Курсовая работа : Теоретический анализ функционирования имен собственных в современном английском романе 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Курсовая работа >> Иностранный язык


Теоретический анализ функционирования имен собственных в современном английском романе




СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава I. Ономастика в процессе номинативной деятельности человека

1.1 Методы и приемы ономастики

1.2 Антропонимы как показатели эволюции культурных, лингвистических процессов и стиля литературного произведения

1.2.1 Английские личные имена

1.2.2 Английские фамилии

1.2.3 Роль личных и фамильных имен в художественной литературе. Имя и образ

1.3. Географическая среда ономастикона и его характеристики

1.3.1 Топонимика Англии в свете иноязычных влияний

1.3.1.1 Кельтский топонимический слой

1.3.1.2 Латинские элементы

1.3.1.3 Скандинавский топонимический слой

1.3.1.4 Французские элементы

1.3.2. Проблема морфологической классификации топонимов

Выводы по первой главе

Глава II. Лексико-семантические характеристики языковых реалий с опорой на этимологию (на материале произведений Агаты Кристи)

2.1 Агата Кристи: ее произведения и герои

2.2 Лексико-семантические характеристики ономастикона Агаты Кристи

2.2.1 Особенности семантики и этимологии английских имен в произведениях А. Кристи

2.2.2 Деривационные особенности английских имен

2.2.3 Исследование английских имен по составу с опорой на этимологию (на материале произведений А. Кристи)

2.2.3.1 Анализ простых английских имен по составу с опорой на этимологию

2.2.3.2 Анализ сложных английских имен по составу с опорой на этимологию.

2.3 Особенности семантики английских фамилий в произведениях А. Кристи.

2.3.1 Оттопонимические английские фамилии.

2.3.2 Отантропонимические английские фамилии.

2.3.3 Фамилии, образованные от прозвищ.

2.4 Особенности семантики английских топонимов в произведениях А.Кристи.

Выводы по второй главе

Заключение

Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

Ономастика представляет собой необыкновенно ценный раздел языкознания. Обращение к ономастике вполне закономерно, поскольку имена собственные образуют промежуточную сферу, в которой лингвистические и экстралингвистические факторы вступают в наиболее тесный контакт. Лингвистическая ценность ономастического материала заключается в реализации архаизмов, утраченных в языке, и инноваций, воплощении новых тенденций языкового развития, мощном воздействии на общеязыковую систему. О необходимости исследования имен собственных свидетельствует такая их трактовка как "зеркала культуры" /Топорова, 1996:с.3/ отражающая наиболее престижные понятия, реконструкция этнографических и культурно-исторических реалий на основе имен собственных (в дальнейшем мы будем использовать сокращение "ИС").

Дипломная работа посвящена изучению одной из актуальных и мало разработанных проблем ономастики - исследованию ИС как художественных слов в собственно номинативном аспекте.

Актуальность исследования определяется необходимостью дальнейшей разработки теоретических положений ономастики. В настоящее время насущной и интенсивно исследуемой проблемой является проблема поведения языковых единиц в тексте. А отсутствие работ, посвященных систематическому описанию особенностей номинации в художественном тексте, обуславливает необходимость комплексного изучения поведения ИС в художественном произведении и их значения для понимания и интерпретации современного английского романа.

Целью нашей работы является описание функционирования ИС в современном английском романе, что способствует его более полному и глубокому читательскому восприятию. Мы также считаем, что ИС способны показать тот факт, что они служат для отражения реалий Великобритании, ее истории, традиций народа и мироощущения автора в литературно-художественном изображении событий. Для достижения этой цели предполагалось решить ряд конкретных задач:

  1. выявить авторский именик анализируемых произведений Агаты Кристи и сопоставить его с реальной антропонимической системой Великобритании;

  2. выявить географические названия населенных пунктов (городов, сел и т.д.) и проанализировать их с точки зрения морфологического состава, истории образования;

  3. показать их связь с деятельностью писателя, это необходимо для того, чтобы понять, почему автор выбирает те или иные названия;

  4. проанализировать имена и фамилии персонажей на мотивированность / немотивированность, на связь их с жизнью Великобритании в определенные исторические моменты, с определенными социальными классами.

Материалом для исследования послужили ИС, отобранные методом сплошной выборки из произведений Агаты Кристи ("The Labours of Hercules", "The Mystery of King's Abbot", "The ABC Murders", "Ten Little Niggers").

В работе применялись также следующие методы исследования: -этимологический метод всего комплекса и отдельных морфем, входящих в состав наименований;

  • контекстологический анализ; за основу при этом принимался лексический контекст в понимании И.В. Арнольд /Арнольд,1991 :с.46/;

  • элементы сопоставительного, структурного и количественного методов;

  • семантическая классификация имен, фамилий и топонимов.

Новизна работы заключается в рассмотрении значимости разноаспектного анализа имен собственных для более глубокого раскрытия темы и идеи произведения. Также исследуется вопрос мотивированности имен литературного героя и отражение реальных традиций именования в современном английском романе. Кроме того, в работе проводится анализ антропонимикона некоторых произведений Агаты Кристи. Язык ее детективов точно отражает время, которое описывается в романах. А того, кто серьезно решил овладеть английским языком, не может не интересовать сама Англия, ее история, подробности образа жизни ее граждан, которые так точно отражены в произведениях "первой леди преступлений". Мир А. Кристи: действующие лица, обстановка, окружающая их - все это мир обычных людей, живущих в небольших городках и деревнях Англии, далеких от промышленных центров с их суетой и проблемами. Американский критик Г. Рамсей, написавший книгу о жизни и творчестве А. Кристи, приходит к мысли, что хорошие детективные романы в будущем смогут служить исходным материалом для исследований, проводимых социологами, ибо в них имеются сведения о таких сторонах жизни общества, которые не находят отражения ни в каких энциклопедиях.

Результаты исследования имеют как теоретическое, так и практическое значение. Важным моментом в теоретическом отношении является изучение реализации имен собственных как особого класса слов в художественном произведении. Проведенный комплексный анализ способов именования персонажей в творчестве Кристи и его результаты могут способствовать развитию теории номинации с коммуникативно-стилистических позиций, что, конечно же, служит целям более полного изучения языка и стиля писателя.

Практическая ценность работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы при изучении антропонимов и топонимов как подклассов имен собственных в спецкурсе "Ономастика", в качестве материала для учебных аспектов: интерпретации художественного текста, аналитического чтения и в курсах лекций по лексикологии, стилистике английского языка, страноведению, истории зарубежной литературы, а также при составлении словаря писательницы А. Кристи.

Структура работы. Работа состоит из введения, теоретической и практической главы, заключения и списка литературы.

В теоретической главе проанализированы ономастические особенности лексики современного языка, выступающие как результат процесса номинативной деятельности человека. Антропонимическая и топонимическая система ИС английского языка рассматривается как своеобразная мозаика, составленная из именования древних и новых, исконно английских и заимствованных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам.

В практической главе выявлены семантические особенности английских имен, фамилий и топонимов, используемых в произведениях А. Кристи, в опоре на этимологические трактовки, представленные энциклопедическими и словарными источниками.

Глава I. Ономастика в процессе номинативной деятельности человека

Возрастающий интерес к проблемам имен проявляется в различных областях лингвистики в последние десятилетия. Имена собственные входят как составная и наиболее существенная часть в класс имен. Специфика их осознана давно, однако до сих пор особенности употребления имен в различных контекстах остаются неизученными. Спорной является трактовка таких основополагающих моментов, как значение ИС и их классификация.

Возможность сознательного, исключительного регулирования со стороны носителей языка в сфере ИС способна в определенной степени продемонстрировать процессы и механизмы номинации. Номинация - наречение предметов и ситуаций с помощью языковых средств, закрепление за определенным референтом. Отметим, что референт (от англ. refer-соотносить, ссылаться; лат. referens, род. п. referentes-относящий, сопоставляющий) -представляет собой объект внеязыковой действительности, который имеет в виду говорящий, произносимый данный речевой отрезок; предмет референции) того или иного специального знака ЛЭС,1990:с.410-411/. Номинация представляет комплексный речемыслительный процесс, имеющий логико-гносиологическое, так и психологическое, как биологическое, так и социальное, как физиологическое, так и чисто языковое основание.

Представляя собой, процесс выделения и осмысления обозначаемого предмета или события, а также результаты этого процесса, номинация выступает одновременно и как продукт классификационно-познавательной деятельности человека в выбранной области знания или общественного опыта и как продукт языковой и речевой деятельности.

В актах названия (Акт названия или акт номинации - это поведение обозначаемого под определенную ономастическую категорию (предметности; процессуальности или признаковости и их разновидностей,/ЛЭС,1990: с. 346/) выделяется несколько этапов: - выделение и фиксация того, что подлежит обозначению;

  • какое-то осмысление обозначаемого;

  • выбор адекватного языкового средства и самого наименования;

  • установление более тесной и постоянной связи между обозначаемым
    и обозначающим;

  • закрепление за данным языковым отрезком определенного содержания и т.д. /Кубрякова, 1978/.

Таким образом, номинация связывает мир действительный с миром языковым, устанавливает корреляцию между предметами и выбранным для его названия языковым отрезком, соединяет точку экстралингвистического пространства с точкой языкового пространства. Имена собственные - вторичные названия предметов, дополняющие и уточняющие первичные, нарицательные, и служащие для различения известных подобных предметов друг от друга./ Кубрякова. Части речи в ономасиологическом освещении. М., Наука, 1978/. Их роль для изучения исторического развития языка многие годы недооценивалась. Только с 50-60х гг. 20 века имена собственные стали изучать как сложную самостоятельную систему в специальном разделе языкознания - ономастике.

1.1 Методы и приемы ономастики

Ономастика произошла от греческого слова onomastike. то есть искусство давать имена. Термин "оним" (онома, собственное имя) - это слово или словосочетание, которое служит для выделения именуемого им объекта среди других объектов: его индивидуализация и идентификация. Ономастика исследует фонетический, морфологический, словообразовательный, семантический, этимологический и другие аспекты собственных имен.

Теоретическая ономастика использует различные методы языкознания:

1) сравнительно-исторический;

  1. структурный (формантный и исследование основ);

  2. генетический (устанавливает родство ИС);

  3. ареальный (выявляет ареалы сходных элементов ИС);

  4. метод ономастической картографии (создание ономастических карт для ономастических исследований);

  5. типологический (устанавливающий изоморфизм в онимии);

  6. региональный (исследование ономастических регионов);

  7. стратиграфический;

  8. сопоставительный (сопоставление ИС различных языков);

  9. этимологический (применяется с ограничением: выявляется только этимон - апеллятив или первичное собственное имя);

  10. статистический (подтверждает активность и тенденции их развития).

При исследовании ИС в ономастике используются следующие методы и приемы:

  1. прием моделирования;

  2. текстологический анализ (применяется к специальным ономастическим текстам, где онимы преобладают над аппелятивами, их особым текстом, особенно к древним, где необходимо разграничение собственных и несобственных имен);

  3. дешифровка текста по имени, реконструкция имени;

  4. стилистический анализ, который применяется к ИС в художественном тексте и в речи.

Объектом ономастического исследования является ИС всех видов, присутствующие в составе любого языка: имена, фамилии, отчества, прозвища людей - антропонимы:

названия растений - фитонимы;

названия животных, птиц и т.д. - зоонимы;

названия географических объектов - топонимы;

ИС отдельных неодушевлённых предметов - оружия, посуды, драгоценностей, музыкальных инструментов, обозначающие определенные отрезки и точки времени - хрононимы:

названия праздников, юбилеев, торжеств, названия произведений литературы и искусства, названия средств передвижения, стихийных действий и т.д. Ономастическое пространство, т.е. мир окружающих человека ИС, размещенных вместе с именуемыми предметами в реальном земном и околоземном пространстве, а также в пространстве вымышленном или гипотетическом, представляют собой непрерывный ряд незаметно меняющихся типов. Имена, составляющие каждое ономастическое поле, плавно переходят друг в друга. Следовательно, и изучать имена необходимо в их взаимосвязи друг с другом и с экстралингвистическими факторами, влияющими на их формирование и функционирование.

Поскольку ИС является социальными в большей мере, чем имена нарицательные, то помимо чисто лексического компонента, в его значение входят и экстралингвистические компоненты, в том числе эстетический, аффективный, морально и социально-оценочный. Поскольку ИС во всей полноте своих характеристик представляют собой как бы точки соприкосновений лингвистического и экстралингвистического (прагматического) планов, значение его оказывается сложным комплексом, включающем сведения о слове переплетающимися со сведениями об именуемом объекте. В этом проявляется специфика ИС. В состав сведений о слове, т.е. в лингвистическую часть значения имени входят и особые мотивы именования, и специфика существования имени в языке и его современное восприятие, и история имени, и этимология его основы.

В состав экстралингвистического аспекта имени входят и особые условия существования имени в обществе и культурно-исторические ассоциации, с ним связанные, и специфика связи имени с именуемым объектом, и степень известности объекта и его имени.

Группы ИС, разграниченных по предметным областям, могут быть различными по характеру своего значения и сферы функционирования:

1) имена, которые обозначают (фамилии, имена, клички животных, названия мест, исторических дат, событий и т.п.), 2) имена, которые только называют (заглавия книг, названия журналов, этикетки, изделия парфюмерии и т.п.).

У ИС 1-го типа в системе языка значение носит денотативный характер, то есть в его основе лежит представление о категории, классе лиц, предметов.

ИС, будучи единицами языка - словом или функционально схожим с ним словосочетанием, обладают всеми типами отношений - денотативным (отношение значения слова к предмету), сигнификативным (отношение к понятию), структурным ( отношение значения слова, а также всего слова к другим словам данного языка), однако их качество в ИС, несколько своеобразно по сравнению с соответствующими компонентами значений нарицательных слов, что и обеспечивает ИС языковую-речевую специфику и объединяет их в особую подсистему в пределах общей лексикосемантической системы языка. ИС, конечно, в меньшей степени, чем слова нарицательные, способны быть средством общения; их задача как раз останавливать внимание на индивидуальном, извлекать его из множественного, противопоставлять множественному. Но и ИС как слово обобщает в том смысле, что указывает природой определенной части речи и т.п. на принадлежность понятия к той, а не иной сфере восприятия.

Акты номинации собственными именами в художественном произведении, подчиненные авторской целеустановке создания единого художественного целого, представляют собой особый вид номинации, характеризующийся целенаправленностью. Именование такого рода позволяют рассмотреть существенные стороны номинативного процесса. Кроме того, изучение этого аспекта номинации требует выявления особенностей, свойственных ИС потенциально и ИС, используемых в литературе.

Это ориентирует на контекстологическое изучение номинативных единиц, что необходимо для получения данных, важных для понимания характера семантики ИС. Перечисленные моменты и объясняют выбор литературных ИС предметом настоящего исследования.

1.2 Антропонимы как показатели эволюции культурных, лингвистических процессов и стиля литературного произведения

Антропонимы (в дальнейшем мы будем использовать сокращение А.) -это большая группа ИС, куда входят именования людей, имена личные, патронимы (отчества или другие именования по отцу), фамилии, родовые имена, прозвища и псевдонимы (индивидуальные или групповые), криптонимы (скрываемые имена). Изучаются также А. литературных произведений, имена героев в фольклоре, в мифах, сказках. А. разграничивает народные и канонические личные имена, а также различные формы одного имена: литературные и диалектные, официальные и неофициальные. Каждый этнос в каждую эпоху имеет свой антронопонимикон, называемый "реестром". Совокупность А. в языке называется антропонимией.

А. особенно личное имя, отличается от многих других ИС (онимов) характером индивидуализации объекта: каждый объект номинации (человек) имеет имя. А., как и всякое ИС, не только лингвистическое, но и социально-историческое образование, функционирующее в особых условиях как необходимый элемент человеческого общения. Значение А. -иерархическое целое, центральное место в котором занимает семная структура, составляющая понятийное ядро А., а несколько удаленная периферическое положение отводится социальной и эмоциальной окраске, без соотношения с конкретным миром. Семная структура А. включает следующие компоненты:

  1. "существительное";

  2. "одушевленное";

  3. "разумное" (принадлежащее к человеческому роду);

4)"лицо";

  1. "национальность";

  2. "пол" (для личных имен).

В современном обществе А. как член классификационной системы номинации выполняет основную назывательную функцию, реализующуюся в двух аспектах: дистинктивном (выделяющим индивида из коллектива) и интеграционном (объединяющим носителей одного А. в общий класс). Таким образом, А., обозначающие индивидуальные лица, лишены коннотации, "способности привносить определенные признаки" /Топорова, 1996:с.6/.

Строго говоря, сами по себе А. не имеют никакого значения, т.е. не могут быть определены без обращения к денотату - реальному носителю имени. Следовательно, множество одноименных объектов не обладают никакими совместными свойствами, кроме общего А.

Принципиально иное положение сложилось в мифопоэтических традициях. Как известно, основатель функционализма в этнографии Малиновский, выдвинул так называемую теорию "нужд" (needs), согласно которой все элементы, составляющие культуру архаичного племени ( от ИС до мифа) возникают как ответ (answer) на определенный вопрос, продиктованный настоятельной потребностью /Топорова, 1996:с.6/.

Исходя из этой концепции, наименование представляет собой не игру или развлечение, а абсолютную необходимость, связанную с глубиной сущности человека. А. представляют собой не этикетку, ярлык, а символ, сложным образом соотносимый с природой индивида. Мифологическое осознание А. как внутренней субстанции проявляется в некоторых культурно-исторических традициях, в которых "наречение именем новорожденного принимает форму отгадывания его сущности..." /Топоров,1980:с.510/.

Архаическая модель мира предполагает тождество имени и его носителя. Идея прямого соответствия имени и денотата, трактовка А. как alter ego индивида отражена в брахманической концепции namurupa 'имя и форма' /Топорова 1996:с.7/. Отношение между именем и его носителем можно сопоставить с тенью и человеком, ее отбрасывающим. Отголоски верований

в независимое существование имени и его идентичность с называемым объектом прослеживается и в современном обществе (ср. случаи наречения новорожденного именем умершего родственника, вызванные стремлением вместе с А. воскресить достоинства покойного).

Установка мифологического сознания на тождество или внутреннюю связь имени и его носителя предполагает первоначальный акт имяположения и образ имядателя, сотворившего вещи и их имена. Подобные представления зафиксированы в ряде мифологических традиций. В соответствии с одним из древнеиндийских мифов, вещи получили названия в результате установления имен (namadheya). Ср. также древнеиранские параллели: Ahuro Mazdao naman dadai "Axypo Мазда имена установил".

Старославянские данные также позволяют реконструировать сочетание ome deti 'называть именем' /Топоров, 1980:с.510/. Аналогичный пример известен и из древнескандинавской мифологии. В "Младшей Эдде" повествуется о сыновьях Бора, сотворивших из дерева людей и нарекших их именами. Показателен и отрывок из "Старшей Эдды": "Тогда пошли боги на троны могущества...ночи и фазам луны названия дали, утро нарекли и середину дня". О ритуальном характере имяположения и величайшей ответственности, возложенной на установителя имен можно, судить, в частности, по древнегреческим источникам. В некоторых пифагорейских изречениях указывается, что "после числа на втором месте по мудрости находится тот, кто установил имена", а в диалогах Платона "Кратил" утверждается, "что устанавливать имена - дело не всякого мужа, но некоего творца имен /Топорова, 1996:с.7/.

Важным следствием типичного для мифопоэтического сознания отождествления имени и природы его носителя явилась креативная функция называния, сополагающая процесс созидания и номинации, согласно которой имя оказывает активное воздействие на индивида, формирует его как личность, определяет его судьбу, т.е. оно первично по отношению к объекту. Имя часто содержит пожелание или приказание (ср. ст.-слав. Свъто-славь переводится, как, пусть он обладает святой славой'). На принципе замены именем его носителя основана словесная магия, при которой через имя оказывается воздействие на его обладателя. Манипулировать именем для достижения практических целей обусловило усиление положительных моментов в А., наречение "приятными" именами или, наоборот, называние "плохим, неблагоприятным" именем с тем, чтобы злые духи не причинили вреда его носителю. Мифопоэтическая трактовка называния как акта подтверждается и другими данными, например: переименование при переходе индивида в другой возрастной или социальный класс как перевоплощение, перерождение, представления о необходимости бережного хранения А., констатирующего сущность субъекта, табулирование "истинного" имени, существование разветвленной системы имен, компенсирующих отсутствие настоящего имени и др.

Дополнительное имя ассоциировалось со счастливой судьбой, например: "Брахману, обладающему двумя именами, будет сопутствовать успех", "В то время люди имели по два имени: это приносило счастье и долголетие" Топорова, 1996:с.7/.

Плюрализм имен в мифопоэтической модели мира был вызван с одной стороны, необходимостью закодировать подлинное имя и, с другой, стремлением отразить различные аспекты субъекта.

В античном Риме формула имени имела следующий вид: рrаеnотеп (личное имя) + nотеn (родовое имя) + cognomen (прозвище, позднее фамильное имя) + (иногда) agnomen (добавочное прозвище), например Publius Cornelius Scipio Africanus Major. В Индии эта формула складывалась из трех (реже более) компонентов: 1-й - в зависимости от гороскопа, 2-й - показатель пола или принадлежность к религиозной секте, 3-й - название касты или вместо него псевдоним; например, имя Рабиндранат Тагор имеет следующие компоненты: Рабиндра (Бог Солнца), Натх (муж), Тхакур (каста землевладельцев) /ЛЭС, 1990: с.36/.

Официальное именование человека в развитом обществе имеет свою формулу имени: определенный порядок следования А. и имен нарицательных (этнонимов, названий родства, специальности, рода занятий, званий, титулов, чинов и т.п.). У большинства народов, населяющих Европу и Америку, в том числе англичан и американцев, исторически сложилась двуименная антропонимическая система - личное имя и фамилия.

1.2.1 Английские личные имена

Традиционно в англоговорящих странах ребенок при рождении получает два имени: личное имя и среднее имя (middle name). Наиболее важным, существенным представляется именно первое, личное имя. В английском языке нет единого термина, соответствующего русскому термину "личное имя". Ему равнозначны английские baptismal name, Christian name, first name, given name и personal name. Два синонима forename и prename (лексическая калька - лат. praenomen) имеют также значение "имя, предшествующее фамилии".

Под термином "личное" понимается, прежде всего "индивидуальное именование субъекта" /Суперанская, 19857, официально закрепленное за ним при рождении. Из всех ономастических категорий личные имена первыми получили документальное отражение. В основе их лежали апеллятивы, которые использовались в качестве прозвищ для обозначения людей. Как отмечает А.В. Суперанская, и в наше время, личные имена отличаются от прозвищ главным образом тем, что во-первых нарицательное значение основ не столь очевидно, как во вторых. В прозвищах оно всегда светло, имплицитно.

В личных именах нарицательное значение основ почти всегда затемнено. Прозвища каждый раз создаются вновь, личные имена переходят из поколения в поколение.

Номенклатура современных английских имен представляется своеобразной мозаикой, составленной из именований древних и новых, исконно английских и заимствованных, традиционных и заимствованных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам. Такая пёстрая картина английских имен неслучайна: личные имена, как и остальные слова, связаны с духовной и материальной культурой народа, которая питает их истоки. Поэтому, живя и развиваясь, личные имена испытывают различного рода влияния. Имена проходят свой исторический путь развития, который связан с историей английского народа и английского языка.

По данным К.Б. Зайцевой, /Суперанская А.В., 1985/, в настоящее время в английской антропонимике лишь 8% приходится на имена древнеанглийского периода. После нормандского завоевания древнеанглийские имена, употребляемые на протяжении столетий, почти полностью исчезают. В 18 в. в связи с возрождением готического романа, с усилением интереса к готике, начинается увлечение старинными личными именами, происходит возрождение некоторых древнеанглийских имен.

Нашествия скандинавов (датчан и норвежцев) на Англию, начавшиеся в конце 8 века и повторяющиеся на протяжении последующих столетий до 11 века, по-видимому, не оказали существенного влияния на систему имен, сложившуюся у англосаксов в то время. Сравнительно быстро они слились с англосаксами, усвоив их нравы, язык, религию, общественные порядки.

Ни с чем не может сравниться влияние латинского языка на среднеанглийский. Как известно, в 1066 г. произошло вторжение в Англию нормандских феодалов во главе с герцогом Нормандии Вильгельмом, который после победы при Гастингсе стал королем Англии. Английский язык как официальный практически вышел из употребления.

Языком правительства, королевского двора, церкви, суда, школы стал французский язык, точнее нормандский диалект, поэтому в данный период детям редко давали имена среднеанглийские. Преобладают имена греческие и латинские, пришедшие в английский язык через французский. Это имена Alexander, George, Clara, Paul и т.д.

Одновременно с нормандскими завоеваниями укреплялась власть церкви, которая к середине 15 века была настолько сильна, что смогла потребовать от верующих наречения именами только канонизированных святых. Распространению библейских имен (Joseph, James и т.д.) способствовали мистерии, которые разыгрывались в различные праздники.

Несмотря на многочисленные завоевания английский оставался живым языком. В 1362 г. заседание парламента вновь было открыто на родном языке. В 15 в. французский язык был отменен как обязательный язык обучения в школах. Постепенно стали выходить из употребления имена, заимствованы через французский язык. Однако определенную роль в возрождении забытых имен сыграла английская литература. Под влиянием популярных романов В. Скотта, поэзии Колриджа, А. Теннисона, Дж. Байрона получают широкое распространение такие имена как Diana, Roland, Clara. Л. Кэрол способствовал распространению имени Alice. Некоторые имена вошли в употребление у англичан сравнительно недавно. Например, из французского языка в шотландский пришло имя Bruce [ шотл. <фр. Brieux <Bruis (Braose) -топоним Брие, Франция]. В Шотландии это имя стало употребляться в конце 19 в. как личное в честь Роберта Брюса (1274-1304), освободителя и короля Шотландии./DBH, 1996: с.52/

Таким образом, личные имена прошли вместе с другими английскими словами сложный и долгий путь.

До сих пор речь шла об эволюции полных или исходных имен, используемых для называния лиц в документах, удостоверяющих личность владельца, при обращениям к лицам в официальной или торжественной обстановке. Наряду с полными именами существуют и другие группы имен.

По фонологическим и морфологическим признакам английского личные имена можно разделить на три группы:

а) имена полные или исходные:

Alexander, Elizabeth, Luke и др;

б) их варианты:

Alastair, Elspeth, Lukas и др;

в) дериваты, употребляемые при обращении к близким людям:
Alec, Bet, Bettie и т.д.

Дериваты включают в свой состав различные виды производных имен: сокращенные, ласкательные, уменьшительные и фамильярные ( англ. short forms, pet names, diminutives, familiar forms), которые используются в неофициальной обстановке, в кругу знакомых, друзей, близких и родных. Количество дериватов точному учету не поддается. Объясняется это характером их функционирования: фантазия творцов именований для обращения к друзьям, любимым и к детям безгранична и необозрима.

Дериваты создаются морфологическим способом словообразования, т.е. путем изменения морфемного состав полного или исходного имени. Доминирующими моделями образования английских дериватов является сокращение и аффиксальное словопроизводство.

Например, имя Elizabeth заслуживает особого внимания, т.к. от него могут образовываться более 40 дериватов: Babette, Babbette, Bess, Bessie, Bessy, Bet, Beth, Betsey, Betsie, Betsy, Betta, Bette, Bettie, Betty, Bettina, Bettine, Elsa, Elsie, Eliza, Libby, Lilibet, Lilla, Lilian, Liza, Lizbet, Lizbeth, Lise, Liselatte, Lisetta, Liz, Lizette, Lissie, Letty, Lib, Libbie.

Таким образом, система английских имен претерпевала влияние различных языков в определенные периоды истории Англии. Ни с чем не сравнимо влияние латинских и греческих имен, пришедших в английский язык через французский, в то время как воздействие скандинавских завоеваний мало заметно.

Личные имена составляют наиболее древний пласт лексики. Когда общины состояли из всего из нескольких людей, фамилии (surnames, last names, family names) были неважны. В то время как в каждом городе появлялось все больше Джонов и Мэри, а реестр имен был ограничен, возникла необходимость давать людям дополнительные наименования - фамилии.

1.2.2 Английские фамилии

Фамилия - наименование, добавляемое к личному имени для указания принадлежности к определенной семье /Рыбакин, 1986: с.8/.

В отличие от личного имени, представляющего собой индивидуальный А., фамилия для членов данной семьи - групповой А. Система современных английских фамилий складывается на протяжении многих столетий и своими корнями уходит в далекое прошлое. Она тесно связана с историей английского языка. Уже в письменных памятниках 9-12 веков, в особенности в "Книге судного дня" (традиционное название - "Книга страшного суда"), встречаются прозвища крупных и мелких землевладельцев, должностных лиц графств, представителей духовенства и других слоев населения /Рыбакин, 1986: с.8/. В сводах законов и грамот, в судебных архивах, в монастырских книгах записей и в других документах того времени, составленных на средневековом латинском языке, прозвища записывались рядом с личными именами и указывали, главным образом, на место жительства или рождения именуемых, на место их землевладений или угодий, на родственные отношения и на род занятий.

В период развитого феодализма (11-15вв.) В Англии складывается централизованная монархия, быстро растут города, развивается ремесло и торговля, товарно-денежные отношения и рыночные связи. Численность же населения после всеобщей поземельной переписи 1086 г. до чумы 1348-49 - ("Черная смерть") возросла приблизительно с 1 250 000 (или 1 500 000) : 3 500 000 (или 4 000 000) человек /Рыбакин, 1986: с.8/.

В этот период значительно возрастает социально-различительная функция прозвищ, заключающих в себе явные или скрытые насмешки, иронию, шутку, различные эпитеты, в т.ч. прозвища, предназначенные только для посвященных. Некоторые прозвища были чрезвычайно нелестными - вплоть до вульгарностей - но многие из них исчезли, были изменены потомками после переселения и т.д.

Иногда писцы, по-видимому, сами придумывали некоторые прозвища и переводили их с английского языка на латинский и французский языки и наоборот. Эти прозвища были непрочными, эфемерными приложениями к личным именам и, как правило, не переходили из поколения в поколение от отцов к детям, т.е. были ненаследуемыми именованиями людей.

Невозможно точно установить время, когда английские прозвища превратились в фамилии, т.е. в наследуемые имена людей. Раньше всего они стали наследоваться представителями феодальной знати. После Нормандского завоевания постепенно по всей стране вводилось право старшего сына на наследование недвижимости. Постепенно прозвища феодальных лордов, баронов, рыцарей, переходя от отца к старшему сыну, становились наследуемыми. А. Позднее всего этот процесс затронул низшие слои населения: ремесленников, мелких торговцев, крестьян. В южных и центральных графствах прозвища стали наследоваться гораздо раньше, чем на севере, в Шотландии. В Уэльсе фамилии вошли в обиход еще позже.

Зарубежные исследователи Франссон и Рини считают, что прозвища стали наследоваться в начале 12 в. Этот процесс был интенсивен в течение 12-14 вв., и к началу 15 в. прозвища стали наследуемыми именами повсюду, среди всех слоев населения Англии. На территории Великобритании этот процесс продолжался, по-видимому, еще и в более поздний период. Можно заключить, что становление системы современных английских фамилий происходило в течение всего классического средневековья (к 11-15 вв.), а в Шотландии и в Уэльсе оно продолжалось еще и в начале позднего средневековья (16-17 вв.) /Рыбакин, 1986: с.8/.

По семантическому признаку английские прозвища можно разделить на следующие основные классы:

  1. Оттпонимические прозвища, образованные от английских, французских (редко бельгийских, итальянских, немецких) топонимов: названий графств, провинций, городов, деревень, земельных угодий, лестных участников, полей, холмов, бродов и других микротопонимов, например: Richard de Cestersir (1212)>Cheshire, Rogerus de Berchelai (1086)>Berkeley, Berkley.

  2. Отантропонимные прозвища, образованные от личных имен и их дериватов, а также от сочетаний личных имен и их дериватов с терминами родства: сын, дочь, брат, сестра, внук и др. В документах 11-14 вв. наряду с древнеанглийскими терминами родства sunu > средневек. англ. sone - сын, встречаются латинские filius, старофранцузские (le) fiz.fitz - сын. Например, Aelfi Aelfwines sunu (2 пол. Юв.); Goduine Aelfuini filius (около 1095) > Alwin; Richard le Fitz Joan (1327); Henry Fitzwillion (1300); Arnold Williamsone (1360) > William; Fitzwilliam, Williamson и др.

3. Прозвища - эпитеты, образованные от имени нарицательного, но входящего в топонимическую и антропонимическую лексику: борода, боров, козел, кузнец, барон, смелый, дикий и др. Например, Lefuine Barun (около 1087-98); Geoffrey le Barun (1236); John Baron (1296)>Baron, Barron; Uluricus Wilde (1086); Henry le Wylde (1236)>Wild, Wilde и др.

В этом классе выделяется несколько подгрупп:

а) прозвища, указывающие на внешний вид именуемого: Henry Bigge (1177) - большой, полный; Thomas Blac (1198) - черный; Geoffrey Bunch (1195)-горб;

б) прозвища, указывающие на поведение, духовные и душевные качества именуемых, их пороки и добродетели: Henry Brag (1260) - хвастун; Hugh Bullaur (1354) - обманщик, враль; Robert le Cureis (1168) - вежливый, уступчивый;

в) прозвища, указывающие на сходство именуемого (по складу ума, характера, поведению и другим признакам) с животными, птицами, рыбами, растениями и другими представителями флоры и фауны: William Bulloc (1225) - бычок; Geoffrey Popy (1275) - мак; Richard Starling (1230) - скворец;

г) прозвища, указывающие на род деятельности, профессию именуемого: William the Floutere (1268) - флейтист; Richard le Sveivein (1208-13) - писец, переписчик и др.

Исходя из семантической классификации прозвищ можно вывести аналогичную классификацию английских фамилий по этимологическим признакам:

1. Фамилии, образованные от топонимов: Bradley, Ford, Everset и др.;

2. Фамилии, образованные от антропонимов: Adam, O'Brion, Robins и др.;

3. Фамилии, образованные от различных прозвищ: Longman, Peacock, Young и др.

Однако есть много фамилий, которые невозможно причислить к какому-либо из указанных классов: Bailey, Beard, Cain, Clare, Dean, Fell и др. В отантропонимных фамилиях широко представлены аффиксальные морфемы, образующие патронимы и (реже) матронимы. Английские суффиксальные форманты -son и -(e)s образуют патронимы: Dickson, Dicks, Hughson, Hughes и др. и матронимы Ibson, Ibbs, Magson, Maggs и др. Формант - son указывает, чьим сыном был именуемый, а формант -(e)s выражает пассивные отношения и приближается по значению к суффиксу притяжательного падежа имен нарицательных.

В фамилиях, образованных от man, формант - (e)s выступает как суффикс множественного числа: Bankes- холмы, Dales - долины и др. Префиксальные форманты образуют, как правило, только патронимы; к ним относятся: гаэльский mac - сын: MacKay, MacNab и др; ирландский о - потомок, сын: O'Cleary, O'Dowd; валлийский ap-(p-), ab-(b-) - сын: Apsimon, Penry, Abadom, Badom и др; старофранцузский fiz > среднеанглийский fiz > совр. английский fitz -сын: Fitzgerald, Fitzwalter и др.

Таким образом, системы личных и фамильных имен не изолированы, а тесно взаимосвязаны. Многие личные имена легли в основу образования английских фамильных имен: John > Johns, Johnes, Johnson, Johnston; Richard > Dick > Dicken > Dickens и др. При этом некоторые личные и фамильные имена фонологически и морфологически совпали, образовав, таким образом, своеобразные антропонимические омонимы: Adam, Andrew, Arnold, Arthur, Henry, James, Lewis и др. В свою очередь, номенклатура английских личных имен непрерывно пополнялась неологизмами, образованными от имен фамильных: Dradley, Traham, Howard, Shirley, Sinclair и др.

Такое тесное взаимодействие и взаимопроникновение личных и фамильных имен в современной английской антропонимической системе приводит к тому, что часто бывает трудно отличить одни от других. В таких именованиях, как William Henry, Henry James, Augustus Thomas, James Henry Thomas и др., значения составляющих имен может быть раскрыто лишь через расположение слов; фамильное имя, как правило, замыкает словесный ряд.

Итак, появление фамилий, как официального именования, объединившего глав семьи и передававшегося по наследству, обусловлено логикой исторического развития. На определенном историческом этапе совокупность социальных факторов приводит к введению в антропонимическую формулу нового компонента, позволяющего четко идентифицировать человека. Становление английских фамилий происходит в течение к. 11-15 вв., а в Шотландии и Уэльсе продолжалось вплоть до 17 века.

По этимологическим признакам английские фамилии разделяются на оттопонимические, отантропонимические и фамилии, образованные от прозвищ, указывающих на внешний вид именуемого, его поведение, душевные качества, на сходство по каким-либо признакам с животными и растениями и на род деятельности или профессию.

Система английских имен фамильных тесно взаимодействует с системой имен личных.

Говоря о возникновении и развитии личных и фамильных имен, их структуре, этимологии и семантике, нельзя не упомянуть об их роли и функциях в художественных произведениях.

1.2.3 Роль личных и фамильных имен в художественной литературе

Имя и образ

В художественном произведении роль ИС, в частности имен личных и фамильных, чрезвычайно важна и разнообразна. Они выполняют следующие функции:

  1. коммуникативную (сообщающую);

  2. апеллятивную (призывную);

  3. экскурсивную (выразительную);

  4. дейктическую (указательную) /Чевпецова,1989/.

Рассматривая функционирование ИС в художественном произведении, нельзя не остановиться на их роли в создании и раскрытии художественного образа. Образ всегда являлся эстетически органичным структурным элементом стиля литературного произведения. ИС служит своеобразным средством выражения цельности и конкретности образа персонажа, а нередко и основой эмоционального отношения к нему. Организация образа персонажа уже неоднократно исследовалась в зависимости и отражения его поступков, речевой характеристики, портрета, авторских комментариев, его социального и сословного статуса и мотивировки его поступков и т.д., но в зависимости от его имени упоминалось только от случая к случаю. Между тем среди множества отличий этого вида образности от всех других немалую роль играет и имя персонажа. В частности, ИС делает эти образы дискретными, т.е. выделяет их, делает их опознаваемыми и узнаваемыми во всей художественной ткани романа, помещая, каждый персонаж в соответствующее окружение. Кроме того, ИС персонажа служит как бы маркером его психологии, идеологии, отдельной жизненной позиции, отдельного места в социальной обстановке. В то же время образ определяется как единство типического и индивидуального. Это единство как раз и проявляется в ИС персонажа. Имя, фамилия, прозвище употребляется в художественном произведении не только ради названия персонажа, выделения каких-то отдельных черт его внешности или характера. Вокруг А., на основе его, формируется и раскрывается образ.

Выбирая имя и фамилию своему герою, автор художественного произведения должен принимать во внимание все факты, связанные с функционированием имени в обществе и в литературе. Авторская индивидуальность определяет во многом этот выбор, и успех или неудача произведения зависят и от яркости и запоминаемости образов героев, а, следовательно, и от точности и выразительности их имен.

Совокупность фактов, лежащих в основе мотивировок ИС едина для всего человечества. Для А. такими основными фактами, определяющими их мотивировку, служат физическая, психическая, биологическая, моральная, интеллектуальная характеристика лица, его социальная, национальная, территориальная принадлежность, родственные связи и т.д.

В отношении А. правомерно утверждения, что в подлинно художественном произведении даже самые обыденные А. несут определенную стилистическую нагрузку. Примечательно высказывание Ю. Тынянова: "В художественном произведении нет не говорящих имен. Каждое имя, названное в произведении это уже обозначение, играющее всеми красками, на которые оно только способно. Оно с максимальной силой развивает оттенки, мимо которых мы проходим в жизни" /Горбаневский, 1988/.

Удачное имя, не просто характеризует героя, оно может нести ярко выраженную смысловую нагрузку, обладать скрытым ассоциативным фоном, иметь особый звуковой облик, передавать национальный и местный колорит, отражать историческую эпоху, к которой относится действие романа, повести, рассказа, обладать социальной характеристикой. Кроме того, оно показывает, как автор осуществляет органическую связь формы и значения, усиливает эмоциональное впечатление от произведения, в состав которого входит А. Иной вопрос, как читатель способен воспринять и оценить авторский прием.

Согласно теории информации, одним из основных ее свойств является то, что информация не может передаваться абсолютно адекватно, без помех. В этом смысле "кодирование А" (писатель) - "декодирование А" (читатель) не является исключением. Необходимыми и, по всей вероятности, достаточными условиями интерпретации литературного А. является относительное совпадение авторского и читательского тезауруса, знание широкого контекста литературного произведения и знание этимологии А. Анализ А. требует также учета культуры, традиций, национальных особенностей, социального деления общества, географической среды и истории того или иного народа.

1.3 Географическая среда ономастикона и его характеристики

Географическая среда, служащая той базой, на которой развивается культура народа во всех ее разновидностях - материальной, социальной, духовной, накладывает свой отпечаток на весь образ жизни человека. Влияние географической среды на ономастикон - постоянно действующий фактор. Наиболее наглядны в этом отношении топонимы.

Эта категория объектов изучается в одном из разделов ономастики, который называется топонимикой.

Топонимика (от греч. topos - место и оnута - имя, название) -раздел ономастики, изучающий собственно имена географических объектов (топонимы), их функционирование, значение и происхождение, структуру, ареал распространения, развитие и изменение во времени.

Совокупность топонимов на какой-либо территории составляет ее топонимику.

По характеру объектов выделяются следующие основные виды топонимии:

Ойконимия (греч. oikos - дом, жилище) названия населенных пунктов;

Гидронимия (от греч. hydor - вода) - названия водных объектов;

Оранимия (от греч. oras - гора) - названия особенностей рельефа;

Космоника - названия внеземных объектов.

Исходя из величины объектов, устанавливают два яруса топонимии:

  1. Макротопонимия - названия крупных природных объектов или созданных человеком объектов и политико-административных объединений;

  2. микротопонимия - индивидуализированные названия малых географических объектов, особенностей местного ландшафта /ЛЭС, 1990: 515/.

Макротопонимия, объединяя названия крупных географических объектов и систем, а также политико-административных единиц, имеет широкую сферу функционирования; составляющие ее макротопонимы обладают устойчивостью, стандантизированностью, оформляются в соответсвии с правилами литературного языка.

Микротопонимия, создаваемая на основе местной географической терминологии, отличается неустойчивостью и подвижностью, образуя промежуточный лексический слой, переходный между лексикой нарицательной и ономастической, например: "forest'->"New Forest".

В образовании микротопонимии наглядно прослеживаются процессы онимизации нарицательной лексики; в отличие от макротопонимии, микротопонимия возникает на базе диалектических форм языка и имеет сферу функционирования, ограниченную территорией распространения данного говора или диалекта.

Топонимы составляют значительную часть ономастической лексики. Их число на любой освоенной человеком территории очень велико, топонимы Земли исчисляются миллиардами единиц.

Топонимика развивается в тесной взаимосвязи с географией, историей, этнографией. Топонимия служит ценнейшим источником для исследования истории языка, помогает восстановить черты исторического прошлого народов, определить границы их расселения, очертить границы былого распространения языков, географических культурных и экономических центров, торговых путей и т.п.

Топонимы занимают особое место в лексической системе языка. Не вызывает сомнения, что, представляет собой определенную группу слов, они наделены парадигматическими и синтагматическими характеристиками, свойственными слову вообще. Несомненно также и то, что категории, установленные для ИС, как специального подкласса слов, распространяются и на топонимы. Вместе с тем очевидно, топонимы не просто разновидность ИС, а ИС особого рода, своеобразные свойства которого делают невозможным их изучение только в пределах языкознания, даже в самом широком его понимании, то есть как дисциплины, включающей социолингвистику, психолингвистику и этнолингвистику.

Интердисциплинарный характер топонимики, ее развитие на стыке лингвистики, географии и истории определяет необходимость разработки новых методов изучения материала и установления корреляции между методами соответствующих научных дисциплин. Таким образом, изучение топонимов, как части словарного состава языка, их семантики, структуры, функций, то есть всего того, что им свойственно как лингвистическим единицам, должно быть непосредственно связано с изучением истории данного народа и географии территории.

Но многогранность топонимии и ее интердисциплинарный характер ни в коей мере не преуменьшает роли языкознания в становлении и развитии этой научной дисциплины - в центре внимания остается именно языковедческий подход к топонимам как к словам и их комплексным эквивалентам.

Наиболее прочно установившимся направлением является этимологическое изучение наименований. Это вполне закономерно, так как географические названия представляют собой весьма ценный материал для освещения истории вообще и истории языков, в частности. В топонимах, как правило, отражаются древнейшие состояния языковых единиц, древнейшие фонетические и морфологические явления, которые могли исчезнуть из сферы имен нарицательных. Каждый топоним подвергается тщательному раздельному рассмотрению, начиная с момента его возникновения, что и дает возможность проследить морфологические изменения, происшедшие в процессе эволюции, на разных этапах развития языка - древнем, среднем и новом.

Между тем, вопрос о продуктивных топонимических моделях и их функционировании в современном обществе, с новыми объективными условиями общения, не менее существенен. Современный срез наименований, отражающий существующее состояние языка, требует синхронического исследования. В наиболее общем виде этот подход может быть определен как проблема типологии топонимических систем, так как предполагает сопоставление сходных явлений и выведение путем такого анализа общих понятий и категорий как основы топонимических классификаций.

Эта проблема включает также целый ряд более узких вопросов, связанных с функционированием и восприятием наименований, то есть опосредованным выражением в них данных особенностей материальной и культурной жизни коллектива. Синхронический анализ позволяет установить взаимосвязь отдельных топонимов друг с другом и тем самым выявить системную организацию совокупности названий.

Именно через этот путь появляется возможность раскрыть явления, относящиеся к реальному использованию наименований носителями языка в их естественном и повседневном общении.

Синхронический подход к языковым явлениям отнюдь не означает отрицания диахронического подхода. Синхроническое изучение не в коем случае не должно отрываться от изучения исторического, тем более ему противопоставляться. Оно отнюдь не мыслится как придание материалу вида абстрактной статической системы. Синхроническое исследование - это признание динамической синхронии, проникновение в динамику данного состояния, умение выделять и отличать, в пределах системы, элементы отживающие и новые. Без исторической перспективы, без понимания того, как возникли те или иные явления и процессы, откуда они произошли, не может быть подлинного системного раскрытия материала.

Именно в топонимии более, чем в какой-либо другой области языка, очевидна взаимосвязь синхронии и диахронии. Синхроническая топонимика как изучение современного функционирования наименований и их роли в общении людей приобретает особенно большое значение именно потому, что для тех, кто естественно пользуется данными названиями, первоначальная форма и прошлое семантическое содержание не обязательно являются реальностью. Носители живого языка в большинстве своем не знают, какими были и что означали названия в прошлом. И это естественно, так как первичная мотивированность названий сохраняется сравнительно недолго. В процессе их синхронического восприятия основную роль играют экстралингвистические факторы - социальные, политические, экономические и др. Что же касается первоначальной мотивированности названий, то она нередко оказывается полностью переосмысленной.

При синхроническом исследовании совершенно особое значение приобретает проблема семантики наименований. Известно, что если первоначальная семантика слова, положенная в основу наименования, утеряна или воссоздается с трудом, неизбежно появляются тенденции к переосмыслению на основе нового понимания общественных отношений и их отражения в языке. Современная семантика вовсе не предполагает семантичной адекватности современного и исконного значений.

Топоним воспринимается тем или иным образом, вне зависимости от соответствия или несоответствия данного понимания первоначальному, исторически подлинному значению исходного слова или слов в составе наименования. Наименование, даже когда оно выступает в чисто номинативной функции выделения объекта из ряда подобных, может обладать определенной внутренней формой (и связанной с ней коннотативной окрашенностью), не сводимой к первоначальным этимонам.

В связи с этим вполне правомерно выделение 3 уровней значения географических наименований: дотопонимического (этимологического значения слов, составляющих основу наименования), топонимического (конкретного и однозначного обозначения объекта), посттопонимического (тех ассоциаций и коннотаций, которые могут возникнуть при употреблении названия в общении) /Беленькая, 1977: с.15/. Семантика первого уровня, основанная на значении исходного апеллятива, имеет первостепенное значение для диахронического исследования, но вовсе не обязательно оказывает прямое влияние на фактическое функционирование наименования. Второй уровень и его содержание определяется просто как указание на объект, вне какой-либо связи с его прошлым значением. На третьем уровне топоним приближается к имени нарицательному и приобретает многозначность, что дает, в частности, возможность его стилистического использования в речи и художественной литературе.

Синхроническое исследование заставляет уточнить традиционное в топонимике понятие "мотивированности - немотивированности названий" Беленькая В.Д., 1977 - с.15/. Как уже говорилось, в современном восприятии представление о первоначальном значении топонима, а также о соответствии его семантики признакам реального географического объекта могут отойти на второй план, уступая место более актуальным моментам. Поэтому под мотивированностью в синхроническом аспекте понимается семантическая структура называния, его внутренняя форма, то есть те его морфологические свойства, которые реально воспринимаются членами данного коллектива.

Одним из критериев разграничения мотивированных и немотивированных названий может стать определение того, является ли топоним реальной единицей современной лексической системы языка или нет.

Для современного англичанина проблема мотивированности названий практически не существует, ибо основная черта английских названий заключается в их стабильности. Новые названия воспринимаются мотивированными уже потому, что они традиционно, независимо от этимологического значения и соответствия или несоответствия признакам называемого объекта. В связи с этим необходимо ввести понятие идиоматичности топонимов, связанное с тем фактом, что наименование независимости от того, соотносятся ли его отдельные части с соответствующими словами языка, обладает цельностью номинации, то есть, направлено на объект как единое целое, как неделимый комплекс. Вне зависимости от степени отчетливости внутренней формы и мотивированности того или иного топонима, цельность номинации как выражения характера соотношения между объектом и его наименованием, остается одним из основных понятий топонимики /Беленькая В.Д., 1977:5/.

Рассмотрение семантики наименований не может проводиться без учёта их формы, так как в топонимике, как и в любом слове, единство формы и содержания неразрывно. Системное описание топонимии требует учета семантических и структурных особенностей в их совокупности. Так же, как и семантика, морфологический тип топонима имеет совершенно определенную экстралингвистическую обусловленность. В каждую историческую эпоху наиболее продуктивной становится та или иная структура топонимов. Поэтому можно сказать, что форма географических наименований может явиться определенным указателем эпохи и общественно-исторических условий их возникновения. Задача исследования в связи с этим состоит в том, чтобы наметить пути реального членения наименований, установить их внутреннюю форму и семантическую структуру и, таким образом, выяснить, сак воспринимается данное название носителями языка.

Анализ строится на рассмотрении наименований и выделений рядов элементов, равноценных в фономорфологическом отношении. При выделении повторяющихся морфем и составлении соответствующих топонимических рядов, большое значение приобретает наличие (или отсутствие) диэремы в составе данной комплексной единицы. Топоним рассматривается как сложный, если он обладает диэремой, то есть потенциально разложим на составные части, которые раскрывают и делают мотивированной его семантику /Беленькая В.Д., 1977 : с.15/. Таким образом, форма и содержание топонима и в этом аспекте выступает как единое неразрывное целое.

При выделении регулярно повторяющихся топонимических элементов возникают вопросы: почему данные элементы повторяются, какую смысловую нагрузку они несут и т.п. /отдельными единицами/.

В связи с интенсивным опрощением топонимов Англии в процессе их эволюции, наименования во многих случаях на современном уровне уже не являются составными. Вместе с тем, их не всегда можно рассматривать как мономорфемные. Это ведет к сложности выделения совокупности элементов на данном историческом этапе. Превращение членимой основы в непроизводную сопровождается деэтимологизацией английских наименований, и которой единицы, первоначально полностью мотивированные, постепенно теряют это свойство. Таким образом, те топонимы, которые при диахроническом подходе выступают как сложные или составные, в синхроническом плане оказываются структурно иными и требуют дополнительного морфологического анализа.

Дальнейшее исследование топонимов связано с выяснением внутренних семантических отношениями между отдельными единицами, в определении степени отличия или тождества их семантики. Разные термины могут употребляться для обозначения близких по характеру или даже одних и тех же объектов. Лишь более подробное их рассмотрение показывает, что в каждом отдельном случае на передний план выдвигаются разные свойства объектов.

Наряду с общепринятыми географическими терминами, являющимися достоянием литературного языка, которым свойственна обобщенная семантика, в англоязычных странах широко используют локальные термины, обладающие гораздо более конкретным значением и отражающие целый комплекс признаков объекта.

Как уже говорилось выше, географические наименования выделяются в класс ИС своей особой исторической, географической и социальной обусловленностью. Однако топонимы не обладают однородностью. Топонимия отличается четкой дихотомией: названия физико-географических объектов, с одной стороны, и политико-географических - с другой. Среди политико-географических наименований одно из ведущих мест занимает ойконимия - система названий населенных пунктов.

В английской топонимической литературе этому термину соответствует сочетание habitative names (в отличие от feature names - названия естественных объектов). Для более мелких и внутригородских объектов специальные терминологические обозначения также отсутствуют, и используется предоставляемая английским языком возможность атрибутивного употребления соответствующих нарицательных {village names, street names и т.д.) Беленькая, 1977. : с.22/.

Именно эта область топонимической лексики и является объектом настоящего исследования. Ойконимы объединяются как слова, функционирование которых в языке во многом отличается особой спецификой. Например такой процесс как переход единиц из класса ИС в класс имен нарицательных, весьма характерный для топонимов в целом, охватывает в большей мере ойконимы, чем другие географические названия. Ойконимы изучаются как в их историческом развитии, в свете исторических влияний, так и на современном этапе, с точки зрения их морфологической структуры и семантики.

1.3.1 Топонимия Англии в свете иноязычных влияний

Топонимия Англии, складывающаяся на протяжении многих столетий и под воздействием ряда языков, в настоящее время представляет собой яркую совокупность названий. Топонимы могут представить уникальную информацию об истории Англии, традициях и обычаях. Часто топонимы являются единственными свидетельствами существования личности или исторического события. Pada, Cippa, Cynehild и Jip известны только благодаря их лингвистическим памятникам в (соответственно) Paddington, Chippenham, Kenilworth и ipswich.

Чтобы понять, как люди давали названия новым местам, необходимо поставить себя в положение англосаксонских завоевателей 5 века, столкнувшихся с необъятными просторами безымянной Британии. В ряде случаев они принимали уже существовавшие названия, используемые обитателями этих мест. Например, названия рек Thames, Avon, Wye, Ouse - кельтского происхождения. Они часто использовались для образования названий различных поселений, таких как Tauton на реке Топе и Wilton на реке Wylie (таких названий сохранилось очень мало).

Семьи или племенные группы поселялись в местности, которая потом называлась по имени главы семьи - Reading (буквально - место людей Redda), Dagenham (Dacca's - поселение, усадьба). Сохранились тысячи таких названий, которые из патриархальности прошлых лет относятся к мужчинам. Существует несколько исключений, таких как Bamburgh, названный в честь королевы 7 века Bebba.

Широко представлены имена, относящиеся к религиозным, как к языческому, так и к христианскому верованиям. Hurrow, Weedon и Alkham coдержат древнеанглийские слова, относящиеся к языческим храмам или идолам. Westminster, Whitchurch и St.Ives содержат християнские элементы, которые названия имеют неопределенный статус: Tadshill в Кенте может относиться как к христианскому, так и к языческому богу.

Большинство топонимов относятся к топографии - к побережью, холмам, рекам, лесам, деревьям, камням, полям и другими физическими объектами. Разнообразие названий, имеющих отношение к холмам и долинам легко объясняются тем, что англосаксы прибыли из одной из самых плоских территорий Европы, поэтому они были особенно внимательны к приданию значительности даже самым отлогим склонам и холмам.

В связи с рассмотрением проблемы влияния разных языков на топонимию Англии возникают вопросы о том, насколько ощутимым было воздействие того или иного языка в соответствующий период времени и насколько длительно сохранялись следы этого воздействия. В плане синхронического анализа это требует выявления объектов, сохраняющих иноязычные элементы в составе названий. Экскурсы в диахронию дают данные, связанные с историей происхождения и эволюцией топонимов и находящие отражение в современной форме названий.

1.3.1.1 Кельтский топонимический слой

Вопрос о выявлении кельтского компонента в составе современных топонимов весьма сложен. Он связан с проблемами сохранности и расселения бритов после колонизации острова англосаксонскими племенами. По-видимому, современный регулярно повторяющийся элемент wal - (Walton, Walcott, Walworth, Walden, Walpole, Walbrook) указывает на те пункты, где кельтское население удерживалось после прихода англосаксов в 5-6 вв., (др.-англ. walas - бритты) и, поэтому в этих районах можно и в настоящее время ожидать значительную сохранность кельтских элементов.

На современном уровне кельтские корни выявляются, в основном, среди названий естественных объектов (рек, холмов, лесов). Что касается ойконимии, то здесь они единичны и чаще сохраняются за крупными населенными пунктами. Последнее связано с древним явлением метонимии, то есть вторичным использованием гидронимов в качестве ойконимов.

При этом гидроним либо употребляется полностью, либо принимается как основа, к которой добавляется конечный англосаксонский компонент. На-пример, Exemour - от гидронима Exe; Dower, Doverdale - от гидронима Dover; Canon Frame, Frame St. Quintin - от гидронима Frame.

Среди небольших населенных пунктов кельтские компоненты незначительны и отличаются разрозненностью. Это объясняется прежде всего тем, что в соответствии с порядком слов опередительной синтагмы в кельтских | языках, основа кельтского топонима занимает начальное положение, то есть составляет именно ту часть наименований, которая, как известно, подвергается наибольшим изменениям в процессе эволюции.

В английской топонимической литературе этот несвойственный английской топонимии порядок соединения частей наименований обозначается как inversion compound, В настоящее время названия этого типа распростра-нены в Ирландии и Уэльсе. Они встречаются также в Корнуолле, Камбрии, Ланкошире, Чешире, Глостершире, то есть на территории позднего англий-ского заселения. - /Беленькая В.Д., 1977.: с.26/.

Вместе с тем, метод выделения регулярно повторяющихся компонентов позволяет установить те из них, которые на современном уровне становятся индикаторами кельтского происхождения названий.

Наибольшей массовостью отличается формант реп: - Penhill, Pencoyd, Penge, Penketh. (Ср. совр. валл. реп - холм, вершина; корн, реп -вершина, холм, возвышенность). Омонимичный формант реn-, занимающий в топонимах не начальную, а конечную позицию, не следует относить к кельтскому слою. Например, Hampen, Owlpen по-видимому произошли от др. -англ. реnn - загон для скота.

Регулярностью и массовостью отличается современный начальный компонент tre-, который также следует отнести к кельтскому слою. (ср. валл. tref, tre, корн, trev, tre - деревня, поселение, ферма, усадьба, ферма со службами). Основная масса этих топонимов расположена в Корнуолле Tredrustan, Tregvethan и др., более 70 объектов).

В качестве индикатора кельтской принадлежности следует выделить также начальный компонент lan - (валл. llап, корн. Ian - церковь).Топонимы, включающие данный формант большей частью встречаются в Корнуолле: Landulph, Lanreath и др.

Наиболее часто эти названия встречаются на западе страны, в районе, который исторически характеризуется поздней англосаксонской оккупацией (конец 7 - начало 8 вв), а именно в Камбрии, Ланкошире, Салопе, Херефорд -энд - Вустере, Глостершире, где они относятся как к крупным городам, так и к деревням. В Корнуолле, в связи с длительной сохранностью корнского языка, географическая номенклатура почти полностью относится к кельткому слою. Далее на восток количество кельтских названий снижается и становится совсем незначительным на юго-востоке страны, на территории перво-начального заселения англо-саксонских племен, в Эссексе, Кенте, Суррее, Ист-Сассексе, Уэст-Сассексе.

1.3.1.2 Латинские элементы

В современной топонимии страны следы латинского влияния незначительны. Существует около двухсот современных английских топонимов, имеющих латинское происхождение /Crystal D., 1995. р. 141/. Наименования периода латинской оккупации (43-400 гг. н.э.) не были в полном смысле латинскими, а представляли собой латинизированные формы более древних, видимо, кельтских названий. Это своеобразные латино-кельтские комплексы в настоящее время предстают в значительно или полностью измененном виде, причем чаще всего сохраняется именно кельтская основа топонима, тогда как латинские суффикс и окончание исчезают, например: Manchester < Mamucion, Lincoln < Lindum colonia; Catterick < Cataractonium. Название Verulamium, единственного населенного пункта Римской Британии, относящегося к рангу муниципальных городов, не сохранилось. Однако его кельтская основа присутствует в современном гидрониме Ver, свидетельствуя о редком процессе "обратного" образования гидронима от ойконима. Тем не менее, несмотря на незначительность латинского влияния, наименования населенных пунктов, расположенных на месте бывших римских укреплений и городов, выделяются на современной карте вполне отчетливо. Это связано с наличием у этих топонимов совершенно определенного признака, а именно высокого процента использования компонента Chester / caster (лат. castra, др. англ. caster- лагерь). Он употребляется в сочетании с древними определительными компонентами, чаще всего кельтского происхождения (Winchester - Venta Belgarum); с кельтскими названиями рек (Lancaster < Lune; Colchester < Colne); а также самостоятельно, в качестве простых наименований (Chester, рим. Deva).

К 8-10 вв. в хрониках и других документах, записываемых на латинском языке, появляются латинизированные формы английских наименований. Они возникают прежде всего в перевода определительных частей топонимов с английского языка, а также вследствие добавления ряда латинских диф-ференциирующих компонентов. Например, Ashby Puerorum (лат. puer, - eri -мальчик, послушник); Buckland Sororum (лат. soror, - oris - сестра); Toller Fratrum (лат. frater, - tris - брат); Whichurch Canonicorum (лат. canonicus -каноник); Ampney Crucis (лат. combustus - сгоревший). Определительные компоненты, как Great и Little, часто заменяются на Magna (лат. magnus, - а, -um - большой) и Parva (лат. parvus, -а, - ит - малый) - Ashby, Ashby Magna, Ashby Parva. В настоящее время могут сохраниться не все звенья этой цепи: Brandon - Brandon Parrva; Chew - Chew Magna. Встречается также определение ambo (лат. ambo - оба, и тот и другой). Hutton Ambo, включающий High и Low Hutton, Lutton Ambo - East и West Lutton.

В некоторых случаях (особенно при обозначении положения населенного пункта на реке) англ. upper и lower передаются лат. superior и inferrior (верхний, нижний) - Rickinghall Superior, Rickinghall Inferior.

Часто заменяются латинскими вариантами английские предлоги и наречия, широко применявшиеся для обозначения местоположения объектов.

Из всех латинских заимствований именно эти последние занимают на современной карте особенно заметное место. Определения within и without, обозначающие положение внутри городских стен или за их пределами (Ср. Hensington Within и Without, Farringdon Within и Without), передаются двояким способом: Romsey Intra - Romsey Extra и Ryme Intrinseca - Ryme Extrinseca. Особенно часто встречаются заимствованные из латинского языка предлоги sub - у, у подножья (Thorpe sub Montem); juxta - около, на (Brandwell juxta More, Kingston juxta Geovil); super - на (Weston super Mare); cum - с (Stow cum Quy, Stone cum Ebony).

Таким образом, эпоха Римской Британии не наложила существенного отпечатка на карту страны. Сохранившиеся топонимы не являются полностью латинскими, а содержат какой-либо компонент, заимствованный из латинского языка.

1.3.1.3 Скандинавский топонимический слой

Наиболее отчетливо в современной топонимии Англии прослеживаются следы скандинавского влияния. Однако ощутимо оно не на всей территории страны, а в совершенно четко очерченном регионе, на территории бывших скандинавских владений (9-11 вв.) Эта область, собирательно именуемая Дейнло (Danelaw, буквально "датского закона"), охватывает современные графства Йоркшир, Линкольншир, Норфолк, Лестершир, Ноттин-гемпшир, Ланкошир, Уэстмоншир, Камберленд. - /Беленькая В.Д.1977.: с.ЗО/

Региональная специфика топонимии этой области проявляется в своеобразии отбора лексики: во многих случаях закрепляются скандинавские топонимические элементы, под воздействием родственных скандинавских лексем особую активность приобретают некоторые английские компоненты, весьма интенсивно используются диалектизмы. Многие признаки топонимии "Датского закона" либо совсем не характерны для других территорий, либо представляются чрезвычайно ограниченно.

Наибольшей активностью на данной территории обладает конечный элемент - by: Moorby, Wilby (сравним аналогичные топонимы Швеции -Tamleby, Vimmerby, Ottenby, Ekby; Дании - Dalby, Aaby). Область его интенсивного распространения - Норт-Йоркшир, Хамберсайд и Линкольшир. За пределами южной границы области "Датского закона" они вообще отсутствуют.

Первоначально значение -by - деревня, небольшое поселение, отдельно стоящая ферма (сравним современное датское by - город, шведское -деревня; норвежское - город, населенный пункт, поселок).

Это значение подтверждается трехсоставными топонимами, которые, создаваясь на основе уже существующих ранее наименований, относятся к вторичным, "дочерним" поселениям: Blackfordby - от Blackford; Saltfleetby -от Saltfleed. (На севере Англии до настоящего времени сохраняется этот способ наименования ферм). Большинство топонимов с -by имеют в качестве первого компонента имя собственное, как правило, скандинавское.

Широкое применение в данном регионе получает компонент - thorp, скандинавского происхождения ( ср. шв. torp - участок земли, крестьянский дом; норв. torp - диал. участок земли, хуторок). Он встречается во всех графствах "Датского закона" (Ср. также его распространение в Швеции - Torp, Simonstorp, Ringstorp).

Первоначально элемент - thorp, по-видимому, употреблялся для обозначения второстепенных поселений или ферм. Это значение выявляется при сравнении таких пар, как Burnham и Burnham Thorpe, Barkby и Barkby Thorpe, Kilton и Kilton Thorp, где thorp служит для дифференциации объектов. Аналогичное явление обнаруживается среди трехчленных топонимов: Ashwellthorpe (на основе Ashwell).

Показательные способы разграничения различных мелких thorp, расположенных на близком расстоянии, путем точного указания их местоположения: Easthorpe и Westhorpe, Northorpe и Southorpe, Thorpe in the Fallows, Thorp by Water.

Среди массово повторяющихся скандинавских топонимических элементов выделяется - toft, который первоначально употреблялся для обозначения участка, прилегающего к дому, или участка земли с домом, (ср. англ. toft - уст. усадьба; датск. toft - огороженный выгон, пастбище). Toft встречается как простой топоним (Toft, Tofts) и в качестве конечного элемента (Landtoft, Moortoft, Eastoft, Fishtoft). В настоящее время он широко распространен в Швеции (Tofta), Норвегии (Tofta), Дании (Tofterup, Toftlund, Abeltoft).

В скандинавских названиях отчетливо выявляется компонент holm, употребляющийся для обозначения участков суши у воды, небольших островов ( ср. англ. holm - пойма, речной островок; датск. holm - островок; норв. holme - небольшой остров, каменистый и лишенный растительности; скалистый холм среди растительности, островок растительности в голых скалах) Holm встречается в качестве простого топонима (Holme) и как конечный элемент сложных названий (Heighholme, Bromholm, Oxenholme, Tupholme).

В названиях населенных пунктов данного региона широко используется компонент - thwaite ( англ. диал. thwaite, twaite - участок земли, вырубка, огороженный пастбищный участок, пустошь, пригодная для культивирования). Область его наиболее интенсивного распространения - северо-запад: Камбрия, Ланкошир (Thwaite, Greenthwaite). Ср. аналогичные топонимы, распространенные в Норвегии: Tveit, Tveiten.

1.3.1.4 Французские элементы в топонимике Великобритании

Влияние французского языка на топонимику Англии в целом мало ощутимо: французские элементы не имеют какой-либо особой региональной локализации и ни в каких областях не достигают высокой концентрации. Процесс перенесения топонимов из Франции, который наблюдался в период Норманского завоевания, не отличался интенсивностью и в большинстве случаев сопровождался изменением звучания французских наименований, то есть привнесением местного произносительного варианта: Jervaulx - [re'vo:] и ['rivaz], Rievaulx - [dza:'vo:] и ['dza:vis].

Французские лексические заимствования оканчиваются прилагательными beau, bell: Beaurepoure, Beaudesert, Bellasize, Belvoir. Остальные заимствования единичны и не носят систематического характера: The Prae (франц. pre - небольшой луг), Delapre Abbey (франц. de la pre), Cowdry Park (франц. coudraie - орешник).

В небольшом числе названий используется компонент mont (франц. mont- гора): Eamont, Ridgmont, Grosmont). Компонент- ville, получивший широкое распространение в топонимике США, встречается всего в нескольких поздних названиях: Coalville, Charterville, Bronville. Это топонимы, "исскуственно" составляемые из значимых частей, известных как "Fanciful nineteenth-century formations" /Беленькая В.Д., 1977.: с.ЗЗ/. В тех случаях, когда -ville выделяется как современное окончание древних топонимов (Morville, Wyville) он, по-видимому, является результатом эволюции др. - англ. feld (поле) и wella (источник). Однако не исключено косвенное влияние старо французского ville, vylle - ферма, загородная усадьба (лат. villa - загородный дом). Ср. совр. англ. vill - поэт, деревня, селение; ист. вилл (адм.-терр. единица). Эти данные, однако, не противоречат отношению к -vill, как к своеобразному американизму англоязычной топонимии.

Особую проблему составляет применение в английской топонимии конструкций с использованием французского артикля /е и предлога еn.

Этот материал представляет интерес не только в связи с рассмотрением французского влияния на топонимию Англии, но также потому, что он до какой-то степени способствует раскрытию сложной и не решенной еще проблемы использования артикля в английской топонимии в целом.

Интенсивное употребление французского артикля lе в составе английских топонимов заставляет проанализировать те условия, которые дали ему возможность сохраниться. Наблюдение показывает, что артикль не употребляется перед монолексемными топонимами и, вместе с тем, широко используется перед теми частями полилексемных топонимов, которые являются добавочными определениями: Clayton le Woods, Normanton le Heath. Это дает возможность предположить, что артикль является частью предложной конструкции, описывающей местоположение объекта: Chapel en le Frith, Bramton en le Morthen, Stretton en le Field.

Действительно, в ряде случаев предлог выпадает, в результате чего и образуются сочетания типа Chapel le Feme, Walsham le Willows.

Правильность этого заключения подтверждается параллельным функционированием таких пар, как Barton in the Willows - Barton le Willows. В собственно английской топонимии наименования, в которых описывается местоположение объекта, осуществляется посредством предложной конструкции, включающей артикль, получают довольно широкое распространение: Hutton in the Forest, Hutton in the Hole. Обычно они относятся к мелким населенным пунктам, небольшим деревням или поселкам, которые возникают поблизости от поместий и получают названия последних - с добавлением дифференцирующих (предложных) определений.

Топонимы с французским артиклем в большинстве случаев, по-видимому, представляют собой перевод соответствующих английских наименований. В подавляющем большинстве случаев за артиклем следует географический термин, в котором и заключено указание на местоположение (fen - болото, топь; beck - редк, ручей; frith - диал. вырубка, поросшая кустарником; mire - трясина, болота; heath - пустошь, болотистая местность, поросшая вереском).

Взаимосвязь английских и французских форм отчетливо видна на материале местных вариантов названий, функционирующих параллельно с официальными, в которых можно наблюдать различные стадии замены: исчезновения французского артикля, введение английского предлога и пр.

Ср. Thornton le Dale - мест. Thornton Dale, Burgh le Marsh - мест. Burgh in the Marsh; Clayton le Dale - мест. Clayton in the Dale и Clayton in le Dale. Последний случай особенно интересен соединением английского предлога и французского артикля. Однако наиболее регулярен параллелизм lе и in the: Hutton le Hole - Hutton in the Hole6 Sutton le Dale - Sutton in teh Dale.

Наличие этих вариантов позволяет заметить, что в современных опо-нимах французский артикль воспринимается в функции, близкой к предлогу, то есть для связи с указателем местоположения объектов: Thornton le Moors, Haughton le Spring, Strainton le Vale - на болотах, у ручья, в долине.

1.3.2 Проблема морфологической классификации топонимов

Современная топонимия Англии, во всем многообразии ее форм, представляет собой результат многовекового развития названий. Подходя к проблеме структуры английских топонимов - в общем плане исследования топонимической системы в целом - необходимо при анализе конкретных наименований одновременно учитывать два момента: современный состав топонимов, как фактор синхронический, и процесс их образования, как фактор диахронический. Тесное соприкосновение проблем членимости и топонимического словообразования заставляет далее выйти за пределы анализа одного отдельно взятого топонима и перейти к установлению места данной единицы в ряду других, и выявлению наиболее продуктивных способов образования топонимов и возможных путей их создания в настоящем и будущем.

Одна из особенностей английской топонимии заключается в том, что компоненты, из которых состоят наименования, лишь в редких случаях имеют соответствия в лексике современного английского языка. Эта закономерность объясняется теми факторами, которые влияли на изменение морфологической структуры наименований в процессе их эволюции: выпадению отдельных звуков в начале, середине или конце топонимов, замены близких звуков, выпадение целых компонентов и т.д. Одним из наиболее характерных в этом плане факторов является морфологическое опрощение топонимов, при котором наименования, ранее состоявшие более чем из одной морфемы, становятся нечленимыми, то есть воспринимаются в своей цельности (Ср. Ogle < Ocga's hill; Clare < Clarey slope). Соединение частей названия, стирание границ между морфемами может привести к утрате этимологической мотивированности отдельных компонентов первоначально сложного целого. Деэтимологизация, таким образом, является обычным, хотя и не обязательным следствием опрощения.

Необходимо также указать на такой характерный процесс изменения топонимов, как замещение морфем, связанное с попыткой народной этимологизации названий.

Ср. современное название Ely: Elge, 8 в. (el+ge - угорь + район) дает в 10в. (el+eg - угорь + остров), так как населенный пункт расположен подобно острову, среди болот и ручьев.

Наибольшей регулярностью в английской топонимии обладает монолексемная структура, состоящая из двух частей, каждая из которых может повторяться в других топонимах, создавая своеобразные топонимические ряды (Двухэлементную структуру можно, по-видимому, считать характерной для английских ИС в целом. Источники 11-14 вв. удостоверяют, что большинство англосаксонских личных имен также состоит из двух частей. / Беленькая В.Д., 1977.: с.36/ Ряд Adlington, Burmington, Butterton, Houton - устанавливается общностью конечного компонента -ton, тогда как ряд Ashfield -Ashford - Shley - Ashmore определяется общностью начального ash-.

Однако, рассматривая характер/членения топонимов, необходимо еще раз подчеркнуть, что выделяющиеся компоненты не всегда обладают значимостью, а чаще всего, напротив, представляют собой те или иные сочетания звуков, не соотносимые на современном уровне ни с какими единицами языка. Наименования, подобные Ashfield, которые распадаются на две значимые части, и поэтому могут по аналогии со сложными словами быть названы сложными топонимами. В связи со сложными топонимами, необходимо оговорить случаи типа Ashover. Возможность соотнесения конечного компонента с современным over оказывается ложной; компонент возникает в результате эволюции древнеанглийского ofer- склон, холм.

Исторически английские топонимы возникают из значимых комбинаций элементов. Как видно из хроник Достопочтенного Беды (умер в 735 г.), он сознавал значение географических названий, так как переводил многие из них на латынь /Беленькая В.Д., 1977. с.36/. Но уже на самых ранних стадиях развития системы имен обнаруживаются сложные комплексы, которые не поддаются "переводу", то есть не являются "значимыми" в своем целостном виде.

Основой семантического исследования наименований надо считать выяснение значения элементов, его составляющих, с последующей реконструкцией значения сложного имени в целом. Именно семантика элементов ( а не названий как целостной единицы) являются единственной надежной базой семантического анализа.

Утрата мотивированности неравномерно затрагивает отдельные части или элементы топонимов. Конечные элементы, семантическая нагрузка которых заключается в указании вида объекта, в целом проявляют большую устойчивость, чем начальные, функция которых состоит в привнесении добавочной информации - характеристик или обозначение принадлежности. Возможные изменения объективных условий затрагивают в первую очередь именно эту дополнительную часть, что ведет к легкой потере мотивированности начальными элементами.

Таким образом, в подавляющем большинстве, положительно выделяются лишь один из компонентов, а именно конечная, значимая часть: современные beck, shaw, thwaite в Birbeck, Ushaw, Esthwaite. Части, оставшиеся после выделения конечных компонентов (ber, и, es), не являются производящими основами, то есть не могут быть соотнесены с какими-либо словами английского языка. Следовательно, различие в структуре Ashfield и Birbeck заключается в том, что во втором случае определенное отношение начальной части может быть осуществлено лишь на базе частной повторяемости в топонимии конечного компонента - beck. Значительная масса английских топонимов, таким образом, представляет собой образования, членение которых может быть произведено лишь условно (условно-членимые топонимы). Начальная часть, остающаяся при выделении конечных морфем таких топонимов не представляет собой морфему, а является неким остаточным элементом, которые на современном уровне развития языка являются пустым" звукосочетанием.

В сочетании конечных и начальных элементов прослеживаются определенные закономерности. Полнозначность конечного элемента (основы или суффикса) отнюдь не предполагает полнозначность начального (ср. Esthwaite). Напротив, полнозначность начального компонента обычно означает большую сохранность всего названия в целом, то есть возможность положительной выделимости и его конечной части (ср. Holmescales, Edgeworth). Последние примеры, однако, не должны изменить основного, высказанного ранее положения о малой сохранности топонимов в целом и начальных элементов, в особенности, так как наименования такой структуры встречаются крайне редко и для английской топонимии не характерны.

Изложенное выше дает возможность заключить, что морфологическая классификация топонимов во многом определяется спецификой конечных элементов. Последние, однако, не обладают однородностью, так как, в соответствии с общей тенденцией, и они претерпевают определенную утрату мотивированности. В связи с этим редко встречаются конечные элементы, представляющие собой основу слова, непосредственно соотносящуюся с современным словом (ср. приводимый выше топоним Ashfield, в котором выделяются две значимые части).

Напротив, наибольшей частотностью характеризуются конечные элементы, которые, не имея аналогов в современной лексике, вместе с тем объединяются одним определенным лексическим признаком, а именно тем, что они все восходят к географическим терминам.

Ср. -ham (древнеанглийское him - деревня, ферма, поместье), -ton древнеанглийское tun - огороженное место, ферма, усадьба, деревня, город). Несмотря на отсутствие соотнесённости с современными лексемами, эти элементы в связи со своей массовой повторяемостью, отчетливо воспринимаются как имеющие значение указателей вида объекта ( обозначение именно населенного пункта, в отличие от реки, возвышенности и т.д.).

Эти элементы можно, по-видимому, обозначить как топонимические суффиксы, на основании того, что они, не встречаясь в языке как отдельные слова, обладают ясной выделяемостью в составе наименований и особенностью создавать неограниченное число топонимов. Они регулярно повторяются (только в качестве конечных морфем) и имеют определенное лексическое значение указателей населенных пунктов. Наименования, включающие эти суффиксы или созданные с их помощью (Tenton, Fordham), понятны всем носителям английского языка, то есть воспринимаются именно как ойконимы.

Далее отчетливо выделяются конечные элементы, которые занимают промежуточное положение между группами, описанными выше, то есть как бы сочетают признаки, характерные для каждой из них, а именно соотносятся с соответствующими однокоренными словами и, вместе с тем, регулярно функционируют в роли аффиксов: -cot, -den, -fen и др. Не утратив своего лексического значения (в связи с наличием этих слов в языке), они тем не менее в составе наименований отличаются от последних фонетически. Признаки, характеризующие их как суффиксальные морфемы, - регулярное функционирование в качестве конечных компонентов, безударность, возможная редукция гласного - позволяют применить к этой группы топонимических компонентов понятие полуаффиксов.

Ср. - cot [kot] - Wilcot [kat ]; den [den] - Lullenden [dan ]; fen [fen] - Matfen [fan ].

Итак, на основе высказанных выше наблюдений можно выделить следующие группы английских топонимических наименований: простые

наименования (simple place-names), в которых выделяются топонимы, состоящие из одного элемента. Это те, которые являются результатом либо полного опрощения (Tring - древнеанглийское treo + hangra; Iden - древнеанглийское ig + denn), либо изменений в составе первоначально односоставных названий (Ore, Hoe). В эту группу также входит небольшое число наименований, состоящих из одной основы, непосредственно соотносящейся со словом современного языка (Bath, Cliff);

2) наиболее широко представлены в английской топонимии названия, которые могут быть обозначены как производные (derived) affixed place-names), то есть состоящие из производящей основы и топонимического суффикса (Oakleigh, Fordwich) или топонимического полуаффикса (Clifford, Elmstead).

Заметное место занимает топонимы, характеризующиеся условной членимостью. В них выделяются те же суффиксы (Ulwham, Rochester) и полуаффиксы (Esholt, Ulcombe), а начальная часть не имеет какого-либо значения на современном уровне. В пределах данной группы имеются также трехсоставные топонимы, в которых выделяются два суффикса (Loddington, Framlington). Можно выделить наименования, современном состоянии которых отражаются различные стадии процесса опрощения (Sleagill, Stonor, Ryon, Riccal). Эти топонимы не поддаются членению, так как их кажущаяся двухсоставность не поддерживается какими-либо аналогиями в современ-м языке.

Наименее развиты две последние группы -

  1. сложные топонимы (compound place-names), состоящие из двух морфем, выступающих в качестве основы слова (Beambridge, Ninebanks);

  2. составные топонимы разных видов (complex place-names). Наибольшее распространение получают вторичные полилексемные топонимы, которые строятся на основе ранее существовавших топонимов путем добавления атрибутивных признаков (Cool Aston, Cold Aston).

В этих случаях обычно возникают противопоставления: Little - Great, East - West, Nether - Over, North - South, Lower - Upper, Magna - Parva, inferior - Superior.

Значительную роль в образовании составных топонимов играют предлоги и предложные наречия. Их функция заключается в обозначении местоположения объекта посредством введения в наименование географического термина. Наиболее отчетливо выделяется предлог under, который обычно обозначает положение объекта у подножья холма: Ashton under Hill, Thorp under Stone.

Участие предлогов наблюдается в названиях разной морфологической структуры: Underriver (у подножья River Hill), Underskiddaw (у подножья Skiddaw). Однако в английских топонимах, вследствие особенностей их эволюции, в настоящее время предлог не всегда можно выделить.

Предлог at, например, который, принимая активное участие в образовании топонимов в древнеанглийский период (древнеанглийское aet) редко обладает выделяемостью. Ср. топоним River, который, вопреки современной форме первоначально имел в своем составе at (aet paere yfre - у гребня холма). В современных Atwick, Atworth, напротив, первый компонент, в действительности, не восходит к предлогу, а является рудиментом ИС).

Кроме предлога under, активную роль играют предлоги in (Norton in the Water), by (Thorp by Water), on (Bourton on the Water), upon (Stanford upon Soar), next (Stoke next Yuilford).

Заметную группу топонимов составляют немотивированные полилексемные названия, части которых не могут быть соотнесены с каким-либо современным топонимом: Bolens and Herds, Tow-Low, Mow Cop, Saham Toney, Sil Howe.

Таким образом, очевидно, что составные топонимы образуются не только противопоставлением определений, но и дифференциацией в разных планах. При этом образуются соответствующие топонимические ряды: Dry Sandford, Sandford on Thames, Sandford St.Martin, Sandford Oscar.

Выводы по первой главе

Ономастика - это специальный раздел языкознания, изучающий имена собственные как сложную самостоятельную систему. ИС играют большую роль в актах называния, то есть при подведении обозначаемого под определенную категорию: предметности, процессуальности, признаковости и их разновидностей.

В составе любого языка присутствуют ИС различных видов, а именно: антропонимы, топонимы, зоонимы, фитонимы и т.д.

Антропонимы, особенно личные имена, выполняют основную назывательную функцию и отличаются от многих других ИС характером индивидуализации объекта: каждый объект номинации (человек) имеет свое имя. Фамилия служит для указания принадлежности к определенной семье , то есть это групповой антропоним в отличие от индивидуального личного имени. С точки зрения исторического развития имена являлись первичными, а фамилии - вторичными.

Спецификой английской антропонимической системы является то, что помимо личного имени и фамилии, существуют и средние имена, роль которых менее значительна. Развитие антропонимической английской системы тесно связано с историей английского народа, что объясняет наличие большого количества заимствованных из других языков имен и фамилий. Эволюцию претерпевали также и варианты и дериваты имен, и варианты фамилий. Фамилии произошли от прозвищ, которые указывали на место жительства или рождения именуемого, его внешность, род занятий и т.п. Примерно в 12 веке прозвища в Англии стали наследоваться и постепенно превратились в фамилии. Этот процесс завершился в 15 веке в Англии и в 17 веке в Шотландии и Уэльсе.

Системы личных и фамильных имен не изолированы, а тесно взаимосвязаны и взаимопроникаемы. В художественном тексте личные имена и фамилии служат своеобразным средством выражения цельности и конкретности образа персонажа, а нередко и основой эмоционального отношения к нему.

Топонимы - ИС географических объектов - также занимают особое место в лексической системе языка. Изучение топонимов как части словарного состава языка, их структуры, функций тесно связано с историей народа и географией территории.

Таким образом, исследование материала показало, что топонимия Англии представляет собой организованную совокупность названий определенным образом связанных между собой и подчиненных особым внутренним закономерностям. Это единство не снимает, однако, вопроса однородности и своеобразии этой группы слов.

С точки зрения исторического развития ойконимов необходимо отметить влияние того или иного языка в соответствующий период времени. Наиболее отчетливо в современной топонимии Англии прослеживаются еды скандинавского влияния, в то время как воздействие кельтского, латинского и французского языков незначительно и мало ощутимо.

В плане морфологической классификации ойконимов наиболее широко представлены названия, которые могут быть обозначены как производные. Располагая группы по убывающей частоте, можно затем выделить наименования простые, сложные и составные.

Специфика топонимии создает, таким образом, необходимость комплексного ее исследования: обращения особого внимания на взаимозависимость между реальными географическими свойствами называемого объекта (населенного пункта) и особенностями называющего его слова (ойконима); поставления ойконимов разных географических регионов; наименований, характеризующих различные исторические эпохи и т.д.

Глава II. Лексико-семантические характеристики языковых реалий с опорой на этимологию (на материале произведений Агаты Кристи)

2.1 Агата Кристи: ее произведения, ее герои

Агата Кристи (1890 - 1976) - является самым читаемым из авторов, писавших по-английски в 20 столетии. Из литераторов, рожденных в Великобритании, по вселенской популярности с ней мог бы поспорить только Шекспир. Об этом неопровержимо свидетельствует следующие факты. Ее книги переведены на 103 языка, а их общий тираж приближается к внушительной цифре 2 миллиарда экземпляров. За более чем полвека литературной деятельности она "совершила около двухсот убийств, раскрыла около двухсот преступлений, объездила полмира, вдохнула жизнь в 7 тысяч литературных образов. 66 детективных романов, 2 томика стихов, 147 рассказов, 21 театральная пьеса, 6 томов прозы для детей, автобиография - всем этим она наградила человечество, которое из благодарности даровало ей непередаваемый по наследству титул "Ее величества королевы детектива" /Задорнова Н., 1995/.

Родилась Агата Кристи, в девичестве Миллер, в 1890 г. в городе Торки, графство Девоншир. Отец девочки, Фредерик Миллер, был американцем из состоятельной семьи. Его американское происхождение никакого влияния на жизнь близких не оказало. Жизнь английского сквайра в викторианской Англии его вполне устраивала.

Ни детство, ни юность Агаты не ознаменовались ничем из ряда вон выходящим. У нее были любящие родители, старший брат и сестра, среднего достатка дом, заурядная внешность и среднее домашнее образование, куда входили французский язык, игра на фортепьяно, пение и танцы. Агата отца лишилась в 11 -летнем возрасте. Финансовое положение семьи пошатнулось, но рента, получаемая матерью, была достаточно велика, о бедности и речи не было. Однако мать впала в меланхолию, погрузилась в собственные болезни, переключив всю пылкость недорастраченных чувств на младшую дочь, которой предстояло пройти все круги викторианских девичьих томлений. Для "окончательной отделки" /Ильченко, 1992/, как тогда выражались, девушку отправили в Париж. После возвращения в родной дом от нее требовалось только одно: приличное замужество. Иными словами - найти себе мужа из такого же процветающего английского среднего класса. Старшей сестре Медж это вскоре и удалось. Человек одаренный, она писала недурные рассказы, родные думали, что она станет писательницей, но писательницей стала младшая, робкая и застенчивая, от которой, кроме приличного замужества, никто ничего не ожидал. Как водится, в 17 лет девушку представили лондонскому обществу, предварительно справив ей приличный гардероб, выезжали с ней на бега, спектакли и балы. Разнообразие в царившие вплоть Первой мировой войны викторианские нравы внесла появившаяся техника - автомобили и аэропланы. Однажды на каких-то соревнованиях Агата отважилась сесть в кабину маленького самолетика. Полет длился несколько минут, однако именно в эти мгновения в ней проснулась страстная путешественница, которой она оставалась до конца своих дней. Интерес к аэропланам, а стало быть, и к пилотам, возможно, и толкнул Агату в объятия первого мужа Арчибальда Кристи. Они познакомились на вечеринке в 1912 году. Арчи было 23 года. Он был классным пилотом и за несколько месяцев до их встречи подал прошение о зачислении его в Королевский авиационный корпус. Однако чинов у него не было, денег тоже, и, по понятиям тех лет, жениться он права не имел. И ее и его родители неодобрительно отнеслись к этому взаимному увлечению, надеялись: пройдет, забудется. В затянувшуюся любовь вмешалась Первая мировая война. Арчи оказался во Франции, Агата - в госпитале в качестве санитарки, а затем помощницей фармацевта, спустя два года молодые люди все-таки поженились. Это была скоропалительная свадьба военного времени. И хотя буквально через несколько ей они расстались снова, Арчи был счастлив. Он надеялся, что Агата окажется хорошей хозяйкой и доброй матерью будущим детям.

И не снилось пилоту, что женился он на будущей королеве детектива, что дал фамилию женщине, которая прославить ее на весь мир, и что люди в самых дальних уголках земли будут произносить ее с уважением и благодарностью за книги, позволившие пережить так много бесконечных ночей, томительных дней в больнице, скоротать длинную дорогу, отвлечься от докучливых повседневных хлопот, погрузившись в разгадку таинственных шарад.

Во время войны с Агатой произошли два события, которые повлияли на всю ее последующую жизнь: во-первых, в процессе работы в госпитале она научилась различать и использовать различные ядовитые вещества, благодаря чему многие ее будущие герои покинули этот свет абсолютно безболезненно. А во-вторых, она написала свою первую книгу. Это был роман Таинственное дело в Стайлсе". Писать будущая знаменитость стала совершенно случайно. Однажды, выздоравливая после болезни, Агата скучала, не зная, чем себя занять. Тогда мать посоветовала написать ей рассказ. С матерью в доме Миллеров спорить не было принято, и Агата взялась за дело. Первый роман был написан на пари с сестрой Мэдж. Сестры, воспитанные на Диккенсе и Вальтере Скотте, позже увлеклись Эдгаром По, Уилки Коллинзом и открыли для себя Конан Дойля - одного из главных создателей классического детектива. Мэдж утверждала, что хороший детективный роман написать очень трудно и выражала сомнение, что Агата сможет это сделать. Агата приняла вызов и - написала. Затем осмелилась предложить свое произведение. Шесть издательств по очереди отвергали его. Только седьмое издательство взяло на себя смелость опубликовать роман в 1920 году.

Впрочем, рождение новой писательницы осталось незамеченным: было продано около двух тысяч экземпляров, а гонорар составил 25 фунтов. К первым своим литературным опытам Агата отнеслась, по собственному признанию, как к вышиванию - занятию рутинному, требовавшему одновременно и воображения, и основательности. В автобиографии писательница говорит, что творческий порыв человека проявляется не только в сочинении музыкального или литературного произведения, но и в вышивании, приготовлении необычных кушаний и т.д. Иными словами, Кристи справедливо полагала, что в любом занятии есть место творчеству.

С тех пор она продолжала писать, если воспользоваться ее сравнением с вышивкой, планомерно и методически, вышивая различные модификации одного и того же узора: преступление - расследование - обнаружение преступника. К чести Агаты Кристи надо сказать, что она четко представляла себе границы своих возможностей. "Если бы я умела писать, как Элизабет Боуэн, Мюриэл Спарк или Грэм Грин, я прыгала бы до небес от счастья', - писала она в автобиографии. Писательница часто вспоминалась грамота, висевшая на стене в ее детской и полученная в награду за победу в соревнованиях по метанию мячиков. На ней было написано: "Не можешь водить паровоз - стань кочегаром". Эти слова стали жизненным девизом Агаты, которому она старалась следовать.

Работая над первым романом, Кристи поняла, что для установления истины ей потребуется сыщик. И тут она ясно его себе представила: маленький (всего лишь 5 футов 4 дюйма ростом), плотный джентльмен, голова яйцевидной формы, пышные усы, предмет его гордости, необыкновенно обходительный, аккуратный, расставляющий по местам и вещи, и факты. И фамилию придумала: Пуаро. А имя этому маленькому человечку дала ироническое - Эркюль (Геркулес - у римлян, Геракл - у греков). Он всегда тщательно одет, не расстается со старинными часами-луковицей. Кажется, что время не властно над ним. Его волосы неизменно одного и того же оттенка (возможно, с помощью особого шампуня, как лукаво замечает писательница), ум же и решительность заставляют действовать с поистине юношеской энергией. Вместо сильного сыщика, Кристи создала человека, который наслаждается удобством собственного кресла, горячим шоколадом и настолько тщеславен, что носит узкие туфли, и раздражается, когда они ему жмут. Писательница как бы специально наделила его некими шутовскими характеристиками, но все же он не сильно отличается от обычных людей.

Этот бельгиец, когда-то служивший в уголовной полиции, в возрасте 65 лет вышел в отставку и переехал в Англию в 1904 году с намерением отдохнуть от дел, занявшись хотя бы выращиванием кабачков. Но тут происходит таинственное убийство, ставящее всех в тупик, и Пуаро снова приходится прийти на выручку. Итак, в первом романе Пуаро появляется уже не молодым, уже отставным, о чем позже писательница очень горько сожалела. Она не могла тогда предвидеть, что напишет еще множество романов, что с Пуаро еще не расстанется десятки лет. Ведь еще в "Таинственном деле" друг Пуаро капитан Гастингс, плохо понимая, как работает интеллект опытного сыщика, не в силах угнаться за работой его "серых клеточек" (grey cells), не раз заподозрит Пуаро в наступающем склерозе: дескать, он уже не тот, что был прежде!

Однако Пуаро будет сопровождать Кристи на всем ее писательском пути и станет действующим лицом наиболее известных романов: "The Murder of Roger Ackroyd" (1926), "Peril at End House" (1932), "The A.B.C. Murders" (1935), "Cards on the Table" (1936), "Appointment with Death" (1938), "One, Two, Buckle My Shoe" (1940), "Evil Under the Sun" (1941), "Five Little Pigs" (1943), "Dead Man's Folly" (1956), "The Clocks" (1963), а также сборники рассказов "Poirot Investigates" (1924), "Murder in the Mews" (1937), "Labours of Hercules" (1947) и др.

В одном из последних романов Кристи, "Third Girl" (1966), Пуаро по-прежнему бодр и деловит. Обладая необычайными аналитическими способностями, он раскрывает самые сложные и запутанные преступления. "Надо шевелить мозгами" (to use grey cells) - любит часто повторять он. Пуаро защищает справедливость, он не только обнаруживает убийц, но и помогает вознаграждать пострадавших, способствует карьере молодых людей, даже устраивает помолвки. Он быстр и легко входит в контакт с разного рода чиновниками, дельцами, священниками. Ему поручают дела высшего света и даже государственные, как в рассказе "The Kidnapped Prime Minister". Когда же дело дошло до последнего романа "Curtain" (1975), Пуаро должно быть более ста лет, но годы не в счет, когда речь идет о супердетективе, которому не ведомы пределы времени и пространства.

И читатели, и теоретики жанра не раз пытались понять, почему Кристи взяла в герои детектива-иностранца. Отмечалось, что в ее родном Торки во время Первой мировой войны было много бельгийских беженцев. Среди них вполне мог оказаться отставной полицейский инспектор. Припоминались и "предтечи": Огюст Дюпен у Эдгара По, Эркюль Фламбо, фигурировавший в новеллах Честертона сначала как преступник, а затем вставший на сторону закона, француз-исследователь Эжен Вальмон, действовавший в новеллах канадца Роберта Барра /Анджапаридзе, 1989: с.373/. Сама Кристи не раз выслушивала вопросы насчет "истоков" образа, но ничего определенного не сообщала.

Эркюль Пуаро с его сугубо рациональным подходом к расследованию шел по пути, проторенному такими несравненными аналитиками как Огюст Дюпен, Шерлок Холмс и отец Браун Г.К. Честертон. Эти Великие Сыщики видели то, что выпадало из поля зрения других, в том числе и их коллег-оппонентов из полиции, в чьи профессиональные обязанности входили зоркость, наблюдательность и умение обобщать увиденное.

Гении дедукции свысока взирали на носителей обыденного сознания, не способных решать простейших задач, выдвигаемых жизнью. Вместе с тем обыденный ум (если он знал свое место и проявлял трепетность перед гениальностью) порой был даже необходим. При всей своей отрешенности они были не прочь порассуждать о своих победах. У Шерлока Холмса был верный друг доктор Ватсон. У Дюпена - оставшийся так и не названным повествователь. По этой модели Кристи создает капитана Гастингса. Пуаро весьма расположен к нему, подчеркивает помощь, которую ему оказывает его друг, но отпускает такие комплименты в его адрес, что не грех вспомнить грибоедовскую строчку "не поздоровиться от таких похвал", В романе "Убийства по алфавиту" ("The A.B.C. Murders") Пуаро называет ум Гастингса "прекрасным своей не испорченностью", восхищается его способностью "утверждать очевидное". Гастинг нужен Пуаро не только для самоутвержде-ния. Своими гипотезами он как бы предупреждает Великого Сыщика: то, что кажется мне, можно не принимать во внимание, это тупиковая версия. Очень часто писательница вводит этот персонаж не только, чтобы выгодно оттенить ум и находчивость Пуаро. Он нужен ей, чтобы на происходящие события представить точку зрения рядового неискушенного читателя. В каком-то смысле Гастингс и его собратья (англичане охарактеризовали этот тип Idiot Friend) /Анджапаридзе, 1989: с.374/, являют собой дружеский шарж на потребителей детективной продукции, слепо доверяющих повествованию, по-слушно подозревающих всех по очереди и в финале корящих себя за недо-гадливость. Правда, читатели бывают разные, и более умных бестолковость Гастингса порой раздражала. Как считает Д.Рамсей, "читателю необходимо дать ключ к разгадке преступления, но так осторожно, чтобы он зная о нем, не понял его значения". Капитану Гастингсу даже часть такой задачи была не по силам. Это поняла и Агата Кристи. Кроме того, рос и опыт рядового читателя на поприще детективных произведений. Одновременно росли и его требования к этому жанру. Вскоре Гастингс надоел Кристи, и в конце 3О-х годов в одном из ранних романов она женит его и отправляет в Аргентину. Пуаро же пользовался неизменным читательским успехом, но сама писательница порой уставала от своего персонажа. В интервью "Дейли мейл" в 1938 году она выразилась таким образом: "Признаться, временами между нами возникали прохладные взаимоотношения. Порой я думала: ну почему, почему я изобрела это противное, хвастливое, надоедливое существо, которое вечно расставляет все по местам, крутит ус и качает своей яйцевидной головой ? Меня, конечно, связывают с ним финансовые узы. С другой стороны, мне он обязан своим существованием. В минуты раздражения я напоминаю себе, что несколькими росчерками пера (или ударами по клавишам пишущей машинки) я могу его уничтожить. Но он величественно отвечает: "Так просто от Пуаро не избавиться. Он слишком умен" /Анджапаридзе, 1989. -с.374/.

Время от времени, Агата Кристи отправляет своего бельгийца "в отпуск", передавая его функции мисс Джейн Марпл. Она - старая дева, живущая в городке Сант-Мэри-Мид недалеко от Лондона. Ее возраст колеблется между 65 и 75 годами. В автобиографии Кристи писала, что мисс Марпл ни в коей мере не есть портрет ее бабушки: она гораздо суетливей, к тому же она - старая дева. Но одна черта их роднила - "сколь ни была жизнерадостна бабушка, ото всех и от всего она ждала худшего и с пугающим постоянством оказывалась права". Бывало, бабушка говорила, что будет удивлена, если "что-то и то-то" не случится. И хотя у нее не было оснований для подобных умозаключений, происходило именно "что-то и то-то" /Дружба народов N4,1994 - с.236/. Кристи наделила бабушкиным даром мисс Марпл. Эту старушку не назовешь недоброй, просто она не доверяет людям. И хоть ждет от них худшего, бывает добра, независимо от того, что они из себя представляют.

В отличие от Пуаро мисс Марпл - не сыщик-профессионал, она, может быть, не слишком образована, однако вся ее прелесть, наверное, именно в этом и заключается в торжестве обыденного сознания. Мисс Марпл полагается больше не на дедукцию, а на похожие истории и коллизии, случившиеся в родном местечке героини, на собственный жизненный опыт, на опыт родственников и соседей. Незаурядная наблюдательность позволяет ей сравнивать и сопоставлять различные поступки, различные проявления человеческих характеров и на этой основе приходить к таким тонким выводам, вскрывать такие убедительные психологические мотивировки людских поступков, которые не придут в голову самому искушенному юристу. Таким образом, методы подхода к разгадке преступлений у Пуаро и мисс Марпл различны, хотя оба защищают одни и те же традиции и устои. Пуаро рассмат-ривает каждый случай как уникальный, единственный в своем роде. Мисс Марпл исходит из положения, что человеческая природа неизмена (human nature never changes). Поэтому возникает необходимость искать аналогию. Среди многообразия окружающей ее действительности она находит нужный конец, ухватившись за который можно распутать весь клубок. Пуаро - бельгиец, он видит Англию глазами иностранца, многое ему непривычно, многое его забавляет, и это дает повод Агате Кристи говорить об английском обществе со свойственной ей иронией. Мисс Марпл - плоть от плоти этого общества, она стара, на ее глазах совершался закат Британской империи, и в ее уста Кристи вкладывает тоску по доброй старой Англии. Но мисс Марпл, так же как и ее создательница относится к происходящему трезво, понимая, что перемены - неотвратимы. "Путь назад невозможен, никто и не должен идти назад, суть жизни - в движении вперед. Жизнь - это фактически улица с односторонним движением", - слова мисс Марпл из романа "Отель Бертрам". Об этой своей героине Кристи говорила с симпатией: "Я с большим удовольствием писала рассказы о мисс Марпл. Всей душой привязалась к моей пухлой пожилой даме, я надеялась на ее успех. Так и случилось". Но она и иронизирует над ней: мисс Марпл чужда культуре. Попадая изредка в Лондон, она не стремится ни в музеи, ни в театры, ни в картинные галереи. Ее интересуют магазины - посуда, столовая и постельное белье, шерсть для вязания - мисс Марпл искуссная вязальщица.

Эта типичная представительница среднего класса полюбилась читателям не меньше, чем Эркюль Пуаро. Впервые мисс Марпл появилась в романе "Murder at the Vicarage" (1930)7 А в 1932 году вышел лучший сборник рассказов Кристи "The Thirteen Problems", после которого мисс Марпл стала также известна, как и Пуаро. Затем последовали романы: "The Body in the Library" (1942), "A Murder is Announced" (1950)6 "4:50 from Paddington" (1957), "At Bertram's Hotel"(1965) и сборники рассказов "The Regatta Mystery and other Stories" (1939), "Three Blind Mice and Other Stories" (1950), "Double Sin and Other Stories" (1961) и др. Во всех этих книгах действует мисс Марпл. Таким образом, два сыщика-любителя чередуются в романах Кристи, а она, овладев ремеслом, стала писать регулярно, нередко по книге в год.

По окончании войны Арчи и Агата поселились в небольшой квартирке в Лондоне. Вскоре родилась дочка - единственный ребенок Кристи. Девочку назвали романтическим именем Розалинда. Арчибальд получил заманчивое предложение прокатиться по всем закоулкам огромной империи, дабы затем в Лондоне подготовить грандиозную выставку, призванную прославить могущество Великобритании. Семейство Кристи, оставив Розалинду у тетки, отправилось в путешествие, из которого Агата привезла несколько баулов с записями, а в голове - огромное количество планов, сюжетов будущих книг. В жизни Арчи появилось новое увлечение - гольф. Агата честно пыталась научиться играть в гольф, чтобы разделить интересы мужа, но тут Господь Бог ее талантом обидел. И Арчи все чаще предавался своему хобби в обществе местной красавицы Нэнси Нил.

1926 год Агата в воспоминаниях назвала самым плохим в своей жизни. Умерла мать, потом Арчи уведомил жену, что любит Нэнси. Агата погрузилась в глубокую печаль, не могла ни есть, ни спать. 3 декабря поздним вечером она села в машину и, никому ничего не сказав, уехала. На следующее утро полицейские объявили, что машина найдена пустой. Начались поиски, в которых приняло участие около 500 добровольцев, прочесывающих леса Беркшира. 12 декабря лондонская ежедневная газета "Дэйли мэйл" объявила "большую охоту на госпожу Кристи" /Задорнова Н., 1995. - с.9/ Репортер из Отдела уголовной хроники "Дейли скетч" раздобыл пудреницу Агаты и показал ее ясновидцу, который якобы увидел тело женщины в лесной хижине. Вскоре двое репортеров обнаружили домик в лесу: запертый хозяевами на зиму, он тем не менее был кем-то недавно посещен. Когда об этой находке узнали другие газетчики, туда хлынула толпа. Один журналист захватил с собой (официантку из местного отеля. Он насыпал пудру на порог и попросил свою спутницу наступить ногой, на следующий день во многих газетах появилась фотография отпечатка ноги с надписью "Может быть это след миссис Кристи?"

"Охота" оказалась безрезультатной. Читатели Агаты стали подозревать Арчибальда в убийстве жены, что могло бы кончиться для него фатально, если бы на десятый день поисков не назвавший себя человек не позвонил в полицию и не сообщил, что женщина, изображенная на фотографии в газетах, живет в отеле местечка Харрогейт в Северном Йоркшире под именем Терезы Нил. Хозяева отеля заподозрили в гостье исчезнувшую писательницу, но по ее просьбе решили промолчать. Агата ничуть не удивилась появлению мужа и позволила увезти себя домой. Тайна этих десяти дней так и осталась не разгаданной. Враги посчитали, что у Агаты случилась временная потеря памяти. Журналисты все же сошлись во мнении, что писательница, таким образом, ловко провернула рекламную кампанию. Агата впоследствии избегала разговоров на эту тему. Вообще Кристи отличалась немалой скрытностью, когда речь заходила о ней самой. Она всегда сторонилась рекламы, да и в книгах отнюдь не стремилась к самовыражению. Из ее произведений трудно установить ее политические, литературные, театральные и прочие пристрастия. Как бы разом отвечая на все возможные вопросы журналистов, она писала в автобиографии, что терпеть не может "находиться в толпе, где тебя сжимают со всех сторон, когда громко разговаривают, шумят; не люблю долгих разговоров, вечеринок, особенно коктейлей, сигаретного дыма и вообще курения, каких бы то не было крепких напитков - разве что в составе кулинарных рецептов, не люблю мармелада, устриц, теплой еды, пасмурное небо, птичьих лапок, вернее прикосновения птицы, И наконец, больше всего я ненавижу вкус и запах горячего молока.

Люблю: солнце, яблоки, почти любую музыку, поезда, числовые головоломки и вообще все, что связано с числами; люблю ездить к морю, плавать и купаться, тишину, спать, мечтать, есть, аромат кофе, ландыши, большинство собак и ходить в театр" /Дружба народов N4, 1994:с.226/. В этой самохарактеристике есть изрядная доля иронии, столь присущей Кристи и помогавшей ей справиться с жизненными неурядицами.

Агата поместила Розалинду в школу-интернат и отправилась в далекое путешествие на прославленном Восточном экспрессе. Маршрут поезда пролегал от Парижа до Бейрута. В то время знаменитый Orient Express считался самым комфортабельным поездом в мире. Легко догадаться, что путешествие в этом поезде обходилось весьма недешево. Но понесенные расходы окупились с лихвой. Роман "Убийство в Восточном экспрессе" - одно из самых популярных произведений Кристи, а снятый на его основе фильм получил шесть номинаций "Оскара". Восточный экспресс принес еще большую славу, изрядное состояние и новую жизнь. Ибо в конечном пункте путешествия ее ждала встреча с человеком, который затем в течение 45 лет был ее опорой, лучшим другом и верным партнером. Это был археолог Макс Мэллоуэн, было ему 25 лет - на 13 лет меньше чем Агате. Познакомились они в Иране на территории раскопок на месте легендарного шумерского города Ур, проводимых под руководством Леонардо Були. Друзья попросили Макса быть гидом Агаты. В дороге им пришлось пережить не одно приключение, но Агата проявила свойственную ей способность воспринимать жизнь такой, как она есть, без истерик. К тому же она искренне разделяла увлечение археологией, которая была делом жизни Макса. Это и предопределило развитие их отношений. Их свадьба состоялась 11 августа в Эдинбурге. Несмотря на значительную разницу в возрасте, семья Мэллоуэн оказалась счастливой.

Весну и осень семейство Мэллоуэн проводило в пустыне, остальное время года - в Англии. Супруги много путешествовали, подолгу жили в Багдаде, Египте, Месопотамии и т.д. Так Агата находила новые пространства для своих историй. Она покинула традиционный фон Лондона, загородных домов и деревень и переместила места действия некоторых романов ("Murder in Mesopatamia", "Death Comes at the End" и др.) в далекие экзотические страны. Однако, литература не была главным в жизни Агаты, она составляла планы своих книг в интервалах между другими занятиями, такими, как садоводство, приготовление еды, загородные прогулки, помощь Максу, и она охотно откладывала работу над очередной главой ради прогулки, беседы или пикника.

Сюжеты она придумывала легко. "Иногда выдаются моменты, когда человек чувствует себя ближе всего к Богу, они даруют ему частичку радости творчества. Вы оказываетесь способны сделать нечто, превзойдя себя самое, и ощущаете родство со всемогущим, словно на седьмой день творения, когда видите, что сделанное вами - хорошо", - пишет Агата в автобиографии "Дружба народов" N5,1994: с.220/.

Прежде писать книги Агате было легко и увлекательно - отчасти потому, что настоящей писательницей она себя не ощущала и который раз удивлялась тому, что оказалась способной написать, книгу, которую опубликовали. Теперь же писание книг стало рутинным процессом, ее работой. Агата описывала процесс создания книг следующим образом: "Всегда остаются безумные три-четыре недели, предшествующие началу работы, когда пытаешься приступить собственно к написанию, но понимаешь, что ничего не получается. Худшей муки не придумаешь! Я впадаю в безысходное отчаяние, чувствую себя неспособной к какой бы то ни было творческой работе. Но делать нечего, через этот несчастливый период неизбежно приходится проходить. Словно запускаешь хорьков в кроличью нору, чтобы они вытащили оттуда то, что тебе нужно, и ждешь. Пока в тебе происходит какая-то подспудная борьба, пока проводишь часы в томительном ожидании, чувствуешь себя не в своей тарелке, Затем по какой-то неизвестной причине срабатывает внутренний "стартер", и механизм начинает действовать, ты понимаешь, что "оно" пришло, туман начинает рассеиваться. С абсолютной ясностью ты вдруг представляешь себе, что именно А. должен сказать Б. Выйдя из дома и дефилируя по дороге, энергично беседуешь сама с собой ... Домой возвращаешься, распираемая от удовольствия, еще ничего не сделано, но ты уже в порядке и торжествуешь". /"Дружба народов" N5,1994. - с.208-209/

Часто Агате Кристи хотелось написать что-нибудь другое, не детектив. Испытывая чувство некоторой вины, она с удовольствием пишет роман под названием "Хлеб гиганта". Это была книга главным образом о музыке. Пресса отзывалась о ней довольно щедро, и продавалась книга хорошо. На обложке стояло имя Мэри Уэстмакотт, и никто не знал, что это была Кристи. Ей удалось сохранить свое авторство в секрете пятнадцать лет.

Начавшаяся Вторая мировая война не пригасила интереса к криминальным романам, но в семью Агаты, как и во все другие семьи, принесла свои печали. Макс был командирован в Северную Африку для службы в колониальной администрации. Розалинда, вышедшая незадолго до войны за майора Хуберта Причарда, родила сына и уехала жить в деревню, подальше от постоянно подвергающегося бомбардировкам Лондона, незадолго до окончания войны муж Розалинды погиб, оставив ее с сыном Мэтью, которому было суждено стать утешением писательницы в старости. Мэтью называл бабушку Нима и обожал ее. Агата сочиняла для внука прекрасные сказки, но никогда не записывала.

С 1947 года начинается "радио карьера" Агаты Кристи, когда Би-Би-Си обратилась к ней с просьбой представить получасовой текст по поводу 80-летия тогдашней королевы-матери, верной читательницы Агаты. Идея, достойная столь торжественного события, никак не находилась, однако строки поджимали, и, взяв себя в руки, она сочинила 30-минутный детективчик "Три слепые мушки".

Премьера самой популярной пьесы Агаты Кристи "Мышеловка" состоялась 22 сентября 1950 года в лондонском театре "Амбассадор". Эта пьеса побила все рекорды театрального долголетия. Сама Кристи считала, что "Мышеловка" продержится в репертуаре месяцев восемь. Но до сих пор она не сходит со сцен столичных театров и, более того, каждый вечер идет с аншлагом, являясь такой же непременной принадлежностью города, как, например, как, например, колонна Нельсона на Трафальгарской площади.

С 1958 по 1976 Кристи была председателем фешенебельного клуба, основанного еще в 1929 году Честертоном и объединявшего самых талантливых и серьезных писателей, работающих в детективном жанре. Члены Клуба обязаны в своих сочинениях соблюдать ряд правил, как это и полагается в игре. Вот некоторые из них. Начисто исключаются всякие сверхъестественные силы. Нельзя пользоваться ядами, до сих пор не открытыми, а также средствами убийства, требующими длинных научных объяснений. Никакие случайности не должны помогать сыщику. Сам сыщик не должен быть преступником.

Пик славы писательницы пришелся на 1970 год, когда ей исполнилось 80 лет и по этому случаю она была награждена королевой Командорским орденом Британской империи, что одновременно давало ей титул леди. Вместе с Максом они отправились на несколько дней в Париж. Там он впервые отметил, что Агата уже не так шустра, как в былые времена, и впервые ощутил себя моложе жены. Подошла осень жизни. Еще было написано семь книг, среди них "Занавес", в котором она лишает жизни Эркюля Пуаро. Сама она отправилась вслед за своим героем 12 января 1976 года ранним морозным утром в своем доме в небольшом местечке Уайнтербрук. Похоронена Кристи на церковном кладбище в Челси.

Какой же была Агата? Может быть, лучше всего процитировать ее единственного внука Мэтью Причарда: "Была она необыкновенно скромной, предпочитала больше слушать, чем говорить, больше наблюдать, чем демонстрировать себя. Ее наблюдательность, юмор, умение радоваться жизни были обратной стороной того, что составляло содержание ее книжек". Задорнова Н., 1995/.

Творчество английской писательницы Агаты Кристи приобрело известность, как в Англии, так и далеко за ее пределами. Агата Кристи пользуется поистине мировым успехом, но не потому лишь, что трудилась в сверхпопулярном детективном жанре, который в ее случае точнее всего обозначить английским названием whodunit (букв, "кто сделал это"). Детективы писали и пишут многие, но такой степени известности сумела добиться только лишь она.

Агата Кристи блестяще владела "искусством обманывать" /Анджапаридзе, 1989: с.374/, вводить в заблуждение читателей. Ее дар - придумывать головоломки, загадывать загадки. Она мастер игры. Ибо подлинный детектив - это игра между автором и читателем. Автор выигрывает тогда, когда ему удается вплоть до последней страницы держать читателей в неведении относительно того, кто совершил преступление. Агате Кристи нравилось играть с читателями, заинтриговывая их, снабжая убийц железным алиби, оставляя за честными людьми целую цепочку улик и давая возможность им оправдаться только в последний момент. В умении бросать тень на своих героев она не знала равных. В конце она опровергала сложившееся под ее же внушением читательские соображения насчет личности преступника, мотива преступления, места и времени, когда оно совершалось, да и вообще того, преступление это или нет.

Таким образом никто из "ее персонажей не свободен от подозрения". Огорченные своей недогадливостью, читатели порой ворчали, что Кристи не создает полнокровных персонажей, а потому ей легко выставлять виновником любого - это не окажется в противоречии с его натурой. Отмечалось также, что она любила наделять своих героев сочетанием положительных и отрицательных качеств, и только человеку с хорошо развитыми аналитическими способностями мышления удавалось отличить преступника от невиноватого. Агата Кристи оставалась верна традициям классического интеллектуального детектива, золотой век которого пришелся на время между Первой и Второй мировыми войнами. К.И. Чуковский утверждает, что лучшие произведения авторов, работающих в этом жанре, звучат как…"гимны во славу победоносного ума человеческого"/УИльина, 1992: с.295/. В романах Кристи сцен насилия и жестокости не встретишь. Говорить о деталях преступления она избегает, ограничиваясь сухой и необходимой информацией. В ее романах отравленные встречаются чаще, чем зарезанные, застреленные и задушенные. М. Шагинян говорила, что "кровь", смерть, убийство, трупы не действуют на воображение, воспринимаются условно, подобно договоренности в игре: скользите мимо по страницам, как в театре, - убитый сейчас поднимется и вам поклонится. Эта как бы условность самой смерти, нужная для темы "раскрытия загадки" в процессе "детекта" (то есть расследования), тоже отличает подлинный детектив от макулатуры"./Ильина, 1992: с.299-300/.

После войны кончился золотой век классического детектива, у Агаты Кристи появились многочисленные конкуренты. На смену "старомодной" Кристи /Анджапаридзе, 1989: с.369/, сочинявшей любительские детективные истории, пришли эксперты с полицейским или шпионским прошлым, значительно обогатившим жанр не только изображением насилия и жестокости, но и знанием современных технических средств слежки и расследования. Возникли триллеры, гангстерские романы. В "Автобиографии", будучи старой женщиной, Агата Кристи написала: "Кто бы мог подумать, что настанут времена, когда книги о преступлениях будут побуждать любовь к насилию и приносить садистское удовольствие описаниями жестокости ради жестокости? Резонно было бы предположить, что общество восстанет против таких книг. Ничего подобного - жестокость стала вполне заурядным явлением" /Дружба народов, N4: с. 238/. Однако такая конкуренция оказалась для Кристи не опасной. Ежегодно на книжный рынок выбрасываются горы детективов, триллеров и "шпионских романов", но им не удается вытеснить с прилавков книжных магазинов произведения Кристи. Она всегда оставалась убежденной викторианкой, сохраняя верность принципам и моральным нормам, что усвоила с детства. Не без уважительной иронии персонаж романа "Земля обетованная" современного английского писателя Мелвина Брэпа называет передаваемые из поколения в поколения принципы "провинциальных пуритан: "жить скромно, мыслить высоко, делать дело основательно". /Анджапаридзе, 1989: с.380/. Можно сказать, что все книги писательницы объединяет гуманистическая вера в то, что добро и справедливость всегда победят, а порок будет наказан. Именно в этом немалая доля обаяния ее прозы.

Хочется упомянуть о той свободе и легкости, с которой Кристи строит свой динамически развертывающийся сюжет, непринужденно переходя от одного события к другому. Ее умение насыщать ткань повествования бытовыми деталями поразительна. Американская писательница Руфь Фенисон (Ruth Fenison) считает, что детективные произведения, особенно произведения Агаты Кристи, дадут будущим поколениям живую и точную картину жизни сегодняшнего английского общества. Здесь имеются в виду не те большие общественные проблемы, которые в наше время волнуют человечество: от них Кристи достаточна далека. И не убийства и ограбления, которые составляют сюжетную основу детективов, а разного рода подробности быта благополучного среднего класса Англии, вроде манеры сервировать стол, мод, кулинарных рецептов, цен на товары и т.д. "Вечер с детективом - это прекрасно ! - говорила Анна Андреевна Ахматова. - Тут и быт, тут и светская жизнь". /Ильина, 1992: с.300/. Для детективной интриги писательница создает превосходный фон - тот художественный мир, в котором живут ее персонажи. В этом мире, с одной стороны, принята обязательная для данного жанра условность сюжетных ходов, а, с другой стороны, неукоснительно соблюдены обобщенная достоверность и точность деталей. Если, например, в каком-то кафе и происходит что-то, что вряд ли бывает в реальной жизни, то само кафе (интерьер, меню, официантки и посетители) описано так, что реальность его становиться вполне ощутимой. А Агатой Кристи мастерски разработаны типажи и типичные ситуации. Автор одной из монографий о Кристи Р. Барнард сравнивает ее книги с детскими альбомами для раскрашивания:"... основной контур задан, а ребенок, выбирая цвет по вкусу, дополняет картину деталями". /Анджапаридзе, 1989: с.370/. Барнард отмечает, что у писательницы действуют не столько люди, сколько символы, знаки людей, абстракции, наделенные теми или иными профессиональными или социальными признаками. Суждение это звучит довольно резко, хотя в сущности вполне справедливо. Но такие типажи чрезвычайно ценны. Читатель получает вполне достоверный показ того, как ведут себя, поступают, рассуждают и т.п. в обыденных обстоятельствах англичане разного возраста и общественного положения.

Достоверность и точность деталей обеспечиваются в произведениях Кристи и такой стороной ее писательского мастерства, как точное слово. Нигде нет ничего лишнего, все на своих местах.

Язык Кристи удивительно понятен, но сохраняет в то же время разнообразие и особенности повседневной английской устной и письменной речи. Как правило, в языковом отношении ее персонажи предельно индивидуализированы, и читатель сразу получает представление об их интеллектуальном и эмоциональном облике. Обычно для речевых портретов второстепенных действующих лиц используются просторечия, местный или социальный диалект и другие нюансы стиля. Речь же главных ее героев безукоризненно литературна, как и, само собой разумеется, авторское повествование.

Таким образом, Агата Кристи, как и подобает истинному знатоку своего дела, сумела выразить свое время, свою страну. Ее произведения представляют разносторонний интерес для исследователя, так как их источником для писательницы всегда была объективная реальность.

ономастика антропоним литературный произведение

2.2 Лексико-семантические характеристики ономастикона Агаты Кристи

Интерес лингвистов к основным проблемам семантики закономерен, так как процесс развития семантических отношений на современном этапе более важным является для языкознания, чем все другие отношения в языке. Термин "семантика" произошел от греческого слова "semantikos" (обозначающий), и он имеет несколько значений:

1) все содержание, информация, передаваемые языком или какой-либо его единицей (словом, грамматической формой слова, словосочетанием, предложением);

  1. раздел языкознания, изучающий это содержание, информацию;

  2. один из основных разделов семиотики /ЛЭС, 1990: с.438/.

Иногда вместо термина семантика (во втором, узком значении) используется термин семасиология. Это слово произошло от греческого "semasia" (значение, смысл) и "logos" (слово, учение).

Семасиология - это раздел языкознания, занимающийся лексической семантикой, т.е. значениями слов и словосочетаний, которые используются для называния, номинации отдельных предметов и явлений действительности/ЛЭС, 1990:с.440/.

Таким образом, в отличие от ономасиологического аспекта, раскрывающего языковые единицы с точки зрения их соотнесенности с неязыковым предметным рядом как средства обозначения, именования последнего, семантический подход к языку имеет в качестве отправного момента рассмотрение содержательной стороны языковых единиц. Семантика закрепляет результаты отражения и познания объективного мира человеком, достигнутые в общественной практике людей и отраженные средствами языка.

Лексика, национально своеобразная и исторически изменчивая, выступает как "техника" оформления более универсальных и исторически устойчивых сущностей семантики /ЛЭС, 1990: с.439/ Она же выступает и как средство отображения самобытности, реалий окружающей действительности того или иного народа, его культурных и других особенностей, всех сторон его жизнедеятельности. Распространенное понимание реалий как предметов материальной культуры не дает достаточного основания для установления их типологии ввиду неопределенности границ ареала (локально-географического, культурно-исторического, социально-этнического, национального), в пределах которого данные предметы рассматриваются. Иное определение реалий - частных элементов культуры, понимаемых как "исторически сложившиеся на основе экономического базиса совокупность материальных и духовных ценностей общества и включающий национальный язык", позволяет рассматривать их в пределах культурногенетической общности, объединяемой языком. Последнее обстоятельство существенно, т.к. оно уточняет границы ареала, в котором выделяются реалии. Для целей лингвистического описания языковых средств выражения реалий целесообразно рассматривать последние не просто как особые предметы объективной реальности, но как особые референты - элементы объективной реальности, отраженные в сознании, то есть предметы мысли, с которыми соотнесены данные языковые выражения /Лингвострановедческий словарь, 1978:с.4бЗ/.

Мы бы хотели отметить и тот факт, что семантика - не застывшая наука. Она зависит в целом от состояния языка в тот или иной период функционирования.

Язык усваивается человеком с раннего детства как готовый хорошо отлаженный механизм, хотя, как известно, становление и развитие языка представляет собой длительный диалектический процесс, проходящий на протяжении тысячелетий. Для говорящего языком являются лишь современные (или близкие к ним по времени) формы устной и письменной речи, современные значения слов. Однако при таком подходе теряется очень многое. Отдельные слова, которые мы употребляем, особенно заимствованные, являются немыми свидетелями человеческой культуры и истории. Развитие значений этих слов, особенно при их переходе из одного языка в другой, лучше любых хроник и свидетельств современников отражает человеческие судьбы, интересы, нравы, обычаи, способы мышления. И хотя в каждый период существования языка слова "молчат" как сфинксы, такое "молчание" уже само по себе является настойчивым призывом разгадать их тайну. В этой связи необходимо обратить внимание на важность исследования источников и процесса формирования словарного состава языка и реконструкции словарного запаса языка древнейшего периода. Всем этим призван заниматься другой раздел языкознания - этимология (греч. "etymologia", от "etymon" - истина и "logos" - слово, учение). Этот термин имеет еще два значения: а) совокупность исследовательских приемов, направленных на раскрытие происхождения слова, а также сам результат этого раскрытия; б) происхождение слова.

Целью этимологического анализа слова является определение того, когда, в каком языке, по какой словообразовательной модели, на базе, какого языкового материала, в какой форме и с каким значением возникло слово, также какие исторические изменения его первичной формы и значения обусловили форму и значение, известные исследователю. Этимология характеризуется комплексным характером методов исследования. Этимологический анализ обычно дает возможность установить словообразовательные морфемы и семасиологические соответствия между лексико-семантическими элементами, то есть выявить более ранние, не засвидетельствованные в письменных памятниках корни, формы, значения, словообразовательные элементы (архетипы или системы архетипов) на основании более поздних, представленных в одном и том же языке через внутреннюю реконструкцию или в нескольких языках через внешнюю реконструкцию.

2.2.1 Особенности семантики и этимологии английских имен в произведениях А. Кристи

В подвергнутых лингвистическому анализу произведениях Агаты Кристи "The Labours of Hercules" (в дальнейшем мы будем использовать сокращение Lab.), "The Mystery of King's Abbot" (K's A.), "The ABC Murders" (ABC), "Ten Little Niggers" (10), “Accident” (Ac.), “Strange Jest” (S.J.), “The Million Dollar Bond Robbery” (Dol.) зафиксировано довольно большое количество имен -96 единицы. Здесь соответственно выделяются 2 группы имен: мужские имена и женские имена. Проанализировав их встречаемость, мы оформили их в таблице. В ней мы продемонстрировали, что некоторые имена Агата Кристи предпочитала другим. Часть имен встречается только в одном произведении и больше нигде не используется.

Схема 1.

Список мужских имён, используемых в детективах Агаты Кристи.

Имена мужские

“The Labours of Hercu-les”

“The Myste-ry of King’s Abbot”

The ABC Mur-ders”

Ten Little Nig-gers”

“Acci-dent”

“Strange Jest”

“The Million Dollar Bond Robbe-ry”

Albert

+

+

Alexander

+

+

Alfred

+

Ashley

+

Arthur

+

+

Bruce

+

Carmicl

+

Cecil

+

Charles

+

+

Colin

+

Crystal

+

Cyril

+

Deveril

+

Dick

+

Donald

+

Edward

+

+

Elmer

+

Emmanuel

+

Franklin

+

Fred

+

Geoffrey

+

George

+

++

+

Gustave

+

Harold

+

Harry

+

Hector

+

Henry

+

+

Hercule

+

+

+

+

+

Horace

+

Hugh

+

Hugo

+

Jack

+

James

+

+

+

+

Jim

+

John

+

Johnnie

+

Joseph

+

Justice

+

Isaac

+

Karl

+

Lionel

+

+

Mathew

+

+

Nat

+

Olgilvie

+

Paul

+

+

Philip

+

+

+

Ralph

+

Raymond

+

Richard

+

Roger

+

+

Spoof

+

Stephen

+

Steve

+

Thomas

+

Tom

+

Tony

+

Vitamian

+

William

+

+

Схема 2.

Список женских имён, используемых в детективах Агаты Кристи.

Имена мужские

“The Labours of Hercu-les”

“The Myste-ry of King’sAbbot”

“The ABC Mur-ders”

“Ten Little Nig-gers”

“Acci-dent”

“Strange Jest”

“The Million Dollar Bond Robbe- ry”

Alice

+

Amy

+

Annie

+

Beatrice

+

Betty

+

Caroline

+

+

Charmian

+

Clara

+

Constance

+

Diana

+

Dolly

+

Elizabeth

+

Elsie

+

+

Emily

+

Emma

+

Emmeline

+

Flora

+

+

Gabrielle

+

Gladys

+

Greta

+

Jane

+

+

Jennifer

+

Lily

+

Lou

+

Louisa

+

Lucy

+

Mabel

+

Margharita

+

Mary

++

++

+

+

Megan

+

Milly

+

+

Nancy

+

Sally

+

Thora

+

Una

+

Ursula

+

Vera

+

+

Winnie

+

В своих произведениях Агата Кристи использовала как имена заимствованные, так и исконно английские.

Заимствованные слов - один из ярких примеров взаимодействия языков и культур, создания общих ценностей. Есть такие языки, которые играли и играют большую роль в распространении слов, создании международного фонда слов. В прошлом такую роль в Европе играли древнегреческий и латинский языки, а позднее французский и немецкий языки.

Анализ языкового материала показал, что из общего массива анализируемых имен являются заимствованными из латинского языка (18 имен), древнегреческого (10), древневерхненемецкого (11) и древнееврейского (11).

К именам латинского происхождения относятся имена Beatrice, Caroline, Clara, Constance, Diana, Emily, Flora, Greta, Horace, Jane, Justice, Lucy, Mabel, Margarita, Megan, Paul, Tony, Ursula.

Такие имена, как Caroline, Flora, Paul Кристи употребляла в различных произведениях не один раз, возвращаясь к ним еще и еще, например, "Whatever I told Caroline now concerning the demise of Mrs. Ferrous would be common knowledge all over the villiage within the space of an hour and a half /K's A: c.17/. "...Caroline never said anything that led me to think Hugh was my son". ab.:c.48/.

Имена латинского происхождения были заимствованы напрямую из латинского языка непосредственно во время римского завоевания Англии (43 г. до н.э. - 410 г.) или через французский язык во время нормандского вторжения, начавшегося в 1066 г. /Лингвострановедческий словарь, 1978./. Об этом может поведать история имени Constance, которое появилось в английском языке через французский язык, а французский позаимствовал данное имя из латинского языка. В своих произведениях Агата Кристи использовала данное имя только один раз, например: "Constance Culmington, he reflected to himself, was exactly the sort of woman who would buy an island" /10: c. 155/.

Таким же образом пришли в английский язык имена древнегреческого происхождения. Период проникновения древнегреческих имен в другие языки продолжался с 14 века до н.э. до 4 века нашей эры /ЛЭС, 1990.: с.118/. Многие древнегреческие имена были заимствованы латинским языком, например имя Alexander - восходит к греческому Alexandras, а последнее к словам "alexein" - защищать и "aner" - человек, муж. У Агаты Кристи данное имя встречается в следующем примере, "Alexander Simpson send for Poirot and told him the whole story" /Lab.: c.46/.

Агата Кристи использовала также следующие греческие имена Cyril, Dolly, George, Hercule, Hector, Lucas, Philip, Stephen, Tom. Чаще всего встречалось, конечно, имя Hercule: "Tell me, "he said." Why Hercule ?" /Lab.: c.4/.

Следует обратить внимание, что древнееврейский язык явился богатым источником для заимствований в английском языке. Древнееврейский язык сохранился в Ветхом Завете 12-3 века до н.э. Древнееврейские имена начали проникать в английский язык с 597 года, когда в Англии появился святой Августин со своими учениками и последователями в стране, где царили языческие законы и порядки, принесенные германскими племенами, и когда было принято христианство окончательно и бесповоротно. Среди имен древнееврейского слоя имя Elizabeth имеет интересную историю. Это имя было заимствовано сначала древнегреческим, а затем латинским, языком -посредником, который принес его в английский язык. Имя Elizabeth восходит к древнееврейском "Elisheba", что означает буквально следующее 'мог бог поклялся'. В произведении Агаты Кристи имя Elizabeth встречается в следующем примере: "The body of the young girl has been found on the beach at Bexhill. She has been indentified as Elizabeth Barnard" /ABC: c.49/.

Такие древнееврейские имена как Emmanuel, Gabriella, Isaac, Jonnie, Jim, Mary, Matthew, Nancy, Nat, Sally, были также использованы Агатой Кристи в ее произведениях для наречения своих персонажей.

Имена древневерхненемецкого происхождения были заимствованы на различных этапах развития английского языка. Древневерхненемецкий язык известен как один из германских языков западной подгруппы и относящийся к 8-11 вв. н.э. /ЛЭС.:1990.: с.188/. Имя Richard пришло из древневерхненемецкого языка непосредственно во время древнеанглийского периода 5-11 века, сравним древневерхненемецкое имя Richort [richi 'могущественный государь' + hort 'смелый']. Остальные имена древневерхненемецкого происхождения, которые встречаются в произведениях Кристи, а именно, Albert, Charles, Geoffrey, Karl, Louisa, Raymond, Roger, William, пришли в английский через латинский и французский языки.

Число зафиксированных исконно английских имен древнеанглийского и среднеанглийского (11-15 вв. - /Лингвострановедческий словарь, 1978/) периода невелико, всего 7 единиц: 5 древнеанглийских и 2 среднеанглийских имен. К именам древнеанглийского происхождения относится имя Alfred [др.-англ. Aelfraed < aelf 'эльф' + raed 'совет'], например: "Retired tradesman, that is what he is, thought Alfred Narracott" /10.: c.167/. Остальные имена данного периода, зафиксированные в детективах, были также мужскими. Это имена Edward, Elmer, Harold, Ralph.

To, что Агата Кристи использовала всего 2 имени среднеанглийского происхождения, объясняется тем, что в этот период английский язык практически вышел из употребления из-за нормандского влияния, и детям давали имена, заимствованные из французского. К именам среднеанглийского периода относятся мужские имена Ashley: "Ashley Ferrars had been a drunkard for many years before his death" /K's A.: c.22/; и Franklin: "Franklin Clarke shook his hands with each of us" /ABC: c.67/.

Примечательно , что в своих произведениях Агата Кристи давала персонажам имена кельтского происхождения. Кельты относятся к древним индоевропейским племенам. Это первые люди, населявшие Британские острова с 7 по 1 века до н.э., до покорения их римлянами /СЭС, 1982.: с.574/.Одно из кельтских имен - имя Carmichael содержит два элемента: Саег и Michael, что буквально означает 'крепость Михаила'. В произведениях Агаты Кристи данное имя встречается в следующем использовании: "Sir Carmichael Clarke has been found bashed in" /ABC: c.67/. Второе имя, встречающееся в романах, это имя, известное по легендам короля Артура - имя Arthur.

Зафиксировано также 3 женских имени валлийского или уэльского происхождения. Это имена Gladys, Jennifer и Winnie. Валлиский - это один из кельтских языков бриттской подгруппы. Следует отметить, что уэльское имя Gladys никак не связано с женским происхождением, так оно образовано от слова "gwledig", означающего 'правитель, властелин' это имя представлено в следующем примере: "Gladys Jones (second housemaid). - In Servants' Hall" /K's A.: 83/.

Один из персонажей леди детективов был наречен гаэльским или гэльским именем Donald: "Donald Fraser looked suspiciously at Poirot" /ABC: c.56/. Это имя восходит к гаэльскому Domhnall, Domnall, буквально означающему 'властелин'. Гэлы - это народ в северной Шотландии, потомки кельтских племен. Кристи использовала одно современное шотландское имя Bruce: "And I got a letter from a Scotch gentlemen - Mr. Bruce MacPherson" /K's A.: c.128/; одно современное французское имя Lionel: "It is difficult for me, Sir Lionel" /ABC: c.58/; одно современное английское имя Lily: "Go on," said Lily and wriggled a little closer" /ABC:c.1O2/; и дважды русское имя Vera: " Poirot visited each platform in turn, but nowhere did he find that flamboyant Russian figure, the Countess Vera Rossaroff /Lab.:c.67/.

Таким образом, имена, используемые А. Кристи, отражают реальное положение в сложившейся антропонимической системе Великобритании. В английской антропонимике количество древнеанглийских и среднеанглийских имен невелико. Большую часть составляют заимствованные имена. Это связано с историей Великобритании и, в первую очередь, с нормандским завоеванием, когда французский язык стал официальным государственным языком. Влияние доминирующего французского языка проходило одновременно с процессом укрепления власти и влияния церкви. Через церковь шло появление в английском языке имен латинского, древнегреческого и древнееврейского происхождения.

2.2.2 Деривационные особенности английских имен

Несомненно, что Агата Кристи использовала в своих произведениях не только полные имена, но и их варианты и дериваты. Уже давно было замечено, что любое наименование и производное от него слово связаны своеобразными отношениями синонимии, причем дериваты и таких случаях дают возможность выразить в сжатой форме то, что передается полным словом. В нашем случае дериваты объединяют все производные имена: сокращенные, ласкательные, уменьшительные и фамильярные лексические единицы, связанные словообразовательной мотивированностью и произвольностью.

Так, имя Jennifer является корнуэльским вариантом имени Guenevere; Emily - вариант имени Emmeline; Gabrielle - имени Gabriel(l)a; Hugo - имени Hugh; Louisa - имени Louise; Margarita - имени Margaret.

В основном варианты имен встречались в произведении "Ten Little Niggers":" The voce went on - a high clear voice: " You are charged with the following indictments:

Edward George Armstrong, that you did upon the 14th day of March, 1925, cause the death of Louisa Mary Clees...

Thomas Rogers and Ethel Rogers, that the 6th of Mae, 1929, you brought about the death of Jennifer Brady..." /10.: с 176/.

Дериваты были использованы Агатой Кристи, в основном, для наречения детей и молодых людей, например, Elsie - дериват имени Alice: "The only other English people were an elderly woman Mrs. Rise and her daughter Elsie Clayton /Lab.: c. 26/; Winnie - дериват имени Winifred: " Child's disappeared. Looks as though she's been kidnapped. King, her name is, Winnie King" /Lab.: c.51/; Megan - дериват имени Margaret: " ...a taxi drew up outside and a girl jumped out of it... My first impression was of the Dutch dolls that my sisters used to play with in my childhood. " are you Miss Barnard ?" I asked. I am Megan Barnard. You belong to the police, I suppose ?" /ABC.c.50-51/.

Эти дериваты носят уменьшительно ласкательный характер. Для лиц низкого социального уровня, для второстепенных персонажей также были использованы не полные имена, а производные имена фамильярного характера, например, Sally - дериват имени Sara(h), " The barmaid at the Dog and Whistle, Sally Jones, she remembers him perfectly" /K's А.: с 163/; Annie - дериват имени Ann," Annie is the house parlourmaid" /K's A.: c.18/; Jim - дериват имени James, " Outside the Oakbridge station a little group of people stood in momentary uncertainty. One of these called, "Jim'" The driver of one of the taxis stepped forward" /10.: c.163/; Dolly - дериват имени Dorothea, " There was Mrs.Bennet, and that boy from the farm with the bad finger, Dolly Grice to have a needle out of her finger..." /K's A.; c.110/.

Также были зафиксированы следующие дериваты : Dick (полное имя Richard), Fred (Alfred), Greta (Margaret), Harry (Henry), Jonnie (John), Lou (Louise), Nancy (Anne), Steve (Stephen), Tom (Thomas), Tony (Anthony).

Вообще, количество дериватов полных имен не поддается учету, так как фантазия творцов именований для обращения к знакомым, детям, друзьям безгранична. Также необозрима и безгранична фантазия писательницы Агаты Кристи, создавшей множество самобытных персонажей и давшей им различные имена.

2.2.3 Исследование английских имен по составу с опорой на этимологию (на материале произведений А. Кристи)

В исследованиях семантики лексических единиц все чаще прослеживается тенденция выйти за рамки слова как единицы языковой системы, что вызвано стремлением понять, как функционируют разные по составу слова в речи, и на этой основе глубже заглянуть в механизм формирования их семантики. Простые слова чаще ничем не обусловлены. В них опора идет на план выражения. В простых именах картина состава также ничем не отличается от других простых лексических единиц.

2.2.3.1 Анализ простых имен по составу с опорой на этимологию

Чаще всего в основе имени лежало какое-нибудь, как правило, положительное свойство человека, его духовное качество, черта характера. Это может быть проиллюстрировано на примере женских имен, используемых Агатой Кристи в своих произведениях. В детективе "The Labours of Hercules" одна из героинь была названа красивым именем Beatrice, например: "Lady Beatrice Viner was the last - she's getting married the day after tomorrow to the young Duke of Leominister" /Lab. c.76/. В основе этого имени лежит прекрасное качество: [ит.<лат. beatrix 'та, что приносит счастье' < beatus 'счастливый']. Имя Clara, встречается в произведении "The Mystery of King's Abbot", образовано от латинского прилагательного clara, что означает "ясная, светлая, славная, знаменитая". "By the way, Clara - my maid, you know - is great friends with Elsie, the housemaid at Ferny..." /K's A. c.143/.

Имена Amelia и Emmeline (Агата Кристи использовала дериваты этих имен, соответственно, Milly и Emily) имеют в своей основе сходные качества: Amelia [тевт.им.; букв, 'трудолюбивая, усердная']; Emmeline [фр. Emilie<лат. Aemilia, женск. к Aemilius - род. имя (iii-i вв. до н.э.) < aemulus 'ревностная, усердная'], например: "I consider it just possible that the watress, Milly Higley might know something useful" /ABC: c.158/.

Хорошие качества легли и в основу имени Mabel [лат. Amabel, Amabella < amabilis "любезная, милая, усердная'], которое встречается в детективе "The ABC Murders", например: "As a matter of fact - my last case -I don't know whether you read about it - the Mabel Homer case, the Muswell Hill schoolgirl..." /ABC: c.43/.

Имена могли отражать не только внутренне качество его носителя, но и его внешность, например, Annie [др.евр. Hannah 'миловидная, симпатичная1]. "Our Annie's dearest friend was Miss Janett's maid, Clara" /K's A.: c.132/.

Имя Diana предает необычайную красоту названной им женщины [лат.Diana<Divianna<dius "божественный-прекрасный'(санскр. divya); букв, богиня']. Этим именем была названа одна из героинь произведения "The Labours of Hercules", например: "Hercule Poirot looked thoughtfully at his visitor. He saw a pale face, big grey eyes and the blue-black locks of ancient Griece. Diana Maberly said, and her voice shook a little ..." /Lab.: c.37-38./.

Однако прекрасный "букет" женских качеств противопоставлен нейтральным и отрицательным качествам, которые легли в основу мужских и некоторых женских имен. Так, имя Paul образовано от латинского прилагательного paulus, что означает 'небольшой, малый', например: "Oh! Paul Uaresco! What an idea !"

"He has a bad - a criminal past" /Lab.: c.73/.

А в основе имени Cecil лежит трагическое свойство его носителя: [лат. Caecilius - римское родовое имя iii-i вв. до н.э. < caecus 'слепой, незрячий1]. В детективах Агаты Кристи это имя встречается в следующем примере: "As poor Cecil's widow, I think my feelings ought to have been considered" /K's A.: c.98/.

Описанные простые имена, образованные от прилагательных мы попытались изобразить в виде следующей схемы:

Схема 3.

Имена, образованные от прилагательных

Характер качества

Критерий оценки

Качества, лёгшие в основу имени

Имя

положительный

Оценка по внешности

Миловидная, симпатичная, божественно –прекрасная.

Annie

Diana

Оценка по чертам характера и внутренними свойствами личности

приносящая счастье, счастливая, усердная.

трудолюбивая,

ревностная,

любезная, милая, ясная, светлая, славная, знаменитая.

Beatrice

Milly,

Emily,

Mabel.

Milly,

Emily,

Mabel,

Clara.

отрицательный

оценка по росту, размеру

небольшой, малый

Paul

оценка по другим свойствам

слепой, незрячий

Cecil

В основе простых имен лежат и имена существительные, например: имя Greta означает 'жемчужина' [ст.-фр. margarete<лат. margarita "жемчужина, перл']; имя Horace - 'время, час' [фр.<лат. Horatius - род. имя IV в. до н.э. - 1 в. до н.э., предположительно от лат. hora 'время, час'], а имя Lucy - 'свет' [фр. Licie<лат.Licia - женск. к Lucius<lux 'свет' ].

Часто имя, как правило, мужское, указывало на род занятий человека, на его положение в обществе. В нескольких произведениях встречается имя George [фр. George, Georges <позд. лат. Georgius < греч. Georgios<georgos 'земледелец'], например: "Yes. George was in love with Caroline, I believe" /Lab.: c.42/. Оно раскрывает род занятий носителя имени, в то время как имя Cyril указывает на социальное положение: [позд.-лат. Cyrillus< греч. Kyrillas <kyrios 'господин, властелин'], например: "A picture rose clearly before her mind. Cyril's head bobbing up and down, swimming to the rock..." /10.: c.156/. Сходное значение имеют женские имена, например Gladys и Sally. Первое имя Gladys произошло от уэльского "gwledig" - правитель, властитель, а второе имя Sally - от древнееврейского "Sarah" - буквально означающего "княгиня, властная". Оба этих имени встречаются в детективе "The Mystery of King's Abbot". Интересно, что первое имя носит горничная, а второе официантка. Ср.: "It ran as follows, written in a neat script: ... Gladys Jones (second housemaid). - In Servants'Hall. (K's A. c.82-83); "The barmaid at the Dog and Whistle, Sally Jones, she remembers him perfectly" /K's A: c. 163/.

В основе имен Charles и Karl лежит одно и то же существительное, которое указывает на социальное положение и одновременно черту характера их носителя, сравним следующую этимологию этих имен: французское имя Charles и немецкое Karl восходят к древневерхненемецкому "Karl", которое имеет древнеанглийский эквивалент "ceorl' - человек, муж и буквально означает 'мужественный, сильный', например: "Charles Chandler planned his revenge" /Lab.: с 48/.

Имя человеку давали за его сходство с каким-либо животным или растением. Два совершенно непохожих на друг друга имени, мужское - Arthur и женское - Ursula, как оказывается, были образованы от слов с одним и тем же значением 'медведь' или 'медведица': Arthur [предположительно от кельт. art, arth 'медведь'] и Ursula [ср.-лат.; уменьшительное от ursa 'медведица']. Скорее всего эти имена давались за внешнее сходство и являлись прозвищами, но затем в ходе их развития превратились в имена, например: "A tall girl, with a lot of brown hair rolled tightly away at the back of her neck, and very steady grey eyes. "You are Ursula Bourne?" asked the inspector, "Yes, sir". /K's A.: c. 102/.

К группе имен, связанных с наименованиями животных и растений относится и имя Lionel [фр., уменьш. от lion 'лев'; букв, 'львенок, молодой лев'], которым Кристи назвала одного из героев романа "The ABC Murders", "It is difficult for me, Sir Lionel, "he said."l am, as you might say, an interested party" /ABC: c.58/.

Имена Flora [лат. Flora 'богиня цветов и весны' flos, floris 'цветок'], Lily [совр. англ. lily 'лилия'] и Stephen [лат. Stephanos; букв, 'венок'] имеют отношение к растительному миру, например: "How do you make out that Miss Flora's been lucky ? Very charming girl and all that, I know" /K's A.: c. 142/.

Необычные абстрактные существительные лежат в основе женских имен Магу и Constance. Отметим этимологию этих имен: Магу [ср.-англ. Маriе<др.-англ. Мапа,Мапе<лат. Maria < греч. Mariam, Maria <др.-евр. Miryam; предположительно 1) горечь; 2) возмущение, сопротивление]; Constance [фр.<лат. Constantia < constantia 'неизменность, постоянство, твердость']. Можно предположить, что поводом для наречения этими именами послужили какие-то события в жизни людей, черты их характера. У Агаты Кристи данные имена встречаются в следующих примерах: "Hoping I am not troubling you, Yours respectfully, Mary Drawer" (ABC: c.78). "..Lady Constance Culmington...she had then been gouing to Italy to busk in the sun and be at one with Nature and the contadini. Later, he had heard, she proceeded to Syria where she proposed to bask in a yet stronger sun and live at one with Nature and the bedouin" /10.: с 153/.

На границе между простыми и сложными именами находятся имена, заимствованные из других языков, и подвергшиеся процессу опрощения. В основу таких имен легли целые номинативные фразы, например: имена Donald [гаэльское Domhnall, Domnall; буквально означает 'властелин мира, могущественный во всем мире'], Franklin [среднеанглийское frankelein, означающее 'свободный человек'] и т.д. Оба этих имени Кристи использовала в детективе "The ABC Murders", "I have formed the idea that this Donald Fraser has, perhaps, a violent and jealous temper, is that right? "/ABC:c.53/;

This was Franklin Clarke, the dead man's only brother. He had the resolute competent manner of a man accustomed to meeting with emergencies" /ABC.:c.67/.

В основу имен древнееврейского происхождения, встречающиеся во всех четырех произведениях также легли целые фразы, неотъемлемой частью которых является слово 'бог', например: Emmanuel [греч. Emmanouel < др.-евр. Immanuel; буквально - 'с нами бог']. Эти имена были призваны прославлять бога, его силу и могущество. Носившие их люди верили, что они находятся под покровительством и защитой всевышнего. В основе таких имен можно встретить части целого предложения, как например в следующих именах: и женских Gabrielle [женское к Gabruel. Др.-евр. gobhri'el; буквально 'бог - моя сила'], Elizabeth [латинское<греческое<древнееврейское -Elisheba; буквально 'мой бог поклялся" или 'клятва моего бога']; и мужских: Joseph [латинское Joseph, Josephus < греческое loseph < древнееврейское -yoseph; буквально 'он добавит','он приумножит'].

Надо отметить, что один из героев действительно приумножил свое состояние (с божьей помощью или без нее): "I'm a rich man, M.Poirot", said Sir Joseph Hoggin" /Lab.: c.6/.

Три мужских имени Johnnie, Mathew и Nat имеют одинаковое значение, расшифрованное разными средствами языка: Johnnie [средне-латинское Johannus < греческое Joannes < древнееврейское Yohanan; буквально 'бог даровал']; Mathew [французское Mathieu < позже-латинское Mattheus < греческое Matthaios < древнееврейское - Mattathiah; буквально 'дар бога']; Nat [вар. Nathaniel, поздне-латинское Nathanael < греческое Naltanael < древнееврейское Nethan'el; буквально 'бог дал'].

Скорее всего такие имена давали долгожданным детям, которых считали подарком бога.

Хочется обратить внимание на имя Isaac [латинское Isaac < греческое Isaak < древнееврейское Yitschaq], переводимое 'он будет смеяться', которым Агата Кристи назвала одного из персонажей детектива "Ten Little Niggers", "Mr.Isaac Morris had shked his little bald head very positively. "No, Captain Lombard, the matter rests there" /10.: с 157/.

Таковы особенности простых имен и имен, отнесенных нами к группе простых имен, которые преодолели и временные и пространственные границы.

Согласно истории в 14 веке простые имена больше не образовывались в номенклатуре английских личных имен. Постепенно они вытеснялись сложными, двухкомпонентными именами.

2.2.3.2 Анализ сложных английских имен с опорой на этимологию

Принципиальным отличием сложных слов от всех других лексических единиц, является тот факт, что "ведущие семантические категории находят в них, как правило, свое формальное отражение, то есть реализуются с помощью имеющегося отдельно морфемное существование средства" 'Кубрякова, 1980: с.99/. Англосаксы верили в магические свойства "благожелательных" слов дарить людям, носителям имени, защиту и покровительство, богатство, благородство, отвагу, славу, почет и т.д. Компонентами составных имен становились слова, входящие в особый фонд древнеанглийских именных слов.

В английских именах встречаются такие слова, как aelf 'эльф'; aethel благородный'; beore 'человек, воин, герой'; eald 'старинный, старый, прежний'; gar 'копье'; god 'хороший, добро, дар'; leof 'любимый, добрый, приятный'; rice 'богатый, могущественный, высокого звания'; wulf 'волк'; rug 'борьба, доблесть, военная сила' и другие.

Некоторые из составных компонентов занимают только одну позицию: инициальную или финальную. Но встречаются слова, которые могут иметь левостороннюю и правостороннюю валентность/Манерко, 1993: с. 112-121/.

Так слова aelf 'эльф', aethel 'благородный', gold 'золото', eald старинный, старый, прежний', here 'армия, войско' употреблялись чаще всего в инициальной позиции. А такие слова как beald 'смелый, самоуверенный', gar 'копье', gifu 'дар', wulf 'волк', stan 'камень', riсе 'богатый, могущественный, высокого звания", weard 'стража, хранитель' обладают только правосторонней валентностью. И правосторонней и левосторонней валентностью обладают следующие компоненты составных имен: leof 'любимый', sege 'победа', wig 'борьба, война, доблесть', raed 'совет', wine 'друг' и другие.

Отметим несколько примеров, где зафиксирована:

- левосторонняя валентность: Alfred (aelf + raed),

Elmer (aethele + таere);

- правосторонняя валентность: Edward (ead + weard);

Roger (hrod + ger);

- левосторонняя и правосторонняя валентность одновременно: Alfred (aelf + raed),

Ralph (raed + wulf).

Так как история Великобритании была постоянно связана с войнами, то мужчина, в первую очередь, должен был быть защитником своей Родины, настоящим рыцарем. Мальчикам давали имена, которые должны были предопределить их славную судьбу и наделить их чертами воина-героя. Это может быть проиллюстрировано на примере имени Alexander - так Агата Кристи назвала главного героя детектива "The ABC Murders", "Mr. Alexander Bonaparte Cust rose from his seat and peered nearsightedly round the shabby bedroom" /АВС.:с.14/. Буквальное значение этого имени -'защитник людей': (лат.<греч. Alexandras < alexein 'защищать'+aner 'человек, муж'].

Два других имени, Edward и Harold, также имеют непосредственное отношению к военному делу. Оба имени имеют древнеанглийское происхождение: Edward [др.-англ. Eadweard, Eadward < ead 'владение, собственность, имущество; богатый' + weard стража, хранитель']; Harold [др.-англ. Harold < here 'армия' + weadlan 'правитель, управлять'], например: "Harold was smoking a pipe and felling that world was a pretty place" /Lab.: c.27/.

Компонентами сложных имен становились названия оружия и доспехов. Примером этому служат имена William и Roger, ср.: Roger [фр. < ст.-фр. Rogier; герм, происхождения, ср.др.-англ. Hrothgar (= двн. Rothger, Hrodger < hrod, hruod 'слава' + ger 'копье'], "Roger hadn't had an enemy in the world" /R's A.: c.51/; William [норм.-фр. Willaume, Willame (ст-фр. Yuillaume, Yuiliem) герм, происхождения; ср. двн. Willehelm, willihelm < willo 'воля, желание' + helm 'шлем, защита'], "Let me introduce you to Mr. William Higgs", said Poirot. "A master in his profession" /Lab.:c.77/.

К данной группе имен военной тематики можно отнести и женское имя Louisa, встречающееся в детективе "Ten Little Niggers", например: "Edward George Armstrong, that you did upon the 14th day of March, 1925, cause the death of Louisa Mary Clees" /10."c.176/. Это имя образовано Louis [фр. < ст.-фр. Louis; ср.-лат. Ludovicus, Clovis < двн. Chlodovech < hlut 'знаменитый, известный' + wig 'бой, сражение'].

Противоположным по значению является второй элемент имени Geoffrey, который обозначает 'мир, покой': [ст.-фр. Jofrei < ср. лат. Gaufridus, Galfridus < двн. Gaufrid < gavya 'область, край' + frithu 'мир, покой'], например: "In the two years that Geoffrey Raymond has been secretary to Ackroyd, I have never seen him ruffled out of temper" /K's A.: c.63/.

Действительно, кроме завоевательных походов и рыцарских турниров, мужчины должны были еще заниматься государственными делами и вести хозяйство. Поэтому распространяются такие имена как Alfred, означающее 'хороший советник' [др.-англ. Aelfraed < aelf 'эльф' +raed 'совет'; букв, 'эльф в совете'] и Henry [фр. Henri, нем. Heinrich < двн. heim 'дом' или hagan 'огороженный двор, хутор' +richi 'правитель, владелец'], например: "Yes, Prince Henry of Scandenberg - he only arrived in England yesterday" /Lab.:c.76/.

Агата Кристи использовала не только мужские, но и женские сложные имена, которые могли указывать на происхождение, социальное положение или какую-либо другую особенность их обладательниц. Одно из таких имен встречается в детективе "The Labours of Hercules"; "The same old story, "said Alice Cunningham." One law for the man and one for the woman" /Lab.:c.75/. Имя Alice - [ср.-англ, Adelicf, Adelice < Adalheidis < двн. adal 'благородный' + heit (=др.-англ. had) 'состояние, сословие'].

Другую свою героиню Кристи назвала Dolly, это дериват имени Dorothea [лат. < греч. doron 'дар, подарок'+theos 'бог'; буквально 'божий дар'].

В качестве вторых компонентов использовались также имена прилагательные. У мужских имен это, как правило, имена прилагательные указывающие на общественное положение и черты характера носителя имени. То же самое касается и женских имен.

Во все времена в человеке больше всего ценились благородство и смелость, и именно эти качества заложены в основу используемых Кристи имен Albert, Elmer, Hugh и Richard.

Сравним следующие имена: Albert [лат. Albertus, фр. Albert < двн. adal 'благородный' +beraht 'блестящий, знаменитый']; Elmer [др.-англ. Aethelmaer < aethele 'благородный' + maere 'знаменитый'];

Hugh [дер. Hubert, фр. < герм.; ср. двн. hugu 'душа, дух'+beroht светлый, яркий'];

Richard [др.-англ. Ricehard (=ст.-фр. Richard) < двн. Richart <richi 'могущественный государь, король'+ hart 'сильный, смелый'].

Эти имена можно встретить у Агаты Кристи в следующих примерах: "It was Hugh Chandlers's magnificent physique that impressed Hercule Poirot more than anything else" /Lab.: c.39/; Our next interview was with Mr.Albert Riddell and was of a highly different character" /ABC.:.34/.

Значение некоторых сложных имен можно легко понять из непосредственно их составляющих компонентов. Эти имена представлены эндоцентри-ческими или неидиоматическими сложными словами, например: Alexander = alexein 'защищать' + aner 'человек, муж'; Harold = here 'армия, войско' +weadlan 'правитель, управлять':

Genevieve [фр. Genevieve < позд.-лат. Genovefa, Genoveva; предположительно германского происхождения: герм: депо 'потомство' +wefa 'женщина'];

В большинстве женских имен показателем рода выступает второй компонент, указывающий на категорию женского рода. У мужских имен второй компонент был представлен существительным мужского рода. На семантическом уровне большинство сложных слов представляет собой своеобразные экзоцентрические компоненты, значение которых не выводится из суммы значений составляющих их компонентов, например Mildred [др.-англ. Mildthryth < milde 'кроткий, мягкий '+thryth 'сила, мощь']; Millicent [ст.-фр. Melisande; двн. amal 'трудная, тяжелая работа' + swind 'сильный' (=гот. Swinth)].

Не все ясно и в значении двух экзоцентрических имен Raymond [Rairnont, Raimind < двн. Raginmund < ragin 'решение богов'+mund 'защита'] и Philip [ст.-фр. Pelippe < лат. Philippus < греч. Philippos < philos 'любящий' + hippos 'конь'], "She wanted to lock the door but Philip Clayton pushed it open" /Lab.: c.29/.

Таким образом, мы можем отметить тот факт, что по структуре и семантическим признакам женские имена в целом не отличаются от мужских имен.

У детей в Англии может быть несколько имен: не только личное, но и среднее имя. Больше четырех дополнительных имен обычно не присваивается, например: Edward Antony Richard Louis, Anne Elizabeth Alice Louise. Известны случаи, когда личное имя забывается полностью, существуя только в документах.

Агата Кристи редко присваивала своим героям средние имена. Только два джентльмена из детектива "The ABC Murders" и две дамы из романа "Ten Little Niggers" имеют средние имена, например: Alexander Bonaparte Cust, Roger Emmanuel Downes, Una Nancy Owen, Louisa Mary Clees. В произведениях эти имена встречаются в следующих примерах: "Mr.Alexander Bonaparte Cust come out with the rest of the audience from the Torquay Palladuim /ABC: c.72/, "...I shall be glad to pay you the salary you ask and shall expect you to take up your duties on August 8th Yours truly, Una Nance Owen". /1O.:156/.

Так как Агата Кристи писала в основном о людях среднего класса, а не о высшем обществе, то герои называются у нее в произведениях по именам и фамилиям, например: Harold Waring, Elsie Clayton и т.д.

2.3 Особенности семантики английских фамилий в произведениях А. Кристи

В подвергнутых лингвистическому анализу произведениях зафиксировано довольно большое количество фамилий - 163 единиц. Проанализировав их встречаемость, мы оформили их в таблице. За редким исключением Агата Кристи давала своим героям различные фамилии, не повторяя их.

Схема 4.

Список фамилий, используемых в детективах Агаты Кристи.

Фамилии

“The Labours of Hercu-les”

“The Mystery of King’s Abbot”

“The ABC Mur-ders”

“Ten Little Nig-gers”

“Acci-dent”

“Strange Jest”

“The Million Dollar Bond Robbe- ry”

Ackroyd

+

Anderson

+

+

Anthony

+

Aristide

+

Armitage

+

Armstrong

+

Asher

+

Ball

+

Barnard

+

Beeton

+

Bennet

+

Black

+

Blore

+

Blunt

+

Bourne

+

Brady

+

Brent

+

Briggs

+

Browning

+

Brunskill

+

Burshow

+

Burton

+

Butters

+

Carnaby

+

Capper

+

Capstick

+

Carter

+

+

Chandler

+

Clayton

++

Clauthorne

+

Clarke

+

Clees

+

Clegg

+

Cole

+

Combes

+

Cooper

+

Crome

+

Culmington

+

Cunningham

+

Cust

+

Dale

+

Davis

+

Deveril

+

Dover

+

Downes

+

Drouet

+

Dyer

+

Earlsfield

+

Eldritch

+

Ellerby

+

Elliot

+

+

Esmee

+

Evans

+

+

+

Ferrars

+

Folliot

+

Fowler

+

Fraser

+

Frobisher

+

Ganett

+

Gazer

+

Glen

+

Grandier

+

Grey

+

++

Grice

+

Hammond

+

Hamilton

+

Harte

+

Hartingfield

+

Hartigan

+

Hartings

+

Hastings

+

+

Haydock

+

Hayes

+

Hayter

+

Hearn

+

Helier

+

Higgs

+

Higley

+

Hoggin

+

Homer

+

Jacobs

+

Jamerson

+

Japp

+

+

+

Jerome

+

Jones

+

Keble

+

Kelsey

+

Kent

+

Kerr

+

King

+

Kipling

+

Landor

+

Leadbetter

+

Lefarge

+

Leggard

+

Legge

+

Lementeuil

+

Lemon

+

Liskeard

+

Llewellyn

+

Lombard

+

Lucas

+

Lutz

+

Maberly

+

Macarthur

+

MacDonald

+

MacPherson

+

+

Maine

+

Marbury

+

Marple

+

Marrascaund

+

Marston

+

Martin

+

McNeil

+

Melrose

+

Merrion

+

Merrowdene

++

Merryweather

+

Morris

+

Narracott

+

Nesbit

+

Owen

+

Parker

+

Partridge

+

Paton

+

Peverel

+

Poirot (Porrot)

+

+

+

+

Pope

+

Raglan

+

Richmond

+

Riddell

+

Ridgeway

+

Ripper

+

Rise

+

Robson

+

Rogers

+

Rose

+

Rossakoff

+

Rossiter

+

Samuelson

+

Schwartz

+

Setan

+

Shaw

+

Sheppard

+

Simpson

+

Stevens

+

Stoneman

+

Stround

+

Taylor

+

Thripp

+

Thompson

+

Trenchard

+

Turl

+

Uareco

+

Vavasour

+

Ventnor

+

Viner

+

Wargrave

+

Waring

+

Watson

+

Wells

+

Willows

+

По семантическому принципу английские фамилии разделяются на три основных класса.

2.3.1 Оттопонические английские фамилии

Эти фамилии образованы от прозвищ, которые в свою очередь, произошли от английских, французских и других топонимов: названий графств, провинций, городов, деревень, земельных угодий, полей, холмов и других микротопонимов. Подобные прозвища указывали на происхождение их владельцев из определенной местности, города или селения. В настоящее время фамилия, как правило, не является показателем территориальной принадлежности человека. Это хорошо проиллюстрировано в детективе "The Mystery of King's Abbot" в диалоге двух персонажей, один из которых, один из которых носит оттопонимическую (термин взят из работы "Функции личных имен в английском художественном тексте" /Чевпецова, 1989/) фамилию Kent: "Your name, it is Charles Kent", said Poirot". Where were you born? »

The man stared at him, then he grinned. "I'm a full-blown Britisher all right, he said.

"Yes", said Poirot meditatively,"I think you are. I fancy you were born in Kent".

The man stared. "Why's that? Because of my name ? What's that to do with it ? Is a man whose name is Kent bound to be born in that particular county ?" /K's A.:c.161/.

В основе подобных фамилий могли найти свое отражение какие-нибудь топографические особенности той или иной местности.

Агата Кристи использовала несколько фамилий, указывающие на особенности ландшафта определенной территории, например фамилию Blore, которая встречается в детективе "Ten Little Niggers", например: "Mr.Blore was in the slow train from Plymouth" /10.:c. 161/. Топоним с таким названием находится в графстве Стаффордшир. Это название образовано от древнеанглийского слова 'blor', что означает выпуклость, холм, нарыв (в переносном смысле холм).

Другая фамилия со сходным значением была использована Кристи в произведении "The ABC Murders": "Now, Mr.Downes. will you tell us in your own words what happened" /ABC: c.113/. Эта фамилия произошла от топонима Down (Девоншир) или Downe (Кент), которые в свою очередь образованы от древнеанглийского слова dun 'возвышенность, холм, гора'.

Фамилия Hayter также указывает на, то что ее носитель жил на возвышенности: [др.-англ. hiehth 'высота, вершина '+суф. места жительства - ег]. Эта фамилия встречается в произведении "The ABC Murders", "This is Inspector Crome of the C.J.D. Mr.Hercule Poirot and -er- Captain Hayter".

"Hastings," I covrected coldly" /ABC: c.67/.

Фамилия Ridgeway показывает то, что её обладатель жил на возвышенности: в переводе “ridge” означает “горный хребет”. Эта фамилия была использована Кристи в рассказе “The Million Dollar Bond Robbery”. Philip Ridgeway “прошёл” сложный путь. Его подставили его же начальники. Но Эркюль Пуаро как всегда опять пришёл на помощь и расставил всё по своим местам.

Носители следующих фамилий Combes, Dale и Glen первоначально жили не в холмистой местности, а в долинах. Combes [топон. Combe (Глостершир, Оксфордшир, Сомерсетшир и др.),Coombe (Гемпшир, Суррей и др.), Coombes (Суссекс) < др.-англ. cumb 'ложбина, долина']; Dale [др.-англ. dael 'долина, дол']; Glen [топон. Glen (Лестершир) < кельт, (ср.гаэльск. gleann, валл. glyn) 'узкая долина, лощина'].

Последняя фамилия встречается в детективе "The ABC Murders", например: "We were received at Andover by Inspector Glen, a tall fair-haired man with a pleasant smile" /ABC c.19/.

Один из персонажей произведения "Ten Little Niggers" имеет интересную фамилию Hamilton, вот пример из этого произведения: "Vera Elizabeth Claythorne, that on the 11th day of August, 1935, you killed Cyril Ogilvie Hamilton" /10.:c.176/. Рассмотрим источник этой фамилии. Во-первых, эта фамилия могла произойти от топонима Hambleton (Йоркшир, Ланкошир), который образован от двух древнеанглийских слов: [hamel 'неровный, грубый, морщинистый' +tun 'ограда, ограждение вокруг дома; дом с участком земли; усадьба, поместье, деревня, город']. Во-вторых, она могла быть образована от другого топонима -Hambleden (Бакингемшир), который также имеет древнеанглийское происхождение. В-третьих, от топонима Hambledon (Гемпшир, Дорсетшир, Суррей). Оба последних топонима имеют такой же первый компонент, как и топоним Hambleton, а именно hamel.

Различие же кроется во вторых компонентах: Hambleden [др.-англ. hamel + denu 'долин, балка'], Hambledon [др.-англ. hamel + dun 'возвышенность, холм, гора'].

Многие фамилии, используемые Агатой Кристи в своих произведениях, связаны с водой, различными водоемами, начиная от ручья и кончая морем.

В детективе "The Mystery of King's Abbot" встречается только одна такая фамилия Bourne. "Ursula Bourne may have killed Mr. Ackroyd, but I confess I can see no motive for her doing so" /K's A.:c.1O4/.

Эта фамилия произошла от древнеанглийского слова burna, что означает ручей.

В произведении "The ABC Murders" зафиксировано 4 оттопонимиче-ские фамилии, связанные с водой, две из которых произошли от кельтских названий водоемов: Crome [топон. Croome (Вустершир) < Crombe, название реки < кельт, (ср.валл. crwn 'изогнутый, кривой']; Dover [топон. Dover (Кент) < кельт. Dubra, название ручья, мн. ч. от dubro 'вода'].

Фамилия Nesbit образована от топонима Nesbit (Нортумберленд), который произошел от среднеанглийского слова nese 'нос' и древнеанглийского слова bynt 'изгиб, излучина реки; бухта'.

Топоним Wells, образовавший сходную фамилию, встречается в Норфолке и Сомерсетшире и произошел от древнеанглийского слова wella, что означает 'маленький ручей, колодец, родник. "The crime was discovered by police constable Dover at 1f.m. on the morning of the 22nd" /ABC: c.19/.

В последнем детективе "Ten Little Niggers" нами выявлено три подобных фамилий, например фамилия Wargrave, "Mr. Justice Wargrave wriggled his tortoise-like neck" /10.:c.228/. Эта фамилия имеет отношение и к водному, и к лесному пространству: [топон. Wargrave (Беркшир) < др.-англ; wer 'плотина, запруда для ловли рыбы' + graf 'роща, лесок']. Две другие фамилии, встречавшиеся в этом произведении имеют одинаковый второй компонент tun, означающий 'ограда, ограждение и т.д. '. Первые компоненты указывают на определенный водоем:

Marston [топон. Marston (Бекингемшир, Бедфордшир, Глостершир и др.) < др.-англ. mersc 'болото, топь'+tun]; Seton [топон. Seaton (Дарем, Девоншир, Йоркшир и др.) < др.-англ. sae 'море, озеро'+tun].

Агата Кристи использовала их в следующих примерах: "Tony Marston. roaring down into Mere, thought to himself: "The amount of cars crawling about the roads is frightfull" /10.:c.161/, "Lawrence John Wargrave. that upon the 10th day of June 1930, you were guilty of murder of Edward Seton" /10.:c.176/.

В произведениях Кристи встречаются и такие фамилии, которые указывают на растительность в данной местности. В детективе "The Mystery of King's Abbot" двое полицейских носят именно такие фамилии, "Superintendent Hayes, who met us, had worked with Poirot over some case long ago" /K's A.: c.159/, "I want Colonel Melrose to see everything exactly as it is" /K's A.: c.65/.

Фамилия Melrose имеет гаэльское происхождение и произошло от слов "maol rose", что означает 'открытая местность, поросшая вереском'. Фамилия Hayes имеет два источника. С одной стороны, оно могло произойти от древнеанглийского слова "haeg" во множественном числе, что означает 'изгородь, луг, огороженное место'. С другой стороны, его источником могло послужить слово "haes", ' означающее 'кустарник, подлесок'.

Похожее значение имеет и фамилия Kerr, произошедшая от скандинавского "kiarr" - кустарник на болотистой местности. Эту фамилию носит один из персонажей детектива "The ABC Murders", "Dr.Kerr was a competent-looking middle-aged man" /ABC.:c.23/.

В состав оттопонимических фамилий могли входить компоненты, относящиеся к животному миру, как, например, фамилия Hartingfield [др. -англ. heorot 'олень-самец'+суф. принадлежности ing + feld 'поле; открытое место; поле боя']. Такая фамилия была использована в детективе "The Labours of Hercules", "She was with old Lady Hartinqfield until she died" /Lab.:c.1O/.

Постепенно, осваивая новые земли, люди возводили различные сооружения, строили дома, целые поселения.

Поэтому источниками оттопонимических фамилий становились не только естественные особенности, но и искусственные сооружения в определенной местности.

Сходные значения имеют фамилии Cornaby и Thripp. Первая фамилия древнескандинавского происхождения образована от слов "Kaercindi"+"byr" -'деревня'. Другая фамилия от древнеанглийского слова "thorp", которое означает 'ферма, деревня'. Фамилия Carnaby была использована в детективе "The Labours of Hercules", "Shan Tung was out for his wall in the Park with Miss Carnaby" /Lab.:c.8/;

Thripp - в произведении "The Mystery of King's Abbot|, "Mary Thripp (kitchenmaid) - servants'Hall" /K's A.: c.83/.

Агата Кристи использовала также фамилию Marbury, которая также имеет интересную историю: "Mrs Marbury stooped rather stiffly - for stooping did not suit her figure" /ABC,: с100/.Топоним, явившийся источником данной фамилии находится в графстве Чешир и был образован от древнеанглийских компонентов: "mere" - кобыла и "burg" - крепость, замок; обнесенный стенами город. Второй компонент "burg" мог занимать не только финальную, но и инициальную позицию, как, например, в фамилии Burton [др.-англ. burg+ tun 'ограда, ограждение вокруг дома; дом с участками земли; усадьба, поместье; деревня; город'].

Данное имя Кристи использовала в детективе "The Labours of Hercules", например: "Opposite him, in another clair, sat Dr.Burton" /Lab.: c.4/. В фамилиях отражались даже самые незначительные постройки и сооружения, например, мост - в фамилии Briggs [др.-англ. brygg 'мост'] или стог сена - в фамилии Clegg [др.-сканд. Weggi 'стог сена']. Эти фамилии также встречаются в произведениях А. Кристи "A constable come in."Yes, Briggs. what is it ?" /ABC: c.21/; "Her name is Emmeline Clegg. She married a man and he died a few years ago leaving her a big sum of money" /Lab.: c.58/.

Агата Кристи отдавала предпочтение именно оттопонимическим фамилиям, называя ими большинство своих персонажей; что, конечно, должно было показать вдумчивому читателю не только, как и при каких условиях разворачивались события, но и как те или иные персонажи связаны со временем и пространством действия.

2.3.2 Отантропонимические английские фамилии

Отантропонимические фамилии (термин взят из работы "Функции личных имен собственных в английском художественном тексте" /Чевпецова, 1989/) - это фамилии, образованные от антропонимов. Наиболее распространенный способ образования таких фамилий - это добавление к личному имени суффиксального форманта -(e)s, который приближается по значению к суффиксу притяжательного падежа имен нарицательных, например: Rogers означает Rogers's son. В анализирумых произведениях А.Кристи зафиксировано 6 подобных фамилий, а именно Davis, Evans, Jacobs, Jones, Rogers, Stevens. Их использование можно проследить в следующих примерах: "Inspector Davis unlocked the door of the lobby" /K's A.:c.59/; "Detective Inspector Stevens was here on business" /Lab.:c.65/; "It was the duty of Sergeant Jacobs to act as human sieve" /ABC.:c.117/.

Другие отантропонимические фамилии содержат суффиксальный формант -son , происходящий от древнеанглийского слова "sunu", что означает 'сын, потомок'. Фамилия Anderson, используемая в детективах "The Labours of Hercules" и "The ABC Murders", произошла от личного имени Andrew и древнеанглийского "sunu", например: "The commissionaire, very stiff and militory, came in and stood to attention, his eyes fixed on Colonel Anderson" /ABC.:c.112/.

Агата Кристи также дала своим персонажам такие фамилии, как Jameson, Samuelson, Sipson и Thompson. Мы можем встретить данные фамилии в следующих примерах: "I should have forgotten the whole thing if I hadn't met old Samuelson at the Club" /Lab.: c.7/; "Now, then, Jameson, let's hear your story/ABC: с.112/.

Наряду с древнеанглийским термином родства "sunu" в образовании отантропонимических фамилий участвует и префиксальный формант гаэльского происхождения "mac" который имеет то же самое значение 'сын'. Фамилии, начинающиеся с форманта "mac"-, являются отличительной чертой жителей Шотландского нагорья. Подобный элемент "тас"- встречается в примере из детектива "The Mystery of King's Abbot": "..there were two letters - both Scotch gentlman. Mr. Bruce MacPherson was one, and the other was Colin MacDonald" /K's A.: c.128/. Выясним этимологию этих двух фамилий. Фамилия MacPherson восходит к гаэльскому Macan Phearsian, что буквально означает 'сын священника, пастора'. Фамилия MacDonald произошла от гаэльского MacDhomnhuill, что переводится как 'сын властелина мира'.

Помимо элементов шотландского происхождения Агата Кристи использовала отантропонимические фамилии ирландского происхождения, например: "The manager, Mrs Harte. was full of politness /Lab.:c.9/; "Let's have the facts, Mr. Hartigan" /ABC: c.118/. Первая фамилия восходит к ирландскому "o'hairt", а вторая - к ирландскому "O'hartagain". Оба слова имеют одинаковое значение и буквально переводится как 'потомок Артура'. Исходя из проанализированных отантропонимических фамилий, использованных в произведениях А. Кристи, мы можем отметить, что все они были образованы от мужских личных имен.

2.3.3 Фамилии, образованные от различных прозвищ

В основе фамилий часто лежали прозвища, которые давались людям за какую-то отличительную особенность, то есть это те слова, которые не входили ни в антропонимичекую, ни в топонимическую систему и являлись нарицательными. Они не были постоянными, зависели от принадлежности к тому или иному лицу. В этой группе фамилий мы выделили несколько подгрупп.

1. Фамилии, указывающие на внешний вид их носителя. В основу подобных фамилий мог лечь такой важный аспект внешности как фигура, например фамилия Bail, используемая А.. Кристи в произведении "The ABC Murders" восходит к среднеанглийскому "bal"-'шар', что в переносном значении переводится как 'тучный, толстый, круглый человек'. У Агаты Кристи эта фамилия встречается в следующем примере: "Mr. Ball of the Black Swan is here with a young woman, sir" /ABC.:c.115/.

Фамилии, описывающие внешность их носителей, могут поведать о том, какие и какого цвета были волосы у родоначальника семьи. Фамилии персонажей Агаты Кристи соотнесенные с цветом их волос: просто поражают читателя богатством и разнообразием цветовой палитры, ср.: фамилии Black восходит к древнеанглийскому "blaec"-'черный'; фамилия Cole образована от древнеанглийского "cola", что в переносном смысле означает 'черный как уголь'; фамилия Browning образована сложением древнескандинавского "brun" - 'коричневый' и суффикса принадлежности "-ing"); в основу фамилии Russel легло старофранцузское прилагательное "rous" - 'красный, рыжий'; фамилия Grey, образованная от древнеанглийского graeg, означает 'серый, седой'; фамилия Blunt восходит к среднеанглийскому "blond" или "blonde", что переводится как 'светлый, белокурый; блондин, блондинка'; и, наконец, фамилия Crippen указывает не на цвет, а на другую особенность волос, так как она образована от древнеанглийского "crisp" - 'курчавый'. Рассмотрим примеры из произведений А. Кристи, в которых встречаются некоторые из этих имен, например: "There was a Mr.Cole there last time I went down to Devonshire" /Lab.:c.62/; "([have heard Hector Blunt described as a woman hater" /K's A.: c.40/; "I should never have suspected Miss Russell of a fondness for detective story" /K's A.: c.27/;" What are you thinkimg of, Miss Grey ?" /ABC c.72/. “Mr. Gray has made some converts but it is uphill work and he and Mrs. Gray get sadley discouraged.”/S.J. c.139/.

He менее интересны и фамилии, относящиеся ко 2-ой группе.

  1. Фамилии, указывающие на черты характера, духовные и физические качества их носителей. В подобных фамилиях находили отражение и пороки, и добродетели людей: Агата Кристи, как правило: давала своим персонажам фамилии, указывающие на их положительные качества. Так, имя Curtis образовано от среденеанглийского "curteis". что значит вежливый, учтивый', например: "I was wondering if a friend of mine had been staying here lately/ A Captain Curtis" /Lab.:c.1O/.

Фамилия Eldritch была использована Агатой в рассказе “Strange Jest”. Что в переводе с английского означает «естественный». Фамилия соответствует с персонажем: “ Its like my friend, Mrs. Eldritch ” /S.J. c.133/.

Следующая фамилия хорошо известна нам. Это помощник Эркюля Пуаро Hastings. Она произошла от слова “haste”, что в переводе означает “поспешность”. Агата Кристи ни раз показывала его спешные выводы, и не скрывала того, что и её и Эркюля это часто раздражало: “ This is my friend, Captain Hastings, who aids me in my little problems ” /Dol. c.42/.

Часто в основу фамилий закладывалась совокупность таких качеств, как смелый, великий, известный. Фамилия Keble, встречающаяся в детективе "The Labours of Hercules", предположительно образована от древнеанглийского слова "cothbeald". имеющего два компонента: "cuth" - 'известный, знаменитый' и "beald" - 'смелый, стойкий, отважный'. Эта фамилия использована в следующем примере "Miss Keble had been blamed for Nanki Poo's disappearance" /Lab.:c.11/. Сходные значения имеют вторые компоненты фамилий Armstrong, например: "And now Dr.Armstrona had definitely arrived" /10.:c.160/, и Maynard, например: "Or perhaps you come from Mr.Mavnard ?" /ABC.:c. 135/. Сравним этимологию этих фамилий. Фамилия Armstrong восходит к древнеанглийскому "earm, arm" - 'рука' и "strang, strong" - 'сильный, твердый, храбрый, смелый, решительный'. Фамилия Maynard имеет древневерхненемецкое происхождение и образовано от слов "magan", что значит 'мощь, сила' и 'hart' - 'сильный, упорный'.

Только один персонаж детектива "The Mystery of King's Abbot" имеет фамилию Folliott, указывающую на низкий уровень его умственных способностей. Эта фамилия образована сложением старофранцузского прилагательного "fol" со значением 'глупый' и уменьшительного суффикса "et". Использование этой фамилии проиллюстрировано в следующем примере: ."reads all right. Mrs.Richard Folliott. Marby Grange, Marby. Who's this woman? /K's A.: с 103/.

3. Фамилии, указывающие на сходство человека с животными, птицами или растениями относятся к следующей группе фамилий.

Фантазия людей, придумывающих прозвища, которые впоследствии превратились в фамилии, наиболее ярко проявилась в создании именно этой подгруппы.

Людям давали прозвища за их сходство с представителями флоры и фауны по их поведению, внешнему виду, характеру и т.д. Обидные, на наш взгляд, прозвища лежат в основе фамилий Hoggin и Grice, используемые А. Кристи в своих детективах, например: "There was Dolly Grice to have a needle out of her finger" /K's A.:c.110/; "Ring up this Sir Joseph Hoggin" /Lab.:c.6/. Данные фамилии образованы от среднеанглийских слов, имеющих одно и тоже значение: Grice образовано от "gris" - 'свинья, подсвинок', a Hoggin - от "hog" - 'свинья, боров'. Более лестное для носителя прозвища сходство было отражено в фамилии Llewellyn, встречающееся в произведении "Ten Little Niggers": "Llewellyn, for the Crown, had bungled it a bit. He had tried to prove too much" /10.:c.192/. Эта фамилия уэльского происхождения была образована от слов "llew"- 'лев' и "eilun" - 'сходство'.

Агата Кристи использовала также фамилии, произошедшие от прозвищ, которые указывали на сходство людей с птицами и растениями, например : фамилия Partridge восходит к среднеанглийскому "petriche", что означает 'куропатка'; фамилия Rose тоже имеет среднеанглийское происхождение и образовано от "rose" - 'роза'; фамилия Peverel возникла как уменьшительное слово от старофранцузского "pevre" - 'перец', фамилия Beeton произошла от слова “beet” – “свекла”. Эти имена встречаются в следующих примерах: "Mr.Patridge was a small man, a bank clerk by profession" /ABC.:c.33/; "While we searched the place we got Peverel - you know that murder /Lab.: c.67/; "Her last place was as cook - housekeeper to an old lady, Miss Rose"/ABC: c.19/; “’First catch your hare,’ as Mrs. Beeton says in her cookery book – a wonderful book but terribly expensive…” / S.J. c. 137/.

4. Фамилии, указывающие на род деятельности, профессию именуемого.

Четвертая подгруппа является самой многочисленной. Большинство фамилий этой подгруппы, зафиксированных в произведениях А. Кристи, указывает на то, что их носители занимались различными городскими ремеслами или другой деятельностью, например: Carter [среднеанглийское cartere 'возчик']; Chandler [древнеанглийское chandeler 'производитель или поставщик свечей; торговец свечами']; Cooper [среднеанглийское caupare 'бондарь, бочар']; Tailor [древнеанглийское tailour 'портной']; Landor [среднеанглийское lavendere 'прачка, рабочий в прачечной']; Parker [среднеанглийское parkere 'сторож при парке, смотритель парка']; Homer [старофранцузское heaumier 'изготовитель шлемов']. Агата Кристи использовала эти фамилии в следующих примерах: "His father is Admiral Chandler" /Lab.: c.35/; "The door was opened with admirable promptitude by Parker, the buttler" /K's A.:c.36/; "The Chief Constable of Sussex, Inspector Glen from Andover, Superintendent Carter of the Sussex police..were all assembled together" /ABC: c.40/; "A thousand pounds to his housekeeper, Miss Russell; fifty pounds to the cook, Emma Cooper" /K's A.:c.95/.

В основе фамилий рассмотренных выше лежат имена существительные. Проанализировав эти примеры, можно сказать, что деятельность, легшая в основу фамилий, и современные профессии персонажей не совпадают.

Другой способ образования фамилий - от глаголов с добавлением суффикса "-er". Таким образом произошли фамилии Dyer, Leadbetter, Frobisher, Helier, Rossiter /S.J./. Рассмотрим этимологию данных фамилий. Фамилия Dyer имеет древнеанглийское происхождение. Она образована от глагола "deagian" -'красить, окрашивать' и агентного суффикса "-ere". Эта фамилия встречается в произведении "Ten Little Niggers": "He hadn't got it clear who this fellow Owen was a friend of Spoof Leggard's apparently - and of Johnnie Dyer's" /10.: с 159/. Персонаж другого детектива "The Labours of Hercules" носит фамилию Frobisher: "There was Admiral Chandler and his friend Colonel Frobisher" /Lab.: c.35/. Эта фамилия произошла от среднеанглийского "forbischin", что означает 'полировать, чистить' и агентного суффикса "-er". Более сложное строение имеет фамилия Leadbetter, встречающаяся в произведении "The ABC Murders": "Mr. Leadbetter moved his head irritably from right to left" /ABC: c.108/. Она образована от древнеанглийского существительного "lead' -'свинец', глагола "beaten"- 'бить, стучать' и агентного суффикса "-ere".

В том же произведении встречается фамилия Clarke, которая указывает на то, что ее носитель был не ремесленником, а человеком умственного труда. Эта фамилия восходит к среднеанглийской лексической единице "clerc", которая означает 'грамотный человек, чиновник, ученый'. Агата Кристи использовала ее в следующем примере: "This was Franklin Clarke, the dead man's only brother" /ABC: c.67/.

Мы также зафиксировали 3 фамилии, связанные с работой в сельской местности. Это фамилии Viner: "Lady Beatrice Viner was the last" /Lab.:c.7O/; Ferrars: "Mrs Ferrars died on the night of the 16th-17th September" /K's A.: c.17/; Fowler: "Mrs Fowler sniffed scornfully" /ABC: c.32/. Фамилии Viner и Ferrars имеют старофранцузское происхождение и восходят к словам, соответственно, "vignour" - 'виноградарь' и "ferrior, ferour" - 'кузнец'. Фамилия Fowler образована от древнеанглийского "fuglere", что означает 'птицелов'. Старофранцузские профессии явно относятся к той деятельности, которая требует более искусных умений и навыков.

Проведя анализ фамилий, использованных Агатой Кристи в своих произведениях, мы выяснили, что чаще всего она давала своим персонажам от-топонимические фамилии и фамилии, указывающие на род занятий. Это соответствует положению сложившемуся в английском языке в целом: фамилии, образованные от топонимов, составляют 50% от всех английских фамилий, а фамилии, указывающие на профессию - 20% /Леонович, 1990/.

Таким образом, фамилии, являясь богатейшим материалом для исследования, дают обширную информацию об их владельцах, начиная с местности, где они живут, деятельности, которой они занимаются, и кончая их внешностью и поведением.

Проведя глубокий формальный и семантический анализ антропонимов, мы заинтересовались вопросом выбора Агатой Кристи имен и фамилий для своих персонажей. Трудно говорить однозначно о связи семантики личного имени с характеристикой их носителя, однако попытки этимологизировать некоторые имена и связать их значение с теми или иными чертами героев дают интересные результаты.

Один из персонажей детектива "The ABC Murders" носит фамилию Ball, что означает в переводе со среднеанглийского 'шар; тучный, толстый, круглый человек'. Сравним данную этимологию с внешностью персонажа: Mr. Ball of the Black Swan was a large, slow-thinking, heavely-moving man. He exhaled a strong odour of beer" /ABC: с.115/. Очевидно также сходство фамилии Miss Grey, героини этого же романа, с ее внешним видом: "This is Miss Grey, gentlemen. My brother's secretary". My attention was cought at once by girl's extraordinary Scandinavian fairness. She had the almost colorless ash hair -light-grey eyes - and transparent glowing pallor that one finds amongst Norwegians and Swedes" /ABC.:c.69/.

Вдумчивому читателю фамилии могут рассказать не только о внешности персонажа, но и дают представление о характере, духовных качествах личности, ее сущности. Напомним этимологию мужского имени Geoffrey, произошедшего от древневерхненемецкого "gavja" - 'область, край' и "frithu" -'мир, покой'. Несомненно, что герой с таким именем должен быть спокойным, уравновешенным человеком. Это может быть проиллюстрировано на следующих примерах : "In the two years - that Geoffrey Raymond has been secretary to Ackroyd, I have never seen him ruffled or out of temper" /K's A,: c.63/; "Even the brutal murder of his friend and employer could not dim Geoffrey Raymond's spirit for long. Perhaps that is as it should be. I do not know. I have lost the quality of resilience long since myself /K's A.: c.65/.

В фамилию одного из главных героев этого же произведения Роджера Акройда Агата Кристи заложила какую-то роковую фатальность, неизбежность смерти. Рассмотрим этимологию этой фамилии: Ackroyd восходит к древнеанглийским словам "ac"-'дуб' и "rod" - 'крест, распятие виселица'. Несмотря на то, что этот персонаж был отравлен, а не повешен, ценность данной этимологии не уменьшается, она помогает созданию общей атмосферы напряженности перед убийством, когда просто существует фатальность конечного результата: "Poor old Ackroyd ... I suppose I must have meant to murder him all along" /K's A.; c.212/.

Особого внимания заслуживает и фамилия Sheppard из романа "Mystery of King's Abbot", которая является вариантом фамилии Shepherd. Она восходит к древнеанглийскому "sceaphyrde", что означает 'пастух'. Благодаря оригинальному замыслу книги, убийца, носящий эту фамилию, становится рассказчиком, повествующим всю историю от первого лица. Он, словно пастух ведущий овец, заставляет недогадливых читателей следовать его рассказу, так что они, подозревая то одного героя, то другого, до конца детектива не могут понять, кто же является настоящим преступником. Это под силу только Эркюлю Пуаро: "Poirot paused and then said, with a slightly raised voice: "The murder must have been a person... who knew Ackroyd well enough to know that he had purchased a dictaphone, a person who was of a mechanical turn of mind, who had the study to himself for a few minutes after the crime was discovered while Parker was telephoning for the police. In fact - Dr.Sheppard !" /K's A.:c.2O9/.

Фамилия убийцы, а также его имя в другом детективе - "Ten Little Niggers" - являются говорящими: Justice Wargrave. Фамилия Wargrave (ср. современные английские слова "war" и "grave") имеет мрачный, зловещий оттенок, в то время как имя указывает на положительное качество героя, его справедливость. Давая своему герою такое имя и такую фамилию Кристи попыталась передать сущность его личности. Сам убийца рассказывает о себе: "I have a definite sadistic delight in seeing or causing death... From the early age I knew very strongly the lust to kill. But side by side with this went a contradictory trait - a strong sense of justice" /10.: c.294/; "I have a reputation as a hanging judge, but that is unfair. I have always been strictly just and scrupulous in my summing-up of a case" /10.: c.294/. Justice Wargrave взял на себя роль судьи над преступниками, которые не были осуждены. Стараясь быть справедливым, жестоко убивая свои жертвы, он сам становится преступником, и ему не остается ничего, как совершить самоубийство.

Опираясь на приведенные примеры мы можем сделать вывод, что в своих произведениях А. Кристи использовала имена и фамилии как средства создания и раскрытия художественного образа. Большинство фамилий и имен персонажей А.. Кристи является "говорящими", так как они помогают читателю представить внешность героя, понять его характер, а также его место в социальной обстановке.

2.4 Особенности семантики английских топонимов в произведениях А. Кристи

Под мотивированностью в синхроническом аспекте понимается семантическая структура называния, его внутренняя форма, то есть его морфологические свойства, которые реально воспринимаются членами данного коллектива. Взаимосвязь между топонимом и географическим термином, который либо функционирует в качестве самостоятельного наименования, либо входит в его состав, при всей своей очевидности, отличается достаточной сложностью. Это связь между единицей языка, употребляемой для называния конкретного объекта ,и той единицы, которая употребляется для его обозначения как представитель определенного класса объекта. Своеобразие этой связи объясняется отсутствием четких границ между группами: термины свободно употребляются в качестве топонимов, а последние, в свою очередь, могут переходить в разряд топонимов. Основная часть топонимии страны вовсе не обладает мотивированностью восприятия современных носителей языка или обладает ее лишь частично. Тот слой наименований, который выделяется как мотивированный, представляет собой особый интерес. Эти названия дают возможность не только до какой-то степени реконструировать процесс, происходящий 10-15 столетий назад, но и связать их с современностью, то есть выявить, какие географические термины обладают наибольшей устойчивостью.

И так, каковы те лексемы, которые чаще всего встречаются чаще всего в составе английских ойконимов? Для ответа на этот вопрос необходимо выделить те простые топонимы и, соответственно, те конечные морфемы сложных топонимов (что во многих случаях совпадает), которые непосредственно соотносятся с современными словами.

В топонимии Англии имеется определенный инвентарь терминов (таких как garden, park, village, farm, river, pond, valley, falls, haven, pool, wood, hill и др), которые относятся к общеанглийской лексике. Наряду с этим существует большое число различительных элементов, а именно терминов, которые определяют специфику конкретного географического региона.

Характерной особенностью английской топонимии является то, что одни и те же элементы могут входить в качестве конечных элементов в состав топонимов различной морфологической структуры. Это означает, что разные группы наименований, условно-членимые, сложные, составные, объединяются единством основного признака - семантикой конечных элементов. Указанная общность относится так же к простым наименованиям, которые могут функционировать в качестве конечных элементов название разного морфологического строения.

Итак, одна из основных проблем состоит в выяснении того, что представляют собой термины, участвующие в создании английских топонимов, какие единицы имеют преимущественное распространение в том или ином регионе.

Мы разделили топографические элементы в ойконимах Англии на следующие семантические группы.

Ойконимы Англии

1. холмы и склоны

2. долины и впадины

3. леса и рощи

4. реки, ручьи, болота

5. поселения и дома

6. дороги и переправы

7. особенности береговых линий

8. поля и участки

9. постройки

В произведениях А.. Кристи наиболее распространенную группу составляют термины рельефа (группы 1,2). barrow - курган, могильный холм;

1.bar,berg,ber,berry,borough, burgh,bury,(др.-англ. beorg) - гора, возвышенность; den, don (др.-англ. dun) - холм;

down - безлесая возвышенность, невысокое обнаженное плато;

edge - кряж, хребет;

gable - архит. фронтон. Употребляется для обозначения остроконечной вершины; выступа горы;

head - вершина горы;

hill, nell, le, hull (др.-англ. hyll) - холм;

hoe, ow, oe (др.-англ.. hoh) - подножие холма;

hurst - лесистый холм;

knoll - холмик, бугор; уст. вершина холма;

ley, low (др.-англ. hlaw) - холм, курган;

mond - возвышенность;

over (др.англ. ofer) - склон, гора;

ridge - гребень горы, хребет, гряда гор;

side - склон горы;

tor - скалистая вершина холма.

Примерами ойконимов, содержащих данные элементы, являются: Barrow, Blackdown, Thornborough, Shirehead, Turnhead, Windhill, Warnell, Royle, Monyhull, Rowden Standon, Swinhoe, Sharow, Shaftoe, Osmotherley, Docklow, Longeridge.

Чаще всего А.. Кристи использовала ойконимы с элементом "-bury", например:" On the afternoon preceeding the Festival Miss Carnaby met Hercule Poirot in a small restaurant in the sleepy little town of Newton Woodbury" /Lab.:c..52/;"Elbury Cove - it is a well-known beauty spot"/ABC.:c..69/. Элемент "-over" встречается в зафиксированных ойконимах как в начальной, так и в финальной позициях, ср.: "The train, an exprewss, had just drawn out of Andoyer" /ABC.:c.36/; "There is a niece. She is on service near Overton" /ABC.:c.20/. Кстати, Andover - город, в котором произошло первое из алфавитных убийств. Примечательным нам кажется топоним Combeside, используемый в детективе" The ABC Murders":" We arrived at Combeside at about 8 o'clock" ./ABC.:c.67/, Если брать во внимание конечный элемент "-side", то топоним относится к семантической группе 'холмы и склоны'. Если же рассматривать начальный элемент "-combe", то тогда он относится ко второй семантической группе 'долины и впадины'.

2. Среди терминов, относящихся ко второй семантической группе, наибольшей частотностью обладают следующие:

bottom - ложе реки, долина, низина вдоль речного русла;

clough (др.-англ. cloh) - долина;

combe, coomb - глубокая впадина, лощина, ложбина;

dale - поэт.. долина, дол;

den (др.-англ. denu) - долина;

ditch - канава, яма;

flat - равнина, низина;

glen - узкая горная долина;

gullet - диал. овраг, балка;

hall hill, -al, -all, -ale (др.-англ. halh) - узкая долина, заливной луг;

hollow - низина;

hole - яма, выбоина;

hope - лощина, ущелье.

Примеры ойконимов; Longbottom, Cowclough, Thorncombe, Debden, Denton,

Cowdale, Edenhall, Wighill, Sandal Cromall, Heale, Hode.

Проиллюстрируем на примерах использование некоторых элементов. Элемент "-den" встречается в названии одного из городов в произведении "The ABC Murders": "I have got a young lady, you see, and her mother lets woms. Up Comden Town way" /ABC: c.118/. Второе из убийств в алфавитном порядке произошло в городе Bexhill: "It is also been recognized at a roadhouse place called the Scarlett Runner between Bexhill and London" /ABC: c.59/.

3. Геоботанические термины:

ash - ясень;

broom - ракитник;

elm - вяз;

grove - роща, лесок;

heath - пустошь, болотистая местность, поросшая вереском;

hold - поэт, роща, лесистый холм;

heather - вереск;

horehound - шандра;

hurst - роща, поросший лесом холм;

moor - заболоченная местность;

oak - дуб;

shaw - диал. заросль, полоска кустарника, образующая границу участка;

thorn - куст терновника;

thwaite - диал. вырубка, луг, окруженный лесом;

wood - лес.

Примеры ойконимов: Blackheath, Staplegrove, Hazlewood, Southwood.

Агата Кристи использовала ойконимы, связанные с растительным миром в следующих примерах: "Dearest Lawrence ... such years since I heard anything of you...must come to Nigger Island...meet you at Oakbridge..." /10.: с 155/; "Miss Carnaby met Hercule Poirot in a small restaurant in the sleepy little town of Newton Woodbury" /Lab.: c.62/.

4. Гидрографические термины:

bank - берег (реки, озера), отмель;

bath - купальня, водолечебница. Ойконим Bath восходит к Римским баням;

beck - редк. ручеек;

branch - рукав реки;

brook - ручей;

burn, bourne - диал. ручей, ручеек;

comb - редк. гребень волны;

crook - поворот, изгиб реки. Название Crook относится к излучине реки, на которой стоит город с тем же названием;

eau , -у - река, поток;

еу, -у - остров;

fleet - диал. ручей, небольшой приток, бухта, залив;

fen - болот, топь;

flow - болото, трясина;

font - поэт, источник, фонтан;

ford - брод;

hatch - гидр, запруда, затвор на шлюзе;

haugh - шотл. наносная земля (в долине реки);

heck - шотл. деревянная заградительная решетка, установленная на реке, запруда;

holme - пойма реки, низина, заливной луг;

lade - устье реки, канал; протока;

lake - озеро;

lagoon - лагуна;

marsh - низкая болотистая местность, болото, топь, трясина;

mere - диал. болото; поэт, озеро, пруд, водное пространство;

moss - торфяное болото;

pipe - труба. Употребляется по сходству для обозначения потока, русла реки;

pool - пруд;

rise - исток реки;

rivulet - небольшая река;

Slough - болото, топь;

tongs - шипцы. Употребляется для обозначения места впадения притока в основное русло реки;

wallow - небольшое болото, лужа;

was - (др.-англ. waesse) - сырой участок, болото:

wade - брод;

water - вода;

wee! - диал. омут, глубокое место реки, водоворот;

well - источник.

Примеры ойконимов: Firbank, Ninebanks, Pinchbeck, Sedgebrook, Rushbrooke, Saltburn, Wolburne, Shepeau, Ebony, Mersey, Fenny, Maften, Lyford, Fishlake, Broad-water, Alrewas, Howell, Liverpool.

В произведение "The Mystery of King's Abbot" и “The Million Dollar Bond Robbery” Агата Кристи использует название всемирно известного города Liverpool: "And at 10.23 the night mail leaves for Liverpool" /K's A.: c.77/; “The Olimpia sailed from Liverpool on the 23rd.” /Dol. c.43/. Элемент "-еу" встречается в ойкониме Pevensey, а элемент "-bourne" - в ойкониме Eastbourne, зафиксированных в детективе "The ABC Murders": "The car was waiting and soon we were driving along the coast road that leads through Pevensey to Eastbourne" /ABC: с 133/.

5. Термины, относящиеся к жилищам и домам.

barton - усадьба; двор усадьбы или фермы;

den - убежище, укрытие;

hamsted (др.-англ. ham) - stede - усадьба, ферма;

ham (др. англ. ham) - деревня, ферма, поместье;

hampton (др. англ. ham-tun) - ферма;

house - дом;

placr - место, поместье, населенный пункт;

scale - диал. временная постройка, хижина, сарай;

sett (др. англ. (ge)set) - жилище; место для скота; конюшня;

stead - спец. имение, ферма, земельный участок;

thorp - ист. деревня;

toft - уст. усадьба;

ton (др. англ. tun) - дом, жилище, группа построек, поселок;

village - деревня, поселок, временное поселение;

wick - диал. молочная ферма;

worth - ист. усадьба, поместье, огороженный участок.

Примеры ойконимов: Berkhamstead, Bathampton, Woodhouse, Lullenden, Wanstead, Potterton, Woodthorpe, Longworth, Fishwick.

Среди терминов данной группы в произведениях А.. Кристи чаще всего встречался в топонимах элемент "-ton", например: "Newton Abbot, Overton, Churston, Paddington, Euston, Paugnton и т.д. Использование этих названий можно проследить в следующих примерах: "But of late years there had been big building developments between Churston and Paignton and the coastline is now dotted with small houses and bunalows, new roads, etc" /ABC: c.66/. Кстати, Churston - третий город в цепочке алфавитных убийств, который привел к разгадке всех преступлений: "The whole alphabetical plan sprang into your mind - Cust's initials the fact that your brother's name began with а С and that he lived at Churston were the nucleus of the scheme" /ABC: с.146/.

Второй наиболее часто употребляемый в качестве конечного компонента топонимов элемент - элемент "-ham" например: "Churston lies as it does between Brixham on the one side and Paignton on other" /ABC: c.66/; "Cheltenham's a nice place, "she said conversationally" /ABC: c.100/.

6. Термины, относящиеся к дорогам и переправам

bow - строит, арка, что-либо, имеющее форму дуги. Название г.Bow связано

с аркообразным мостом на реке Yeo;

bridge - мост;

ford - брод;

gate - горный проход;

mark - граница, ист. рубеж;

path - тропа, дорожка;

street - улица, дорога. Населенные пункты с этим названием в Херефоде,

Кене, Сомерсете расположены на римских дорогах;

way - путь.

Примеры ойконимов: Stonebridge, Longford, Galgate, Streetly, Ridgeway.

Ойконимы с элементами данной группы составляют небольшую часть от общего числа английских топонимов. Один из городов в детективе "Ten Little Niggers" содержит элемент "bridge", например: "Outside Oakbridge station a little group of people stood in momentary uncertainty" /10.: с 163/.

7. Термины, указывающие на особенности побережья.

bay - залив;

cliff - отвесная скала, утес;

creek - небольшой залив, бухта;

frith - узкий морской залив, лиман;

haven - гавань;

naze - геогр. мыс;

port - порт, гавань;

quay - причал, набережная;

sea - море;

tor, ter (др. англ. torr) - скала, скалистый пик.

Примеры ойконимов: Redcliff, Sheerness, Southport, Southsea, Portmouth /S.J./.

Проиллюстрируем использование некоторых из данных терминов на примерах произведений А.. Кристи. Элемент "-ter" встречается в названии города Exeter в произведении "Ten Little Niggers": "The train was just coming into Exeter, where he had to change" /10.: с 159/. Топоним Torbay содержит элемент "-bay": "Charston occupies a position about halfway round the curve of Torbay"/ABC: c.66/.

Несколько топонимов в качестве второго компонента содержат элемент "-haven", например: Belhaven, Sticklehaven и Whitehaven. Агата Кристи использовала их в следующих примерах: "And at the top was the stamped address, Nigger Island, Sticklehaven. Devon..." /10.: c.156/; "She let her mind run back over the people at Belhaven" /10.: с 159/.

Необходимо отметить и использование такого названия, как Torquay, Это город, в котором родилась Агата Кристи и куда она с радостью возвращалась после своих частых путешествий. Из-за большой любви к своему родному городу она использовала его название в различных своих произведениях, например: "I have been to Cornwall and Torquay, but this is my first visit to this part of Devon" /10.: с 163/; "Mr. Alexander Bonaparte Cust came out with the rest of the audience from the Torquay Palladium, where he had been seeing and hearing that highly emotional film, Not a Sparrow..."/ABC: c.72/.

8. Термины, обозначающие отдельные участки земли.

corner - угол, район, небольшой участок земли, место пересечения участков земли;

den (др.-англ. denn) пастбище;

dale - участок земли, поле, долина;

field - поле, луг, участок земли;

ham (др.-англ. hamm) - луг, огороженный участок;

hem - кромка, кайма. Употребляется для обозначения огороженного участка земли;

hern - диал. угол. Используется для обозначения небольшого участка земли;

hide - ист. надел земли, мера земельной площади;

hap, -op,-up (др.-англ. hop) - сухой участок в болотистой местности;

hay - сено;

land - земля;

lea - луг, поле;

lick - соляной участок, у которого собираются дикие животные;

lot - участок (земли)'

meadow - луг, луговина, долина реки;

rick - стог, скирда;

горе - веревка. Исторически термин относится к участкам земли, огороженным веревками, которые предназначались для встреч или для каких-либо других специальных работ;

sand - песок, песчаная почва;

spot - место, местность, район;

stone - камень, каменистая почва.

Примеры ойконимов: Thorden, Holmdale, Elham, Wethersfield, Chicksands, Cockersand, Holstone, Scotland Yard / Dol./.

Агата Кристи использовала топоним, содержащий элемент "sand' в детективе "The ABC Murders": "Broadsands which is down there (he pointed), is a very popular spot" /ABC: c.69/.

9. Термины, относящиеся к различным типам построек; экономико-географические термины, отражающие сельскохозяйственную и промышленную деятельность населения:

church - церковь;

cot - загон, хижина;

cote - загон для скота, птицы; хлев; диал. хижина;

ditch - диал. дамба, насыпь;

floor - гумно, ток;

hood - капюшон, капот. Употребляется для обозначения укрытий, навесов;

kirk - шотл. церковь;

lock - шлюз, плотина, перемычка;

mill - мельница;

minster - монастырская церковь;

salt - соль. Термин первоначально относился к солеварням, затем распространился на населенные пункты;

stelling - диал. загон или навес для скота;

stock - скот, поголовье скота. Употребляется для обозначения скотоводческой или молочной фермы. Это один из самых распространенных элементов. Его появление относится к 6 - нач. 7 вв., когда в связи с необходимостью дальнейшего расширения приходских земель, создаются удаленные фермы, зависимые от основных поселений.

sty - свинарник;

wall - стена. Город Walle в Нортумберленде расположен у римского вала.

Примеры ойконимов: Walditch, Felixkirk, Challock, Cutmill, Newminster, Whitchurch.

Топоним с элементом "-cot" встречается в произведении "The ABC Murders" : "What, mon cher M.Clarke, did you think of hats the ladies were at Ascot this year" /ABC: c.132/.

Таким образом, топонимы, которые А. Кристи использовала в своих произведениях, являются мотивированными, так как они содержат элементы, отражающие различные особенности называемой ими местности.

Термины, участвующие в создании английских ойконимов можно объединить в две большие семантические группы: термины, непосредственно связанные с жизнью и деятельностью человека, то есть обозначающие жилье в разном смысле (дом, поселок) или различного рода сооружения (мост, мельница), и термины, относящиеся к природным объектам (ручей, лес и т.д.), которые на ранней стадии развития топонимики переносятся на населенные пункты. В связи с распространенным явлением метонимии, вторая из этих групп значительно обширнее первой.

Сложившиеся десять-пятнадцать столетий назад, географические названия Англии фиксируют древнейшие состояния языка, поэтому на современном уровне те единицы, которые могут быть выделены в составе названий, обычно проявляют ту или иную специфику функционирования. Помимо слов, составляющих литературный пласт, здесь функционирует большое количество диалектизмов {toft, steel, shaw, thwaite, hern, fleet, mere и др.). Имеются заимствования (шотл. haugh, heck). Удерживаются единицы, которые в настоящее время имеют хождение, главным образом, как специальные научные или производственные термины (архит. gable, геогр. naze, ness, ист. hide, thorp). Используются слова, которые на современном уровне в других сферах языка не обладают нейтральностью, имеют, например, эмоциональную окрашенность (поэт, holt - роща, лесок) или относятся к устаревшим (hook - крутой изгиб). Закрепляются значения, которые в настоящее время вне топонимики используются редко (comb - в значении "гребень волны"). Обращает на себя внимание также тот факт, что многие слова при их вхождении в топонимию употребляются в переносном значении (tong -шипцы - употребляется для обозначения разветвления потоков; горе - веревка - для обозначения участков, специально отведенных для каких-либо целей). Иными словами, регулярное использование тех или иных единиц для обозначения определенного рода объектов приводит к возникновению нового значения.

Выводы по второй главе

Исследование семантических и этимологических особенностей имен, фамилий и топонимов, используемых в произведениях А. Кристи, выявило национальную самобытность и своеобразие исторического развития английского народа, его культуры и языка.

Анализ английской антропонимической системы в произведениях А. Кристи показал, что в ней преобладают слова, заимствованные из других языков, а число исконно английских имен незначительно. Большинство имен имеют латинское, древнегреческое, древнееврейское и древневерхненемецкое происхождение. Наряду с полными именами широко распространены их варианты и дериваты, используемые в неофициальной обстановке. С точки зрения структурного анализа английские имена разделяются на простые и сложные. Простые имена образовались от имен существительных, прилагательных. А последние могли служить для составления целых номинативных фраз. То же самое касается и сложных имен, причем у женских имен второй компонент, как правило, был представлен существительным женского рода, а у мужских имен - существительным мужского рода. Все имена указывают на отличительные особенности, характеризующие их носителей.

Исследование английских фамилий показало то, что большинство из них являются оттопонимическими, то есть образованы от топонимов. Реже встречаются фамилии-прозвища, указывающие на внешность, характер, сходство с каким-либо животным или растением, профессию носителя фамилии, и отантропонимические фамилии, образованные от личных имен.

Анализ семантических характеристик ойконимов (названий населенных пунктов) в произведениях А. Кристи выявил повторяемость многих лексем, являющихся их компонентами. Эти лексемы в большинстве случаев восходят к географическим терминам, обозначающим рельеф и ландшафт местности, тогда как термины, относящиеся непосредственно к поселениям, искусственным сооружениям, играют гораздо меньшую роль.

Рассмотрение этого слоя лексики на уровне современного развития языка обнаруживает определенную специфику топонимического употребления соответствующих единиц (диалектизмы, специальные термины, редко употребляемые слова) по сравнению с другими сферами языка.

Агата Кристи, выбирая те или иные имена, фамилии или географические названия, использовала их как дополнительные средства для воссоздания атмосферы преступлений, для более полной, всеобъемлющей характеристики своих героев.

Заключение

Ономастика выделилась в особый раздел языкознания только в 50-60-е годы 20 века. Объектом ономасиологического исследования является ИС-вторичные названия предметов, дополняющие и уточняющие первичные, нарицательные.

Специфика ИС заключается в их значении, которое является сложным комплексом, сочетающем как лингвистический, так и экстралингвистические планы, как сведения о истории и этимологии слова, так и сведения об именуемом объекте. Исследованию проблем значения и функционирования ИС в номинативных процессах посвящены работы А.В. Суперанской, Е.С. Куб-ряковой, В.А. Никонова и др. Особым видом номинации являются акты номинации собственными именами в художественной литературе, подчиненные авторской целеустановке создания единого художественного целого. Разработкой данного аспекта номинации занимаются Н.В. Горбаневский, О.А. Прокудина, С.В. Чевпецова, Н.М. Шутова и т.д.

В данной работе мы подробно изучали английские ИС, в частности антропонимы и топонимы, используемые А. Кристи в своих произведениях. Онимы изучались в различных ракурсах: морфологическом, этимологическом, семантическом. Мы сделали попытку изучить процесс становления английской антропонимической и топонимической систем. Таким образом, объектом исследования явились имена, фамилии, названия населенных пунктов, являющиеся ярким отражением реалий Великобритании в диахроническом и синхроническом аспектах.

Личные имена являются древнейшим пластом лексики. В своем формировании и развитии они претерпевали множество изменений, связанных с историей английского народа и английского языка. В настоящее время в английской антропонимике древнеанглийские имена составляют только 8%. Большинством имен являются заимствованные из древнегреческого, латинского, древнееврейского и древневерхненемецкого языков.

Личные имена в произведениях Агаты Кристи отражают общие тенденции, существовавшие многие столетия и существующие в языке и в системе онимов сейчас.

По морфологическим признакам английские личные имена делятся на полные имена, их варианты, используемые в официальной обстановке, и дериваты, употребляемые в неофициальной обстановке. Анализ состава личных имен и их этимологических особенностей показал, что они могли образовываться от имен существительных, прилагательных, словосочетаний и даже целых предложений.

На семантическом уровне значения сложных имен складывается из суммы обоих компонентов. В подобных онимах важную роль играет семантика второго компонента. В таких случаях личное имя относится к эндоцентри-ческим лексическим единицам. Подобные онимы - довольно редкое явление. Большинство имен являются экзоцентрическими, то есть их значение не может быть выведено из суммы значений компонентов, составляющих имя. В целом по структурным и семантическим особенностям женские и мужские английские имена, выбранные методом сплошной выборки из произведений А. Кристи, не отличаются друг от друга.

Английские фамилии появились на определенном историческом этапе, когда возникла потребность в официальном именовании, объединяющем глав семьи и передающемся по наследству. Становление английских фамилий происходило в Англии в течение периода с 11 по 15 века, а в Шотландии и Уэльсе в 12-16 веках. Проанализировав этимологию и семантику английских фамилий, мы пришли к выводу, что их наибольшее число приходится на оттопонимические фамилии - 50%. 20% составляют фамилии-прозвища, характеризующие их носителя по внешнему виду, душевным качествам, сходству с животными или растениями, роду деятельности. Количество отантропонимических фамилий незначительно. Системы английских личных имен и фамилий постоянно пополняются за счет друг друга, что приводит к образованию антропонимических омонимов.

Кроме того, в английской антропонимической системе существует такое явление как среднее имя. Английским новорожденным, как правило, из аристократических семей присваивается не более четырех дополнительных имен. Агата Кристи писала о людях среднего класса, а не о высшем общест-ве, поэтому она называла своих персонажей по именам и фамилиям.

Интердисциплинарный характер топонимики, ее развитие на стыке лингвистики, географии и истории потребовал комплексного изучения топонимов. Как и антропонимы, топонимы испытывали воздействие ряда языков. Наиболее отчетливо прослеживаются следы скандинавского влияния, то время как воздействие кельтского, латинского и французского языков незначительно и мало ощутимо. Морфологический анализ топонимов (ойконимов) показал, что наиболее широко представлены производные названия, далее следуют группы простых, сложных и составных наименований.

Мотивированность названий некоторых топонимов позволила нам разделить их на 9 семантических классов, 6 из которых указывают на особенности ландшафта и рельефа называемой местности, а 3 - на искусственные постройки и сооружения.

Проанализировав имена, фамилии и ойконимы, использованные Агатой Кристи в своих произведениях, мы можем утверждать, что выбор их является не случайным, а служит цели более глубокого раскрытия темы и идеи произведений. Многие имена и фамилии в книгах и рассказах А. Кристи являются "говорящими", то есть дают проницательному читателю дополнительную информацию о личности персонажа, его профессии, социальной принадлежности и т.д. Ойконимы помогают точно представить место действия и развертывания того или иного детектива, как правило, это небольшой городок или деревня. Таким образом, и антропонимы и топонимы являются не только средством создания художественного фона произведения, который ярко и точно отражает картину жизни современного английского общества, но и служат источником для глубокого изучения культуры, истории, традиций Великобритании.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Амелина Т.А., Дьяконова Н.А. Хрестоматия по английской литературе 20 века. М., 1985.

  2. Антропонимика /Ред. Никонов В.А., Суперанская А.В. - М., Наука. 1970.

  3. Арнольд И.В. Основы научных исследований в лингвистике. - М.: Высшая школа, 1991.

  4. Беленькая В.Д. Очерки англоязычной топонимики. - М.: Высшая школа, 1977.

  5. Гилянова А.Г. и др. Аналитическое чтение: Учебное пособие для студентов 4 курса факультета иностранных языков педагогических университетов. -Л., 1978.

  1. Горбаневский М.В. Ономастика в художественной литературе: филологические этюды. - М.: Издательство УДН, 1988.

  2. Жукова Л.П. и др. Чтение и понимание: Пособие по практике английского языка. - М., 1982.

  3. Задорнова Н.А. Кристи по обе стороны детектива //Эхо планеты, 1995.-N36.-с. 8-10.

  1. Ильина Н. Агата Кристи на отечественном литературном фоне // Иностранная литература, 1992. - N11-12. - с. 293-304.

  2. Историческая ономастика /Ред. Нерозняк В.П., Подальская Н.В. - М.: Наука, 1977.

  3. Криволапое А. А. Кристи - английская роза: к 100-летию писательницы. "Известия, 1989. -18 сентября. - с.З.

  4. Кристи А. Автобиография. //Дружба народов. -1994. - N3 - с. 210-239; N4 - с.212-239; N5 - с. 191-239.

  5. Кристи А. Сочинения Том I. - М.: Московская штаб-квартира международной ассоциации детективного и политического романа, 1990.

  1. Кубрякова Е.С. Части речи в ономастическом освещении. - М.: Наука, 1978.

  2. Кубрякова Е.С. Семантика производного слова // Аспекты семантических исследований.-М.,1980.

  3. Леонович О.А. Очерки английской ономастики. - Пятигорск, 1990.

  4. Личные имена в прошлом, настоящем, будущем /Ред. Никонов В.А. - М.: Наука, 1970.

  5. Маковский М.М. Английская этимология. -М.: Высшая школа, 1986.

  6. Манерко Л.А. Применение компьютерной обработки при проведении дистрибутивно-валентного анализа сложных наименований артефактов (на материале технической лексики современного английского языка) // Английский лексикон в аспектах межъязыковой и межкультурной классификации. Вып. 410-М.: Изд-во МГПУ.1993. -с. 112-121.

  1. Никонов В.А. Введение в топонимику. - М.: Наука, 1965.

  2. Пароятникова А.Д. и др. Английский язык для гуманитарных факультетов университетов. - М., 1990.

  3. Проблема лексической и словообразовательной семантики в современном английском языке /Ред. Хомяков В.А. - Пятигорск, 1996.

  4. Прокудина О.А. Некоторые аспекты номинации (на материале антропонимов английских художественной прозы 20 века). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. - Л., 1985.

  1. Социолингвистика. Лексикология. Грамматика. /Ред. Леонович О.А. - Пятигорск, 1993.

  2. Суперанская А. В. Как вас зовут? Где вы живете? - М: Наука, 1964.

  3. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. - Мю:Наука, 1973.

  4. Суперанская А.В. Ономастика. Проблемы и методы. - М.:Наука, 1978.

  1. Суперанская А.В. Структура имени собственного (фонология и морфология). - М., Наука, 1969.

  2. Суперанская А.В. Что такое топонимика ? - М.:Наука, 1985.

  3. Топоров В.Н. Имена - Мифы народов мира. - М.,1980, т.1.

  4. Топорова Т.В. Культура в зеркале языка: древнегерманские двучленные имена собственные. - М.: Школа "Языки русской культуры", 1996.

  5. Чевпецова С.В. Функции личных имен собственных в английском художественном тексте. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. - М., 1989.

  6. Шутова Н.М. Номинация персонажей художественных произведений в коммуникативно-стилистическом аспекте (на материале Дж.Б.Пристли). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. - М., 1989.

  7. Формирование и развитие топонимики. - Свердловск: Изд-во УрГУ, 1987.

  1. Язык и топонимика /Ред. Деннинг Р.Ф., Морев Ю.А. - Томск, 1981.

  2. Agatha Christie //English. Еженедельное приложение к газете "Первое сентября", 1996. - N35. - с. 14.

  3. Agatha Christie //English Learner's Digest., 1996 - N15. - c.12.

  4. Christie A. An Autobiography. Collins St.Jame's Place, London, 1977.

  5. Christie A. The Labours of Hercules. - M.: Высшая школа, 1991.

  6. Christie A. The Mystery of King's Abbot. - Moscow: Vyssaja Skola, 1980.

  7. Christie A. Selected Detective Prose. Сост. Анджапаридзе Г.А. - Moscow: Raduga Publisher, 1989.

  8. Ramsey G.C. Agatha Christie. Mistress of Mystery. - New Jork, 1967.

  9. Randall Toye. The Agatha Christie: Who's Who. - London, 1980.

  10. Mary S. Wagoner. Agatha Christie. - Boston, 1986.

  1. Woeller W., Cassday B. The Literture of Crime and Detection - Leipzig, 1988.

  2. Лингвистический энциклопедический словарь. - M.:Советская
    энциклопедия, 1990.

  3. Лингвострановедческий словарь. - М.: Русский язык,

  4. Рыбакин А.И. Словарь английских личных имен. - М.: Советская энциклопедия, 1973.

  5. Рыбакин А.И. Словарь английских фамилий. - М.: Русский язык, 1986.

  6. Советский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1982.

51. David Crystal. The Cambridge Encyclopedia of the English Landuage. - Cambridge University Press, 1995.

52. Dictionary of British History /Editied by J.P. Kenyon. - Ware.: Wordsworth Reference, 1996.

Похожие работы: