Статья : Переселенческое движение и формирование украинской диаспоры в Кыргызстане (60 – 90-е годы XIX века) 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Статья >> История


Переселенческое движение и формирование украинской диаспоры в Кыргызстане (60 – 90-е годы XIX века)




Переселенческое движение и формирование украинской диаспоры в Кыргызстане (60 – 90-е годы XIX века)

Е.И. Хелимский1[1]

Переселение украинцев в Кыргызстан в общем колонизационном движении Запада на Восток знаменовало собой окончательную победу «леса» над «степью». Российское законодательство на этапе подготовки и отмены крепостного права в какой-то степени регулировало и даже поощряло переселение крестьян западного края в восточные районы империи. В основном могли переселяться государственные крестьяне, которые зачислялись в казачье сословие и селились на землях казаков.

Как известно, инициатива крестьянских переселений в Семиреченскую область (и Киргизию) принадлежала военному губернатору Г.А. Колпаковскому. В июне 1867 г. он передал на обсуждение Общего присутствия Семиреченского областного присутствия записку, в соответствии с которой предлагалось разработать целый ряд вопросов о переселении крестьян, в том числе украинских и белорусских, с Запада в Киргизию. В записке, в частности, отмечалось: «В настоящее время, когда политическое положение края с 1867 года так изменилось, - нет уже надобности в заселении казачьими поселениями»; « <…> исключение приходится сделать только для поселений, предполагаемых при укреплении Нарынском и близ развалин укрепления Куртка <…> ».1

В основу разработанного проекта «Положения об устройстве в Семиреченской области сельских поселений» (по указанию генерал-губернатора Туркестанского края К.П. фон Кауфмана) был положен ряд предшествовавших законоположений. В их числе – «Временное положение» 1868 г. и принятый ранее «Устав о сибирских казаках» 1822. Названный проект фактически стал руководящим документом «для водворения в области русских (и украинских. - Е.Х.) переселенцев».2 Каждому переселенцу (на душу) выделялся надел в размере 15 десятин удобной земли и 15 десятин запаса. (Для переселенцев, устраивавшихся на пикетах и почтовых трактах, отводилось до 30 десятин при 15 десятинах в запасе). Землепользование устанавливалось общинное. На одну переселенческую семью выделялось 100 руб. денежной ссуды.3

Первая партия переселенцев (в том числе и украинцы) прибыла в 1868 г. С 1883 г. на территории Семиреченской области (и Киргизии) действовали уже «Правила о поземельном устройстве оседлого населения». Генерал-лейтенант Г.А. Колпаковский одобрил эти правила и утвердил их, будучи уже Степным генерал-губернатором. Записка об управлении областью (следующий законодательный документ) лежала в основе изданного в 1884 г. Положения о колонизации в областях Степного генерал-губернаторства. Здесь уже был более подробно определен порядок выдачи владенных записей. К этому времени в области (и Киргизии) насчитывалось 29 русско-украинских селений с 15 тыс. человек.4 Следует отметить, что эти положения были детализированы - в самых различных аспектах – в документах местной администрации.

В ряде законодательных актов центрального правительства прослеживаются явные ограничительные тенденции. Так, в конце XIX в. Семиреченская область неоднократно закрывалась для переселения, однако наплыв переселенцев с Украины, как и из других регионов империи, все возрастал. К 1895 г., когда колонизация области была приостановлена, численность русских, украинских и белорусских крестьян – «абсорбентов» составляла уже 35 569 человек, рассредоточенных (по «анклавам») в тридцати двух селениях.5

На первом этапе народно-крестьянской колонизации по существу преобладали выходцы из западных губерний Российской империи. Вслед за казаками потянулись в Степной и Туркестанский края крестьяне (в большинстве своем - «выкупившиеся» на свободу бывшие крепостные).

Активно заселялась в ту пору и Сырдарьинская область, в которую входила значительная часть современного Кыргызстана. Впервые вопрос о ее заселении был поставлен 12 июня 1866 г., когда полковник Нугзар Геруа – начальник правого фланга Туркестанской области, получив указание из Ташкента, разослал запросы начальникам фортов. Тогда же поступил положительный ответ из Джулека с согласием принять 100 семей переселенцев («для тыла»). Это и были первые россияне – русские, украинцы, белорусы, а также несколько немцев, поляков и марийцев на территории Сырдарьинской области.

Со времени вступления в должность генерал-губернатора Туркестанского края К.П. фон Кауфмана заселение районов Центральной Азии (в том числе Киргизии) происходило в более быстрых темпах. Было обращено внимание и на законодательное закрепление этого вопроса. Так, в июле 1967 г. поручик Маев (будущий герой Болгарии, гренадер Первой Дунайской дивизии, выходец из Украины) в докладной записке на имя фон Кауфмана предложил создать из отставных солдат и крестьян «непрерывный ряд слобод, наподобие казачьих станиц», по направлениям Орск - Ташкент, Семипалатинск – Верный, а также по трактам между городами края.6 В 1870 г. по прямому указанию туркестанского генерал-губернатора военный губернатор Сырдарьинской области Головачев приступил к первым изысканиям (это были первые в крае поземельно-податные работы в среде коренного и переселенческого, в основном русско-украинского, населения). Соответствующее распоряжение было отдано также аулиеатинскому уездному начальнику полковнику Нугзару Геруа.

Первый поселок в области – Кара-Балты (ныне город в 56 км от Бишкека) был образован в 1874 г. по границе с Семиреченской областью. Топографическим отделом была проведена хозяйственная съемка земель на площади 37 764 десятины. Предлагалось раздать новоселам участки по 7 – 8 десятин на двор в собственность (с запретом или ограничением права продажи). Было предложено также отводить на ревизскую душу не менее 15 десятин удобной земли.

В начале 70-х годов, в связи с увеличением «наплыва» русских, украинцев и белорусов, в области (в том числе на территории современного Кыргызстана) уже было образовано несколько селений из крестьян области Войска Донского, а также Астраханской и Саратовской губерний. До 1886 г. новоселы первоначально причислялись к мещанам, а затем уже водворялись на участки.7

Большая работа проводилась по законодательному закреплению переселенческого вопроса. В частности, широкую известность получил в ту пору «казус» об устройстве в марте 1881 г. поселка Никольского, содержавший ряд общих правил, которые легли в основу переселенческого дела в крае. (Попутно заметим, что данные вопросы еще ждут научного исследования на уровне группы, лаборатории, центра).

К тому времени в Аулие-Атинском уезде было образовано уже 5 селений. Всего в Сырдарьинской области было окончательно устроено 12 селений, в том числе 4 немецких. Наряду с этим, ряд поселков был в стадии устройства.8

В целом же следует отметить, что на данном этапе переселенческое движение достигло своего размаха. Так, в 1884 г. было принято предложение вызывать переселенцев непосредственно из «внутренних губерний» (в том числе и украинских), поскольку Западный край давал в то время большую часть «абсорбентов». (Кстати, это начинание закончилось неудачей, так как Министерство внутренних дел признало его «неосторожным» и предложило впредь без его согласия к этому не прибегать).

Новый порядок поземельного устройства в крае определили статьи 280 – 284 «Положения об управлении Туркестанским краем», принятого в июле 1886 г., и пункт Х мнения Государственного совета, утвержденного 12 июля 1886 г. (остался неопубликованным).9

В соответствии с Положением, нижние чины войск Туркестанского военного округа, уволенные в запас или отставку, могли вместо возвращения на родину просить о водворении в крае. Были установлены временные правила переселения. Упорядочивалось в определенной мере и финансовое положение. Так, в 1886 г. на устройство 223 семей переселенцев (в том числе украинцев) в Аулие-Атинском, Чимкетском, Перовском уездах, а также поселка Сретенского было израсходовано 7 100 рублей.

Однако в это время центральные власти не проявляли большого интереса к колонизации края. Так, например, в ответ на многочисленные прошения крестьян Черниговской губернии о водворении в Туркестане областное управление сообщило, что в области есть «свободные доли» и с получением увольнительных «приговоров» будет возможность «перечисления» новоселов, но это начинание застопорилось вследствии вмешательства Министерства внутренних дел. Известны также случаи неупорядоченности землепользования вновь прибывших переселенцев в разных местах, в том числе и на территории Киргизии.

Русские и украинские переселенцы прибывали в различные районы края. Вопрос об образовании селений в Ферганской области (в том числе и на территории современного Кыргызстана) был поставлен в 1891 г. Администрации удалось подыскать место в Ошском уезде для образования в 1893 г. первого в области селения – Покровского. На 200 семей переселенцев было отведено 4 тыс. десятин, в том числе орошенная земля на Куршабе. В Наманганском и Андижанском уездах были образованы два русско-украинских селения – соответственно на 75 и 55 дворов. В них первоначально были размещены 200 семей переселенцев, вызванных в 1897 г. по инициативе уездного начальника из Киевской губернии. В 1899 г. русское село было основано в Маргеланском уезде. Всего к началу ХХ века в области было 7 старожильческих русско-украинских селений, в которых насчитывалось 688 дворов с 3 794 душами обоего пола, располагавших 8,6 тыс. десятин земли.

Заселялась и Закаспийская область. Первое селение здесь было образовано уже в 1846 г. – это укрепление Ново-Петровское, впоследствии переименованное в форт Александровский, а затем в г. Шевченко. Ведущими районами колонизации Туркестанского края были Семиреченская и Сырдарьинская области (в том числе и территория современного Кыргызстана).10

Характерной особенностью крестьянства в Киргизии был его многонациональный состав (значительную роль, как видим, здесь сыграли миграционные процессы). Учет демографических факторов в определенной степени имеет значение для раскрытия социально-экономических и общественно-политических процессов, происходивших в крае. Естественный прирост местного и русско-украинского населения, а также увеличение численности переселенческого населения определяли общие демографические изменения.

Темпы естественного прироста населения в 70 – 90-е гг. XIX в. характеризовались его небольшим приростом. Повышенными они были у переселенцев из Европейской России, пониженными – у местного населения. В целом численность сельского оседлого населения увеличилась с 6% в 1869 г. до 21% в 1885 г.

В городах области проживало 48 251 человек. Большинство городского населения составляли русские и украинцы – 22 904 человека. В регионе, следовательно, происходили активные процессы формирования многонационального населения.

В 70-х гг. XIX в. удельный вес русского населения в Сырдарьинской области составлял всего 0,33%: это 200 русских. В 1897 г. здесь уже насчитывалось 31,8 тыс. русских и 12,8 тыс. украинцев: это 3% от общего количества населения.

В Семиреченской области численность русских увеличилась с 4,55 до 7,79%, украинцев - до 1,8%. Характерно, что украинцы составляли большинство среди переселенческого населения в Пишпекском уезде – 4,7 тыс. человек.

Всего к концу XIX в. в крае насчитывалось 116 русских селений, где проживало 70 745 крестьян-переселенцев, преимущественно русских и украинцев. По данным переписи 1897 г., все русско-украинское население в Средней Азии составляло 197 420 человек.11

Список литературы

1 Цит по.: Галузо П.Г. Аграрные отношения на юге Казахстана в 1867–1914 гг. – Алма-Ата, 1964. – С. 204.

2 См.: Материалы по истории политического строя Казахстана. Т. 1. – Алма-Ата, 1960. – С. 285-315; Половцов А.А. Отчет чиновника особых поручений при МВД, командированного в 1896 – 1897 гг. для собирания сведений о положении переселенческого дела в Туркестанском крае. – СПб., 1898. – С. 8.

3 Пален К.К. Переселенческое дело в Туркестане. – СПб., 1910. – С. 8.

4 Обзор Семиреченской области за 1883 г. – Верный, 1884. – С. 52; Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана // Соч. – Т. 2. – Ч.1. – М., 1963. – С. 322.

5 Полное собрание Законов Российской империи. – Собр. третье. – Т. XI. – 1889. – СПб., 1891. – С. 335 – 538; Румянцев П.П. Условия колонизации Семиречья // Вопросы колонизации. – 1911. – № 9. – С. 211.

6 Пален К.К. Указ. раб. – С. 213.

7 См.: Половцов А.А. Указ. раб. – С. 94 – 95; Туркестанские ведомости. – 1878. – № 34.

8 Пален К.К. Указ. раб. – С. 174 – 175; Гаврилов Н. Переселенческое дело в Туркестанском крае (области Сырдарьинская, Самаркандская и Ферганская). – СПб., 1911. – С. 2 – 3.

9 Подробнее см.: Хелимский Е.И. Переселенческое движение в Кыргызстан (вторая половина XIX – начало ХХ вв.) // Русские в Кыргызстане: Научно-исследовательские статьи и материалы. - Бишкек, 2000.

10 Пален К.К.Указ. раб. – С. 221; Туркестанские ведомости. – 1899. – № 40.

11 См.: Бекмаханова Н.Е. Многонациональное население Казахстана и Киргизии в эпоху капитализма: 60-е годы XIX в. – 1917 г. – М., 1986. – С. 125 – 134; Фомченко А.П. Русские поселения в Туркестанском крае в конце XIX – начале ХХ в. – Ташкент, 1983. – С. 46 (расчет в % наш. – Е.Х.).

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://uokbereg.to.kg/

1

Похожие работы: