Статья : Спасать ли краснощекого суслика в Кузнецкой степи? 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Статья >> Экология


Спасать ли краснощекого суслика в Кузнецкой степи?




Спасать ли краснощекого суслика в Кузнецкой степи?

Н.В. Скалон, Т.Н. Гагина (Кемеровский госуниверситет, Кемерово)

Суслики являются важным компонентом степных экосистем, играют в них значительную средообразующую роль. Своей роющей деятельностью они изменяют микроландшафт, вносят существенный вклад в почвообразование и формирование мозаики растительности, их норы служат убежищем многим видам беспозвоночных и мелких позвоночных животных. Суслики - важное звено пищевой цепи: потребляя, в основном, растительную пищу, сами они являются объектами питания для многих хищных птиц и млекопитающих открытых ландшафтов.

Однако сложилось так, что в бСССР (да и еще раньше - в Российской империи) суслики привлекали внимание преимущественно как вредители сельского хозяйства, переносчики различных заболеваний, в небольшой степени - как второстепенные объекты охоты. С 1920-х гг. борьба с сусликами, как сельскохозяйственными вредителями была поднята на государственный уровень, что нашло отражение в направлении научных работ разных организаций, в выделении значительных средств на организацию такой борьбы, в призывах СМИ и даже в учебно-воспитательном процессе. Информация о вредоносной деятельности сусликов и призывы к борьбе с ними были помещены в школьных учебниках биологии.

Суслики, в основном, сумели пережить освоение целинных степей Евразии и, как кажется, хорошо приспособились к жизни на сельскохозяйственных угодьях. Но к концу ХХ столетия стала накапливаться информация об изменении и сокращении их ареалов, особенно в западных и северной частях степной и лесостепной зон Евразии. Изменилось и хозяйственное значение сусликов. Во всяком случае, относительно краснощекого суслика можно констатировать, что по мере укрупнения и механизации зернового хозяйства вред от него фактически прекратился.

В 1990-х годах популяция краснощекого суслика в Кузбассе испытала настоящую катастрофу, ни причины, ни последствия которой еще не подвергались анализу. Здесь мы приводим наиболее полную информацию по распространению и современному состоянию краснощекого суслика на северо-востоке его ареала.

Кемеровская область

1 - степное ядро Кузнецкой котловины

2 - лесостепные районы: а) Кузнецкая лесостепь; б) Мариинско-Ачинская лесостепь

3 - лесные территории

Краснощекий суслик (Spermophilus erythrogenys) населяет степи и лесостепи Западной Сибири восточнее Тобола, степи и пустыни Центрального и Восточного Казахстана, Синьцзяна (Китай) и Западной Монголии (Огнев, 1947). В пределах Кемеровской области (на территории Кузбасса) располагается северо-восточная часть его ареала. Известно, что в Кузнецкой степи краснощекий суслик встречался уже в позднем плейстоцене (Галкина, 1977) и видимо оставался в ней все историческое время. До 1990-х годов этот вид обитал в степных и лесостепных ландшафтах Кузнецкой котловины на восток до р. Томь. Еще недавно краснощекий суслик был здесь основным объектом питания для орла-могильника - самого многочисленного вида крупных хищных птиц, гнездившегося по Салаирскому кряжу и Кузнецкой котловине, а также балобана, в меньшей степени - некоторых других птиц (на молодых сусликов успешно охотится даже такой мелкий сокол, как пустельга). С колониями суслика тесно связана жизнь степного хоря.

Степи и лесостепи юго-востока Западной Сибири начали осваиваться земледельцами с XVII в., но наиболее значительные изменения произошли в ХХ в. За последние 100 лет площади открытых пространств за счет сведения леса увеличились в Кузбассе почти в два раза. Вместе с тем, луговые степи и остепненные луга, наиболее пригодные для земледелия, были почти сплошь распаханы. Однако сусликам это не повредило, скорее наоборот.

В начале ХХ в. северная граница расселения краснощеких сусликов проходила по левому берегу р. Иня. В 1920-х гг., в период активного сельскохозяйственного освоения Кузнецкой степи, суслики начали бурно расселяться на север. Они форсировали р. Иню и стали заселять ее правый берег (Зверев, 1930). В начале 1960-х гг. северная граница ареала проходила в 15-20 км южнее г. Кемерово (Шубин, 1966). В 1970-х гг. суслики достигли г. Кемерово и расселились не только в его окрестностях, но и в городской черте. Они продолжали продвигаться на север, и в первой половине 1980-х заселили лесостепь до г. Юрги, пересекли Транссибирскую железную дорогу. Приблизительно в это же время суслики проникли в Томскую область и по правому (!) берегу Томи по узкой лесостепной полосе приблизились к южной границе г. Томска (Москвитин, Москвитина, 1998). Таким образом, за 70 лет ареал краснощекого суслика продвинулся на север местами почти на 200 км, достигнув крайних пределов лесостепи.

Первоначально суслик обитал в целинной степи. По мере ее освоения человеком, стал охотно селиться на поскотинах и выгонах возле деревень, на пастбищах, по обочинам дорог и полей. Проникнув в северную, лесостепную часть Кузнецкой котловины, суслики стали селиться по окраинам лесных массивов. Их поселения отмечались нами даже внутри небольших разреженных березовых колков.

Еще С.И. Огнев (1947) писал, что, в отличие от большинства других видов сусликов, краснощекий избегает пашни и посевов. Однако в Кузнецкой степи он считался вредителем № 1, самым заметным и многочисленным из грызунов. В распаханной степи суслик был вынужден селиться по окраинам пашни, повреждая и вытаптывая посевы. Условия, когда небольшие по площади пашни были разделены межами с остатками целины, где суслики могли рыть норы, кормиться и успешно размножаться, оказались для них благоприятными. Вероятно, именно это стало причиной бурной экспансии сусликов на север Кузнецкой котловины в 1920-х гг. Площади лесных массивов быстро сокращались, леса превращались в колки, перемежающиеся пастбищами, полями и сенокосами, которые соединялись дорогами, удобными для расселения зверьков.

С 1923 г. в Кузнецкой степи была начата "противосусликовая" компания. Против сусликов проводились различные истребительные мероприятия с использованием ядовитых жидкостей (сероуглерод), газов (хлорпикрин) и отравленных приманок (мышьяк, стрихнин). Только за первые 3 года кампании было затравлено 1,3 млн. нор на площади 70 тыс. га. Можно представить, сколько одновременно было погублено птиц и других животных!

С 1920-х гг. в Кузнецкой степи проводились массовые заготовки шкурок сусликов. В 1926 г. только в семи деревнях по р. Тарсьма было заготовлено 188 тыс. шкурок (Зверев, 1930). В последующие годы промысел сусликов стал плановым. По масштабам заготовок можно косвенно судить о численности сусликов в Кузнецкой степи. В отдельные довоенные годы она превышала 1 млн. шкурок! В основном сусликов добывали, выливая из нор водой, а также с помощью петель и капканов. В 1950-1980-х гг. более 2/3 шкурок заготавливали местные жители, охотники-любители по линии Облпотребсоюза, и до 1/3 - штатные охотники госпромхозов. Бригады из профессиональных охотников госпромхозов организованно направлялись в степные районы для добычи сусликов в весенне-летнее время при общем недовыполнении плана добычи пушнины (что случалось довольно часто). Например, в 1970 г. из 88 охотников было организовано 12 бригад, которые заготовили около 50 тыс. шкурок.

Суслик считался не охотничьим животным, а вредителем, подлежавшим уничтожению; шкурка его была малоценной и дешевой. В 1950-е годы цена шкурки суслика составляла около 55 копеек, после реформы 1961 г. стала, в среднем, 4,5 коп. В последующем она поднялась до 6-7 копеек. Тем не менее, вклад сусликов в пушные заготовки Кемеровской области оказывался весьма значительным. В 1950-е гг. на них приходилось 6-7% стоимости всей добываемой по области пушнины, а в 1960-1970-х гг. - около 10%. Однако в годы падения численности таких важных пушных видов, как соболь, белка и крот, шкурки сусликов давали до 15-16% от стоимости пушнины (1954 и 1966 гг.). В 1954, 1972, 1979 гг. в отчетах охотуправления отмечалось, что при соответствующей организации и большей материальной заинтересованности охотников ежегодная добыча сусликов может быть доведена до миллиона шкурок, так как численность зверьков высокая.

Добыча сусликов в Кемеровской области (количество шкурок) по отчетам Облохотуправления (Государственный архив Кемеровской области: р-208, о-1).

Добыча сусликов, как и других видов животных, централизованно планировалась. Однако, в отличие от "настоящих" охотничьих видов, каких-либо учетов (предпромысловых или послепромысловых) не проводилось. Приведенные цифры дают представление о масштабах и динамике заготовок сусликов в Кузбассе в 1950-1980-х гг. и некоторое опосредованное представление о численности сусликов в Кузнецкой степи. Всего за 35 лет было заготовлено на шкурку 13,3 млн. сусликов, в среднем по 380 тыс. в год. В сравнении с другими животными, сусликов добывали больше, чем всех остальных пушных зверей вместе взятых. Совместно с краснощеким сусликом в заготовки поступали шкурки длиннохвостого суслика из восточных районов области. Их не разделяли, но численность последнего всегда была многократно ниже.

Кроме того, определенное количество сусликов использовали в пищу. Добыча сусликов была одним из видов традиционного природопользования скотоводов-телеутов, с XVII в. компактно проживавших в центральной части Кузнецкой степи (территория современного Беловского района). В их кухне традиционно использовалось мясо и сало сусликов: из них варили похлебку, делали пельмени, жарили, солили на зиму. Мясо сусликов использовали в пищу и некоторые русские сельские жители - охотники, пастухи и т.д., а также бомжи.

Промысел сусликов на шкурку закончился в 1986-1987 гг. При переходе на хозрасчет прекратилась централизованная закупка малоценной пушнины. Химическая борьба в эти годы также не велась. Казалось бы, для краснощекого суслика наступило наконец благодатное время, его численность и благополучие начнут расти, как никогда.

И действительно в 1988-1989 гг. суслики отмечались повсеместно. Однако в 1990 г. они поголовно исчезли в Промышленновском районе Кузбасса, вдоль границы с Новосибирской областью. Неизвестная эпизоотия прошла волной с запада на восток. Суслики залегали в спячку как обычно, но весной из нор не выходили. В 1991-1993 гг. суслики еще встречались по северо-восточной периферии Кузнецкой котловины, однако их численность катастрофически сокращалась. В 1994 г. при детальном обследовании Кузнецкой степи сусликов мы не обнаружили.

О характере поразившей сусликов болезни неизвестно почти ничего. Единственно, в 1989 г. в западной части Кузнецкой степи (на территории Новосибирской области) при вскрытии нескольких краснощеких сусликов было отмечено изъязвление кишечника и поражение печени, более глубоких исследований не проводилось.

Краснощекий суслик - фоновый вид Кузнецкой степи, которого многие годы в массе добывали и травили, и который, тем не менее, успешно расселялся - в 1990-х гг. фактически исчез из фауны Кемеровской области. В эти же годы в Кузнецкой степи почти перестали встречаться орел-могильник и балобан.

Заметно сократилась и численность светлого хоря, основой питания которого в Кузнецкой степи были краснощекий суслик и обыкновенный хомяк (вид повсеместно обычный, но немногочисленный). Ранее, снижение численности хоря отмечалось в конце 1960-х гг. - по мнению охотников, по причине освоения последних целинных степных участков. В течение 1970-х гг. заготовка шкурок хоря по области колебалась в пределах 275-375 штук в год. С начала 1980-х добыча стала быстро расти и достигла 1300-1600 шкурок в год (максимальное количество - 2059 шкурок - заготовлено в 1986 г.). В 1990-х гг. численность хоря резко сократилась. В 1994 г. добыто 205 хорей, в 1995 г. - 201, и введен двухлетний запрет на его добычу. При том, что в 1970-1980-х гг. численность степного хоря по Кемеровской области, по данным охотуправления, оценивалась стабильно в 4 тыс. особей, в 1990-х она упала до 3 тысяч. В настоящее время численность светлого хоря в Кузбассе продолжает уменьшаться. По результатам зимних учетов в 2001 г. учтено 1380 хорей, в 2002 г. - 1110, в 2003 - всего 1035 хорей. При всех неточностях этих учетов неблагоприятная тенденция прослеживается.

Но вернемся к сусликам. В течение четырех лет сведений о них не поступало. Первая после краха небольшая колония была обнаружена в 1998 г. в 7 км от Кемерово у п. Новостройка, на бывшем выгоне площадью около 10 га, зажатом между поселком, полями и автомагистралью. За прошедшие с тех пор пять лет эта площадь, в результате застройки дачами, сократилась до 1,5-2 га. При этом сусликов здесь активно вылавливали собаки и подростки. Весной 2003 г. мы насчитали в этой колонии всего два десятка зверьков. Однако в 2002 г. суслики появились с другой стороны от поселка, ближе к городу, на берегу Томи, где они не встречались с 1992 г. Еще более загадочно обнаружение в 2003 г. плотной колонии из 30-40 сусликов (после выхода молодых) на небольшом пустыре на южной окраине Кемерово. Складывается впечатление, что из обреченной колонии у п. Новостройка суслики все же расселились по узкому коридору вдоль Томи на север (путь на юг отрезан большой деревней, дачами, домами отдыха), попали в черту г. Кемерово, но дальнейшего пути для расселения на север у них нет.

На сегодня все достоверно известные точки обитания краснощекого суслика находятся вдоль р. Томь в зоне дачного строительства, в местах, расположенных на северо-восточной границе ареала и освоенных этим видом только 20-30 лет назад. В 2002 г. пришло первое сообщение о встрече сусликов в Беловском районе - былом ядре их обитания. Таким образом, стало возможным говорить о начальном этапе восстановления ареала краснощекого суслика в Кузнецкой котловине.

Нам самим остается неясным - надо ли помогать этому процессу? Смогут ли суслики восстановиться самостоятельно? В любом случае, мы считаем, что настало время пересмотреть отношение к краснощекому суслику. Необходимо снять ярлык вредителя, и говорить о нем, в первую очередь, как о важном члене степных экосистем, заслуживающем охраны.

Первые шаги в этом направлении сделаны. Краснощекий суслик включен в Красную книгу Красноярского края (1995). Нами краснощекий суслик внесен в Приложение к Красной книге Кемеровской области (2000). Приложение - это список и полноценные очерки видов-кандидатов в Красную книгу. Включить краснощекого суслика в "основной" состав мы не решились из-за сложившегося стереотипа негативного отношения к сусликам, а также в надежде на естественное восстановление его ареала и численности, но как раз этого пока не происходит.

Нам представляется, что на страницах СБ можно было бы обсудить эту проблему, собрать информацию о современном состоянии сусликов в разных регионах. В перспективе мог бы быть создан какой-то рабочий орган, наподобие Комиссии по суркам; как минимум, следует провести специальную конференцию по состоянию популяций сусликов.

Список литературы

Галкина Л.И. Формирование антропогенных грызунов (Rodentia) юго-востока Западной Сибири // Фауна и систематика позвоночных Сибири. Новосибирск, 1977. С. 141-156.

Зверев М.Д. Весенние наблюдения над краснощеким сусликом и опыт по борьбе с ним приманками и хлорпикрином // Изв. Сиб. Краевой СТАЗР, 1930. №4 (7).

Москвитин С.С., Москвитина Н.С. Анализ изменения ареалов млекопитающих на юго-востоке Западной Сибири // Биологическое разнообразие животных Сибири: Мат. научн. конф. Томск, 1989. С. 206-208.

Огнев С.И. Звери СССР и прилежащих стран. Т. V. Грызуны. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1947. 810 с.

Отчеты о работе управления охотничьего хозяйства при Кемеровском облисполкоме за 1949-1996 гг. Государственный архив Кемеровской области, р. 208, опись 1, дело 2-162.

Шубин Н.Г. Распределение и численность грызунов в бассейне р. Томи // Заметки по фауне и флоре Сибири. Вып. 19. Томск, 1966. С. 58-61.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://ecoclub.nsu.ru

Похожие работы:

  • Суслики Евразии. Проблема охраны

    Статья >> Экология
    ... и др., 2001). Катастрофически сократилась численность краснощекого суслика (Скалон, Гагина, 2004). Заметно изменился ... . Саратов, 1999. 22 с. Скалон Н.В., Гагина Т.В. Спасать ли краснощекого суслика в Кузнецкой степи? // СБ, 2004, № 15. С. 42-46 ...