Реферат : Гендерные проблемы современной философии 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Реферат >> Философия


Гендерные проблемы современной философии




Содержание

1. Понятие "гендер" и история развития

2. Толкование "гендера" в отечественной и зарубежной литературе; философский смысл толкования

3. Влияние гендерных исследований на развитие личности, семьи и социальной активности

Глоссарий

Список литературы

1. Понятие "гендер" и история развития

В лингвистике существуют три близких, но не идентичных понятия: "род", "пол" "гендер". Впервые о соотношении грамматического рода и биологического пола задумались еще античные ученые. Долгое время (включая и средневековье) бытовали взгляды, что грамматический род (genus) возник как отражение в языке природной данности - существования особей мужского и женского пола (самцов и самок). При этом именам мужского рода приписывались свойства силы, энергии, мощи, активности, а существительным женского - пассивности, слабости, мечтательности и греховности.

Но уже в XVII в. были открыты такие языки, в которых категория рода либо вообще отсутствовала, либо мужское и женское существовало как обособленные варианты. Поэтому в настоящее время род имен существительных рассматривается как чисто лингвистическая категория, как класс слов, характеризующийся определенными падежными окончаниями и особенностями согласования (существительные мужского, женского и среднего рода).

Помимо мужского и женского рода в нашем языке и в нашем сознании существует и понятие "пол" - тоже мужской и женский. Оно относится только к одушевленным предметам. Пол - это каждый из двух разрядов одушевленных существительных - мужчин и женщин у людей, самцов и самок - у животных. Пол - это природное явление биологического порядка, не зависящее от человека. Человечество, безотносительно к расовой принадлежности, делится на мужчин и женщин. Долгое время предполагали, что в основе этого деления лежат только биологические факторы - набор определенных хромосом и внешние физиологические признаки пола, определяющие мужчину и женщину. Но дело со временем осложнилось тем, что биологические половые различия, как выяснилось, сопровождаются значительными духовными особенностями. Духовный мир женщин и мужчин, хотя и имеет много общего (общечеловеческого, свойственного всем людям без различия расы, пола и языка), тем не менее, существенно отличается. Женщины и мужчины по-разному воспринимают окружающий мир и по-разному на него реагируют. Даже речь у мужчин и женщин различна!

С легкой руки американской исследовательницы Дж. Скотт в середине 1980-х гг. в профессиональный язык социологов проникло новое понятие - "гендер", которое хотя и не завоевало всеобщего признания, но, во всяком случае, получило весьма широкую популярность. В отличие от термина "пол" ("sexsus"), обозначающего чисто биологические отличия мужчин и женщин, и термина "род" ("genus"), обозначающего грамматическое явление, термин "гендер" ("gender") в понимании Дж. Скотт, не снимая и не отрицая половых различий, делает упор на те социальные особенности мужчин и женщин, которые возникают у них в результате их общественной деятельности и которые, в конечном счете, определяют своеобразие их социального поведения.

Среди ученых начались длительные споры, не прекратившиеся и до сих пор. На Западе число работ о толковании термина "гендер" весьма значительно продолжает расти с каждым годом. И дело здесь не в модности тематики (хотя и ее нельзя сбрасывать со счетов!), а в том, что новое понятие дает возможность разобраться во многих формах взаимодействия (и, соответственно, "взаимоотталкивания") мужского - и женского субстратов в жизни и истории общества. Проще говоря, используя это понятие, можно подробнее и детальнее осветить сосуществование мужчин и женщин в обществе, показать соотношение "мужественного" и "женственного" в экономике и политике, в общественной и личной жизни.

Вначале термин "гендер" противопоставлялся категориям "род" и "пол", которые были естественными, природными, стабильными. 'Гендер" же конструировался, создавался обществом (появился даже термин "doing gender" - "создание гендера"), предписывался институтами социального контроля и культурными традициями. Это был придуманный людьми и постоянно меняющийся (вместе с изменением общества) фактор. И как только исследователи попробовали применить новый термин, возникли осложнения. Потребовалось определить: есть ли гендер мыслительная конструкция, т.е. просто новая научная дефиниция, определяющая социальные и культурные функции представителя того или иного пола. Или же, гендер - это искони присущее человеку качество, в котором половые (т.е. женские либо мужские) свойства и особенности теснейшим образом не просто связаны, а сплавлены воедино с предписанными обществом нормами, стереотипами, взглядами, суждениями и т.д.

Вскоре вошло в оборот прилагательное от "гендер" - и стали рассматривать проявления "гендерных составляющих пола" в самых разнообразных сферах социальной жизни. Исследованию подвергались поло-ролевые стереотипы, поло-ролевые нормы, поло-ролевые идентичности.

Американские социологи вслед за Е. Гоффманом стали называть все это в совокупности "Гендерным дисплеем" (от весьма многозначного английского слова display - показ, выставка, проявление, выставление напоказ, выделение и т.д.). Под ним у социологов понимается все многообразие проявления пола в общественных нормах и требованиях, в стереотипах и представлениях, в путях социализации и идентификации. При этом подчеркивалось, что гендерные отношения являются важным фактором социальной организации любого общества, ибо они, выражая его системные характеристики, организуют, структуризируют отношения между его членами.

"Дисплеем" в современной западной историко-социологической литературе именуется бесчисленное разнообразие "культурных составляющих пола". Эти "общественно-культурные особенности мужчин/женщин", изменяясь и варьируясь вместе с изменением культуры общества, в то же время продолжают различаться по полу. Даже если женщина начинает вести себя как мужчина (например, Жорж Санд или Надежда Дурова), она, тем не менее, не может "переделаться в мужчину" - если она, конечно, не сменит пол (что в современных условиях стало уже реальностью). Так половые различия, ранее опиравшиеся только на биологические особенности человека, стали рассматриваться и как "идеологический продукт", как следствие определенных идеологических изменений, как "социальная категория".

По мнению Пушкаревой Н.Л., в философии "гендерным концепциям" предшествовали следующие направления:

"1) теория социального конструирования - одна из главнейших достижений западной социологии 1960-х годов. Если до нее наука исходила из детерминизма биологического (“Пол - это судьба”, - говорил основоположник психоанализа и биологического фундаментализма 3. Фрейд), то после Т. Парсонса практически во всех явлениях стали искать детерминизм социальный. Суть парсоновской концепции состояла в том, что окружающий нас мир скорее (и в большей степени) “сконструирован" и структурирован людьми, нежели предопределен природой (отсюда иное наименование парсоновской концепции - структурный фундаментализм). Вместе с понятием “социальная структура" (иначе говоря, “параметры общества в целом”) в общественных науках появилось тогда и понятие “социальные роли".

2) теория социализации Т. Парсонса и Р. Бейлса - была значима именно тем, что ее авторы призвали исследователей проанализировать, как усваиваются общественные (в том числе половые) роли и как индивид “обучается” им через механизмы поощрения и наказания.

3) теория интеракционизма И. Гоффмана поставила ученых перед необходимостью анализа источников и результатов всех социальных взаимодействий (англ. interaction - взаимодействие). И. Гоффман придал новый смысл понятию идентичности (самосознания) и ввел в общественные науки понятия агентов и институтов социализации, проблему “значимых других” и пр. "1

Появление этих трех концепций сторонники феминизма восприняли с энтузиазмом и многое из них позаимствовали. Идея социального детерминизма позволила им опровергнуть то, что диктовалось, казалось бы, здравым смыслом: “все в мире делится на мужское и женское”. Назвав тех, кто считал пол человека его судьбой, эссенциалистами (от англ. essential - обязательно существующий, непременный) и призвав разрушить “принцип Ноева ковчега" (т.е. отказаться от видения мира, разделенного на пары), социальные конструктивистки стали увлеченно доказывать, что статус женщины (как и мужчины!) не “дается", а “приобретается". Кажущееся естественным различие между мужским и женским не имеет биологического происхождения, заявили они. Лучше всего эту концепцию выражает знаменитый тезис Симоны де Бовуар: "Женщиной не рождаются, женщиной становятся”.

Пол в новой системе идей оказался лишь “способом интерпретации биологического, закрепленным писаными и неписаными законами общества". Набор соглашений, с помощью которых общество трансформирует биологическое в социальное, получил в работах философов-феминисток (А. Рич, Р. Унгер, Г. Рабий) наименование гендер. О том, откуда появился этот термин, в каком контексте употреблялся и как был привнесен в систему знаний о прошлом, мы уже писали.

В начале 1980-х годов гендерная концепция, отвоевав свое место под солнцем в социологии, “встретилась” с “женскими исследованиями” в истории. Результат этой встречи лучше всего иллюстрирует статья Дж. Скотт “Гендер - полезная категория исторического анализа”. Эта американская исследовательница, блистательный педагог и популяризатор, доказала, что гендерная концепция позволяет анализировать Общество, применяя и системно-структурные, и социокультурные и индивидуально-личностные характеристики. Она же предложила - применительно к историческим исследованиям! - видеть в тендере четыре группы “подсистем": комплекс символов и образов, характеризующих “мужчину” и “женщину” в культуре; комплекс норм - религиозных, педагогических, научных, правовых, политических; социальные институты, которые формируют гендер (семья, система родства, домохозяйство, рынок рабочей силы, система образования, государственное устройство); проблему самовыражения, субъективного самовосприятия и самоосознания личности, т.е. проблему половой идентичности.

Публикации Дж. Скотт способствовали преодолению раскола между традиционной (“мужской”) и новой (“женской”) историей. Коллеги Дж. Скотт в разных странах согласились с тем, что гендерный подход или, точнее, учет гендерного фактора необходим при любых социальных исследованиях, а исследование прошлого - непаханое поле для таких штудий. Так что перед историками - феминологами встали новые задачи.

Однако к тому, чтобы сделать “крутой вираж" и начать применять предложенные подходы и методы (к тому же выработанные пограничной, но все же “не своей" наукой - социологией), оказались готовы далеко не все историки. Чтобы не выглядеть ретроградами и “осовременить" заголовки своих исследований, многие из них, разрабатывая терминологическую тематику, стали именовать ее “гендерной". Справедливости ради отметим, что некоторые аспекты социальных (а именно гендерных) взаимодействий все же находили отражение в исследованиях. Их авторы пытались, например, сравнить отношение мужчин и женщин к одному и тому же вопросу (скажем, к возрасту вступления в брак или к повторной женитьбе/замужеству со вдовыми). Однако до разгадывания загадок конструирования гендера в разные эпохи дело доходило очень редко.

В известной степени это можно объяснить особенностями источниковой базы: например, сколько ни спорили специалисты по истории семьи о том, какая из тенденций превалировала в средневековье - патриархальной тирании или нежной любви и взаимопонимания между супругами, к общему мнению прийти им так и не удалось. Исследователи находили факты как “за”, так и “против" обоих предположений, формальное же преобладание той или иной информации, как выяснилось, не может служить бесспорным доказательством данных предположений.

Подчас теоретики гендерных отношений ставили в своих работах четкие задачи перед историками, например, проанализировать трансформации гендерных взаимодействий в эпоху генезиса капитализма. Но ответ на поставленный вопрос увел ученых в обычные историко-феминологические штудии о женской занятости и женском труде, его несправедливой оплате и пр. В редких работах по истории контроля над собственностью анализировался идеологический фактор, например, такое понятие, как "цеховое единство" и связанное с ним понятие "мужская солидарность" (в результате женщины были вытеснены из цехового производства в раннее Новое время). Не меньшей удачей (при почти полном отсутствии исследований по юридическому аспекту гендерной идеологии) следует признать работы, в которых анализировалось понятие "честь". Для женщин оно имело всецело гендерное звучание, а для мужчин определялось как храбрость, верность, добросовестность, профессиональное мастерство.

В конце 1980-х годов почти не встречались работы, авторы которых раскрывали бы свою исследовательскую “кухню", а именно разъясняли сущность гендерного анализа, примененного в их исторических трудах". Правда, к началу 1990-х годов положение изменилось. В системе гуманитарного знания произошла очередная смена парадигм: социальный конструктивизм оказался окончательно побежден постструктурализмом.

Пожалуй, основным изменением, связанным с новым представлением о реальности (в том числе реальности прошедшей или утраченной), которое вызвало новый переворот в системе идей, был отказ от механистического (конструктивистского) видения мира. На смену ему пришел принцип тонкой взаимоважной связанности, которую нельзя упростить до схемы. Конструкция под названием "социальная структура" требовала умения обобщить, увидеть тождественное и тем самым превращалась в сеть со слишком крупными ячейками. Жизнь отдельного человека не "схватывалась", а как бы "просачивалась" сквозь нее. Поэтому вместо идеи обобщения и тождества постструктурализм поставил во главу угла идею различия и множественности, проблему неструктурного в структуре, казуального, нетипичного и единичного.

Неудивительно, что "уравнение в правах" всех концепций (лозунг постмодерна: "признание другого") послужило поводом к оживлению в последнее десятилетие XX в. некоторых ранее незаслуженно принижаемых методов научного поиска (например, конкретно-проблемных, основанных на скрупулезном внимании к частным и мелким историческим фактам "событийной микроистории", или, скажем, метода контрфактического или альтернативного моделирования). Сейчас они, можно сказать, популярны и используются наравне с абстрагированием, идеализацией, сравнением, типологизацией, квантификацией (измерением) и другими привычными общенаучными методами, в том числе с самыми новейшими.

Для того чтобы описать последние, стоит представить, что в течение почти века реальность как бы уподоблялась "дому" (К. Маркс) или некой "конструкции из кубиков" (Т. Парсонс). Теперь же ее, пожалуй, лучше уподобить живому существу, которое нельзя лишить Души и Тайны. Споры о том, познаваемы ли последние (а, следовательно, настоящее и прошлое) зазвучали с новой силой, не меньшей, чем в прошлые столетия.

Желание приблизиться к пониманию “невыразимого" в механизме развития общества привело к тому, что в области научного анализа появились новые проблемы и понятия.

Во-первых, внимание всех теоретиков оказалось обращенным к главному инструменту гуманитария - языку, в связи с чем нынешний переворот в системе гуманитарного знания именуют "лингвистическим поворотом".

Во-вторых, в современных гуманитарных науках родилось понятие практик речевого поведения (употребления), или дискурсов (от лат. dicursus - рассуждение и фр. courir - бежать, т.е. термин отражает множественность форм речевого поведения).

В-третьих, важнейшее понятие современного гуманитарного знания, которое, как и первые два, введено французскими философами, - это понятие “неязыковых (недискурсивных) реальностей к ним относят тело, действие и власть. Эти понятия стали решающими для современных философских концепций, в том числе феминистских.

Знаковых фигур в современном постструктурализме несколько, и все они связаны с Францией. Это психоаналитик Ж. Лакан (1901-1981), первым поставивший проблему "языка бессознательного" и определивший пол как "маскарад" практик и знаков, культуролог и мыслитель М. Фуко (1926-1984), прославившийся рядом новых концепций, в том числе концепцией власти, и введший в науку понятие "дискурс", и наконец, ныне здравствующий философ Ж. Деррида (р. 1930) - автор теории деконструкции и феномена "инаковости" в культурологии.

Именно этим ученым и их последователям принадлежит честь открытия проблемы языка как означающею механизма и перечисленных выше внеязыковых реальностей, хотя, разумеется, и до них многие понимали, что "все лучшее в жизни, от секса до заката, трудно выразить словами" (С. Цвейг). Но именно эти философы сформулировали проблему необходимости разгадки невыразимого - выявления символов его, выстраивания их системы и системы их проявлений (отсюда - расхожее наименование их концепций - "символический фундаментализм"). 2

Для того чтобы тот или иной статус человека (в том числе половой) стал очевидным, как полагал М. Фуко, нужна система знаков как средств самовыражения. Она и формирует дискурс. Философы-феминистки продолжили эту мысль: язык и власть взаимосвязаны, а социальный дискурс, всегда, по сути, "гендерно пораженный", создает и воспроизводит дискриминацию женщин.

Как преодолеть эту дискриминацию? Местом возможного обретения женщиной себя всегда было и остается, считают феминистки, женское письмо.

Данное понятие ввели ученицы М. Фуко X. Сиксу и Л. Ирригарэй. Отрицая возможность создания полностью "объективного" текста, феминологи призывают признать, что любое исследование - всегда заинтересованное, субъективное и политизированное и что изучать следует (раз от нее нельзя избавиться) как раз "субъективность".

Как известно, через язык женщина была "изгнана" из текстов (в том числе исторических). Через обретение своего языка она только и может туда вернуться, как считают они, ибо в создании текста проявляется нечто находящееся вне его автора и помимо его сознательных устремлений. Создатель текста на определенном этапе перестает быть автором (отсюда знаменитое утверждение постмодернистов о "смерти автора" в источнике и парадоксальный в этом контексте призыв: "Что же вы не пишете? Пишите себя!"). Ибо в процессе писания автор (и в первую очередь - женщина) сам "творится" текстом, обнаруживает себя или, как говорят психологи, "проецируется". Таким образом, изучая женское письмо, мы тем самым можем изучать и читаемое "на поверхности", и подразумеваемое (порой невольно) автором, и даже самих себя.

В связи с этим в последнее время одним из наиболее популярных пpeдмeтoв' научного рассмотрения стала биография (у социологов) и автобиография (у психологов, педагогов), а в феминологии женские эгодокументы и женские рассказы о тех или иных переживаниях событий и "состояний женского тела". Причем такие состояния мужчинам либо не близки (лишение девственности, замужество, беременность, менструации, роды), либо непопулярны в мужском дискурсе (зависть, страх, боль). Через обращение к таким типам источников идет поиск новых технологий "раскапывания" в тексте индивидуальной (и прежде всего - женской) аутентичности.

Феминологи 1990-х годов настаивают на том, что должно быть исследовано подлинное женское "я", а не только его отражение в действующей культуре. Это подлинное "я" нуждается в сопоставлении с представлениями (выраженными в книгах, фильмах, средствах массовой информации и т.п.) о тех чувствах и ощущениях, которые якобы должна испытывать в те или иные жизненные моменты женщина. В связи с таким подходом к текстам, созданным женщинами, американская философ-феминистка, активная постструктуралистка и деконструктивиотка Дж. Батлер предложила новое определение пола: "Пол - это репрезентация", т.е. отображение образа жизни, который демонстрируется окружающим. Легко понять, что гендерная концепция (стереотипы, нормы, идентичность) как раз и позволила историкам поставить вопрос о том, как репрезентировалась принадлежность к тому или иному полу в разные эпохи, причем репрезентировалась не только в языке, но и в недискурсивных практиках.

Помимо языка огромное исследовательское поле для гендеристов и историков-феминологов - изучение скрытых за языком стратегий власти. Основы здесь опять же заложил М. Фуко, который выступил с теорией "власти говорящего". Он показал, что современная наука сделала видимыми различные типы и виды властных отношений, не сводимых к вопросу о простом участии (или неучастии) женщин в функционировании политических структур. "Власть - это не некий институт, не некая сила, которой кто-то был наделен, - полагал М. Фуко. - Власть - это имя, которым называют стратегическую ситуацию в данном обществе". Философы-феминистки продолжили эту мысль, доказав, что эффективнее всего воздействие власти именно на микроуровне (власти, "вездесущей не потому, что она охватывает все, но потому, что она исходит отовсюду", в том числе от нас самих, как считал М. Фуко). На микроуровне власть не замечается, не переживается нами и предстает как некое "определенное природой" господство. Исторически поведение женщин всегда контролировалось больше, чем поведение мужчин (от контроля за сексуальностью до политических и гражданских прав), поэтому история принуждения женщин (дабы они следовали тем или иным культурным нормам) - это особая страница истории насилия.

Подводя итоги размышлениям современных философов о проблемах пола, можно отметить, что на рубеже тысячелетий большинство ученых пришло к признанию полицентричности окружающего мира, плюральности типов мышления, множественности методов и подходов, с помощью которых можно познавать и прошлое, и настоящее.

2. Толкование "гендера" в отечественной и зарубежной литературе; философский смысл толкования

Дж. Скотт рассматривала гендер как "набор отношений между обществом и мужчиной/женщиной". В ее понимании пол, класс, раса и возраст определяли положение мужчины/женщины в обществ. В дальнейшем зарубежные социологи все более стали склоняться к тому, чтобы рассматривать гендер как "комплексный механизм", как "технологию, которая определяет субъект нормативности и регулирования того, кем должен стать человек в соответствии с "экспектациями". Взамен термина "набор отношений", предложенного Дж. Скотт, современные западные философы чаще применяют понятие "гендерной системы", разумея под нею "идеи, институты, поведение, формальные правила и другие социальные взаимодействия, предписываемые [обществом человеку] в соответствии с полом". Так гендер стал пониматься как сложная самоорганизующаяся система, включающая в себя культурные символы, выработанные обществом в процессе своего развития, нормы и законы, регулирующие жизнь человека и обществ, социальные институты, воплощающие в жизнь эти нормы, и, наконец, самоидентификацию личности, т.е. понимание человеком самого себя и своего места в обществе, причем все это в неразрывной связи с его полом.

Понятие "система", безусловно, гораздо более точно выражает сущность гендера по сравнению с термином "набор". Что такое набор? Это - совокупность отношений, а совокупность по сути своей - явление механическое. Совокупность может вмещать в себя и большое, и совсем малое число составляющих и, тем не менее, оставаться совокупностью, "набором". Не то - понятие "система". Под ней мы понимаем в первую очередь единство, целостность, неразрывную связь входящих в нее компонентов. Именно в системной связи, а не в наборе находятся в гендере биологические и общественные (социальные) компоненты: они неразрывны, неделимы, устойчивы и изменчивы одновременно! Вспомним в этой связи прозорливое определение В.И. Даля: "Пол - одна из родовых половин". Итак, гендер состоит из двух половин: пола биологического и пола социального, в неразрывном единстве своем и образующих гендер.

Попытаемся дать определение гендера (хотя их было уже предостаточно - и очень сложных, и заумных, и упрощенно-популяризаторских!): под ним в настоящей работе понимается система социополовых отношений, возникающих у мужчин и женщин в результате их общения между собой и с внешним миром и проявляющихся во всех сферах жизни человека и общества. По сути своей, если отвлечься от современной философской фразеологии, мы должны вспомнить аристотелевское понятие: "Человек по природе своей есть животное политическое" (иными словами - общественное, социальное).

Возникновение понятия "гендер" не было случайностью: оно появилось в ответ на мощное (и при этом весьма агрессивное и шумное!) движение современного феминизма. Оно ратовало за создание своей, особой "женской" истории, долженствующей если не заменить историю "мужскую", то, во всяком случае, уравняться с нею в своих правах. Такое обособленное и параллельное существование двух историй - мужской и женской - явление, безусловно, ненормальное.

Как противовес "женской" истории с ее подчеркнутым вниманием преимущественно к "прекрасной половине человечества" и возникла "гендерная история". Она не исключает женскую историю: без нее она просто немыслима. Но вместо раздельного изучения роли мужчин и женщин в истории (эти проблемы, конечно, остаются в поле зрения исследователей, не исключаются и не отрицаются) гендерная история в центре своего внимания размещает "диалог полов" - не как разделение, не как подчинение (главенство мужчин или женщин), а как взаимодействие и взаимодополнение друг друга в общем строительстве общества и его культуры. "В круг гендерного анализа включаются оба пола, их отношения между собой и их взаимосвязи и взаимодетерминации с социальными системами разного уровня".

К настоящему времени довольно четко определилось, три главных направления гендерных исследований. Первое (и самое развитое) широко уже разрабатывается социологами и не только на Западе, но и у нас в России - это гендер как инструмент социологического анализа. Социология гендера - это наиболее яркое достижение российских обществоведческих дисциплин. Появились уже первые работы, утверждающие становление гендерной социологии как особой самостоятельной научной дисциплины, претендующей на всеохватный тематический потенциал. Совершилось и научно-организационное оформление новой дисциплины: в 1990 г. был основан Московский центр гендерных исследований как научное подразделение РАН, в 1998 г. - аналогичный центр в Санкт-Петербурге, а затем и в ряде университетов и вузов России (Иванове, Кострома, Самара, Петрозаводск, Набережные Челны и др.). Эти центры объединяют прежде всего социологов, отчасти - демографов, этнографов, психологов, медиков, сексопатологов и т.д. Меньше всего среди социологов-"гендеристов" историков.

Второе направление гендерных исследований - это понимание роли гендера в рамках изучения "женской истории". Эта тема активно разрабатывается Московским центром гендерных исследований, систематически, раз в год организующим деятельность летних школ по женским и гендерным исследованиям. Цель этих школ - внедрить гендерные исследования в систему высшего образования в России. Работа в этой области только еще начинается, причем ведется она в первую очередь философами и социологами. Отличительная черта этих исследований - ориентированность на современность. Это чаще всего не исторические, а социологические труды с экскурсами в область истории, причем преимущественно XIX-XX вв. Появились статьи так называемого постмодернистского теоретического феминизма, раскрывающие роль и значение гендера в области феминизма. В них выдвинута проблема восприятия "феминного как метафоры иного", причем "как зоны множественных возможностей". Трудов историков в области гендерного подхода к истории женщин пока нет, хотя этнографы и рассматривали эти вопросы, анализируя семейные отношения в разные эпохи, правда, не используя еще в своих исследованиях термина "гендер".

Что касается третьего направления в области гендерных исследований ("гендер как культурологическая интерпретация" - так гендеристы именуют эти работы), то оно в российской науке пока только еще декларируется. Специальных трудов в этой области нет, хотя гендерный подход, конечно, давно уже имел место, - правда, тоже без упоминания этого термина. По социально-экономической истории Х1Х-ХХ вв. вышло уже достаточно трудов, раскрывающих воздействие пола на зарплату, условия труда, занятость, на разные формы социального протеста и т.д. Особенно ярко это заметно в исследованиях по исторической демографии, подробно рассказывающих о влиянии пола на рождаемость и смертность, на различную миграцию (трудовую, религиозную и проч) и на социальную мобильность, как "восходящую", так и "нисходящую".

3. Влияние гендерных исследований на развитие личности, семьи и социальной активности

Еще одно перспективное направление гендерной истории самым тесным образом связано с оригинальным подходом, который можно условно назвать персональной, или новой биографической историей. Он, разумеется, имеет очень жесткие ограничения в источниковой базе для ранних периодов истории. Исследователи западноевропейской истории раннего нового времени, несмотря на наличие довольно богатых частных архивов и обширного корпуса литературных памятников, сталкиваются с серьезными трудностями и прежде всего в своих попытках реконструировать историческую индивидуальность представителей средних и низших социальных слоев. В частности, стремясь восстановить внутренний мир женщины этого времени, ученые вынуждены обращаться к немногочисленным представительницам элиты, потомкам которых к тому же удалось сберечь и пронести свои фамильные архивы сквозь все исторические катаклизмы. Но и в таких счастливых случаях неизбежно встает вопрос, можно ли наблюдения, сделанные на основании исследования отдельных судеб в сколь угодно щедрых на подробности казусах экстраполировать в область коллективного и тем более социально-дифференцированного гендерного опыта? Для такого переноса, конечно, требуются дополнительные обоснования. Иногда исследователь опирается на гипотезу о двойственности женского мировосприятия, предполагающую, что если в одних ситуациях представления женщины в той или иной мере отражали ее социальную принадлежность, которая определялась, в зависимости от ее семейного положения, по мужу или по отцу, то в других классовые различия вытеснялись более фундаментальными гендерными характеристиками. Констатация существенной общности "женского опыта" каждой конкретной эпохи, таким образом, не устраняет расхождений, создаваемых социальным неравенством, и соответствует тем свидетельствам источников, которые подтверждают, что противоречия этого "двойного статуса" женщин осознавались мыслящими современниками и озадачивали их так же, как и нынешних историков, пытающихся уложить женскую ментальность в классово-гендерную систему координат.

В то время как семейный статус определял каждую фазу женского жизненного цикла, отношение к женской сексуальности в широком смысле слова детерминировало поведенческий стереотип, предписываемый обществом всем женщинам, независимо от их возраста, семейного или социального положения. Этот нормативный код, выражавшийся, в частности, в понятиях "чести" и "позора", идеале женской скромности как внешнего выражения целомудрия, был призван контролировать не только сексуальное поведение женщин, но почти все стороны их бытия: он задавал строгости воспитания и скудость образования, стиль одежды и манеру говорить, ограничения в выборе партнера, рамки приемлемой деятельности и очень многое другое. Конечно, не все женщины следовали модели поведения, предписываемой им традиционным обществом, но обнаружившееся в ряде исследований разнообразие возможностей в целом очерчивает их пределы, выход за которые был трагическим уделом единиц.

Как показали в замечательных историко-биографических исследованиях С. Мендельсон и Н. Дэвис, даже редкие женщины XVII в., искавшие более широкое поле приложения своих сил, не оспаривали всего комплекса "гендерной асимметрии", вовсе не претендовали на привилегии мужчин в политике, праве, образовании, сексуальных отношениях, а своему проникновению в "заповедные" сферы деятельности тщательно искали оправдания. Но хотя никто из них не ставил открыто под сомнение гендерную полярность, как она понималась современниками, реализация такими женщинами своих властных амбиций, социальных притязаний и интеллектуальных потенций в скрытом виде (посредством обычных инструментов неформального женского влияния) была явлением достаточно распространенным. Из представленных исследовательницами "тройных портретов" ярко выступают спектр и пределы возможностей, которыми располагает индивид в рамках конкретного исторического контекста с характерной комбинацией социальной и гендерной иерархий. Н. Дэвис исключительно четко формулирует свою исследовательскую программу в Прологе, построенном в виде воображаемого обмена мнений автора с героинями написанной ею книги: "Я собрала вас вместе для того, чтобы узнать о ваших сходствах и различиях. В наши дни иногда говорят, что женщины прошлого похожи друг на друга... Я хотела показать, в чем вы были близки друг другу, а в чем нет, в чем вы отличались от мужчин своего мира и в чем были такими же... как разные религии влияли на женские судьбы, какие двери они вам открывали, а какие закрывали, какие слова и дела они позволяли вам выбирать... Я хотела узнать, как вы трое боролись с гендерным неравенством... Но я не изобразила вас просто многострадальными. Я также показала, как женщины в вашем положении извлекали из него максимум возможного. Я интересовалась тем, какие преимущества давала вам маргинальность..."

Пожалуй, наибольшие ожидания от гендерной истории в области методологии связаны с поисками решения чрезвычайно трудной проблемы взаимодействия индивидуального, группового, социального и универсального в историческом процессе. В то же время приходится констатировать, что уже полученные результаты работы историков, которые - в зависимости от избранного ракурса исследования - описывают отдельные женские судьбы и либо выясняют роль женщин в семье и домохозяйстве, либо выявляют место женщины в общественно-публичной сфере (в заданных пространственно-временных границах), все еще нуждаются в переосмыслении с точки зрения возможного синтеза всех этих трех аспектов изучения истории женщин. В практике же конкретно-исторических исследований с более широким охватом продвижение в решении этой проблемы было намечено в книге Ш. Маршал, посвященной истории нидерландского дворянства раннего, нового времени. Важнейшими этапами её интегративной по самой своей сути исследовательской программы стала, во - первых, достаточно сложная процедура перехода от тщательно проработанной и отсортированной демографо-статической информации просопографического характера к выявлению семейных моделей и отношений, во-вторых, от межличностных отношений к межгрупповым и, в-третьих, выход в макромир крупных общественных процессов.

Исследовательница, в частности, пришла к выводу о том, что реалии семейной жизни вовсе не укладывались в прокрустово ложе нормативов. Женщины принимали участие не только в семейной, но и в политической и общественной деятельности, их права, защищенные законом и обычаем, обеспечивали им достаточную независимость. Жены и мужья часто были партнерами в семейных делах. И матери и отцы участвовали в воспитании детей, поддерживая друг друга и внушая ценность взаимных отношений своим детям. На шкале ценностей сохранение единства семьи иногда ставилось выше общности конфессий. Эш. Маршал настаивает на том, что весомый вклад в изменения отношений между мужем и женой, родителями и детьми внесли демографические реалии ХVI - ХVII веков в Нидерландах: относительно узкий возрастной интервал между супругами создавал изначально благоприятные условия для взаимного сближения и установления партнерских отношений, а высокая детская смертность и реальная угроза угасания рода в условиях войны и революции повышали ценность каждого из выживших детей в глазах родителей и домочадцев. Важнейшую роль сыграла Реформация. В целом межличностные отношения и жизненные ориентиры нидерландских протестантов, как и их новая общественно - политическая система оказались в начале ХVII века гораздо более "модернизированными", чем у их современников - соседей по "западно-европейскому дому".

Это один из примеров исследования с использованием гендерного подхода. А как используются гендерные исследования в современной философии?

В качестве примера хотелось бы привести исследование ценностных ориентаций у мужчин и женщин, проведенное в 2004 году в Ярославле.

Выявить основные ценности ориентации мужчин и женщин в новых общественных условиях - эту цель преследовало социологическое исследование, проведенное в 2004 г. в Ярославле. Опрошено 296 женщин и 109 мужчин, представляющих наиболее представительные группы населения города и области: рабочих и служащих заводов, преподавателей и студентов вузов, служащих ряда городских организаций.

В ходе опроса выяснилось, в частности, отношение респондентов к таким ценностям как семья и работа. Как к ним относятся женщины? Из табл.1 видно, что для большого числа представительниц старшего поколения работа является наибольшей ценностью по сравнению с друзьями, но семья у всех на первом месте. Друзья оказываются весьма значительной ценностью для молодых и с возрастом это значение утрачивают. Свободное время наиболее значимо для женщин в возрасте от 25 до 40 пет.д.ля них же наименее значимой, судя по ответам, оказалась и работа. Политика же не представляет собой ценности в глазах респондентов.

В целом (за исключением женщин старше 40 лет) у респонденток работа оказывается на третьем месте: предпочтения отданы семье и друзьям. Это распределение могло бы подтвердить расхожее мнение о том, что женщины более ориентированы на дом, однако столь непосредственная интерпретация представляется поспешной и недостаточно обоснованной. Подобные ответы, думается, следует связать в первую очередь с рождением и воспитанием одного или нескольких детей, а во вторую - с существующими в обществе до сих пор стереотипами, которые часто влияют на самооценку, самочувствие и поведение работающих женщин.

"Эффект двойной нагрузки - домашней и производственной - существует во всех странах, проходящих этап модернизации, и "работает" на дискриминацию женщин, ограничивая женское участие в профессиональном труде". 3 Однако такая ситуация чревата значительными негативными последствиями для всего общества: недостаточное привлечение мужчин к домашнему труду и воспитанию детей вытесняют их из сферы семьи.

Распределение оценок "довольно важно и "очень важно" в системе предложенных ценностей.

Таблица 1.

Возрастные группы женщин

Ценности

семья

Друзья

Работа

Свобод-ное время

Поли-

Тика

До 25 лет

95

96

76

80

3

25 - 40 лет

97

85

56

85

7

41 - 55 лет

99

81

92

81

9

Старше 55 лет

100

80

90

60

10

среднее

98

85

78

76

7

Таблица 2.

Возрастные группы женщин

Ценности

семья

Друзья

Работа

Свобод-ное время

Поли-

Тика

До 25 лет

96

94

70

75

6

25 - 40 лет

95

82

96

50

14

41 - 55 лет

100

73

99

80

25

Старше 55 лет

100

75

100

25

25

среднее

98

81

91

57

13

Данное положение постепенно закрепилось в общественном сознании как "природное", "естественное" предназначение мужчин и женщин. Вследствие чего женщинам нередко приходятся скрывать свои устремления и способности, чтобы адаптироваться к требованиям традиционного стереотипа мышления. В обществе устойчив стереотип: профессиональная карьера несовместима с женственностью. Более того, в условиях роста безработицы женщине практически вменяется комплекс вины за ее профессиональные устремления и попытку выбирать свой жизненный сценарий, поскольку ее стремление иметь высокооплачиваемую работу означает, что она отнимает эту работу у отца, мужа, брата, работает в ущерб семье. И из безработных мужчины и женщины выходят по-разному. По данным исследования, проведенного В.Е. Гимпельсоном, B. C. Магуном [1], среди мужчин каждый четвертый бывший специалист перешел в рабочие, около 7% - в служащие. Не для всех последнее трудоустройство явилось ступенькой вниз: (М> стали руководителями. У женщин же, сохранивших свои места в группе специалистов, движение из этой группы шло в основном вниз.

Продолжая сравнение поведения и представлений мужчин и женщин, обратимся к восприятию предлагаемых ценностей мужчинами (табл.2). Данные показывают, что работа у мужчин находится на втором месте, в то время как у женщин она была на третьем. При этом значение работы возрастает с возрастом, как впрочем, и значение семьи, а также политики. Менее важны с возрастом, оказываются друзья. Это означает, что значительная часть мужчин также видит в семье убежище от невзгод и дискомфорта окружающего мира. С возрастом важность обрести "семейное счастье' осознается мужчинами все в большей мере [2].

Распределение мнений опрошенных (в%) относительно следующих суждений.

Возрастная группа

Согласны

Не согласны

Затруднились

ответить

Ж

М

Ж

М

Ж

М

"Оба - муж и жена - должны участвовать

в создании семейного дохода - вносить поровну"

До 25 лет

33

26

57

63

11

10

25 - 40 лет

31

36

60

47

8

18

41 - 55 лет

40

23

54

61

5

15

Сташе 55 лет

40

60

60

33

-

-

Среднее

35

38

58

51

6

11

2. "Иметь работу - лучший способ для женщины быть независимой"

До 25 лет

65

38

23

36

11

25

25 - 40 лет

59

52

27

31

14

14

41 - 55 лет

65

42

28

56

7

4

Сташе 55 лет

92

66

-

-

10

33

Среднее

70

49

19

31

10

19

3. "Быть домашней хозяйкой - такая же работа, как и трудиться

за деньги.

До 25 лет

76

53

22

40

2

25 - 40 лет

88

72

9

22

2

5

41 - 55 лет

84

63

16

29

-

7

Сташе 55 лет

60

50

30

50

10

-

Среднее

77

59

19

35

3

4

4. "Иметь работу это прекрасно, но что по - настоящему нужно женщине -

это дом и дети".

До 25 лет

67

76

30

14

3

10

25 - 40 лет

73

90

17

-

9

9

41 - 55 лет

72

92

23

4

5

4

Сташе 55 лет

51

99

44

-

-

-

Среднее

66

89

28

4

4

6

5. "Работающая женщина может обеспечить дома уют и тепло, точно также,

как и не работающая. "

До 25 лет

25

15

71

77

4

6

25 - 40 лет

27

27

71

59

1

14

41 - 55 лет

24

32

76

64

-

4

Сташе 55 лет

56

-

43

100

-

-

Среднее

33

18

62

75

1

6

"Мужская модель" поведения связывается с регулярным и достаточно частым потреблением крепких спиртных напитков в мужской компании: опьянение вполне допускается. Для женщин потребление спиртного допускается лишь в некоторых ситуациях, преимущественно в кругу семьи, а напитки - только легкие. Разведенные женщины и вдовы пьют значительно реже, чем замужние, а разведенные и вдовые мужчины - чаще, чем женатые [3].

Более существенные отличия можно обнаружить в ответах респондентов на намеренно провоцирующие вопросы. Респондентам предлагалось выразить согласие (несогласие) с рядом суждений, отражающих патриархальные и модернистские ценности (табл.3).

С утверждением "иметь работу - лучший способ быть независимой" (п.2) согласились более половины опрошенных женщин, причем среди них - 65% самых молодых и женщин 41 - 55 лет, а также 90% старше 55 лет. А вот женщины в возрасте 25 - 40 лет проявили больше сдержанности. Думается это происходит потому, что последние имеют на своем попечении детей, а именно на этом этапе жизненного пути им нужна не столько независимость, сколько материальная поддержка; работать же, имея детей, не все они оказываются в состоянии. Что же касается самих молодых респонденток, то сравнительно высокая доля затруднившихся ответить (25%), говорит о том, что они пока еще только начали осваивать эгалитаристские ценности.

С утверждением "Быть домашней хозяйкой - такая же работа, как и трудиться за деньги" согласны от 3/4 до 4/5 респонденток во всех возрастных группах. Наиболее часто согласие выражали женщины 25-40 лет, с этим солидаризируются и мужчины, что говорит скорее об общесоциальной, чем гендерной межпоколенческой ориентации на признание важности домашнего труда.

Ответы респондентов демонстрируют удивительную противоречивость: поддерживая тезис 3, они в то же время выражают поддержку патриархальной позиции (тезис 4), причем с возрастом все чаще (за исключением женщин-пенсионерок, у которых, по всей видимости, уже опустел дом, дети выросли, в связи с чем актуальным стал поиск иных жизненных приоритетов).

Большинство респонденток во всех подгруппах не согласны с утверждением 5. Сторонников такой точки зрения удалось обнаружить лишь среди женщин (56%) и среди представителей возрастной группы от 25 до 40 лет, где положительно ответивших мужчин 8 женщин поровну.

Судя по полученным данным, а также проанализировав результаты ряда других исследований, можно сделать вывод, что в целом итог социальных трансформаций в России заключается в том, что дискриминация женщин во всех сферах общественной жизни стала более заметной. Патриархальная установка преобладает, отчасти женщинами же и поддерживаемая. Модернизационные тенденции имеются, но пока весьма слабые: женщины участвуют в преобразовании российской экономики, меняют формы своей трудовой активности. В общественном мнении женщин крепнет вера в их способность занимать руководящие должности. Эти изменения протекают по-разному и пока вызывают значительные противоречия, отражаемые в сознании респондентов в качестве вариативности горизонтальных (внутри одного поколения) ценностных совмещений.

Глоссарий

АРХЕТИП - первичный образец, праобраз. Архетипы - данные от рождения психологические структуры. Это временные схемы, которые возникли ещё в первобытном обществе и при помощикоторых осознает, отражает мир. Согласно идеям Юнга, человеческая психика включает в себя множество различных архетипов. Их человек воспринимает интуитивно, интуитивно они всплывают в его сознании, в ведениях, снах, в виде символов. Типичным примером архетипа является рспространенное в живописи изображение мандала - круга с вписанными в него квадратами, крестами, ромбами. Мандала дает представление о единстве Вселеной и окружающего человека мира.

БРАК - форма отношений между мужчиной и женщиной. Общество черезь систему норм устанавливает их взаимоотношения, права и обязанности по отношению к друг другу. От брака зависит рост народонаселения, физическое и духовное состояние новых поколений. В браке упорядочиваются и регулируются потребности людей в продолжении рода. Брак регулируется юридическим образом. Например, определяется минимальный возраст вступления в брак, обязанности родителей по отношению к детям, юридические основания по его расторжению и т.д.

Другие нормы брака определяются обычаями, традициями, моралью. Например, в разные исторические периоды были разные правила ухаживания, добрачного поведения, распределения обязанностей между супругами. До сих пор в некоторых странах Азии и Африки сохраняются обычаи заключать брак по сговору родителей. В зависимости от характера брачной церемонии браки бывают гражданские и церковные. ПО своей структуре браки делятся на моногамные и полигамные. В моногамном браке супругов двое, в полигамном - мужчина может иметь несколько жен.

ГЕНДЕР - система социо - половых отношений, возникающих у мужчин и женщин в результате их общения между собой и с внешним миром, и проявляющихся во всех сферах жизни человека и общества.

ГЕНДЕР (МЫСЛИТЕЛЬНЫЙ КОНСТРУКТ) - научная дефиниция, определяющая социально - культурные функции пола и позволяющие отличать эти функции от функций биологических (равно как от биологического пола, именуемого сексом)

ГЕНДЕР (СОЦИАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТ) - определяет его как реально (а не только мыслительно) существующую систему межличностного взаимодействия, посредством которого создается, подтверждается и воспроизводится представление о мужском и женском как категориях социального порядка.

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ - формирование психики человека через усвоение структур внешней социальной деятельности. Это понятие было введено психологами Ж. Пиаже и А. Волланом для выявления перехода структуры отношений между индивидами внутрь психики. В результате этого процесса возникает безсознательное, которое и определяет внутренний строй самого сознания.

ЛИБИДО - одно из основных понятий психоанализа. Оно означает бессознательное стремление, желания, склонности, сексуальное влечение.К. Юнг считает, что либидо есть энергия бессознательного оказывающая определяющее влияние на действия человека.

ЛИЧНОСТЬ - индивид, обладающий целостной человеческой индивидуальностью. Личность - это система устойчивых, социально - значимых черт.

В философии личность этот некоторое ядро, объединяющее начало, которое связывает воедино различные психические процессы индивида. Личностные свойства сообщают поведению человека необходимую последовательность и устойчивость.

МАТРИАРХАТ - форма родовой организации, при которой женщина занимала главное место в жизни родовой общины. Матриархат возник при первобытно - общинном строе до возникновения частной собственности. Труд женщины в этот период времени имел решающее значение для добывания пищи (собирательство, мотыжное земледелие).

Женщина сделалась главой рода в котором люди объеденены по признаку родства. Переход к более сложным способам земеледелия привел к господству мужчин, поскольку именно их труд обеспечивал главное пропитание. В результате матриархат сменился матриархатом.

ОБРАЗ ЖИЗНИ - единство типичных видов жизни, жизнедеятельности человека, социальной группы. Образ жизни берется в соответствии с условиями жизни. При помощи понятия "образ жизни" рассматриваются различные виды деятельности людей в их взаимосвязи: их быт, культура, стиль жизни, качество жизни.

С помощью этого понятия можно показать как живет человек в том или ином обществе. Как общество создает условие для реализации творческих сил и способностей индивидов.

ПОЛО - РОЛЕВОЙ СТЕРЕОТИП - стереотипное представление о мужчине и женщине в ту или иную эпоху, в той или иной стране.

ПОЛО - РОЛЕВАЯ НОРМА - нормы поведения мужчины и женщины в том или ином обществе.

ПОЛО - РОЛЕВАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ - соответствие поведения того или иного индивида представлению о мужчине и женщине в то или иное время.

СЕКСИЗМ - дискриминации по признаку пола.

СЕМЬЯ - основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связвны общностью быта, взаимной моральной ответственностью взаимопомощью, любовью. Семья - отношения между мужем и женой, родителями и детьми. Семья является одним из осонвных социальных институтов. Её формы и уклад жизни тесно связаны с экономикой, политикой, правом и духовной культурой, религией и моральными традициями.

Многие теоретики в области семьи считают, что в ближайшем будущем семья сменится "свободным сожительством", другие утверждают, что семья будет укрепляться на основе любви и духовности. Как будут развиваться эти отношения - покажет будущее. В то же время бесспорным может считаться факт, что рост свободы пропорционально увеличивает личную ответственность каждого члена семьи за общий образ семейной жизни.

СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ - это взаимодействие личности (социальной группы) с социальной средой. В ходе этого взаимодействия происходит согласование самооценки и притязаний человека с его реальными возможностями и реалиями социальной среды. Происходит усвоение личностью правил, норм окружающей жизни и изменение, приспособление личности к ней.

СОЦИО - ПОЛОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ - отношения, возникающие у мужчин и женщин в результате их общения между собой и с внешним миром, и проявляющиеся вов сех сферах жизни человека и общества.

СУФРАШИЗМ - движение за предоставление женщинам избирательных прав.

ФЕМИНИЗМ - понятие, требующее определения в двух уровнях, т.к, с одной стороны, представляет собой широкое общественное движение за права женщин, а с другой стороны - это комплекс социально - философских, социологических, психологических, культурологических теорий, анализирующих положение женщины в обществе.

Список литературы

  1. Белоконная Л. Гендерная статистика в России. \\ Вопросы экономики. 2007.,№ 3, с.110 - 121.

  2. Грошев И. Информационные технологии: гендерный аспект \\ Высшее образование в России, 2006, №4, с.115 - 120.

  3. Гусейнова Л.А. Ценностные ориентации: гендерный аспект \\ Социс. 2006., №5, с.130 - 133.

  4. Знаков В.В. Макиавеллизм и феномен вранья \\ Вопросы психологии, 2006, № 6, с.59 - 70.

  5. Козлова Н.Н. Гендер и вхождение в модерн \\ Общественные науки и современность 2006, № 5, с.164 - 174.

  6. Коротец И.Д., Штомпель Л.А., Штомпель О.М. Человек и общество. Словарь - справочник. Ростов - на - Дону, 2003.

  7. Митина О.В. Женское гендерное поведение в социальном и кросскультурном аспектах \\ Общественные науки и современность. 2006, №3, с.179 - 191.

  8. Пушкарева Н.Л. Как заставить заговорить гендер…\\ Этнографическое обозрение. 2007, №2, с.27 - 39.

  9. Серегина И.И. Профессиональная карьера \\ СоцИс 2006, № 4.

  10. Современный философский словарь. Москва. Бишкек. Екатеринбург. 2003.

  11. Цимбаева Е.Н. “Гендер" как категория исторического анализа. Вестник МГУ, сер.8, История 2006, №3.

1 Пушкарева Н.Л. Как заставить заговорить пол… \\ Этнографическое обозрение. 2007, №2, с. 31.

2 Цит. По Репина Л.П. Гендерная история \\Новая и новейшая история. – 2004. - №6. –с.50.

3 Белоконная Л. Гендерная статистика в России.\\ Вопросы экономики. 2007.,№3., с.115.

Похожие работы: