай 1 начал гонения на печать и просвещение. По замечанию С. М. Со­ловьева, в стране "воцарилось невежество, произвол, грабительство, всевозможные беспорядки". Однако напоказ выставлялось величие России. "Сверху блеск, внизу гниль", - писал консерватор П. А. Валу­ев. Это подтвердило поражение России в Крымской воине, восприня­тое обществом как национальный позор. Политический и экономиче­ский кризис государственности остро поставил вопрос об освободи­тельных реформах в России. Одной из важных предпосылок будущих преобразований в стране стало раскрепощение духовных сил общест­ва. Тридцать лет страха и цензурного гнета, особенно характерного для последних 7 лет николаевского правления, сменились мощным зарядом оптимизма и надежд. Это заставляло Александра П (1855-1881) предпринять некоторые конкретные действия. Первый год его правления исследователи назвали годом гласности, так как вся мыс­лящая Россия взялась за перо. Правительственный лагерь, часть дво­рянства, другие слои общества проявили понимание необходимости ,, скорейшей отмены крепостного права. Вместе с тем, вокруг реализа­ции этой идеи развернулась упорная борьба.

"Верхи" были готовы лишь к "улучшению быта" крестьян. Об этом свидетельствует ответный рескрипт императора на рапорт виленского генерал-губернатора А.С. Назимова. В царском рескрипте указывалось, что земля должна сохраняться за помещиками, а кре­стьяне могли выкупать только усадьбу и пользоваться наделом за прежние повинности. Каждая губерния получала возможность издать свой закон, для чего создавались дворянские комитеты на местах. Ре­скрипт был одобрен Секретным крестьянским комитетом, созданным в январе 1857 г., и разослан по всем губерниям Европейской России. Но, уже опробованный прибалтийский образец, стал рушиться на гла­зах: в Эстляндии начались волнения, переходившие в вооруженную борьбу.

Во взглядах дворянства на крестьянский вопрос не было един­ства. Помещики центрально-черноземных и юго-западных губерний, были готовы мириться только с личным освобождением крестьян. Помещики центральных промышленных губерний соглашались с на­делением крестьян землей на условиях достаточной денежной ком­пенсации.

Свой подход к отмене крепостного права заявили западники и славянофилы - представители двух направлений в общественном движении и общественной мысли, сложившихся на рубеже 30-40-х гг. XIX в. под воздействием "Философического письма" поэта и публи­циста П. Я. Чаадаева. Ведущую роль среди западников играли про­фессора. В. П. Боткин, К. Д. Кавелин, Т. Н. Грановский и др. Провоз­глашая тезис об общих закономерностях исторического развития всех цивилизованных народов, западники считали необходимым вос­приятие западных форм экономической, культурной и политической жизни.

В отличие от западников славянофилы видели своеобразие Рос­сии в духе общинное, скрепляемом православием, в особой духов­ности народа, живущего по "правде внутренней", а не по "правде внешней", т.е. по нормам писаного права, как на Западе. Однако сла­вянофилы (А. С. Хомяков, братья Аксаковы, братья Киреевские и др.) сближались с западниками в требованиях отмены крепостного права, .введения гласности и свободы хозяйственного и культурного развития страны. Опираясь на статистику земельной собственности и эко­номические расчеты, на анализ европейского опыта и проведенные в России реформы, Н. А. Милютиным была подготовлена программа земельной реформы. Во главе Редакционных комиссий, которые должны были отшлифовать данную программу, стоял генерал-адъютант Я. И. Ростовцев, видевший .конечную цель реформы поме­щичьей деревни в выкупе крестьянских наделов и образовании класса крестьян-собственников. Однако судьба реформы оказалась в руках реакционеров, поэтому подписанные царем 19 февраля 1861 г. Ма­нифест и Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависи­мости, являли собой итог многочисленных уступок крепостникам. Исходным пунктом был пункт о юридической собственности поме­щиков на все принадлежавшие им земли, в том числе на прежние крестьянские наделы. До заключения выкупной сделки, время и раз­меры которой законом не устанавливались, крестьяне получали наде­лы только в пользование, а не во владение, назывались временнообязанными и за пользование землей несли различные повинности.

Положительной стороной официальных документов было не­медленное юридическое освобождение крестьян и получение ими не­которых гражданских прав: на вступление в брак без разрешения по­мещика; запись в цехи и гильдии; производство свободной торговли; открытие и содержание промышленных, ремесленных и торговых за­ведений; переход в другие сословия; смену места жительства; наказа­ние только по суду и т.д.

Вместе с тем, экономическая непоследовательность реформы привела к тому, что объемы платежей с крестьянских хозяйств пре­вышали объективные возможности их производства. Крестьяне полу­чили урезанные на 20 % наделы и уровень повинностей, исчисляв­шихся из норм дореформенного оброка. Выкупные же суммы в ко­нечном итоге превысили втрое рыночную стоимость земли. При та­ких условиях выкуп земли крестьянами мог завершиться лишь к 1956 г. Одновременно реформа нанесла ощутимый удар по дворянскому землевладению. Помещики с трудом приспосабливались к новым ус­ловиям хозяйствования. К началу XX в. треть крупных землевладель­цев в России была буржуазной по происхождению.

В новых условиях были закреплены традиционные общинные порядки, так как община являлась удобной для правительства формой взимания податей, управления народной жизнью и сдерживания про­цесса пролетаризации крестьянских хозяйств. Земельные угодья, за­креплявшиеся за деревней, подлежали переделу каждые 12-15 лет по количеству мужских душ. Таким образом, консервировались арха­ичные формы землепользования, душилось свободное предпринима­тельство. Обогащение же отдельных крестьян шло за счет ростовщи­ческого и иного закабаления соседей-общинников.

К концуХ1Х в. Россия подошла с массой несостоятельных кре­стьянских и помещичьих хозяйств, базировавшихся на непроизводи­тельном подневольном труде. Буржуазная аграрная эволюция тормо­зилась пережитками феодально-крепостнических отношений. Реше­ние аграрного вопроса можно было найти создании благоприятных условий для интенсивного ведения сельского хозяйства, повышения агротехнической культуры. Однако правительство не предпринимало подобных попыток, продолжая потребительски относиться к деревне.

Отмена крепостного права была тесно связана с промышленной революцией в России, хотя ученые пока не пришли к единому мне­нию относительно ее хронологических рамок. Одни связывают ее на­чало с 30 годами, другие - с серединой XIX в., третьи - с 70 годами Последняя точка зрения представляется наиболее убедительной, так как учитывает не только технический, но и социальный аспект этого многопланового явления. Именно в пореформенной России быстро возрастала численность рабочего класса, основную массу которого составляли вчерашние крестьяне, разорившиеся ремесленники и кус­тари, мещанская беднота; формировался слой потомственных рабо­чих. К началу XX в. армия наемного труда по сравнению с серединой XIX в. выросла в 3 раза. Наиболее квалифицированными были инду­стриальные рабочие, составлявшие 2,8 млн. человек, В отличие от Запада российский пролетариат был свободен от цеховых и других сословных интересов, не имел профсоюзов, был лишен гражданских и политических прав, подвергался жестоким формам эксплуатации,. так как русская буржуазия пренебрегала западным опытом социаль­ного маневрирования. Это в значительной мере объясняет тягу рабо­чих к основополагающим идеям марксизма - о социальной справед­ливости, общественной собственности, классовой солидарности и др.

При всех особенностях российская промышленность прошла тот же путь, что и западно-европейская цивилизация: мелкотоварное производство, простые формы кооперации, развитие мануфактур, возникновение фабрик с машинным производством и серийным про­изводством товаров. Однако, Россия стала капиталистической стра­ной на полтора века позже, чем индустриальная Европа. Это наложи­ло свой отпечаток на характер экономических и политических проти­воречий, которые не были так остры, как в других странах. К тому же российское самодержавие на протяжении всего века не признало да­же самых ограниченных конституционных начал, в то время как буржуазные конституции были приняты в таких странах второго эшело­на капитализма, как Греция (1844 г.), Румыния ,(1866 г.), Сербия (1869 г.), Болгария: (1879г.), Япония (1890 г.). Существовавшая в стране фи­нансовая система, ориентированная на поддержку дворянства, отсут­ствие. поощрительных мер для развития предпринимательства сдер­живали социально-экономический и технический прогресс. Вот, по­чему техническая реконструкция подавляющего большинства пред­приятий невероятно запаздывала. В металлургии техническая: отсталость дополнялась архаичной энергетической базой, основанной на средневековой системе водяных колёс. Более приспособленными ока­зались заводы-фавориты Демидовых, Яковлевых, Строгановых. Но и здесь не использовались мартеновский и бессемеровский методы, со­ставившие настоящую техническую революцию в мировой металлур­гии. Это привело к тому, что масштабы промышленной революции и её результаты в России оказались ниже возможных.

Тем не менее, к 80-м гг. XIX в, в большинстве отраслей крупной промышленности был завершен переход к фабрике. Активно велось начатое еще в первой половине века техническое оснащен не тек­стильной отрасли, развитие которой обусловил возросший спрос со стороны крестьянства, все больше отходившего от натурального хо­зяйства. На смену мелким предприятиям зарождавшегося машино­строения пришли самостоятельные предприятия с центрами в С.- Петербурге и Поволжье. В 50-гг. Количество механических заводов увеличилось в 4 раза, рабочих - в 8 раз, сумма производства - в 19 раз. Развивалась наряду с казённой и частная промышленность.

Пришли в движение капиталы, для мобилизации которых было уже недостаточно наличия Государственного банка и его отделений. Стали создаваться частные кредитные учреждения и городские обще­ственные банки. Прямым следствием развития экономики явилось расширение рынка потребительских товаров, начавшееся до отмены крепостного права, но получившее мощный импульс после 1861 г. вследствие роста транспортной сети, быстрого увеличения городско­го населения и развития товарно-денежных отношений. В 80-е гг. ма­газин вытеснил лавку, торговые ряды на Красной площади были пе­рестроены в пассаж. Это означало победу обезличенной высокоразвитой капиталистической торговли над персонифицированной средне­вековой.

Закономерностью развития капитализма, является количествен­ный рост и усиление экономического могущества буржуазии. В Рос­сии начало ее формирования как класса относится к дореформенному периоду, но окончательное оформление происходило в пореформен­ный период. Особенностью этого процесса было сохранение сослов­ных границ внутри российского общества, препятствовавших консо­лидации капиталистов из дворян, мещан, купцов, крестьян в один общественный слой. Политическую самостоятельность буржуазии задерживал и попечительная политика царизма, подкупавшего вер­хушку купечества материальной поддержкой, правовыми привиле­гиями, "одворяниванием'', награждением орденами и почетными зва­ниями. Тем не менее общие интересы предпринимателей проявлялись в сплочении против пролетариата, использовании репрессивно-карательных мер, в противодействии правительственным проектам законов о фабрично-заводском труде. Единодушие нового класса об­наруживалось и в принципиальных вопросах экономической полити­ки.

Эволюции буржуазных отношений в России способствовали либеральные реформы 60-70-х гг., которые явились поворотным пунктом в отечественной истории, внеся определенный вклад в соз­дание государственной и общественной структур.

Земская реформа (1864 г.) изменила местное управление, ввела всесословное выборное представительство в уездах и губерниях Ев­ропейской России, хотя ведущая роль оставалась у дворян. Они со­ставляли первую курию, имевшую большие привилегия при выборах земского собрания. Вторую курию составляли жители уездного города. Здесь действовал высокий имущественный ценз. В третью курию входили крестьяне, впервые получившие избирательное право (выбо­ры по этой курии были многоступенчатыми). Земства не имели ис­полнительной власти, могли решать только местные вопросы в об­ласти медицины, ветеринарии, строительства дорог, статистики, на­чального образования. Закон запрещал им обсуждать политические вопросы и вступать в контакт с земскими учреждениями других ре­гионов. Работу выборных учреждений притесняли местная админист­рация и они все больше превращались в оппозиционную силу, требуя создания общероссийского земского органа. Самой радикальной и последовательной была судебная реформа, в результате которой страна получила бессословный, гласный, состязательный суд с адво­катурой, судом присяжных и выборным мировым судьей, не зависи­мым от администрации. Новый суд приблизил Россию к буржуазному правовому государству.

Самая длительная из реформ - военная - началась сразу после Крымской войны с ликвидации военных поселений, с замены рекрут­чины, всесословной воинской повинностью и сокращением сроков службы в армии и на флоте. Военно-судебная реформа устранила юридические основания для произвола командиров, ввела единые уголовные наказания для военнослужащих всех сословий и отменила телесные наказания как дисциплинарную меру. Необходимость этих прогрессивных изменений диктовалась отсталостью русской армии от армии других стран.

Школьной реформой был начат поворот от политики сдержива­ния народного образования к его развитию в целях массового идеоло­гического воздействия на народ и для решения проблемы грамотно­сти, необходимой для подготовки молодежи к общественной службе и поступлению в высшие учебные заведения. Ограниченность ре­формы проявилась в том, что начальное образование так и не стало бесплатным и обязательным, среднее образование осталось недос­тупным для низших слоев из-за высокой платы за обучение, в вузах сохранилось дословное деление студентов.

Либеральное заигрывание правительства с печатью вскоре при­вело к открытым цензурным ограничениям.

В 1862 г. началась финансовая реформа, которая уменьшила произвол ведомств, бывших "государствами в государстве": они име­ли свои источники пополнения бюджета и бесконтрольно расходова­ли поступавшие средства. Под давлением общества, возмущенного состоянием финансов в период и после Крымской войны, правитель-94ство ввело правил а о составлении, утверждении и исполнении госу­дарственной росписи и финансовых смет всех министерств и главных управлений, создано контрольные палаты на местах, отменило уста­ревшую систему откупов, введя взамен акцизный сбор на продажу вина, сахара, табака и других товаров. Был сделан первый шаг на пу­ти к всесословному налогообложению на основе подоходного налога," который был введён для мещан. Однако для других сословий, осо­бенно для крестьян, подать стала еще тягостнее.

Итак, буржуазные реформы, проведённые в период правления Александра II, затронуло все сферы жизни страны, обеспечив восхо­дящую линию общественно-политического процесса. Несмотря на внутреннюю противоречивость и незавершенность, они нанесли большой удар по самодержавно-крепостнической системе, раскрепо­стили творческий потенциал народа. В течение нескольких десятиле­тий в России произошли такие перемены, какие в странах Западной Европы заняли целые века. В итоге Россия к началу XX в. смогла восстановить свое положение великой европейской и мировой дер­жавы. По темпам развития тяжёлой промышленности она заняла пер­вое место в мире, хотя к 90 годам не смогла догнать индустриальные страны. Перед правительством стояла актуальная задача принятия курса программы индустриализации страны, которую и разработал министр финансов С.Ю. Витте. В нем выделились такие направления, как поддержка государством инициативных российских предприни­мателей, активный протекционизм;, подготовка инженерных в квали­фицированных рабочих кадров; привлечение иностранного капитала; использование опыта промышленных стран; стабилизация курса руб­ля.

Реализация этого курса обеспечила промышленный подъём (1893-1900). В итоге доля России в мировом промышленном произ­водстве поднялась с 4 % в 1870 г. до 7 % в 1900 г. За 10 лет было по­строено 27 тыс. км железных дорог почти столько, сколько за пред­шествующие полвека. Тяжелая промышленность увеличила произ­водство вдвое и сравнялась по показателям с Францией. Россия вы­шла по выплавке чугуна на 3-е, по добыче нефти - на 2-е, по общему товарообороту - на 6-е место в мире. Ускорился процесс концентра­ции производства: к 1900 г. насчитывалось 145 монополистических объединений. С конца XIX в. развивался государственно-монополистический капитализм.

Процесс индустриализации шел противоречиво. Чрезвычайно возросшая при Александре Ш регулирующая роль государства, отвечавшая политической доктрине императора, имела своим следствием не только поддержку частной инициативы, но нередко становилась препятствием в естественном развитии отечес1венного предпринима­тельства. А начатая в 80-е гг. политическая реакция привела к контр­реформам., явившимся своеобразной формой застоя, когда реформы не только не развивались, а консервировались. Это вызывало беспо­койство значительной части общества, что могло послужить причи­ной социального взрыва в стране.

Наиболее видный поборник идеи либерального обновления самодержавия” составившей целую эпоху в истории русской политической мысли, К.Д. Кавелин писал в 1882 г.: Почти все убеждены, что самодержавие кончило свои дни... В болезнях и муках начинается новый период русской истории!

Действительно, пореформенная Россия стала школой гражданственности и новой политической культуры. Вера в историческое предназначение России в сочетании с усвоенным и переработанными идеями западноевропейской социалистической мысли послужила основой народничества — русской разновидности крестьянского социализма.

Основоположником русского-социализма, как известно, был А. И. Герцен, видевший в крестьянской общине зародыш справедливого устройства будущей жизни. Это положение получило дальнейшее развитие у П.Г. Чернышев­ского, во многом предвосхитившего появление "новых людей" России— разночинцев. Однако идеи общинного социализма нуждались в развитии в услови­ях возрастания оппозиционности интеллигенции /термин появился в России в б0-е гг. ХIX в./ и студенчества. Эту задачу и попыталось развить революционное народничество 60-70-х гг. Идеологи трех его направлений - П.Л. Лавров /пропагандисты/, "апостол анархизма" М.А. Бакунин /бун­тари/, П.Н. Ткачев /заговорщики/ искали новые подходы в разработке проблемы - осуществления социальной революции в России.

Зна­чительную роль в выработке теории народничества на долгие долы ставшей господствующей в освободительном движении, сыграла напряженная полемика между славянофилами и западниками. Их столкновение по кар­динальному вопросу того времени: каким путем должна идти Россия в буду­щее, - используя опыт своего тысячелетнего развития или взяв на вооружение достижения западной культуры, - послужило предпосылкой для синтеза народнических взглядов. Следует заметить, что при всем различии подходов к .данному вопросу и западники, и славянофилы были едины в одном - патриотизме, горячей любви к Родине, стремлении найти идеал общественного устройства.

Пройдя длительный и трудный процесс становления и развития, народничество внесло вклад в мировую общественно-политическую.

Идеи пролетарского социализма разрабатывали марксисты. Капиталисти­ческое развитие пореформенной России, разложение общины, забитость и бескультурье крестьянства побуждали думающих людей к изучению марксистском теории. В 1883 г. в Женеве возникает первая российская марксистская группа "Освобождение труда" под руководством Г.В. Плеханова, поставившая целью пропаганду и распространение марксизма в России. Число сторонников марксистской теории в стране все больше возрастало, что привело к организации первых социал-демократических кружков: в столице Д.Н. Благоевым была создана "Партия русской социал-демократии /1884-1885/. П.В. Точисским - "Товарищество Санкт-Петербург­ский мастеровых" /1885-1888/.

Наряду с этим в прессе стали появляться работы, вызвавшие оживленную полемику между марксистами и народниками. “Легальный марксист” П. Б. Струве написал откровенно аполегетическую статью, в которой призывал идти на выручку к капитализму. Наиболее обстоятельную критику “легального марксизма” с позиций левых народников дал Н. К. Михайловский на страницах журнала “Русское богатство” Он писал: "...Россия разовьет свое капиталистическое производство со всеми его внутренними противоречиями, с поеданием малых капиталов крупными” а тем временем, оторванный от земли мужик обратится в пролетария, “обобществится” и дело будет в шляпе, которую только и остается надеть на голову осчастливленному челове­честву". Вместе с тем Михайловский не исключал”, что “..этот русский марксизм в самом непродолжительном времени… уступит место другим, более здоровым течениям. И его предсказание оправдалось. Уже в конце 1894 г. со своей интерпретацией теории Маркса выступил молодой мало кому известный В. И. Ульянов. В центре его внимания оказались те же вопросы, которые в своё время были поставлены, но не разрешены Плехановым: капитализм в России, судьба различных классов, сословий, общественно-политических теорий в условиях капиталистического развития страны (а оно было объективной реальностью). В середине 90-х гг. Ленин создает в Санкт-Петербурге “Союз борьбы за освобождение рабочего класса”.

В 1898 г. на 1 съезде российских социал-демократов в Минске было объявлено о создании общероссийской партии вместо разрозненных социал-демократических кружков. Однако партия тактически организована не была, так как ее устав и программа не были разработаны и приняты. Поэтому за дело создания партии взялся Ленин, начав выпуск нелегальной общероссийской газеты "Искра", первый номер которой вышел за границей в Штутгарте в самый канун ХХ в., в декабре 1900 г. Вокруг "Искры" объединились группы единомышленников, которые и создали в 1903 г. “Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП).

Таким образом революционно-демократические партии в России, оформились раньше, чем политические органи­зации и партии консервативного либерального направлений. Хотя как общественно-политические течения все они складывались начиная с 20-х гг. ХIХ в., и прошли сложный путь развития. Но в России в конце XIX в., приобрели популярность именно революционно-демократическое направление. Причины этого коренились в глубоком неудовлетворении общества положением дел в стране и желанием как можно скорее изменить сложившийся порядок вещей.

Внешняя политика России в XIX в. была направлена на решение западно-европейских и ближневосточных проблем, регулирование отношений с соседними странами на всей протяженности азиатской границы империи, активизацию политики в Средней Азии и на Даль­нем Востоке.

Так, в результате русско-шведской войны 1809 г. в состав Рос­сии вошла Финляндия, получившая широкую политическую автоно­мию, какой она не имела в составе Швеции. В 1814 г. к России ото­шло по условиям Венского конгресса основанное Наполеоном госу­дарство Варшавское. В 1801 г., спасаясь от натиска Ирана, просила русского царя о подданстве Грузия, и Александр I выполнил эту просьбу, "получив" русско-иранскую войну 1804-1813 гг. Ее итогом стало присоединение части Армении, Азербайджана, Абхазии и На­горного Карабаха.

После войны с Турцией (1818-1829) к России отошла Бессара­бия и восточное побережье Черного моря, Кавказа с крепостями Ана­па и Поти. Важным достижением внешней политики явился много­сторонний договор о правовом режиме черноморских проливов (Лон­донские конвенции 1840-1841 гг.). В эти годы Россия все больше склонялась к разделу Османской империи, однако этому сопротивля­лись западные державы. Крымская война значительно подорвала по­зиции России на Черном море и на Ближнем Востоке. В связи с Па­рижским договором 1856 г. она оказалась на время в международной изоляции, из которой вышла дипломатическим путем в годы франко-прусской войны и вновь получила возможность активно влиять на мировую и европейскую политику. Россия вмешалась, в частности, в балканские события (1877-1878 ), поддержав славянские восстания против турецкого ига.

Участвуя в большой политике, Россия стремилась нейтрализо­вать влияние Англии в Средней Азии и Турции - на Кавказе. В 1859 г. после полувековой войны горцы Кавказа были "замирены", а имам Шамиль взят в плен. Через несколько лет завершилось покорение Западного Кавказа. С середины XIX в. Россия начала активное продви­жение в Среднюю Азию, что было связано с развитием товарного хо­зяйства. Русским помещикам и буржуазии Средняя Азия была нужна как выгодный рынок сбыта промышленных и сельскохозяйственных товаров и как поставщик недостающего сырья. Таким образом, политическое объединение Евразийской равни­ны под эгидой России завершилось. "Единая и неделимая" Россий­ская империя заняла шестую часть земли.

Похожие работы: