Реферат : Россия в мировой экономике (работа 4) 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Реферат >> Экономическая теория


Россия в мировой экономике (работа 4)




Россия в мировой экономике.

Тема 1.

Россия – крупнейшая по территории страна мира –17,1 млн. кв. км. (для сравнения: Китай – 9,6 млн. км2; США – 9,4 млн. км2; Канада ­– почти 10 млн. км2; Бразилия – 8,5 млн. км2 ), а населения – 148 млн. чел. (мы уступаем Китаю, Индии, США, Индонезии, Бразилии).

Общая протяженность границ 58,5 тыс. км., из них примерно 2/3 – морские, остальные – сухопутные (Таблица_).

Таблица_

Государственная сухопутная граница России, км1.

с Норвегией – 196

с Украиной –1270

с Финляндией – 1269

с Грузией – 250

с Эстонией – 438

с Азербайджаном –367

с Латвией – 250

с Казахстаном – 7200

с Литвой – 304

с Монголией – 3005

с Польшей – 244

с Китаем – 4300

с Белоруссией –990

с Кореей –17

  1. Экономико-географическое и политико-географическое положение.

Понятие экономико-географического положения (ЭГП) – одно из ключевых в географии. В самом общем виде положение – это отношение данного географического объекта (пункта, территории) к каким-либо данностям, имеющим социально-экономическое значение и расположенным вне этого объекта.

Как правило, при определении степени благоприятности ЭГП (в том числе рыночного) страны различные его объекты (стороны) изучают взаимосвязано и на разномасштабном уровне, то есть оценка носит обобщенный (интегральный) характер. В этом случае «микроположение» России мы будем рассматривать по отношению к соседним приграничным государствам (соседское положение), «мезоположение» – относительно группы стран, образующих исторически сложившиеся регионы (например, Североевропейский, Восточноевропейский, Центрально-азиатский, Азиатско-Тихоокеанский и др.), наконец, «макроположение» должно оцениваться на глобальном, то есть мировом уровне – по отношению к материкам, Мировому океану, мировым торговым путям (Рис_).

Рис_. Важнейшие аспекты оценки ЭГП2.

ЭГП и политико-географическое положение России в следствии распада СССР и социалистического лагеря значительно ухудшилось.

Существенно ослаблены выходы к морским мировым путям, поскольку Россия лишилась портов Прибалтики (Клайпеда, Вентспилс, Рига, Таллинн), Украины (Одесса, Ильичевск, Феодосия, Керчь и др.), Грузии, Азербайджана. Границы с европейскими странами сдвинулись вглубь континента и на восток. Более континентальное положение расположение диктует необходимость искать новые выходы к мировым рынкам, создавать новые порты в Финском заливе, на севере Европейской части, в Азово-Черноморском районе. Новые обстоятельства требуют больше внимания обратить на повышение транспортабельности экспортируемой продукции, среди которой пока доминирует топливно-энергетические, прочие природно-сырьевые ресурсы, а также материалы, промежуточные продукты и полуфабрикаты.

Современное геополитическое положение определяется рядом факторов:

  • расположение на самом крупном материке Евразии (1/4 часть страны находится в Европе, соответственно 3/4 – в Азии), вместившем свыше 2/5 всех государств Земного Шара. До сих пор здесь в относительной близости от границы России сохраняются отдельные очаги военно-политической нестабильности (регион Ближнего Востока, Юго-Западной Азии, Закавказье);

  • существенным изменениям «соседского» положения на западных и южных рубежах, связанным с образованием на месте бывшего СССР новых независимых государств Балтии (Эстония, Латвия, Литва), Беларуси, Украины, Молдовы, суверенных республик Закавказья (Грузия, Азербайджан, Армения) и Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан, Таджикистан). Следствием этих преобразований стало создание частью бывших союзных республик нового политико-экономического объединения открытого типа – Содружества Независимых Государств (СНГ);

  • положение по отношению к трем главным центрам мировой капиталистической экономики: Западной Европе, США, Японии, во многом определяющих сегодня международную политику и баланс военно-стратегических сил;

  • распадом военно-политического и экономического союза бывшего СССР и стран Восточной Европы, поиском новых путей взаимовыгодного сотрудничества между Россией и сопредельными государствами.

Изменения геополитической ситуации в результате распада СССР скажется и на внутрирегиональном развитии : из 11 экономических районов Российской Федерации раннее только 6 имели выход к государственным границам и океану, теперь – 10 (кроме Волго-Вятского района); из 76 нынешних республик. краев и областей ранее, приграничными были 20, сегодня их стало 44. С этими изменениями связаны новые проблемы специализации производства, структуры товарообмена, в том числе внешнеторгового, миграции населения (включая русскоязычных переселенцев), передислокации вооруженных сил и др.

  1. Федеративное устройство России.

Россия – федеративный союз равноправных республик и регионов. Принцип государственного, социально-экономического и территориального устройства любой страны закреплен в ее Основном законе – Конституции3. Российская Федерация (Россия) – суверенная демократическая республика имеет форму федеративного государства, что отражено в новой Конституции страны и Федеративном Договоре4.

Основные положения этого договора (и соответствующие статьи Конституции) предусматривают разграничение полномочий между Российской Федерацией и ее равноправными субъектами (Рис_.).

Знание принципов федеративного устройства страны поможет сориентироваться в сложных вопросах взаимоотношения государства и его субъектов. От того как будут строиться эти отношения во многом будет зависеть территориальная целостность и экономическое процветание России, уровень социально-экономического развития отдельных ее регионов. Характер межтерриториальных отношений, которые переводятся сегодня на рыночную основу, по существу будет определять и «новую» географию торговли, инфраструктуры, производственных связей в стране.

  1. Ресурсный потенциал России.

    1. Природные условия и ресурсы.

К природным ресурсам относят тела и силы природы, которые при данном уровне развития производительных сил могут быть использованы для производства материальных благ. В процессе производства эти ресурсы извлекаются из природной среды и перерабатываются.

Все природные ресурсы имеют два основных признака – происхождение (природный) и использование (экономический). В соответствии с ними сложилась их двойная классификация.

По природной классификации выделяют ресурсы минеральные, вводные, почвенно-земельные, биологические (растительные и животные), ресурсы теплоты (солнца, подземных вод и глубин океана), силы движения (ветра, приливов и отливов, текущей воды), новые, нетрадиционные ресурсы – ресурсы глубинного строения вещества и биоорганизмов и др.

С точки зрения расходуемости и возможности восстановления природные ресурсы делятся на три группы.

А) Исчерпаемые невозобновляемые – ресурсы минерального сырья. Их скопления создавались в земной коре в течении многих миллионов лет, а добываются и расходуются в производстве за десятилетия.

Б) Исчерпаемые возобновляемые – биологические ресурсы (лесные, рыбные), способные к самовосстановлению или воспроизводимые с помощью человека. При рационально организованной эксплуатации они даже могут возрастать, но при чрезмерной эксплуатации темп расходования превосходит темп воспроизводства, и эти ресурсы истощаются вплоть до полного исчезновения.

В) Неисчерпаемые. Неисчерпаемость ресурсов (воды, воздуха, земель) вовсе не означает, что в данном месте в определенный период они способны удовлетворить любой объем потребностей в них, что они неограниченны. Кроме того, они могут быть испорчены, утратив естественные природные качества в результате загрязнения.

В основе экономической классификации природных богатств заложено их преимущественное использование в сферах и отраслях хозяйственной деятельности.

По этим признакам выделяют ресурсы:

  • промышленные – топливные, энергетические, металлические, агрохимические, строительные, водные, лесосырьевые и др.

  • сельскохозяйственные – почвенно-земельные, в том числе пашни и кормовые угодья, воды для орошения, суммы температур и осадков вегетационного периода, промысловые животные и др.

  • непроизводственные сферы – водоемы и их использование для нужд населения, леса в окружении городов и природоохраняемые, ресурсы для отдыха и оздоровления людей (рекреационные и бальнеологические), ресурсы спортивной охоты и рыболовства и др.

важным признаком экономической (хозяйственной) классификации ресурсов выступает возможность их использования как одноцелевых или многоцелевых. К первым относятся минеральные ископаемые источники энергии, служащие для производства промышленного сырья, топлива, тепловой и электрической энергии; ко вторым – площади лесных, сельскохозяйственных, рекреационных угодий, земли промышленного и другого несельскохозяйственного назначения, водоемы, сама вода, предполагающие многие способы и направления их использования (иногда сюда включают и топливно-энергетические ресурсы). Задача выбора оптимального использования многоцелевого ресурса или выделение наиболее эффективных источников одноцелевых ресурсов решается при помощи экономической оценки природных ресурсов.

В экономической науке сложилось три основных подхода к оценки природных ресурсов.

  1. Оценка по затратам на вовлечение в использование строится на основе учета прямых издержек производства на разведку, освоение, улучшение (например, мелиорацию) данного источника ресурсов. Сравнение этих затрат с затратами по другим источникам дает возможность выявить из числа имеющихся те, которые дают экономию сил, времени и материальных средств на вовлечение в эксплуатацию новых источников.

  2. Оценка по затратам на использование опирается на теорию дифференциальной ренты и выявления экономического выигрыша (экономии затрат и получения прибыли), который возникает при эксплуатации данного месторождения, участка земли и т.п., по сравнению с худшим.

  3. Оценка по затратам на восстановление или компенсацию – фактически оценка будущих затрат, которые обществу предстоит нести, если данный источник ресурсов выйдет из использования в результате его истощения или деградации. Это оценка применима для возобновляемых или взаимозаменяемых ресурсов и направлена на экономичную эксплуатацию источников ресурсов, учитывающую допустимые затраты на его возобновление или замену другим ресурсом. Она также может служить для регулирования отношений между ресурсопользователями в виде штрафов за порчу ресурсов.

К природным условиям относятся те компоненты географической среды, которые оказывают влияние на производство и жизнь людей, но при этом не расходуется. Примером является рельеф местности, влияющий на работу многих отраслей хозяйства. Большая группа природных явлений весьма условна относится к там называемым агроклиматическим ресурсам: обеспеченности сельскохозяйственных растений светом, теплом, атмосферной влагой. Эти ресурсы неисчерпаемы, хотя во многих местах крайне лимитированы. Такие ресурсы практически не могут быть собраны, запасены впрок, перемещены.

Таблица_.

Классификация природных ресурсов по основным компонентам географической оболочки5.

Компоненты географической оболочки

Тела природы

Силы природы

I. Поверхность суши

1. Атмосфера

Полезные ископаемые (рудные и нерудные, твердые, жидкие, газообразные).

Подземные воды (минеральные, пресные, геотермальные).

2. Воды суши

Пресная вода водоемов и водотоков, соленые воды озер.

Энергия водотоков.

3.Ресурсы биологического происхождения

Почва, растительность (древесная, травяная).

Животный мир.

II. Мировой океан

Минеральные ресурсы дна и недр. Морская вода, биологические ресурсы.

Приливы и отливы, прибой, волны, морские течения.

III. Атмосфера

Базы атмосферы, осадки

Энергия ветра, солнечное тепло.

Влияние природных условий имеет вполне конкретное экономическое выражение, которое заключается в повышении (или снижении) затрат в производство, стоимости строительства, транспортные издержки и т.п. Например, добыча полезных ископаемых может обойтись значительно дороже из-за неблагоприятных условий их залегания; повышенная сейсмичность или заболоченность территории требуют дополнительных затрат при промышленном и жилищном строительстве, прокладке дорог, трубопроводов и т.д. Огромные размеры территории Российской Федерации и значительное дифференциация ее природных условий (Рис_) делают весьма актуальной задачу их экономической оценки.

Рис_. Степень благоприятности условий жизни населения России (по О.Р. Назаревскому).

Россия – самая крупная по занимаемой территории страна. По своему природно-ресурсному потенциалу Россия не знает себе равных. Более всего богата Россия минеральным сырьем. На нее приходится 12-13% мировых запасов нефти, 35% природного газа, 12% угля. В структуре запасов 70% приходится на топливно-энергетические ресурсы, 15% на нерудные ископаемые и примерно столько же – на руды металлов.

На Россию приходится 4/5 разведанных и прогнозных запасов нефти и газа, 70% угля, 60% железной руды, 90% апатит-нефелиновых руд, более 60% калийных солей, около 80% асбеста, 95% никеля, 90% бокситов, около половины медной и цинковой руды всех стран СНГ. В то же время по ряду ресурсов это доля значительно ниже (вольфрам, молибден, ртуть, сурьма, свинец). Совсем мало руд марганца (5%) и хромитов (3%). На общемировом фоне ограничены также запасы высококачественных и богатых железных руд и бокситов.

Своеобразным ресурсом выступает ныне и сама территория как с точки зрения наличия свободных площадей для размещения нового производства и расселения людей, так и в виде комплексного источника сосредоточенных на ней «элементарных» (одиночных) видов ресурсов. В науку введено представление о территориальном сочетании ресурсов, под которым понимаются источники ресурсов разного вида, расположенных на определенной целостной территории и объединенных фактическим или перспективным совместным использованием в рамках единого территориально-производственного комплекса.

Территориальная концентрация минеральных ресурсов крайне неравномерна. Примерно четверть их приходится на один Ханты-Мансийский округ, а вместе с Ямало-Ненецким округом и Кемеровской областью это около половины всей стоимости ископаемых богатств страны.

Таблица_.

Размещение природно-ресурсного потенциала по регионам России, в %6.

Регионы

Минеральные

Лесные

Земель­ные (пло­щадь сельхо­зугодий)

Гидро­энерге­тиче­ские

топлив­ные (уголь)

Сырье­вые (желез­ная руда)

Европейский север

3,0

3,0

10,0

1,0

4,0

Центральная Россия

1,0

70,0

4,0

22,0

2,0

Юг России

-

0,0

12,0

5,0

Урало-Поволжье

6,0

5,0

34,0

4,0

Западная Сибирь

17,0

2,0

13,0

16,0

8,0

Восточная Сибирь

49,0

14,0

38,0

11,0

35,0

Дальний Восток

30,0

5,0

30,0

4,0

42,0

В целом обеспеченность хозяйства природными ресурсами России оценивается как высокая вполне благоприятная для дальнейшего его развития. Однако современные и все растущие масштабы добычи этих ресурсов, сокращение их запасов в достаточных и дешевых источниках, а также качественное ухудшение ряда возобновляемых (лесных, водных, земельных) ресурсов в результате не разумной их эксплуатации заставляют подходить к оценке и использования природных богатств более осторожно. Современная стратегия ресурсопользования должна быть нацелена на малоотходные, ресурсо- и энергосберегающее применение природных материалов на всех стадиях – от добычи и переработки сырья и топлива до выпуска и использования конечной продукции.

Оценка характера размещения природных ресурсов на территории не столь благоприятна, как оценка общей величины их запасов. Главными особенностями природно-ресурсной базы выступают:

  • большая неравномерность в размещении ресурсов по территории с тяготением промышленных ресурсов к восточным и северным регионам, сельскохозяйственных – к южным и юго-западным;

  • несовпадение ареала основного размещения производительных сил и расселения людей, на 3/4 сосредоточенного в пределах европейской части, и ареала размещения топливно-энергетических, лесных, водных ресурсов и руд цветных металлов, на такую же долю сконцентрированных в восточной части;

  • высокая концентрация главных видов промышленных ресурсов на небольшом числе их источников, а плодородных сельскохозяйственных земель – на довольно ограниченном ареале территории.

Характер размещения природных ресурсов по территории создал большие региональные различия в соотношении ресурсов и обеспеченности ими экономических зон, республик, районов, а также в экологической обстановке, вызванной развитием ресурсопользования.

Европейская территория, производящая 4/5 промышленной и 2/3 сельскохозяйственной продукции, бедна топливно-энергетическими ресурсами, запасы которых позволяют лишь достигнутый уровень добычи, но не покрывают всех потребностей. В то же время эта зона богата железной рудой, основные запасы которой сосредоточенны в Курской магнитной аномалии, в относительной близости от углей Донбасса. Зона располагает ресурсами древесины, воды, агрохимических руд, пахотных земель, но имеется диспропорция в их размещении: пашни расположены в южном безлесном, остальные виды ресурсов – в северном ареале европейской части. Ощущается недостаток воды для промышленности, городов и сельского хозяйства на европейском юге. Европейская часть – это зона, где требуется кардинальная перестройка хозяйства на ресурсосберегающие технологии и широкая система мер по охране природы, улучшению окружающей природной среды в городских агломерациях и промышленных узлах.

Восточные районы – Сибирь, Дальний Восток – все более выступают как главная топливно-энергетическая и лесопромышленная база России, располагающая также большим запасом цветных и редких металлов, рыбных и пушных ресурсов.

Особого внимания требуют новые нефтегазовые районы Западной Сибири, районы освоения зоны БАМ, ТПК Ангаро-Енисейского района, а также бассейна уникального озера Байкал. Водные ресурсы Оби, Енисея, Лены, Амура, их рыбные богатства могут быть сохранены для будущих поколений только при установлении жестких требований к охране водных ресурсов от загрязнения, внедрения современных очистительных и оборотных технологий водопользования в переработку древесины, нефти, природного и попутного газа, цветных металлов, в химические производства, быстро развивающиеся в этой зоне. В условиях нарастания стоимости добычи сырья и топлива в восточных районах и возможном (при внедрении рыночных отношений) сокращении норм расхода сырья и топлива в промышленности можно ожидать сдерживания здесь темпов освоения ресурсных источников.

    1. Человеческие ресурсы.

К основным характеристикам населения страны относят: численность и ее изменение (естественное движение населения, миграция), половозрастной, национальный и социальный состав, особенности размещения и расселения, уровень и структуру занятости.

Как важнейшая производительная сила человек изучается экономической географией хозяйства. Но жизнь людей не сводится только к материальному производству. Процессы воспроизводства населения, его развития, территориальной общности людей, их социальные контакты изучают демография и социология, а поселения людей и территориальные системы расселения – география поселений, или геоэкистика (геоэкистика – наука о человеческих поселениях).

Демография — наука, которая на основе социально-экономических, би­ологических и географических факторов исследует закономерности процес­сов, происходящих в структуре, в динамике, а также размещении и перемеще­нии народонаселения.

Палеодемография—демография в прошлом.

В настоящее время численность населения мира — более 5,7 млрд. человек, к 2000 г. численность населения мира будет более 6,1 млрд. человек, а к 2030 г. — 10 млрд. человек.

В нашей стране можно выделить, с точки зрения палеодемографии, следую­щие этапы:

1. Киевская Русь — 8 млн. человек;

2. Петровская Русь — 14 млн. человек;

3. Начало XIX века — 45 млн. человек;

4. Конец XIX века — 130 млн. человек;

5. 1917г. (перед Великой Октябрьской революцией) — 163 млн. человек;

6. 1941 г. (перед войной) — около 200 млн. человек;

7. 1 января 1996 г. — 148,1 млн. человек.

С 1992г. отмечается процесс превышения смертности над рождаемостью. Средняя продолжительность жизни в нашей стране для женщин — 72 года, для мужчин — 52 года (общий средний показатель продолжительности жиз­ни в нашей стране — 65 лет).

По демографической ситуации помимо демографических показателей могут быть использованы некоторые другие показатели, в частности, коэф­фициент смертности, коэффициент рождаемости, коэффициент естественно­го движения населения.

По демографической ситуации могут быть выделены ряд популяционных циклов воспроизводства населения, имея в виду при этом три основные параметра:

а) что происходит с рождаемостью;

б) что происходит со смертностью;

в) что происходит с естественным движением населения.

В связи с эти выделяются типы воспроизводства населения. Одним из них является тип, когда смертность превышает рождаемость.

В 1992 г. по миру превышение составило 220 тыс. человек.

В 1993 г. — 738 тыс. человек.

В 1994 г. — 920 тыс. человек.

В 1995 г. — 825 тыс. человек.

Наиболее ярким примером данного типа является рф.

С конца 1992 г. наблюдается тотально демографический кризис по Рос­сии. Самая высокая рождаемость по России отмечалась в 1946,1947и1949гг. Минимальный показатель рождаемости зафиксирован в 1968 г. — 1 млн. человек. В период с 1983 по 1987 гг. прирост населения в РФ составил 2,5млн. че­ловек. С 1988 по 1993 гг. эти показатели пошли вниз и сокращение составило 1,6 млн. человек, в 1995 г. — 1,4 млн. человек, в 1994 г. этот же показатель составил 1,41 млн. человек.

Основные тенденции в демографической ситуации для Российской Феде­рации следующие.

1. Сокращение основного этноса (титульная нация).

2. Активизация тенденции старения населения. Снижается средняя продол­жительность жизни.

3. Дестабилизация ряда отраслей социально-экономической сферы.

4. Изменение соотношения спроса и предложения на рынке труда.

Общий прогноз пессимистический. Наиболее вероятный вариант разви­тия — продолжение старения населения. Число россиян уменьшится на 9 млн. человек, при этом умерших будет больше, чем родившихся на 12 млн. человек.

Возрастная структура населения.

По возрасту население мира классифицируется на два типа: биологичес­кий и экономический типы. Из этих двух типов экономический тип класси­фикации населения по возрасту предусматривает выделение трех возрастных категорий:

1) до трудоспособного возраста;

2) трудоспособного возраста;

3) послетрудоспособного возраста.

Биологический тип классификации предусматривает годичные группи­ровки (группы) населения, в частности, выделяются годичные группы насе­ления: 5 и 10-летние группы населения.

Особое значение в данном типе приобретает выделение женской группы населения в возрасте от 15 до 49 лет. Шведский ученый демограф Сундберг предлагал делить население по возрасту на три группы:

1) до 15 лет;

2) от 15 до 50 лет;

3) старше 50 лет.

Соответственно выделяются три основные типы структуры населения:

I. прогрессивная структура населения;

II. стационарная структура населения;

Ш. регрессивная или деградирующая структура населения.

Общая идея состоит в том, чтобы проводить сопоставления.

Таблица_.

до 15 лет

от 15 до 50 лет

Свыше 50 лет

I

40%

50%

10%

II

27%

50%

23%

III

20%

50%

30%

Общий вывод к таблице: новое поколение уже не в состоянии заменить старое.

На сегодня прогрессивная структура населения имеет следующую картину.

Таблица_.

до 15 (25) лет

дети и юноши

15 (25)-65 лет

молодежь

старше 60 лет (более 65 лет) пожилые

более 25%

50%

несколько меньше 25%

Общий вывод: тенденция общая – старение населения.

Возрастная структура имеет прямое отношение к выявлению существующего и перспективного трудового потенциала страны, регионов, отдельных мест. Трудовой потенциал определяется исходя из количественной качественной его оценки.

Таблица_.

Территория и население экономических регионов России.

Экономиче­ские районы

Площадь,

тыс. км2

Население, на 01.01.94 г.

млн. чел.

Доля город­ского насе­ления, %

Плотность населения

чел./км2

Регионы европейской части России

Европейский Север России

Северный

1466,3

6,0

77

4,1

Центральная Россия

Северо-За­падный

196,5

8,1

86

41,1

Центральный

485,1

30,0

83

61,9

Центрально-Черноземный

167,7

7,8

62

46,4

Волго-Вят­ский

263,3

8,5

69

32,3

Урало-Поволжье

Поволжский

536,4

16,8

73

31,3

Уральский

824,0

20,4

75

24,8

Европейский Юг России

Северо-Кав­казский

355,1

17,4

56

49,0

Калининградская область

15,1

0,9

78

60,4

Регионы азиатской части России

Сибирь

Западно-Сибирский

2427,2

15,1

71

6,2

Восточно-Сибирский

4122,8

9,2

71

2,2

Дальний Восток

Дальнево­сточный

62,15

7,8

76

1,3

Этнический и конфессиональный состав населения.

Среди народов, живущих в России, могут быть выделены7:

  1. Народы, имеющие национально-территориальные образования в пределах страны (республики, автономного округа). Единственно искусственно созданная и сохранившаяся автономная область – Еврейская – почти не имеет еврейского населения. Среди «статусных» народов России некоторые имеют значительные анклавы компактного проживания в государствах ближнего зарубежья (русские на Украине, в Казахстане, Латвии, Эстонии, Киргизии; осетины в Грузии; лезгины в Азербайджане).

  2. Народы, имеющие собственные национально-государственные образования в пределах ближнего зарубежья, исторически долго жившие в составе Российской империи и СССР. Как правило, в России они представлены мигрантами и не имеют сплошных ареалов расселения.

  3. Народы «коренные», исторически давно живущие в пределах России, но не имеющие национально-территориальных образований. В основном они проживают компактно в пределах более или менее обширной территории. Среди них отметим малочисленные народы Севера и Дальнего Востока, некоторые их которых (саамы на Кольском полуострове, эскимосы и алеуты на Дальнем Востоке) значительно более многочисленны за пределами России.

  4. Представители народов дальнего зарубежья, имеющих свою государственность. Как правило, это немногочисленные представители «диаспоры», хотя имеются исключения, например, многие этнические греки, немцы, исторически давно живущие в России в сравнительно немногих ареалах расселения.

  5. Представители народов, не имеющих собственных государств и проживающих в основном в дальнем зарубежье (цыгане и др.).

По доле живущих в своей республике в общей численности данного народа (А) и доле их во всем населении своей республике (В) можно выделить три типа этнического расселения (см. табл._).

Таблица_.

Характер расселения народов России8.

Типы

Народы

А

Б

Народы

А

Б

1-й

тувинцы

96

64

чеченцы и ингуши

81

71

балкары и кабардинцы

93

58

дагестанцы

77

75

алтайцы

85

60

чуваши

51

68

осетины

83

53

2-й

якуты

96

33

хакасы

80

11

калмыки

88

45

адыгейцы

75

22

коми

87

23

удмурты

70

31

карачаевцы, черкесы

84

41

башкиры

64

22

буряты

81

26

карелы

63

10

марийцы

50

43

3-й

мордвы

29

33

татары

32

48

1-й тип – живут в основном в пределах своей республики и составляют в ней больше половины населения.

2-й тип – живут в основном в своей республике, но составляют в ней менее половины всего населения.

3-й тип – живут большей частью вне пределов своей республики и составляют в ней менее половины населения.

Высокая доля статусных этносов в Чечне, Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Чувашии, Туве, Коми-Пермяцком автономном округе; напротив, очень низка в Хакасии (11%), Карелии (10%) и считанные проценты составляют представители статусных народов в Ханты-Мансийском и Чукотском автономных округах.

Данные о конфессиональном составе населения не имеется в связи с тем, что официального учета верующих в условиях отделения церкви от государства не ведется. Обычно считается, что среди каждого народа имеются приверженцы какой-то одной, основной для него исторически религии. Так, русские (и большинство украинцев, белорусов) – православные, в том числе (среди русских) и старообрядцы. Народы Северного Кавказа – в основном мусульмане, как и татары, башкиры; буряты и калмыки – буддисты. Остальные религии представлены небольшим числом верующих.

Таблица_.

Распределение этносов республик России по языковым группам и конфессиональной принадлежности9.

Языковая группа

Языковая при­надлеж­ность

Языковая подгруппа

Националь­ность (этнос)

Религия (конфессия)

1. Алтайская

тюркская

уйгурская

якуты

православие

тувинцы

буддизм

кыпчакская

балкарцы

башкиры

кумыки+

ногайцы+

татары

ислам

булгарская

чуваши

православие

2. Монголь­ская

буряты

калмыки

буддизм

3. Индо­ев­ропей­ская

иранская

осетины

ислам (частично)

кавказская

нахско-дагестанская

чеченцы

ингуши

народы Дагестана

ислам

адыго-абхазская

адыгейцы

кабардинцы

черкесы

ислам

4. Уральская

финская

прибалтий­ская

карелы

православие

волго-финская

марийцы

мордва

православие

пермская

коми

удмурты

православие

+Кумыки и ногайцы – народы, живущие в Дагестане.

Экономически активное население и его распределение по сферам занятости. Безработица.

На сегодня профессионально-занятое население и экономически актив­ное население 41-49% от общего населения мира.

Экономически активное население включают в себя не только участвую­щих в общественном производстве, но и безработных, а также работающих не полный рабочий день.

Основные тенденции занятого экономически активного населения:

1. Уменьшение экономически активного населения в аграрной сфере, соот­ветственно, увеличение в промышленности, строительстве, транспорте и сфере услуг.

2. Уменьшение сначала относительно, а затем и абсолютно численности за­нятого экономически активного населения в промышленности и строи­тельстве.

3. Рост численности занятого экономически активного населения на тран­спорте и особенно в сфере услуг. При этом очень важно отметить тот факт, что значимость сферы услуг кардинальным образом меняется и наблюда­ется функциональное расширение сферы услуг.

Важная и многоплановая сфера экономической и социально-политической жизни общества – рынок труда (рабочей силы). Рынок труда отражает основные тенденции в динамике занятости, ее основных структурах (отраслевой, профессионально-квалификационной, демографической).

Рынок труда в России несбалансирован. Это относится ко всем его сферам – региональной, профессиональной, квалификационной, отраслевой, демографической. Существуют как трудоизбыточные регионы (юг России, Северный Кавказ, некоторые крупнейшие города), так и регионы, испытывающие хроническую нехватку трудовых ресурсов (центр и север России, Дальний Восток и др.). ощущается острая нехватка рабочих и специалистов во многих отраслях экономики при растущей безработице.

Синонимом понятию «экономически активное население» является категория «рабочая сила». К рабочей силе относят всех занятых (включая военнослужащих) и безработных. Занятыми считают:

а) лица, работающие в течение недели на момент статистического опроса за плату или на собственных предприятиях;

б) лица, проработавшие не менее 15 часов в неделю бесплатно на предприятиях, принадлежащих членам их семей;

в) временно нетрудоспособные и находящиеся в отпусках.

Всех занятых статистика делит на работающих полную и неполную рабочую неделю. Исходя из этого применяются различные показатели занятости: общая численность занятых, численность занятых в пересчете на полный рабочий день, отработанные за определенный период человеко-часы.

В отраслевой структуре рабочей силы в последние десятилетие прослеживаются две важнейшие тенденции: резкое сокращение численности занятых в сельском хозяйстве и существенное увеличение их в сфере услуг в связи с ее расширением и превращением в ведущую сферу приложения труда.

Спецификой профессионально занятого населения выделяются развива­ющиеся страны, где по настоящее время сохраняется высокий удельный вес занятых в аграрной сфере (50-53%), но по отдельным странам этой группи­ровки стран данный показатель дифференцирован. Так, самый низкий пока­затель присущ странам Латинской Америки; страны Среднего Востока име­ют показатель 40-42%; самый высокий показатель имеют Африканские стра­ны — 50-53%. Таким образом, аграрная сфера остается одной из крупней­ших сфер занятости экономически активного населения мира.

На второе место выходит сфера услуг и здесь исключение составляют пока что страны Латинской Америки, более того с 80-х годов наблюдается тенденция выхода сферы услуг на приоритетные позиции по занятости эко­номически активного населения.

Третью позицию занимают промышленность и строительство.

В России пока отраслевая форма занятости прямо противоположно той, которая сложилась в развитых странах – в материальном производстве у нас занято около 54% численности рабочей силы, а в сфере услуг – только 46%.

Таблица_.

Динамика занятости по секторам экономики РФ

(% от всех занятых).

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

Все занятое население, млн. чел.

72,1=100%

70,9=100%

68,5=100%

67,1=100%

в том числе

в госсекторе

69

53

45

38

на предприятиях смешанной собственности

12

18

21

25

в общественных объединениях и организациях

0,8

0,8

0,8

0,7

на совместных предприятиях

0,3

0,4

0,5

0,5

в частном секторе

18

28

33

36

из них лиц наемного труда

6,0

8,3

9,4

в том числе

работодатели (включая партнеров)

0,6

1,5

1,6

лица, работающие без привлечения наемных работников

4,0

5,6

6,8

члены кооперативов

1,1

0,9

0,7

неоплачиваемые работники семейных предприятий

0,3

0,3

0,3

Рост частного сектора в торговле и сфере услуг кажется естественным. Эта сфера была не развита и начавшаяся либерализация открыла значительные рыночные ниши. Низкая капиталоемкость, слабый финансовый и налоговый контроль, высокая оборачиваемость капитала и т.п. создали благоприятные условия для высокоприбыльной деятельности и первичного накопления капитала. Такая ситуация характерна для всех постсоциалистических стран, и Россия не стала исключением.

Из малых предприятий в начале 1995 г. почти половина (49%) составляли торгово-посреднеческие фирмы. Около 28% всех малых предприятий действовали в промышленности и строительстве. Таблица_ показывает отраслевое распределение занятых на малых предприятиях. В этом секторе доминирует промышленность (28%), строительство (31%) и торговля (26%).

В среднем на одном малом предприятии занято 9,5 человек с колебаниями от 3,8 в науке и научном обслуживании до 21,3 в строительстве. Однако это относится лишь к постоянному персоналу, юридически оформленному и составляющему лишь небольшую долю всех занятых работников. В строительных фирмах каждый второй является совместителем или трудится на условиях договора без зачисления в штат. В науке, например, вторично занятых в 3,5 раза больше, чем постоянных работников.

Согласно статистике малого бизнеса, на условиях вторичной занятости здесь имели работу 6,7 млн. человек, что составляет 10% всего занятого населения страны.12

Таблица_.

Занятость на малых предприятиях, 1994г.

Средне­списоч­ная чис­ленность в МП

В том числе на частных МП

Отрасле­вая струк­тура занято­сти на частных МП

Струк­тура занято­сти в эконо­мике, всего

Доля частных МП в общей числен­ности занятых в от­расли

тыс. человек

%

Всего

8479,9

7462,3

100

100

14

Промышленность

2382,0

1953,2

26,2

21,7

14

Сельское хозяй­ство

105,2

75,7

1,0

15,4

1

Строительство

2631,9

2289,8

30,7

9,9

43

Транспорт и связь

156,2

135,9

1,8

7,8

3

Торговля и обще­ственное питание

2235,0

2100,9

28,2

9,5

40

Общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирова­ния рынка

303,0

300,0

4,0

1

96

Жилищно-комму­нальное хозяйство, бытовое обслужи­вание

99,1

85,2

1,1

4,4

4

Наука

198,9

161,1

2,2

2,7

12

Неформальная занятость. Еще один элемент рабочей силы частного сектора - это те, кто работает здесь неформально, или, точнее сказать, без какой бы то ни было официальной регистрации и записи в трудовой книжке. Оценить численность этой группы еще сложнее. Неформальная занятость существует в нескольких вариантах. Первый предполагает работу на предприятиях или фирмах без документального оформления отношений найма. Второй - это индивидуальная неформальная занятость, одним из ярких примеров которой является широко распространившаяся челночная торговля. Численность вовлеченных в эту торговлю назвать сложно, но, по-видимому, она значительна. По некоторым оценкам, и 1995 г. "челноки" ввезли в Россию потребительских товаров на сумму более 10 млрд. долл., то есть до 20% всего российского импорта14

По мнению некоторых экспертов, до трети всех работ выполняется малыми предприятиями без договоров, то есть "неформально"15. Широко распространена практика неофициального найма работников, скрепляемого только "джентльменским" соглашением. Понятно, что никакие доходы при этом фирмой и работниками не декларируются, а платежи в социальные фонды не перечисляются. Автору довелось интервьюировать владельца одной из таких фирм, которая специализировалась на пошиве спортивных сумок. Из 15 работниц, занятых свыше 40 часов в неделю, лишь 3 были наняты в соответствии с законом. Остальные числились домохозяйками, безработными, либо работниками других предприятий, где фактически лишь хранили свои трудовые книжки.

Социальный и демографический метан работников. Демографическая структура занятости сместится в сторону более молодых, квалифицированных и в целом более адаптивных работников. К сожалению, относительно репрезентативные и надежные данные из выборочных обследований рабочей силы, проводимых Госкомстатом, до сих пор не опубликованы. Согласно же мониторингу ВЦИОМ, в новом частном секторе занято больше, чем в других сегментах экономики: мужчин - в 1,3 раза, молодежи до 24 лет - в 1,1-1,2 раза, с высшим и незаконченным высшим образованием - в 1,2 раза, квали­фицированных рабочих - в 1,9 раза16.

Правда, согласно тому же источнику, здесь занято больше (в 1,2 раза) работников с образованием ниже среднего и меньше (в 1,6 раза) специалистов. Демографические показатели в целом согласуются с данными других исследований, которые определяют персонал этой сферы как на 2/3 "мужской", в то время как в госсекторе доля мужчин составляет 47%. Соответственно в возрастную группу до 40 лет здесь попадает около 64% всех работников по сравнению с 53% в государственном секторе17.

Приведенные данные позволяют предположить х-образную социальную структуру занятости в отличие от обычно наблюдаемой ромбовидной. Другими словами, здесь относительно преобладают работники высокой и низкой квалификации при невысокой доле – средней квалификации. Такая конфигурация может объясняться спецификой отраслевой структуры нового частного сектора, где доминируют малые предприятия. Напомню, что в нем преобладают как высокоинтеллектуальные и инновационные виды деятельности в науке и финансовой сфере, так и не требующие особых знаний розничная , торговля или мелкая промышленность. Рабочие места средней квалификации как для рабочих, так и для служащих остаются в основном либо в государственном секторе, либо на крупных и средних приватизированных предприятиях.

Безработица.

Безработица – это социально-экономическое явление, при котором часть рабочей силы (экономически активное население) не занята в производстве товаров и услуг. Безработные наряду с занятыми формируют рабочую силу страны. В реальной экономической жизни безработица выступает как превышение предложения рабочей силы над спросом на нее.

Структура безработицы по ее причинам включает четыре основные категории рабочей силы:

  • потерявшие работу в результате увольнения;

  • добровольно оставившие работу;

  • пришедшие на рынок труда после перерыва;

  • впервые пришедшие на рынок труда.

Начиная с 1992 г. в стране отмечается устойчивый рост не занятого трудовой деятельностью населения. По официальным данным Федеральной службы занятости России, в январе 1994 г. в России было зарегистрировано немногим более 1 млн. чел., не имеющих постоянной или временной работы. Из них статус безработного получили 835 тыс. чел., или 1,1% экономически активного населения. Пособие при этом получили около 500 тыс. чел.

Официальные данные, вероятно, не отражают истинного положения в сфере занятости в России. Реальная безработица в стране существенно выше официальной. В частности, статистика не учитывает в составе безработных лиц, отправленных в неоплачиваемые отпуска, переведенных на график неполной рабочей недели. Весьма несовершенными являются и методы учета лиц, нуждающихся в трудоустройстве.

Преобладающая в настоящее время безработица – в основном «беловоротничковская». Большая часть безработных (70%) – служащие (преимущественно женщины), в том числе с высшим образованием.

Особую остроту приобрел к началу 90-х годов территориальный аспект безработицы: в стране существует целый ряд регионов (Марийская республика, Дагестан, Чувашия, Адыгея, Мордовия, Псковская, Ярославская, Ивановская области), где при высоком реальном уровне безработицы возможности трудоустройства весьма ограниченны. В этих регионах на одно вакантное место претендует насколько десятков человек. Такое положение обусловлено различными причинами, но в первую очередь односторонней экономической ориентацией регионов, зависимостью от нескольких крупных предприятий, испытывающих производственные трудности в условиях кризиса.

Среди основных факторов растущей в России безработицы следует назвать:

  • сокращение производства, коснувшееся практически всех отраслей экономики;

  • потенциальное банкротство многих предприятий в силу их неконкурентноспособности;

  • недостаточно организованный процесс конверсии военного производства;

  • недостаточно развитые системы подготовки и переподготовки незанятой рабочей силы и общественных работ.

По вопросам безработицы функционирует такая организация как "Ор­ганизация экономического сотрудничества и развития" (ОЭСР), "Междуна­родная организация труда" (МОТ).

По данным вышеуказанных организаций, общая численность безработ­ных составляет более 50 млн. человек, 42% из них составляют мужчины и жен­щины до 20 лет.

В мировой экономике занято 91,8% экономически активного населения или 73 млн. человек.

Городское и сельское население. Урбанизация.

Города и сельские населенные пункты как два основных типа поселений возникли в результате развития общественного разделения труда.

По данным ООН к концу XX века:

1. Развивающиеся страны "приобретут" более 500 млн. человек сельского на­селения.

2. Промышленно-развитые страны "потеряют" 660 млн. человек. 9/10 составляет мировое сельское население.

Численность населения России по последним данным, составляло 148,1 млн. человек:

  • доля численности городского населения – 108,1 млн. человек;

  • доля численности сельского населения – 40,0 млн. человек.

Размещение населения по территории означает расселение. Как и размещение производства, расселение изучается в статистике и динамике. Простейший показатель, характеризующий статистическое распределение населения по территории – плотность населения.

Наибольшая плотность городского населения в Московском регионе (Москва и Московская область) – чуть менее 300 чел./кв. км., высокая – в Ленинградской области (с Санкт-Петербургом), Тульской области и в Северной Осетии. В 13 администратино-территориальных единицах показатель плотности населения превышает 30 чел./кв. км. (Ростовская, Челябинская, Ярославская, Белгородская, Владимирская, Нижегородская, Ивановская, Калининградская, Самарская, Липецкая области, Кабардино-Балкария, Татарстан, Чувашия). Плотность населения приближается к 30 чел./кв. км. в Свердловской и Кемеровской областях.

Плотность сельского населения превышает 20 чел./кв. км. в республиках Северо-Кавказского района, в Краснодарском крае, Чувашии, в Московской области, более 10 чел./кв. км – в южных областях Центрального района, в Волго-Вятском, в Средневолжском и Азово-Черноморском районах, в Калининградской области. Самые низкие показатели менее 1 чел./кв. км. – в Якутии, Енисейском районе, в Дальневосточном (кроме Еврейской АО и Приморского края), Северном районах, на севере Западной Сибири (Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский округа) и Томской области. Во всех этих регионах крайне слабо развито сельское хозяйство из-за экстремальности природных условий.

В последнее время отмечается рост числа городов и рост численности городского населения. Процесс увеличения численности городов и усиления роли городов называется урбанизацией.

Процесс урбанизации очень противоречив:

1. С одной стороны отражает объективные процессы, связанные с концен­трацией капитала.

2. С другой стороны — комплекс острейших социально-экономических про­блем. -

3. Экономические противоречия крупных городов.

4. Наибольшая концентрация профессионально подготовленных специалис­тов тоже отмечается в крупных городах (в Индонезии 1/2 врачей живет в Джакарте, поэтому большая часть населения остается без медпомощи).

В современной России наибольшая концентрация количественно банков отмечается в Москве, примерно 50% от всех банков России соответственно, наибольшая концентрация капитала, следствием чего является нерациональное размещение банков и банковского капитала по территории страны.

5. Проблема наиболее крупных городов. Эти крупные города часто итерпретируются как мегаполисы.

Агломерация — процесс объединения крупных городов и других близле­жащих городских поселений, а также поселков городского типа и даже сель­ских пунктов, объединенных единой транспортной системой и единой инфраструктурой.

Мегаполис— это объединение крупнейших агломераций. Мегаполисов в настоящее время в мире 66. Наиболее крупнейших 6 (Сан-Сан — Сан-Диего и Сан-Франциско в США), (Токайдо — Токио и Ассако).

Объединение крупнейших мегаполисов образует дельтаполис. На сегод­няшний день один единственный дельтаполис (Западная Европа).

Степень урбанизации населения – важнейшая характеристика расселения, определяемая долей городского населения в регионе. Городской образ жизни и его преимущества (как и ряд недостатков) более всего проявляются в больших и крупных городах. Поэтому имеет значение показатель концентрации населения в городах разной людности.

Таблица_.

Территория и население СНГ.

Члены СНГ

Площадь, тыс. км2

Население на 1992 г., млн. чел.

Доля городского населения, %

Плотность населения, чел./км2

Российская Федерация

17075,4

148,6

74

8,7

Украина

603,7

52,1

68

86,2

Беларусь

207,6

10,3

68

49,5

Молдова

33,7

4,4

49

129,4

Армения

29,8

3,5

66

115,7

Азербайджан

86,6

7,3

53

83,7

Грузиях)

69,7

5,5

56

78,4

Казахстан

2717,3

17,1

58

6,2

Узбекистан

447,4

21,7

40

47,4

Кыргызстан

198,5

4,5

38

22,4

Туркменистан

488,1

3,9

45

7,8

Таджикистан

143,1

5,6

31

38,5

х)член СНГ с 1993 г., данные по населению на 1991 г.

По молодости города классифицируются следующим образом:

до 20 тыс. жителей – малые города

20-50 тыс. жителей – полусредние

50-100 тыс. жителей – средние

100-500 тыс. жителей – большие

более 500 тыс. жителей – крупные

города-миллионеры – крупнейшие.

Во всех малых и полусредних городах проживает 14,7% городского населения России. Крупнейшие города-миллионеры обычно возглавляют важнейшие экономические районы: Центральный (Москва), Северо-Запдный (Санкт-Петербург), Азово-Черноморский (Ростов-на-Дону), Волго-Вятский (Нижний Новгород), Западно-Сибирский (Омск), Кузнецко-Алтайский (Новосибирск), Нижневолжский (Волгоград). К ним примыкают Центрально-Черноземный (Воронеж), и Енисейский (Красноярск) районы. Три индустриальных района имеют по два города-миллионера: Средневолжский (Самара и Казань), Западно-Уральский (Пермь и Уфа), Восточно-Уральский (Екатеринбург и Челябинск). В городах, перешедших рубеж в 1 млн. человек проживает 25% городского населения России.

Уровень урбанизированности территории может быть охарактеризован средней людностью городских поселений (т.е. частным от деления численности городского населения региона на число поселений) и долей населения, живущего в больших и крупных городах. Данные о региональных различиях последнего показателя приводятся в табл_.

Таблица_.

Распределение больших и крупных городов России и их население по экономическим районам18.

Район

Число больших и крупных городов

Население в них, тыс.

Процент от всего городского населения

1. Северный

7

1878

49,0

2. Северо-Западный

7

6187

76,5

3. Центральный

25

14014

68,4

4. Верхневолжский

8

2394

57,5

5. Волго-Вятский

8

3435

58,4

6. Центрально-Черноземный

8

2688

51,0

7. Азово-Черноморский

10

3298

56,1

8. Северо-Кавказский

8

1960

51,6

9. Нижневолжский

7

3205

66,5

10. Средневолжский

11

5432

74,4

11. Западно-Уральский

12

4077

67,0

12. Восточно-Уральский

13

5525

60,3

13. Западно-Сибирский

4

2148

55,7

14. Кузнецко-Алтайский

12

4831

67,5

15. Енисейский

5

1484

53,3

16. Прибалтийский

7

2109

54,7

17. Якутский

1

191

26,1

18. Дальневосточный

9

2686

50,0

19. Калининградская область

1

409

58,4

Россия

171

67948

62,2

Значительное число больших и крупных городов в Центральном районе (24), а также в Кузнецко-Алтайском (12), Западно(12)- и Восточно-Уральском (13), Средневолжском (11) и Азово-Черноморском (10) районах.

Высокой долей в населении жителей больших и средних городов отличается Средневолжский, Кузнецко-Алтайский, Западно-Уральский и Восточно-Уральский, Нижневолжский, Центральный и Северо-Западный районы. Наименьшей эта доля оказывается в Якутии и на Дальнем Востоке, в Северном, Центрально-Черноземном и Северо-Кавказском районах.

В России в настоящее время, можно выделить следующие типы сельского расселения19:

а) редкие малолюдные поселения – во многих национальных районах севера;

б) редкие крупные поселения – в некоторых русских областях Севера, местами в степных районах;

в) густая сеть малолюдных поселений (Северо-Запад);

г) густая крупных поселений вплоть до образования своеобразных сельских агломерацией.

Такие агломерации формируются, например, вокруг крупных городов, где образовались полосы сезонно обитаемых поселений – это либо прежние деревни, куда на лето приезжают дачники, либо новые поселки садоводческих кооперативов.

При рекой сети мелких и мельчайших поселений (с людностью до 100 человек) очень сложно организовать эффективную социальную инфраструктуру. То же и при средней людности поселений (от 100 до 500 человек). Более эффективно это осуществить при густой сети небольших поселений – объединив их в «кусты». В южных районах поселения гораздо крупнее – от 500 до 1000 жителей, иногда до 5 тыс. А некоторые крупные поселения Азово-Черноморского, Северо-Кавказского, Прибайкальского районов соперничают по людности с городами, насчитывая 10-12 тыс. жителей и более.

Миграция населения.

Демократизация общественной жизни в СССР (России) коснулась и некогда жестко регламентируемой сферы выезда граждан за рубеж. Еще парламентом бывшего СССР был принят Закон СССР «О порядке выезда из СССР и въезда в СССР граждан СССР» от 20 мая 1991 г. (вступил в силу 1 января 1993 г.), предоставивший каждому гражданину возможность выезжать, жить и работать за границей не являющийся правовой основой для международной миграции для российских граждан, в том числе и в целях трудоустройства за рубежом.

Принципиальным новшеством является, в частности, отмена внутреннего разрешения на выезд российских граждан (выездной визы). Все граждане страны в соответствии с данным Законом имеют право на получение заграничного паспорта сроком на пять лет. Исключения составляют лишь лица, осведомленные в области государственных тайн, имеющие не выполненные обязательства перед государством, а также уголовные преступники. Своим постановлением 22 декабря 1992 г. российский парламент подтвердил легитимность этого союзного Закона на территории России.

В дальнейшем в целях регулирования миграционных потоков в Россию, а также регламентирования использования в стране иностранной рабочей силы были приняты указы Президента РФ «О мерах по введению иммиграционного контроля» от 16 декабря 1993 г. и «О привлечении и использовании в РФ иностранной рабочей силы» от 16 декабря 1993 г. В Приложении к Указу устанавливается, что «выдача разрешений на привлечение иностранной рабочей силы… осуществляется Федеральной миграционной службой России… Разрешением устанавливаются квоты по привлечению определенного числа иностранных граждан в целом и по группам профессий, нанимаемых работодателями20…».

Международная миграция рабочей силы – нормальный процесс, имеющий те же причины, что и перелив за границу других экономических ресурсов. Трудовые ресурсы в соответствии с рыночными законами ищут себе наиболее выгодное применение, дающее максимальную отдачу.

Место и роль международной трудовой миграции.

Международный рынок труда объединяет региональные и националь­ные рынки рабочей силы. Основная цель международного рынка труда удов­летворение спроса международного капитала на рабочую силу в самых различных точках земного шара. Международный рынок труда существует в формах трудовых миграций, а миграции населения существуют столько же, сколько существует население на земном шаре.

С развитием капитализма появляется новая форма миграции населения, которая получила название трудовой миграции, представляющей собой пе­ремещение людей трудоспособного возраста с целью получения работы в других странах. Трудовая миграция вызвана прежде всего экономическими причинами; вторая особенность заключается в том, что под этой миграцией подразумевается миграция временная, так как в этих потоках преобладают люди без семей в активном возрасте и в трудовых миграциях содержится значительный процент нелегальных миграций. В результате международной трудовой миграции возникло понятие международных трудовых мигрантов.

История осуществления индустриализации — это история трудовых мигрантов. Массовый характер трудовые мигранты приняли во второй пол­овине XX века. До Второй мировой войны основными центрами притяжения трудовых мигрантов были Американский континент, а также ряд стран Юго-Восточной Азии. Миграция как трудовая миграция заканчивалась пересе­ленческой. Люди становились переселенцами и регионы, где в наибольшей степени проявлялась данная тенденция в большей мере относились к амери­канскому континенту, в частности выделялись Канада и США, далее Запад­ня Европа, а также Арабские страны.

В России на Дальнем Востоке основные потоки мигрантов наблюдались из Китая.

После Второй мировой войны наблюдалась значительная нехватка тру­довых ресурсов в странах Западной Европы. Поэтому особенностью этого периода было то, что центром притяжения иммигрантов стали промышленно развитые страны.

Другой особенностью данного периода трудовых миграций явились раз­витие транспорта и святи и формирование ТНК.

Международная трудовая миграция формируется из эмиграции (выезд) и иммиграции (въезд).

Нелегальная миграция в некоторых регионах значительно опережает по объему легальную миграцию. Выделялись сезонные рабочие, пограничные рабочие и ряд других категорий людей, которые по сути составляли катего­рию трудовых мигрантов.

В конце 60-х годов ежегодно границы государств пересекали около 1 млн. человек трудовых мигрантов. С конца 80-х годов эта цифра возросла в 2-3 раза, то есть примерно 2-3 млн. человек ежегодно пересекает националь­ные границы, подпадая таким образом под категорию международных тру­довых мигрантов. В конце 90-х годов насчитывалось 25 млн. человек времен­ных мигрантов, то есть 1-2% трудовых ресурсов мира.

Общая численность трудовых мигрантов, проживающих в не пределах своих государств, составляет 100 млн. человек.

В настоящее время считается, что границы своих национальных госу­дарств ежегодно пересекают около 5 млн. трудовых мигрантов.

Международная трудовая миграция в начале возникла как стихийное явление и практиковалась система временного найма (Германия, Франция, Швейцария).

С конца XIX века была сделана попытка перевести в определенные рам­ки трудовые миграции и это прежде всего было сделано в США.

В промышленно-развитых странах отмечается высокий спрос на высо­коквалифицированную рабочую силу и здесь особая роль проявляется ТНК, что проявляется в характере спроса ТНК, рассматривающих весь мир в ка­честве для своей деятельности, что и является стимулом временных трудовых миграций населения.

Перспективы развития международных миграций становятся в зависи­мости от стратегии международных компаний. Последнее десятилетие спрос оказывает непосредственное воздействие на трудовые миграции. Во всех стра­нах принимающих резко возрастает политика ужесточения за трудовой миг­рацией и следствием этой политики — ответная реакция возрастания неле­гальной иммиграции. В качестве центра притяжения становятся развиваю­щиеся страны, но не только. Происходит трансформация рынка труда, в ре­зультате чего все большее число стран становится одновременно и экспорте­рами и импортерами рабочей силы. Страны Южной Европы — Греция, Ита­лия, которые на протяжении многих столетий были экспортерами рабочей силы, с 70-х годов текущего столетия стали как и экспортерами, так и импор­терами рабочей силы. Аналогичная ситуация наблюдается в Португалии и Испании.

По данной проблематике в США созданы специальные организации по изучению вопросов международной трудовой миграции и по координации различных вопросов, касающихся трудовых миграций. Эти организации сле­дующие:

- бюро по консульским вопросам;

- министерство труда.

В настоящее время распространенной стала практика заключения согла­шений. Найм на территории посылаемой страны должны осуществлять на уровне государственных структур. Формы, методы использования рабочей силы должны соответствовать нормам международной миграции. Очень силь­ный спрос на рабочую числу отмечался на Ближнем Востоке. В практике ре­гулирования международных миграций важное место занимают вербовоч­ные компании (агентства). На сегодня самая крупная вербовочная компания отмечается в Англии "IAL". В основном привлечение трудящихся к данной компании отмечается из развивающихся стран, в частности:

- ОАЭ;

- Саудовская Аравия;

- Катар;

- Индия;

- Палестина;

- страны, входящие в "Четыре дракона".

По донной информации следует сделать такой вывод, что трудящиеся из более дешевых стран вытесняют трудящихся из более развитых стран.

Современный уровень интернационализации производства позволяет организовывать такие формы, которые в наибольшей степени соответству­ют государственным, принимающим мигрантов. Более того, постоянная смена рабочей силы позволяет выбирать те страны, где рабочая сила наиболее де­шевая. В Арабских странах иностранные рабочие живут в отдельных город­ках. ЮАР — одна из принимающих стран, где дают расписку в том, что че­рез определенное время трудящиеся выбывают из страны. Несмотря на та­кую работу в попытках ограничить миграцию, тем не менее, наблюдается усиление нелегальной миграции. Экспертами ООН отмечен тот факт, что в последнее время, особенно с начала 80-х годов наблюдается увеличение неле­гальной иммиграции.

В настоящее время потоки нелегальной миграции сложно проконтроли­ровать и более того нелегальная миграция сопровождается социально-опас­ными явлениями криминального мира.

Международная трудовая миграция представляет собой не только пере­мещения людей, но и сопровождается потоком товаров и капитала.

Официальной статистикой на сегодня учитываются выплаты субсидий и компенсаций, и не попадают перемещение денег.

Тем не менее по данному факту отметим следующие показатели: в нача­ле 80-х годов переводы составили 3-4 млрд. долларов, в 90-х годах — 5 млрд. долларов, в настоящее время следует говорить о сумме порядка 70-100 млрд. долларов денежных переводов. Таким образом, следует сделать такой вывод, что такой поток перемещения капитала говорит о том, что экономи­ческие отношения трудовых мигрантов очень важны в мировой экономике.

На настоящее время следует констатировать факт о том, что междуна­родные трудовые миграции будут иметь тенденцию к возрастанию. Также прогнозируется демографический взрыв, соответственно, нехватка продоволь­ствия и, соответственно, развитие миграции.

В дальнейшем сохранится существенный разрыв в уровнях развития в развивающихся и развитых странах.

Основные центры международной трудовой миграции.

На сегодня крупным центром МТМ является Северо-Американский континент. Иммигранты в большей мере проникают в данный центр нелегаль­ным путем несмотря на то, что был разработан специальный закон в 1986 г., который предусматривал наказание вплоть до тюремного заключения. В частности, мигрантов из Мексики исчисляется показателем от 1 до 8 млн. человек, что составляет примерно 25% рабочей силы США. Более того, основ­ной поток трудящихся, проникающих в США нелегальным путем, заняты в сельском хозяйстве, строительстве и пищевой промышленности.

Вторым по значимости центром МТМ является Западная Европа. При­мерно в 80-х годах около 50 млн. человек покинуло Западную Европу, что составило примерно 15% населения данного региона. Как центр притяжения иностранных мигрантов Западная Европа определилась после Второй миро­вой войны. Наиболее крупнейшие страны, выделяемые в данном регионе по количеству иностранных мигрантов, являются:

- Германия;

- Франция;

- Швейцария;

- Нидерланды и др.

Есть специальная организация "СОПЕМИ" с конкретно разработанной системой постоянного контроля за миграцией, в частности, одной из функ­ций данной организации является проведение конференции по проблемам международной миграции населения (май 1994 г.).

В настоящее время демографическая ситуация континента способствует дальнейшему развитию миграционных процессов. Из стран Западной Евро­пы еще в 20-е годы по привлечению рабочей силы выделялась Франция и основным источником иностранной рабочей силы были колонии. В 30-е годы, а также в период Второй мировой войны количество рабочей силы имело тенденцию к уменьшению, а после Второй мировой войны наблюдалась тен­денция возрастания. Значительная часть рабочей силы была из Алжира, Ис­пании и Португалии. На конец 80-х годов примерно 5 млн. иностранцев со­ставили международные иммигранты, в том числе из этого показателя:

- примерно 1 млн. составили португальцы,

- 770 тыс. алжирцы,

- 515 тыс. выходцы из Марокко,

- 426 тыс. итальянцы,

- 380 тыс. испанцы,

- 215 тыс. выходцы из Туниса,

- 144 тыс. выходцы из Турции,

- 70 тыс. из бывшей Югославии,

- примерно 60 тыс. поляки.

ФРГ — первый этап отмечается до середины 60-х годов. Характеризует­ся въездом итальянских граждан и граждан Югославии, затем начали при­влекать турков, численность которых в последующем достигла 3 млн. чело­век или примерно 7% населения страны. В настоящее время применяется эко­номическое стимулирование выезда турецких граждан из страны.

Нидерланды — в данной стране первая волна притока иностранной ра­бочей силы отмечена из Индонезии, вторая волна из Суринама и Антильс­ких островов, третья волна из Италии, Испании, затем Марокко и Турции. Общая численность иммигрантов в данной стране составляет 560 тыс. человек или примерно 4% населения страны, в том числе:

- 150 тыс. человек турки,

- 110 тыс. человек выходцы из Марокко,

- по 20 тыс. человек выходцы из Италии, Туниса и Греции.

Италия в начале 80-х годов превращается в импортера рабочей силы, причем значительная часть рабочей силы поступает в страну нелегальным путем и данная категория трудящихся готова работать на любых условиях. Примерно 350 тыс. человек составляют выходцы из Греции, Югославии, Ис­пании, а также из развивающихся стран. Нелегальных иммигрантов было отмечено примерно 1 млн. человек. Это в основном выходцы из Туниса, Егип­та, Марокко и Филиппин. Примерно 5 млн. человек мигрантов в Италии за­няты теневой экономикой.

Ближневосточный центр притяжения иммигрантов

В настоящее время трудящихся иммигрантов насчитывается 3,6 млн. че­ловек.

Тенденции эмиграции из России.

Выезд из России на постоянное место жительства не стал массовым – среднегодовая численность эмигрантов в 1990-1993 гг. едва превышает 100 тыс. чел. Это цифра, правда, не включает выезжающих на временную работу (часто без соответствующего оформления), число которых достигает нескольких десятков тысяч человек в год.

Исходя из проявившихся миграционных тенденций, а также принимая во внимание внутриэкономические и социально-экономические процессы, происходящие в России и других странах СНГ, можно утверждать, что эмиграционный потенциал этих стран еще не исчерпан. В частности, продолжается традиционная этническая эмиграция: в СНГ проживает около 3 млн. евреев, 2 млн. немцев, 1,2 млн. поляков, часть из которых имеет стремление к воссоединению с «исторической родиной» или национальными общинами в развитых странах Запада.

Вместе с тем этническая эмиграция из России и других стран СНГ сокращается. На первый план выходит экономическая эмиграция, обусловленная ухудшением экономического положения, неясностью перспектив экономических реформ, неэффективностью системы социальной защиты населения, падением жизненного уровня. Согласно опросам Международной организации по вопросам миграции, проведенным в 1992 г., возможность временного отъезда на работу за границу допускали 26% опрошенных граждан России, 28% граждан Украины. При этом эмиграцию не исключали лишь 8% россиян и 13% жителей Украины. Среди национальных групп населения Россия и других стран СНГ наибольшую склонность к эмиграции обнаружили русские, украинцы, грузины, армяне и азербайджанцы21.

Проблема иммиграции в Россию.

Помимо проблемы внешней миграции весьма серьезно в настоящее время встает для России проблема иммиграции (ли депортации), преимущественно из стран ближнего зарубежья, а также из некоторых развивающихся стран Азии и Африки. В 1993г. за пределами России проживало более 17% русских, в том числе на Украине 11,4 млн. чел., или 22% от населения Украины. В бывших советских республиках Средней Азии и Казахстана проживает еще 10 млн. русских, около 3 млн. – в странах Прибалтики и в Молдовии22.

Большинство русских в этих диаспорах хорошо интегрированы и имеют глубокие корни. Вместе с тем, в ряде стран, особенно в Прибалтике и Средней Азии, рост национальных настроений приводит к оттоку русскоязычного населения. Общий потенциал репатриантов составляет 4-6 млн. чел. По оценке института ООН по проблема разоружения, подготовившего доклад о тенденциях миграции в Европе, численность славянского населения в неславянских странах бывшего СССР к 2016 г. уменьшиться на 15-30%.

Прием, размещение и трудоустройство наших соотечественников из-за рубежа потребует от России значительных материальных и организационных усилий. Заниматься этими проблемами в России призвана Федеральная миграционная служба России, учрежденная Указом Президента РФ «О Федеральной миграционной службе» от 14 июня 1992 г. Она действует на правах федерального ведомства и занимается вопросами беженцев и временных переселенцев, регулированием трудовой миграции на территории России.

Процесс внутренней миграции в пределах России.

С изменением экономических условий уже в 70-е – 80-е гг. начался отток населения из ряда северных и восточных регионов, в результате чего практически полностью развалилось система социалистических «плановых» миграций. Новые мигранты направлялись, как правило, в трудоизбыточные регионы Юга России, чем вдвойне обостряли проблемную ситуацию.

Некоторые итоги миграционных процессов представлены в таблице_.

Таблица_.

Общий итог миграции населения в России. 1993 г.

(тыс. чел)23.

Виды миграции

Прибытие

Выбытие

Всего мигрантов

3882,1

3460,3

в том числе

2902,8

2967,2

а) внутриобластная

1511,3

1541,4

б) межобластная

1391,5

1425,8

Внешняя миграция

979,3

493,1

Всего за 1993 г. в миграциях приняли участие 7,35 млн. человек – каждый 20-й житель страны. Доля городского населения в миграционном обороте составила 66,3% – ниже, чем доля горожан в населении страны. Следовательно, сельские жители активнее участвуют в миграционных процессах, что можно объяснить продолжающимся оттоком сельского населения в города.

Данные переписи населения 1989 г. позволяют оценить некоторые общие результаты миграционных процессов за длительный период24. В год переписи около 35 млн. жителей России проживали за пределами регионов своего рождения. Среди регионов-доноров, делившимися своим населением с другими, – Центральная Россия. Численность населения здесь меньше числа уроженцев. С другой стороны, районы, принимающие население (реципиенты), отличаются высокой долей приезжих. Среди них, в первую очередь выделяются Москва и Петербург, принявшие 5,5 млн. мигрантов – около 1/3 совокупной численности населения городов. В эту группу городов попадают наиболее индустриальные области Среднего и Нижнего Поволжья. Наиболее высокой в 1989 г. доля неместных уроженцев (от 60 до 75%) была в районах с экстремальными природными условиями (Таймырский, Эвенский, Чукотские автономные округа, но также Еврейская автономная область). Выделяются регионы, где почти все население пришлое (автономные округа Тюменской области).

Наиболее склонны к миграциям за пределы своего региона уроженцы национальных образований (республик Северного Кавказа, Тувы, Хакасии, Коми-Пермяцкого, Чукотского и Бурятских автономных округов), а также обеих столиц. Здесь на месте осталось 3/4 уроженцев.

Население Москвы более всего формировалось из столичной области, а также областей Рязанской, Тульской, Смоленской, Тамбовской, Калужской и Тверской, население Санкт-Петербурга – за счет областей Севера-Запада и Тверской области. Более 0,5 млн. выходцев из Рязанской области ныне жители Москвы и Московской области. В Петербурге 200 тыс. уроженцев Тверской области. Крупными донорами для столиц являются их области. В Москве более 600 тыс. уроженцев «своей» области, в Петербурге – почти 1/4 миллиона.

Поскольку в миграциях участвуют преимущественно активные и молодые люди, то это существенным образом влияет на демографическую структуру населения как районов постоянного или устойчивого выбытия, так и районов с устойчиво положительным сальдо миграции населения. Например, возрастная структура прибывших из-за пределов России иммигрантов выглядит, приблизительно, следующим образом:

  • подрастающее поколение до 16 лет – 24%;

  • трудоспособный возраст – 65%;

  • старшие возраста – 11%.

    1. Производственный, научно-технический потенциал.

Производственный потенциал25.

Низкий уровень инвестиционной активности и эффективности инвестиций привел к образованию в производстве значительных объемов физически и морально изношенного основного капитала. Несмотря на низкий уровень использования производственных мощностей, их недозагруженная часть чаще всего не может рассматриваться в качестве резервной из-за не соответствия структуре спроса, ресурсорасточительности и используемых устаревших технологий. В результате сложилась ситуация, когда требуется масштабное и быстрое выбытие устаревшего производственного потенциала, оказавшегося невостребованным рынком.

Средний фактический срок службы активной части фондов настоящее время достигает 25-26 лет. Сопоставление этих данных принятыми во многих развитых странах мира нормативными срока­ми службы машин и оборудования (менее 10 лет) свидетельствует превышении экономически целесообразных сроков эксплуатации Степень износа основного капитала увеличилась до 45%.

Низкие масштабы выбытия основного капитала консервирую устаревшую структуру производственного аппарата, препятствую остро назревшей реструктуризации производства, не отвечают задачам адаптации действующего производства к кардинально изменив шейся ситуации в российской экономике.

Содержание на балансе предприятий больших объемов незагруженных производственных мощностей (порядка 50-60%), не обеспеченных спросом, сегодня тяжелым бременем ложится на финансы производителей и является постоянно действующим фактором мощного инфляционного давления на экономику, инициируют дополни тельный спад производства.

Высокие масштабы незагруженных мощностей сдерживают мотивацию к инвестированию, "связывая" и без того недостаточные финансовые средства предприятий нуждами обслуживания текущей хозяйственной деятельности (в том числе - содержания, текущего капитального ремонта устаревшего оборудования).

Моральный и физический износ значительной части производственного аппарата сегодня являются главными факторами, препят­ствующими возможному вовлечению свободных мощностей в процесс производства.

К настоящему времени активизировалось и в последующем бу­дет расширяться массовое выбытие неконкурентоспособной устарев­шей техники, что может быть обеспечено на основе роста инвестици­онной активности и повышения эффективности инвестиций.

Необходимость достижения высоких темпов роста производст­венных инвестиций и их эффективности обусловлена тем, что сохра­нение сложившейся интенсивности воспроизводства основного произ­водственного капитала и невысоких масштабов его выбытия (порядка 2% в год) способно обеспечить период замены (период реального обо­рота капитала) на уровне порядка 50 лет. Не решает проблему и удвоение коэффициентов выбытия - в этих условиях имеющийся на нача­ло 1996 г. основной капитал будет заменен в течение 25 лет, то есть примерно к 2020 г.

Научно-технический потенциал26.

Преимущества страны обусловлены развитостью фундаментальной науки, наличием достаточно сильных позиций по передовым технологическим направлени­ям. Среди них - биотехнологии, лазерная техника, генная инжене­рия, исследования и разработки в области ядерной энергетики, авиа­ции, освоения и исследования космического пространства и ряд дру­гих направлений.

Реализация научно-технического потенциала будет опреде­ляться формированием эффективного механизма трансформации результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в наукоемкие технологии, способные стать основой техниче­ского перевооружения широкого круга отраслей и производств на качественно новом уровне для производства высококонкурентной продукции, способной завоевать прочные позиции на внутрен­нем и внешнем рынках, создать основу для технологического пере­вооружения.

  1. Кризисно-переходный характер и проблемы реформирования российской экономики.

4.1. Состояние российской экономики.

К началу Первой Мировой войны Россия не успела выйти на экономический уровень ведущих промышленных стран и оставалась аграрно-индустриальной страной. Что касается первых десятилетий после 1917 г., то их результатом стало появление резко деформированной, обреченной на диспропорции народнохозяйственной структуры с громадным перекосом в сторону металлургии, энергетики, машиностроения (прежде всего военно­го). Отрасли, служащие потреблению, — легкая, пищевая, сельское хозяй­ство, — сразу же были отодвинуты на второй план.

Главной внешнеторговой заботой государства был экспорт высокодо­ходной отечественной продукции, а импорт тех товаров, которых недоста­вало. Вывозилось за рубеж то, что не считалось стратегическим товаром, либо то, чем можно было пожертвовать без ущерба для решения основной задачи страны — укрепления ее военной мощи.

С 1920 г. основными предметами вывоза были зерно, лесоматериалы, пушнина, лен, нефтепродукты. Ввозились главным образом товары народ­ного потребления (в 1920 г. — 58,3%), а также машины и оборудование (в 1920 г. — 15,1%), сырье для текстильной промышленности (в 1920 г. — 26, 3%).^

К концу 1920 г. с началом милитаризации круто меняется структура импорта. Доля промышленных товаров народного потребления в импорте падает до 1,2 - 1,5%, сырье и полуфабрикаты для текстильной промыш­ленности — до 11,7% в 1930 г. и до 6,7% — в 1940 г. Зато резко, почти вдвое возрастает доля машин и оборудования: с 20,6% в 1925 до 46,8% в 1930 и 32,4% в 1940 г., а также руд и металлов: с 7,8% до 15,8% и 26,6% соответственно28.

Уже к концу 30-х годов в материальном производстве сложился глубо­кий перекос в пользу тяжелой промышленности. В 1928 г. доля средств производства в валовой продукции советской промышленности составила 38,5%, в 1940 г. — 61,2%, в 1955 г. — 70,5%, в 1965 г. — 74,9%, в 1986 г. — 75,3%29.

Не получила облегчения советская экономика и после Великой Отече­ственной войны. На оборону в явном или скрытом виде направлялось до 25% советского валового внутреннего продукта (с США — 4-6%). Крах советской экономики стал неизбежным. Его отсрочил мировой энергетиче­ский кризис и взлет цен на жидкое топливо почти в 16 раз.

С конца 60-х годов на экспорт пошла и дешевая электроэнергия (см. табл._).

Таблица­_.

Экспорт энергетических ресурсов из СССР30.

Группа энер­горесурсов

1950

1960

1970

1980

1985

1988

1990

Нефть сырая (млн. т.)

0,3

17,8

66,8

119,0

117,0

144,0

109,0

Нефтепро­дукты (млн. т.)

0,8

15,4

29,0

41,3

49,7

61,0

50,0

Природный газ (млрд. м3.)

0,0

0,2

3,3

54,2

68,7

88,0

109,0

Электроэнер­гия (млрд. кВт/ч)

0,0

0,0

5,3

19,9

29,3

38,9

38,3

Изменилась и товарная структура советского экспорта. Удельный вес топлива и электроэнергии в общем объеме экспорта СССР повысился с 15,7% в 1970 г. до 31,3% в 1975 г., 47% в 1980 г. и 54,4% в 1984.

Удельный вес готовых изделий упал с 51,3% в 1965 г. до 35,3% в 1985 г. В том числе пошла на убыль доля машин и оборудования: в 1973 г. — 23,6%, 1980 г. — 15,9%, 1990 г. —17,3%. Надо также учитывать, что по­давляющая часть машин и оборудования в 80-х годах (≈73%) приходилась на поставки в страны СЭВ. СЭВ рухнул и СССР лишился этой ниши реа­лизации своих малоконкурентных готовых изделий, а их доля в экспорте резко упала31.

Поскольку решающую часть (62%) народного хозяйства СССР состав­ляла экономика Российской Федерации, все эти недуги и структурные пе­рекосы полностью проецируются на нее.

По данным Госкомстата России, после замедления экономического роста во второй половине 80-х годов с 1990 г. объем ВВП в России начал сокращаться32. К концу 1994 г. он составил менее 60% от уровня 1989 г.

Однако по альтернативным оценкам объем производства после фактического топтания на месте в первой половине 80-х гг. непрерывно сокращался уже с 1985 г.33 и, следовательно, в 1994 г. объем производства составлял менее 40 % от рекордного уровня, достигнутого в 1985 г.

По другим оценкам падение производства в действительности было меньше трети, так как при падении ВВП в России плохо учитываются услуги, производство многих из которых в конце 80-х – начале 90-х гг. росло быстро, отчасти компенсирую обвальное снижение выпуска продукции в ВПК, сельхозмашиностроении и других отраслях и секторах промышленности. Для сравнения приведем факт, что в первые три-четыре года реформ объема производства в Венгрии, Польше, Чехии и Словении сократился на 20-25 %, Болгарии, Румынии – на 35-38%.

К началу 90-х годов экономика страны представляла собой специфи­ческое образование — гипертрофированный комплекс энергетики и метал­лургии, отсталое сельское хозяйство, не способное прокормить страну; легкая и пищевая промышленности с устаревшими в значительной их час­ти основными фондами. Наконец, весьма своеобразный машинострои­тельный комплекс, в котором 2/3 составляло наглухо изолированное от других отраслей и достаточно современное машино- и станкостроение, а остающаяся гражданская треть по всем параметрам сильно отставала от мирового уровня. При наличии первоклассных ученных, изобретателей, конструкторов и квалифицированных рабочих, сконцентрированных на сверхсекретных оборонных предприятиях, экономика страны в целом ос­тавалась примитивной как по структуре, так и по уровню эффективности. В 1990 г. СССР уступал Англии в 2,6 раза, Германии — в 3, США — в 3,734.

В начале 1990 г. в стране имелся комплекс сложнейших проблем. Сре­ди них были следующие: разрушение сложившихся межреспубликанских экономических связей, большой, в связи с окончанием "холодной войны" избыток продукции энергосырьевых отраслей и оборонного комплекса, острая нехватка товаров первой необходимости, при крайне отсталой про­изводственной базе легкой и пищевой промышленностей, гражданского машиностроения и сельского хозяйства. Каждая из этих проблем по своему осложняет интеграцию России в мировую экономику.

Перестройка хозяйственного механизма закономерно сопровождается всплеском инфляции, нехваткой финансовых ресурсов, резким сужением платежеспособности населения многих предприятий. В итоге — сужение внутреннего рынка, замораживание инвестиций в отечественную экономи­ку, бегство капиталов за границу. Согласно ряду имеющихся оценок, в по­следние годы за рубеж перекочевало российских капиталов на сумму от 10 млрд. долл. До 15 млрд. долл., тогда как внутри страны объем инвестиций упал в 1995 г. на 70—72% по сравнению с уровнем 1990 г.35

При этом основная масса устремляется не в производственные отрасли, а в торговлю, услуги и особенно финансовую сферу, где вложения окупаются быстрее и, следовательно, риск потерь меньше. В таких условиях структура производства не улучшается.

Усугубляет положение и разрушение хозяйственных связей России с другими странами, ранее входившими в СССР.

В результате сочетания всех этих неблагоприятных факторов Россия по отраслевой структуре промышленности все более уподобляется среднеразвитой стране. (см. табл._)

Таблица_.

Отраслевая структура промышленности России в 1985-1994 гг. (в ценах 1992 г., % к итогу)36

Отрасли

1985

1990

1991

1992

1993

1994

Тяжелая промышленность

80,4

79,9

80,2

82,6

84,2

85,7

Энергетика

22,0

21,8

23,6

27,9

29,4

34,0

Металлургия

20,0

19,0

18,4

18,3

19,5

23,4

Химия и нефтехимия

9,0

8,9

9,1

9,2

8,7

7,6

Деревообработка

5,1

5,0

4,8

4,6

4,0

3,8

Производство стройматериалов

2,6

2,6

2,7

2,5

2,4

2,5

Итого базовые отрасли

58,7

57,3

58,6

61,7

63,9

71,3

Машиностроение и металлообработка

1,7

22,6

21,6

21,1

20,3

16,8

Легкая промышленность

9,8

9,8

9,6

7,4

6,2

4,4

Пищевая промышленность

9,8

10,3

10,2

9,8

9,6

9,9

Немалую лепту вносит в этот процесс и прекращение гонки вооруже­ний. С окончанием "холодной войны", сокращением армии высвободились значительные ресурсы жидкого топлива, черных и цветных металлов и производственные мощности, их создающие, при низких ценах на внут­реннем рынке они вполне конкурентоспособны на мировом рынке и дают высокие доходы. Иное дело — образовавшиеся излишки военной техники и оборонные заводы, непосредственно занятые ее изготовлением. Про­биться на внешние рынки вооружений очень трудно. С одной стороны, из-за возросшей конкуренции со стороны США, Англии, Франции и др. С другой стороны, в силу общего сокращения спроса на этот специфический товар: в 1995 г. — мировые закупки обычных вооружений сократились против 1986 г. более чем в трое. В 1995 г. Россия смогла продать за рубеж военную технику лишь на 2,5 млрд. долл. (в 11 раз меньше, чем в 1986 г.)37.

Кроме того, надо иметь ввиду следующее. Будучи составной частью советской экономики, российская была ориентирована на участие в меж­дународном разделении труда преимущественно в рамках СЭВ. Особенно­стью этой группировки было планово-централизованное регулирование внешнеэкономических связей. Это позволяло ограждать национальную экономику от "бурь мирового рынка", но одновременно лишало необходи­мости постоянно объективно оценивать уровень эффективности нацио­нального производства. Следствием этого стало отставание от мировых интеграционных процессов, слабая встроенность в международную торговлю, в систему международного разделения труда, международные валютно-финансовые отношения.

Кризис начала 90-х гг., как ожидалось, должен был стать периодом заметных структурных сдвигов. Однако этого не произошло, и прежде всего из-за отсутствия механизма банкротств.

Происходивший в первой половине 90-х спад охватил все отрасли, но особенно – производство вооружений: в 1992 г. выпуск военной продукции составил 49% по сравнению с 1990 г., а в 1994 г. – 66% по сравнению с 1993 г. Быстро сокращался объем производства в легкой промышленности, медленно – в топливно-энергетическом комплексе. Других существенных изменений в структуре ВВП, за исключением роста сферы услуг, не произошло, поэтому она нуждалась в сильной государственной структурной политике.

Контуры этой политики вырабатывались в 1992-1993 гг., и первоочередная ее цель состояла в том, чтобы в условиях переживаемого экономического спада перевести его «из общего в структурный, когда наряду со свертыванием и перепланированием объективно не нужных и нежизнеспособных производств замедляется падение и стабилизируется выпуск пользующей спросом продукции, создаются условия для оживления и развития перспективных видов деятельности, формирующих реальный экономический потенциал страны»38. В силу ограниченности ресурсов структурная политика приобретает селективный характер и Правительство исходит из следующих приоритетов при проведении структурной политики:

  • топливно-энергетический комплекс, нефтепереработка и нефтетехника;

  • обеспечение населения продовольствием и медикаментами;

  • конверсия военно-промышленного комплекса;

  • транспорт, связь и телекоммуникации;

  • жилищное строительство;

  • наука;

  • решение неотложных вопросов перестройки социальной сферы39.

В долгосрочной перспективе список приоритетов структурной политики может быть расширен.

Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) производит около 10% ВВП России и обеспечивает более 60% всех ее поступлений от экспорта. На Россию приходится около1/3 мировой добычи газа и нефти и 1/7 производства электроэнергии. Ее топливно-энергетический комплекс по своим размерам сравним только с американским. Однако объем продукции, производимой ТЭК России, сокращается, преимущественно из-за добычи нефти: 569,5 млн. т. в 1987 г., 516 млн. т. в 1990 г., 316 млн. т. в 1994 г. Одновременно возможно значительной увеличение экспорта топлива для АЭС в связи с сокращением производства ядерного оружия в России.

Масштабы российского ТЭК объясняются прежде всего огромной энергоемкостью российской экономики: она в 2 раза выше, чем в США, и в 3 раза выше, чем в Западной Европе40, а ведь на внутреннее потребление идет подавляющая часть энергоресурсов. Это, в свою очередь, вызвано не столько большим числом энергоемких производств в стране, сколько расточительным отношением к энергии, которая десятилетия была весьма дешевой в России. Поэтому снижение Немалую лепту вносит в этот процесс и прекращение гонки вооруже­ний. С окончанием "холодной войны", сокращением армии высвободились значительные ресурсы жидкого топлива, черных и цветных металлов и производственные мощности, их создающие, при низких ценах на внут­реннем рынке они вполне конкурентоспособны на мировом рынке и дают высокие доходы. Иное дело — образовавшиеся излишки военной техники и оборонные заводы, непосредственно занятые ее изготовлением. Про­биться на внешние рынки вооружений очень трудно. С одной стороны, из-за возросшей конкуренции со стороны США, Англии, Франции и др. С другой стороны, в силу общего сокращения спроса на этот специфический товар: в 1995 г. — мировые закупки обычных вооружений сократились против 1986 г. более чем в трое. В 1995 г. Россия смогла продать за рубеж военную технику лишь на 2,5 млрд. долл. (в 11 раз меньше, чем в 1986 г.)37.

Кроме того, надо иметь ввиду следующее. Будучи составной частью советской экономики, российская была ориентирована на участие в меж­дународном разделении труда преимущественно в рамках СЭВ. Особенно­стью этой группировки было планово-централизованное регулирование внешнеэкономических связей. Это позволяло ограждать национальную экономику от "бурь мирового рынка", но одновременно лишало необходи­мости постоянно объективно оценивать уровень эффективности нацио­нального производства. Следствием этого стало отставание от мировых интеграционных процессов, слабая встроенность в международную тор- энергоемкости в России позволит при сохранении и даже сокращении энергоресурсов сохранит и увеличит их поставки на экспорт.

Вторым по объему производимой продукции является мащиностроительый комплекс. Наряду с пищевой промышленностью это наиболее сокративший объем производства комплекс, прежде всего из-за падения выпуска оружия, а также сельскохозяйственной техники и тракторов, металлорежущих станков и кузнично-прессовых машин с ЧПУ, железнодорожной и строительной техники. Главными причинами спада именно в этом комплексе являются уменьшения государственного заказа на военную продукцию, сокращение платежеспособного спроса как внутри России, так и в ближнем зарубежье на гражданскую продукцию машиностроения.

Металлургический комплекс хотя и испытывает спад производства, однако несколько меньше, чем в среднем по всей промышленности. Отчасти этому помог экспорт. Так, российская черная металлургия экспортирует руды и концентраты, чугун, листовой прокат и особенно слитки и полуфабрикаты из железа и стали, а цветная металлургия – алюминий и другие металлы.

Химико-лесной комплекс России обладает большими мощностями по деловой древесине, химии и нефтехимии. Так, по производству минеральных удобрений Россия занимает 3-е место в мире ( после США и Китая), и больше половины их вывозится за пределы страны.

Сельское хозяйство России за 1991-1994 гг., по данным Госкомстата, сократила объем валовой продукции на 25%. Рост производства в частном секторе (подсобных и фермерских хозяйствах) не смог компенсировать снижение производства в бывших колхозах и совхозах. Рос импорт продукции пищевкусовой промышленности: мясных, кондитерских, табачных изделий, алкоголя. Рост ввоза в Россию этой продукции стал одной из причин спада в отечественной пищевой промышленности.

Транспорт России с трудом справляется с внутри- и внешнеэкономическими перевозками, несмотря на то, что объем перевозимых грузов транспортом общего пользования за 1991-1994 гг. сократился более чем на половину, прежде всего за счет автомобильных, внутренних водных и воздушных перевозок. Главные проблемы транспорта – изношенность основных фондов, низкая пропускная способность пограничных транспортных узлов, сокращение количества, имеющихся у страны портов, высокие транспортные тарифы, хищения на транспорте.

Региональные особенности экономики.

Огромная территория России порождает большое региональное разнообразие, в том числе и разнообразие региональных интересов. С точки зрения этих интересов можно выделить в России три типа регионов41.

  1. добывающие – Тюмень, Коми, Якутия, Магадан, Бурятия, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий округа. Богатые природные ресурсы порождают здесь стремление к максимальному экономическому суверенитету, либерализации цен, открытой экономике. Так, благодаря огромной добыче нефти и газа Западной Сибири в 1993 г. произвела 23% промышленной продукции России.

  2. Урбанизированные промышленные с развитой обрабатывающей промышленностью, работающие в расчете на весь российский рынок. Это Центральная Россия , Урал, Кузбасс, Красноярск, Томск. Они стремятся к разумному сочетанию региональной самостоятельности и эффективной экономической политики федеральных властей. В обрабатывающей промышленности лидирующее положение занимают Центральный и Уральский регионы (на них приходится по 20% всего выпуска обрабатывающей промышленности).

  3. Агропромышленные, ориентированные преимущественно на более узкий рынок, часто локальный, – Черноземье, основная часть Поволжья, Кубань, Ставрополье, Дон, Оренбург, Омск, Новосибирск. Они стремятся прежде всего к формированию внутреригиональных связей. По объему производимой сельскохозяйственной продукции лидирует Северный Кавказ (18%), за ним следует Поволжский (16%), Центральный (14%) и Центрально-Черноземный регионы (12%). Последний регион – явный лидер по выпуску сельскохозяйственной продукции на душу населения.

В целом на три региона – Центральный, Уральский, и Западно-Сибирский – приходится половина ВВП России. По уровню ВВП на душу населения лидирует Западная Сибирь.

Объем ВВП России по сравнению с ВВП других стран.

Для подобных сравнений лучше всего исходить из паритета покупательной способности рубля по отношению к доллару, для чего оценивать в американских ценах основные группы товаров и услуг ВВП России.

Если исходить из оценок ВВП СССР в 1990 г. на базе паритета покупательной способности рубля в 1,7-2,1 трлн. долл.,42 то ВВП России в том же году составлял около 1,0-2,1 трл. долл. Сократившись в следующие четыре года примерно наполовину, он может быть в 1994 г. оценен в 0,5-0,7 трлн. долл.

Россия по объему ВВП занимает 10-11-е место в мире и 7-8-е место среди развитых стран.

Уровень экономического развития.

Сложность понятия «уровень экономического развития» заставляет использовать его для оценки целый круг показателей. Рассмотрим некоторые из них.

ВВП на душу населения в 1990 г. составлял 6,5-8,5 тыс., а в 1993 г. – 5,0-6,0 тыс. долл. Для сравнения укажем, что этот показатель в 1993 г. составлял в Аргентине, Мексике и Бразилии примерно 5,0-7,0, в Португалии – 9,0, Греции, Южной Корее и Израиле – 9,0-9,5, а в семи ведущих развитых странах мира – менее 16,5 тыс. долл.43 таким образом, Россия по этому показателю находится в конце эшелона промышленно развитых стран мира.

Отраслевая структура занятости. Распределение занятости населения по отраслям позволяет также сделать вывод, что Россия скорее промышленно развитая страна, чем развивающаяся страна. В сельском и лесном хозяйстве России занято 13% работающих, основная масса сосредоточена в промышленности и строительстве (42%) и в сфере услуг (45%). В сфере услуг большинство работает на транспорте, в связи, здравоохранении, образовании, кредитовании и страховании, науке и научном обслуживании, где обычно требуется достаточно высокий уровень квалификации.

Производство основных видов продукции на душу населения.44 Производство вооружений, многих видов продукции двойного назначения (гражданские самолеты и суда) и традиционных продуктов производственного назначения (электроэнергия, энергоносители, металлы, цемент, минеральные удобрения, станки, тракторы) достаточно велико. Как средний в расчете на душу населения можно охарактеризовать выпуск более современной продукции производственного назначения (синтетические смолы и пластмассы, бумага) и традиционных продуктов потребительского назначения (зерно, мясо, сахар, ткани, обувь). Невысок по сравнению с ведущими промышленно развитыми странами выпуск в расчете на душу населения большинства современных видов инвестиционных видов товаров (электроника, биотехнологические товары, композитные материалы) и дорогостоящей потребительской продукции (квартиры, легковые автомобили, видеоаппаратура).

Подобные ситуации позволяют опять же отнести Россию к числу промышленно развитых стран, но как заметно отстающую от основного ядра стран этой группы, и отстающую прежде всего по производству современной гражданской продукции производственного и потребительского назначения, а также продовольствия. Отставание в производстве этой продукции во многом определяет товарную структуру российского импорта.

Уровень и качество жизни населения. Объем потребления материальных благ и услуг, включая социальные услуги, предоставляемые населению бесплатно или на льготных условиях государством, рассчитанный по паритету покупательной способности, составил 3,0 тыс. долл. в 1991 г. (США – 16,6, Япония – 10,7, германия – 11,0, Турция – 3,6 тыс. долл.)45 и продолжая снижаться в 1992 г., хотя в 1993 г. вновь возрос.

К структуре потребительских расходов семей в 1993 г. на продовольствие, алкогольные напитки и табачные изделия приходится 57%, а на товары длительного пользования, жилье и услуги – 12%. Для промышленно развитых стран характерна обратная пропорция. В результате можно прийти к выводу, что по уровню потребления на душу населения Россия оказывается скорее ближе к передовым странам «третьего мира», чем к промышленно развитым государствам.

Высокая преступность, снижающаяся продолжительность жизни, политическая нестабильность, растущая усталость огромной части населения от усилившихся материальных трудностей дают однозначный вывод: не только уровень, но и качество жизни населения России, не соответствующие стандартам развитых стран в прежние десетелетия, в начале 90-х гг. отстали от них еще сильнее.

Показатели экономической эффективности. Это целая группа показателей, но ведущие в ней – показатели производительности труда. Если опираться на расчеты паритета покупательной способности рубля к доллару, то в 1993 г. годовая выработка условно-чистой продукции (добавленной стоимости) на одного занятого составила в России около 20% по отношению к США, 24% по отношению к Японии, 26% – к Великобритании и Италии, 27% – к Германии. По этим же данным в Турции она была примерно на том же уровне, что и в России46.

Приведенные выше показатели уровня экономического развития России позволяют сделать вывод, что по многим показателям можно отнести Россию к развитым странам, а по некоторым – к развивающимся. В целом это промышленно развитая страна, однако находящаяся в конце эшелона развитых стран.

Остаться в группе промышленно развитых стран, и, возможно, на более весомых основаниях, или перейти в группу развивающихся стран – перспективы реализации каждого из этих вариантов зависят от того, за какой срок удается России преобразовать свою старую экономическую систему в новую и на этой основе преодолеть экономический и политический кризис. Другими словами, чем меньше Россия будет оставаться страной с переходной экономикой, тем более у нее шансов остаться развитой страной и даже передвинуться выше в группе развитых стран.

    1. Структура перестройки экономики России.47

При всех исключительных трудностях, которые переживает российская экономика, в ней произошли серьезные качественные изменения. В основном завершена либерализация цен и хозяйственных связей практически нет ограничений на обмен товарами между предприятиям и регионами. Осуществлена массовая приватизация, более 70% валового внутреннего продукта производится в негосударственном секторе. В 1996 г. после ряда попыток удалось добиться ощутимого снижения инфляции. Финансовая стабилизация стала фактом. Все это позволяет сделать вывод, что основные задачи первого этапа реформ решены, российская экономика стала преимущественно рыночной.

Тем самым созданы решающие предпосылки для перехода к еле дующему этапу преобразований российской экономики, к ее структур­ной перестройке и возобновлению на этой основе экономического ро­ста. Они образуют основное содержание новой программы Прави­тельства.

Смысл структурной перестройки состоит в том, что наряду со свертыванием и ликвидацией старых, неэффективных, не удовлетво­ряющих требованиям рыночной экономики производств, которые преобладали до сих пор, начинается и набирает темп развитие совре­менных эффективных и конкурентоспособных производств и видов деятельности. Их рост вначале компенсирует спад в старых произ­водствах, и тем самым достигается устойчивая стабилизация объема ВВП, продукции промышленности и сельского хозяйства. Затем темп роста более эффективного сектора превосходит размеры спада произ­водства на прежних мощностях, не обеспечивающих выпуск пользу­ющейся спросом продукции с приемлемыми издержками, и таким образом начинается рост экономики в целом.

Одновременно будут происходить сдвиги в отраслевой структу­ре производства, удельный вес одних отраслей увеличится, других – снизится, отражая формирование новой структуры, приспособлен­ной к структуре рыночного спроса, реальным потребностям общества и условиям конкурентоспособности. Будут происходить изменения и в территориальном размещении производства и торговли. Возможно усиление дифференциации регионов по уровню социально-экономи­ческого развития, что потребует принятия соответствующих мер.

Темп этих процессов будет зависеть от многообразных факто­ров, среди которых важнейшими являются следующие:

- скорость и качество институциональных изменений, то есть изменений в экономических отношениях между участниками хозяйст­венной жизни, в качестве и полноте их правового оформления, в пове­дении предприятий и граждан, в том числе в уровне соблюдения ими норм законодательства;

- норма накопления, полнота трансформации накоплений в инве­стиции, объем инвестиций, направляемых на техническое перевооруже­ние экономики, улучшение организации производства и управления;

- эффективность инвестиций и их структура;

- роль государства в достижении необходимых параметров ука­занных факторов.

Специфика структурной перестройки в России состоит в том, что она, во-первых, отправным пунктом имеет структуру экономики, сложившуюся в основном в условиях планово-распределительной си­стемы и изоляции от мирового рынка, страдающую глубокими де­формациями, низкой конкурентоспособностью большинства изделий обрабатывающей промышленности, высоким уровнем монополизации производства и обращения.

Во-вторых, в этих условиях действие самих по себе рыночных сил может привести к формированию ущербной структуры экономи­ки, характеризующейся потребительским характером, а значит низ­ким уровнем накопления и инвестиций, а также преобладанием в про­изводстве и экспорте сырья и энергоносителей, первичных ресурсов при упадке обрабатывающей промышленности, что означало бы ут­рату Россией позиций в ряду развитых индустриальных стран. В на­стоящее время подобные тенденции обозначились достаточно четко.

В-третьих, структурная перестройка разворачивается на фоне высокой криминализации экономики, в том числе кредитно-финансовой сферы. Это может затруднить процесс выздоровления экономи­ки, поскольку криминализируются те отрасли, на которые делается ставка при выводе экономики России из кризиса.

Преодоление этих тенденций, формирование в России структуры экономики, отвечающей критериям развитых индустриальных стран, объективно требует на этапе структурной перестройки повышения роли государства, проведения им активной структурной политики с приме­нением всего арсенала используемых в рыночной экономике методов.

На новом этапе преобразований государство будет: активно осу­ществлять институциональные изменения, содействующие повышению эффективности и конкурентоспособности отечественных предприятий, в том числе поощряя конкуренцию на внутренних рынках, контроли­руя деятельность естественных монополий; прямо поддерживать в определенных случаях отечественную обрабатывающую промышлен­ность, особенно в высокотехнологичных производствах, способных занять позиции на мировом рынке; содействовать адаптации других отраслей к рыночным условиям и сохранению за важнейшими из них устойчивого положения на внутреннем рынке. Тем самым будут ре­шаться задачи обеспечения занятости и доходов населения, расшире­ния налоговой базы и сбалансированности бюджета, улучшения пла­тежного баланса, укрепления национальной валюты.

В соответствии с основными целями Программы будет развиваться и процесс нормотворчества, направленный в первую очередь на сис­темное правовое обеспечение развития российской экономики и ин­теграцию ее в мировое экономическое пространство. Основное внима­ние Правительство направит на законодательное обеспечение гарантий прав собственности и инициативной деятельности предпринимателей, конкретизацию основ федерализма, создание целостной правовой базы организации и деятельности судебной системы, совершенствование и укрепление системы исполнения судебных решений. Предстоит большая работа в области создания правовых механизмов реформирова­ния имущественных, земельных, жилищных и трудовых отношений.

Первоочередные шаги по формированию условий для структур­ной перестройки и возобновления экономического роста должны быть предприняты в области стабилизации бюджета и сбора налогов при одновременном ограничении нормы налоговых изъятий. Сегодня это ключевая проблема, которую нужно решить для старта экономичес­кого роста, активизации структурной перестройки и повышения ин­вестиционной активности.

Трудность состоит в том, что на первом этапе задачу увеличения сбора налогов придется решать в условиях низкого уровня производ­ства и ограниченных финансовых возможностей большинства пред­приятий за счет тех резервов, которые имеются в пресечении уклоне­ния от уплаты налогов. Снижение налогового бремени станет воз­можным лишь тогда, когда вследствие подъема производства начнет расти налогооблагаемая база.

Увеличение доходов бюджета, а также сокращение его расхо­дов позволят сократить бюджетный дефицит и заимствования госу­дарства на финансовых рынках, снизить доходность ГКО, присту­пить к последовательному сокращению государственного долга и рас­ходов по его обслуживанию. При этом условии, а также при стабиль­ности национальной валюты и сдерживании уровня инфляции станет возможным снизить общий уровень реальных процентных ставок и направить возрастающую часть финансовых ресурсов в производство. Удешевление кредита означает, что предприятия смогут пополнять свой оборотный капитал. Это будет способствовать преодолению кри­зиса неплатежей и стабилизации финансового положения прежде все­го жизнеспособных предприятий. Будут выявляться и те предприя­тия, которые неспособны выжить в условиях рынка и ныне тянут всю экономику вниз.

Однако снижение процентных ставок не даст автоматически эф­фекта роста инвестиций без обеспечения соответствующих институ­циональных условий, прежде всего:

- эффективного функционирования банковского сектора;

- готовности предприятий к эффективному использованию инве­стиций;

- защиты прав собственности.

Должны быть также предприняты меры по дедолларизации рос­сийской экономики. Сейчас в обороте находится количество иност­ранной валюты, сопоставимое с рублевой денежной массой. Замеще­ние долларов рублями позволит существенно повысить обеспеченность хозяйства деньгами, предприятий - оборотными средствами, причем без риска усиления инфляции-

Главное направление в решении этой проблемы - обеспечение стабильности национальной валюты, укрепление доверия к ней дело­вых кругов и населения, а также предложение инструментов для вло­жения рублей, более выгодных, чем вложения в доллары.

Предпосылкой экономического подъема является также последовательное освобождение производственного сектора от бремени со­держания социальной сферы и "перекрестного субсидирования", ког­да за счет повышенных цен и тарифов для производства поддержива­ется их льготный уровень для населения и некоторых иных катего­рий потребителей.

Осуществление намеченных первоочередных планов должно при­вести к перелому в негативных тенденциях, который необходим для решения стратегических задач программы и прежде всего главной социальной задачи - обеспечения роста доходов и потребления на­селения. Реальный социальный эффект реформ может быть достигнут только в том случае, если людям будет предоставлена работа и свое­временно выплачена заработная плата. Особо нуждающимся, малообеспеченным гражданам будут предоставлены пособия в соответст­вии с формируемой системой государственных минимальных соци­альных стандартов.

  1. Перспективы места и роли России в мировой экономике.

    1. Интеграция России в мировую экономику.

По мнению многих специалистов, Россия обладает рядом специфиче­ских черт, преимуществ, позволяющих интегрироваться в мировое хозяй­ство, занять должное место в системе международных экономических от­ношений.

К этим чертам относят:

1. Развитую научно-техническую базу;

2. Высокую степень обеспеченности сырьем и энергоресурсами, их относительную дешевизну;

3. Высокий налоговый потенциал.

Следует однако помнить, что успех процессов интеграции в мировое хозяйство будут определять не столько сами факторы, сколько то, насколь­ко эффективно они будут использоваться. Осваивая мировой рынок, Россия должна осуществлять избирательную и поэтапную политику. Мировой опыт свидетельствует, что экономический рост многих стран в послевоенный период резко ускорился в результате успешного ре­формирования внешнеэкономической сферы. Либерализация внешней тор­говли явилась именно тем локомотивом, который потянул за собой рефор­мы в других областях и вывел из кризисного состояния хозяйства стран АСЕАН, Китая, Испании, Египта и др. Хотя экономика России в меньшей степени, чем экономики указанных стран зависит от внешнеэкономических связей, тем не менее с каждым годом все больше и больше Россия вовлека­ется в мирохозяйственные связи и возможность влияния на экономическое развитие страны возрастает.

Во внешнеэкономических связях России в последние годы наблюда­ются значительные перемены. Следует отметить, что реформа внешнеэко­номической сферы начала осуществляться раньше, чем в других отраслях российской экономики.

Можно выделить два этапа реформы внешнеэкономической сферы России.

Первый этап охватывал 1987-1991 гг. И был нацелен на подготовку условий для глубоких рыночных преобразований. На этом этапе произо­шел отказ от рудиментов командной экономики: государственной монопо­лии внешних экономических связей, жесткого валютного контроля, то­тальной идеологизации и политизации внешнеэкономической сферы.

На первом этапе реформы была проведена реорганизация управления внешнеэкономическими связями, взят курс на привлечение иностранного капитала и создание совместных предприятий. В результате на внешние рынки вышли многие тысячи предприятий, ставших самостоятельными участниками внешнеэкономических связей. В 1990 г. прекратил существо­вание СЭВ, А Россия начала перевод связей с бывшими партнерами по СЭВ, как и с другими странами на принципы рациональности и эффектив­ности.

С 1992 г. начался второй этап реформы внешнеэкономических связей, задачей которого является коренное изменение всей этой сферы на рыноч­ных началах, повышение степени открытости российской экономики и, в конечном счете, интеграция России в мировую экономику. Либерализация внешнеэкономической сферы должна содействовать успешному ходу ры­ночных реформ в России. Отмечают несколько направлений такого пози­тивного воздействия:

1) Ослабление протекционизма, т.е. снижение защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции (сокращение ставок таможен­ных пошлин, ослабление нетарифных барьеров) позволит не только наполнить внутренний рынок более дешевыми импортными това­рами, но и повысить степень конкуренции. Последнее особенно важно для успеха рыночных преобразований;

2) Либерализация внешнеэкономического режима, введение плаваю­щего обменного курса рубля, отражающего более точно покупа­тельную способность национальной валюты, предоставление га­рантий иностранным инвесторам позволяет надеяться на возмож­ность привлечения иностранных инвесторов для структурной пере­стройки российской экономики;

3) Либерализация внешнеэкономических связей ведет к повышению их эффективности, рационализации структуры относительных цен. В прошлом неэффективность внешнеэкономических связей была связана как с невозможностью принятия необоснованных экономи­ческих решений из-за отрыва мировых цен от внутренних, отсутст­вия свободного ценообразования, так и с сознательной политизацией внешнеэкономического сотрудничества. Реформа внешнеэкономической сферы должна в корне изменить не­эффективную структуру и направленность внешнеэкономических связей, что несомненно внесет вклад в повышение эффективности функциониро­вания российской экономики в целом.

Проблема вхождения России в мировое хозяйство имеет еще один ас­пект — географический. На кого ей сделать ставку: на ближнее зарубежье, с которым ее связывает историческое сотрудничество, или на дальнее, с которым приходиться строить хозяйственные отношения по сути заново, да еще по его правилам игры?

Отношения со странами СНГ.

Руководство России подчеркивает периодичность экономических и политических взаимоотношений со странами СНГ. В пользу этого выдви­гается немало аргументов.

Во-первых, широкие связи уже существуют, их надо не игнорировать,

а сохранять и наполнять новым содержанием, развивать их на новых ры­ночных основах.

Во-вторых, под эти связи подведена разветвленная и десятилетиями

формировавшаяся транспортная и энергетическая инфраструктура, учитывающая характер и основные направления экономических связей.

В-третьих, рынок этих стран пока еще достаточно неприхотлив и охотно поглощает готовые изделия России, не находящие спроса в дальнем зарубежье.

В-четвертых, торговые операции со странами СНГ можно осуществ­лять без расчетов в дефицитной твердой валюте. Перечень доводов можно продолжать.

Например, мы обладаем наиболее развитой в СНГ обрабатывающей промышленностью (не только оборонной, но и гражданской), хотя и мало­конкурентной на рынках дальнего зарубежья, поэтому конкуренция со сто­роны производителей из стран СНГ на этом таможенном пространстве нам опасаться почти не приходится. А вот со стороны внешних поставщиков она здесь весьма опасна, если это пространство не оградить тарифным барьером, который устраивал бы российских промышленников и торгов­цев.

Но надо считаться с реалиями рыночного поведения основных субъ­ектов межреспубликанских хозяйственных связей — негосударственных компаний, а они после либерализации внешнеторговой деятельности в своих странах все больше поворачиваются к дальнему зарубежью (см. таблицу­_). Это особенно отчетливо проявляется у самой России: с 1991 г. по 1995 г. удельный вес стран СНГ в российском экспорте упал в 2,6 раза, а экспортная квота в торговле с ними снизилась в 2,9 раза.

Таблица_.

Доля в экспорте России и в ее экспортной квоте.

Доля России в экспорте и в экспортной квоте остальных стран СНГ (%).48

Направление экспорта

1990

1991

1992

1993

1994

1995

В стоимости экспорта

Из России в СНГ

57,5

62,9

62,7

49,8

41,9

24,4

Из СНГ в Россию

72,3

73,5

61,1

55,1

56,1

В экспортной квоте

Из России в СНГ

11,9

10,3

9,1

6,3

5,5

3,6

Из СНГ в Россию

13,0

14,5

10,2

7,5

7,2

Для некоторых членов СНГ Россия все еще остается главным торго­вым партнером, но ее доля в их экспорте уже к 1994 г. снизилась в 1,3 раза, а в экспортной квоте — вдвое.

Надо также учитывать, что межреспубликанский рынок СНГ сущест­венно отличается от обычного международного рыночного пространства сравнительно низкими ценами и пониженными требованиями к качеству товаров. Опросы директоров 1295 российских промышленных предпри­ятий, производимые центром экономической конъюнктуры, дают любо­пытные оценки конкурентоспособности российского экспорта самими то­варопроизводителями (см. таблицу_). Данные свидетельствуют о низком уровне конкурентности российских готовых изделий. Это значит, что ориентируясь на непритязательный спрос покупателей ближнего зару­бежья, затянется процесс структурной адаптации России к условиям миро­вого рынка.

Таблица_.

Оценка конкурентоспособности разных отраслей российской обрабатывающей промышленности.49

Отрасли промышленности

на внутреннем рынке

на рынке СНГ

на мировом рынке

1995

1996

1995

1996

1995

1996

Химия и нефтехимия

2,23

2,16

2,03

2,01

1,64

1,53

Машиностроение

2,11

2,09

2,08

1,91

1,35

1,20

Лесная и деревообрабатывающая

1,90

1,77

1,80

1,52

1,50

1,04

Стройматериалы

2,08

1,98

1,85

1,44

0,11

0,08

Легкая

1,99

1,96

2,02

1,94

1,37

1,20

Пищевая

1,93

1,92

1,67

1,56

1,25

0,95

В среднем (среднеарифметическая)

2,04

1,98

1,91

1,73

1,20

1,00

Оценка конкурентоспособности по 4-х бальной шкале

Нельзя игнорировать и то, что Россия поставляет в страны СНГ глав­ным образом топливо, электроэнергию, лес, удобрения и др. По ценам зна­чительно ниже мировых (в 1995 г. газ поставлялся на 36% дешевле удоб­рения и лес - на 34%, нефть - на 31%, нефтепродукты - 21%, уголь -на 16/о), а импортирует оттуда товары по ценам существенно более близ­ким к мировым, т.е. осуществляется скрытое субсидирование. Кроме того государства СНГ просто не оплачивают часть российских поставок По со­стоянию на конец 1995 г. сумма просроченных платежей достигла 9 млрд. долл.

Ориентация на промышленно развитые страны Запада и Востока.

В более отдаленной перспективе стратегическими партнерами России будут старые и новые промышленно развитые страны Запада и Востока, которые способны своими инвестициями вдохнуть жизнь в стагнирующие отрасли российской промышленности. Кто сегодня кредитует по части ка­питаловложений в российскую экономику? По данным за первое полуго­дие 1995 г. на США приходилось 27,5% общего объема инвестиций, на Германию — 19,7%, на Австрию, Швейцарию, Бельгию — в среднем по 5,3%, Англию, Канаду, Францию — по 4,7%, на Финляндию и Японию — по 3,4%. С этими же странами развивается и внешняя торговля, главным нашим торговым партнером в дальнем зарубежье является Европейский союз, на который приходится 40% общего объема российского экспорта и здесь особо выделяется Германия (13,8%)50 этого объема. 17 июля 1995 г. было подписано соглашение о партнерстве и сотрудничестве, обеспечи­вающее благоприятный режим экспорта на рынок ЕС российских товаров.

Определенный геоэкономический интерес представляют еще две группы стран. На Западе — находящиеся в Центральной и Восточной Ев­ропе. С ними Россию связывают узы, скопившиеся за 40 лет сотрудничест­ва в СЭВ. Эти страны активно включаются в интегрированное рыночное пространство ЕС и могут служить хорошим связующим звеном между Россией и Западной Европой.

На Востоке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, который будет в на­ступающем столетии играть едва ли не решающую роль в мировой эконо­мике, начинает формироваться самая обширная в мире зона свободной торговли, создание которой намечается к 2020 г. Ее участниками станут 18 государств-членов Организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС): в их числе Австралия, Канада, Китай, США, Тай­вань, Южная Корея, Япония. Россия принимает меры, чтобы войти в со­став АТЭС.

Историческая травма начала XX и., когда российский Дальний Восток попытался обрести политическую независимость от советской Москвы, опираясь на местный сепаратизм и иностранную помощь и существование в 1920-1922 гг. Дальневосточной Республики, навсегда отпечаталась в общественном мнении России. Оставила она свой след и в теории и практике принятия внешнеполитических решений на Азиатско-Тихоокенском направлении. После же распада СССР и оживления центробежных тенденций в самой России итог исторический прецедент не мог не повлиять на формирование новой концепции внешней политики Российского государства. Тем более, что кризис в стране совпал с феноменальным экономическим рывком Китая и ростом военно-политической мощи Японии.

Именно поэтому проблема современной внешней политики России в Азиатско-Тихоокеанском регионе имеет два измерения: внутриполитическое и внешнеполи­тическое. За последние десятилетия позиция России здесь претерпела драматические изменения, имеющие противоречивые последствия и вызывающие самые разнообраз­ные оценки.

Так, некоторые эксперты утверждают, что Россия в АТР превратилась в «мини­мального участника»51. Советский Союз обладал в свое время единственным и самым несовершенным инструментом влияния в этом регионе - военным. В свете нынешней политической нестабильности и экономического кризиса серьезно о присутствии России в АТР можно говорить только после того, как ей удастся разрешить ее внутренние проблемы.

Но, с другой стороны, с распадом СССР роль АТР для России возрастает в качественно новой пропорции. Россия, потеряв многие порты на Балтийском и Черном морях приобретения многих столетии, вынуждена решать вопрос выхода на между­народные морские коммуникации через свои дальневосточные порты. И потому тихоокеанское направление «приобретает стратегическую значимость»52.

Геополитическая и геэкономическая политика России в АТР.

Экономика конца XX в. властно и неузнаваемо перекраивает современную геополи­тическую картину мира. Рождаются новые экономические союзы, распадаются, каза­лось, незыблемые политические блоки, торговые отношения прокладывают дорогу новым технологиям в самые отдаленные и глухие районы мира, изламывая вековую тишину изоляции недоступных ранее мест. И, что самое главное – укрепляются новые формы экономического сотрудничества: финансовый и индустриальный капитал и движение технологий и приобретают все более наднациональный характер. Уже не столько национальные государства и их правительства диктуют правила «иг­ры», сколько транснациональные компании (ТИК) определяют их в соответствии со своими интересами. И не считается с ними практически уже невозможно – они формируют инвестиционные и технологические потоки, от которых зависит благосостояние не только отдельных государств, но и целых регионов мира.

В этом отношении Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) занимает особое место. С населением более 3,5 млрд. человек (из 6,5 млрд. живущих на нашей планете) он, кроме всего прочего, стал одним из крупнейших потребительских рынков. Между­народная торговля является тем механизмом, который стимулирует экономический рост стран региона и от которого зависит динамика этого роста. Именно вопросы международной торговли, правил и условий новой «большой игры» находятся в центре внимания правящей элиты этих стран. Не случайно Азиатско Тихоокеанский Экономический Совет (АТЭС) объединил 18 различных государств, таких как Япония и Сингапур, Китай и Индонезия, Канада и Мексика. Экономические параметры мощи этой группировки впечатляют – ведь они дают 56% мирового валового продукта, 45% мирового экспорта и 45% мирового импорта. Причем, дальнейшая глобализация экономики этих стран продолжается высокими темпами.53

В таких условиях два вопроса становятся центральными для участников этого процесса: правила игры и инструменты экономического развития.

На совещании членов АТЭС в Осаке (Япония) в 1995 г. обсуждались перспективы «новых правил» на XXI столетие. Согласно этому соглашению развитые страны региона откроют свои рынки для партнеров уже к 2005 г., а развивающиеся страны – к 2020 г.

К другим условиям относятся так называемые «правила хорошего тона», когда формируются неписаные законы и этика взаимоотношений. Во-первых, произошел отказ от риторики с нравами человека: их стараются не смешивать с вопросами экономических отношении. Другое - это "отложенный политический конфликт": решения политических трений между государствами отложены на неопределенный срок. Это касается как некоторых территориальных споров (острова Южно-Китайского моря и т.д.), так и идеологических различий между государствами (к примеру, Китай и Вьетнам по-прежнему являются социалистическими государствами, правда уже с новым экономическим лицом). И третье, внутриполитический «сор» страны не выносят на всеобщее рассмотрение.

Что же касается инструментов экономического развития, то объективные геоэкономические условия развития выдвигают как один из наиболее эффективных н функциональных инструментов транснациональные компании. ТНК, получившие распространение после Второй мировой войны представляют собой экономический институт, централизирующий финансы, людские ресурсы и технологии и налаживающий производство и реализацию продукции в международном масштабе.

В геоэкономическом плане беспрецедентный экономический рост АТР, особенно Японии и новых индустриальных стран (НИС), бросил вызов политики России в АТР, остающейся ориентированной на военные и политические аспекты влияния.

В 80-90-х годах не только четверка «восточно-азиатских тигров» – Южная Корея, Тайвань, Гонконг и Сингапур, но и новейшие индустриальные страны – такие, как Малайзия, Таиланд, Индонезия и Филиппины, начали выдвигаться в лидеры экономического роста. К этому следует добавить успешный ход реформ в Китае и во Вьетнаме, также постепенно открывающих свою экономику и становящихся на стезю «торговой модели развития».

В этом контексте российская политика на Дальнем Востоке представляет собой периферийный интерес для динамически развивающихся соседей, так как она сосредотачивает больше внимания на политических аспектах развития, нежели на экономических.

Кремлевское руководство всегда оценивало Дальний Восток с точки зрения его военно-политического значения. В эру холодной войны ставилась задача сдерживания двух стратегических противников – Китая и альянса Япония – США. Именно поэтому особое внимание в данном регионе уделялось военному строительству: сибирские дивизия всегда считались одними из самых боеспособных, а Тихоокеанский военно-морской флот был одним из самых мощных подразделений вооруженных сил СССР.

Однако Москва так и не смогла создать адекватной экономической структуры на востоке страны. Особенно ясно это ощущаться в 80-е годы. Но к этому моменту экономика государства начала медленно сползать в долговременный кризис, и поэтому не было уже ни соответствующих инвестиций, ни технического потенциала для того, чтобы поднять Дальний Восток.

В то же время геополитический статус Дальнего Востока радикально изменился в пост конфронтационную эру. Тому был целый ряд причин:

  1. нормализация отношений с Китаем;

  2. относительная нормализация отношений с Японией;

  3. отказ от конфронтации с США в Тихоокеанском регионе в целом.

Снижение военной конфронтации позволило пойти на резкое сокращение военно-морских и сухопутных сил. Однако решение этих вопросов не только не развязало старые проблемы, но и породило новые. Сокращение инвестиций в высокомилитаризованном регионе запустило «эффект домино»: стагнация местной промышленности, резкое увеличение безработицы, распад старых экономических связей и межрегионального разделения труда. Также возникли сложности из-за разрыва устойчивых связей с Центром, резкого повышения стоимости перевозок.

Таким образом, экономическое развитие Дальнего Востока и закрепление на рынках АТР не является более приоритетом федерального правительства. В экономической интеграции в АТР прежде всего заинтересованы дальневосточные и некоторые сибирские регионы. Именно по этому, несмотря на географическое присутствие России в АТР, она на сегодняшний день не является ее органичной частью. Геостратегические интересы ведущих государств этого региона детерминируются иными причинами (преимущественно экономическими и торговыми), нежели российские – определяемые прежде всего политическими и лишь на втором месте экономическими факторами.

Прослеживаются три базовых изменения но внешнеполитических отношениях с государствами АТР, которые можно охарактеризовать следующим образом:

1) от фронтальной дипломатии к «точечной» дипломатии:

2) от национальной политики к политике регионов:

3) от военной дипломатии к экономическому сотрудничеству.

Остановимся на каждом из перечисленных пунктов подробнее.

От фронтальной дипломатии к «точечной» дипломатии. После окончания Второй мировой войны положение страны-победителя, возросшая военная мощь и полити­ческое влияние позволяли Советскому Союзу вести масштабные акции и фронтальную дипломатию практически на всех направлениях внешней ноли-гики, включая Азиатско-Тихооксанский регион. Это отразилось в сотрудничестве с Китайской Народной Республикой в 1940-1950 гг., корейской войне и, наконец, плодотворной политике в Индокитае.

Статус великой державы и условия холодной войны требовали как от Москвы, так и от Вашингтона консолидации отношений с союзниками в рамках военных и экономи­ческих блоков. После падения Берлинской стены Кремль оказался в определенной изоляции: бывший социалистический лагерь распался, и дезинтегриронались организа­ции, сформированные за долгие годы конфронтации. Бывшие сою тики, если и поддерживают дружеские отношения с Россией, предпочитают иметь договорные политические и экономические отношения скорее на двусторонней основе, нежели на многосторонней (исключение, может быть, составляет только СНГ).

Некоторые исследователи выражаются даже более жестко: уже начиная с середины 80-х годов СССР оказался в «стратегической изоляции», особенно в АТР54.

С другой стороны, организации и блоки, созданные под американским началом успешно существуют. Многие из них создавались не только как военные, по и как стимулирующие экономическое сотрудничество. И если военные аспекты противо­стояния эпохи холодной войны больше не стоят на повестке дня, то экономическое сотрудничество продолжается (например, в АСЕАН).

В условиях глобального экономического подъема 90-х годов появляются новые региональные блоки и укрепляются старые. Но их деятельность уже развивается па принципиально новой основе – экономического партнерства. Мощные интеграционные процессы в Западной Европе подтолкнули к аналогичным действиям и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Здесь было дано второе дыхание не только АСЕАН - старейшей субрегиональной группировке, но и идее консолидации в рамках региона в целом. Эта концепция получила воплощение в создании Азиатского-Тихоокеанского Экономического Совета (АТЭС), своего рода общею рынка стран АТР. Новые и новейшие индустриальные страны (НИС) вместе с Японией пытаются интегрироваться в рамках Восточноазиатской экономической консультации (ВАЭК).

Особенность положения России заключается в том, что она оказалась выключенной, на определенное время из интеграционных процессов в АТР. Мощное проатлантическое лобби (прежде всего сырьевые и военные структуры) заставило ее сосредо­точиться на западном и ближневосточном направлениях.

Отсутствие адекватных внешнеполитических институтов, особенно на российском Дальнем Востоке, а также переживаемый страной структурно-экономический кризис не позволяют мобилизовать достаточные ресурсы для соответствующего «вызова» со стороны Тихоокеанского региона в целом. Тем более, что Россия не обладает и крупными транснациональными институтами в этом регионе, способными лоббировать интересы российскою Дальнего Востока как на внутригосударственном, так и на региональном (АТР) уровнях.

Поэтому Россия в настоящее время придерживается политики «точечной дипло­матии», пытаясь укрепиться, как политические, так и экономические отношения в отдельных, ключевых точках региона.

Можно выделить несколько таких приоритетов: Южная Корея, КНР, Малайзия и т. д. Это хорошо просматривается на товарообороте между этими государствами. С момента установления дипломатических отношений с Сеулом товарооборот взлетел с пулевой отметки до миллиардных сумм. Торговля с КНР уверенно держится все последние пять лет в районе 4-6 млрд. долл., не считая «челночной» мелкотоварной торговли. Продажа военной техники в Малайзию произвела подлинную революцию на рынке вооружений в странах ЮВА, и подняла товарооборот между государствами до миллиарда долларов. Другим индикатором могут служить визиты высших должностных лиц России. Так, высокая дипломатическая активность проявляется в отношении Южной Кореи, Китайской Народной Республики, а также Малайзии.

Таким образом, на сегодняшний день Россия начала определять точки опоры и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

От национальной политики России к политике российских регионов. Национальная политика Кремля и конфронтационную эру определялась глобальным противостоянием с США и их союзниками. Поэтому международная политика советского блока была сцементирована этой идеей. В условиях централизованной политической системы как стратегические, так и тактические задачи решались только Центром. Это было продиктовано, с одной стороны, особенностями практики принятия внешнеполитичес­ких решений в бывшем соцлагере, а с другой – необходимостью строгой координации внешнеполитических действий в рамках этой системы.

Однако с распадом соцблока и СССР на международной арене, в том числе и в АТР, появились новые действующие лица. С одной стороны, новые независимые республики, особенно Центральноазнатскнй регион, попытались установить тесные дипломатические и экономические отношения с быстрорастущими государствами Восточной и Юго-Восточной Азии. С другой стороны, наполнение реальным содержа­нием принципа федерализма в самой России дало определенную свободу регионам. Особенно важное значение это имело для российского Дальнего Востока.

Децентрализация внешнеэкономической активности уже позволила Сибири и Даль­нему Востоку самостоятельно выходить на рынки государств АТР. Эти два обширных края имеют достаточно природных ресурсов, которые они могли бы предложить быстроразвинаюшимся «драконам» Восточной Азии и Японии. Российский Дальний Восток - это более 4 млн. кн. км. с населением чуть более 7 млн. человек. Вместе с Сибирью этот регион - почти 65% российской нефти, 67% леса, 85% природного газа, 90% золота, 95% алмазов. Обширный край и его ресурсы, оцениваемые в 29 трлн. долл., ждут освоения55.

Имеется здесь также н мощный промышленный потенциал, который, однако, требует серьезной технологической модернизации. Сегодня многие промышленные предприятия особенно военного сектора (19,9% занятости в хозяйственной деятель­ности края56), отделенные тысячами километров от своих отраслевых центров и министерств, находятся в сложном положении: транспортные структуры успешно лоббируют повышение цен и тарифов, делая производство любой продукции в этом регионе экономически невыгодным.

Кроме того, Дальний Восток и Сибирь имеют свой мощный интеллектуальный потенциал представленный такими центрами, как Дальневосточное отделение Академии Наук России, Тихоокеанский центр экономического развития и Сотрудничества, Дальневосточный университет и т.д.

Новые условия выдвинули новые задачи перед региональными лидерами и, по-видимому, в ближайшее время им будет необходимо сосредоточиться на решении следующих вопросов.

Одним из самых серьезных вызовов интересов Кремля на Дальнем Востоке является внутриполитический фактор-рост центробежных настроений в различных регионах Российской Федерации. Отношение между Центром и регионами становятся одним из самых больных вопросов нового федерализма постсовецкой эпохи. Регионы недовольны монополизацией процесса принятия решений Москвой, забвением экономических интересов регионов, недостаточно последовательной федеральной политикой Центров и централизованным перераспределением собственности в ходе приватизации и т.д.

От военной дипломатии к экономическому сотрудничеству.

Военно-политические параметры влияния, задействованные в эпоху холодной войны, оказались, малоэффективными в период потепления международного климата. Распад СССР резкого ограничил число инструментов активной внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности, особенно в АТР. Если в период холодной войны Москва ориентировалась прежде всего на военные аспекты кооперации и по преимуществу со своими ближайшими союзниками – Северной Кореи и Вьетнама, то в постконфронтационную эру приоритетными становятся экономические стороны сотрудничества.

На экономическом фронте России две структуры сохранили свою целостность и эффективность в экономических отношениях с АТР: это ресурсодобывающий сектор и военно-промышленный комплекс (ВПК).

В настоящее время первый из них разрабатывает крупномасштабные проекты, связанные с сибирским и дальневосточным углеводородным сырьем. Большой резонанс получил в странах АТР совместный с Китаем газовый проект, согласно которому предусматривается строительство газопровода и поставка газа из Сибири Желтому морю. Другой проект - строительство газопровода через Северную и Южную Корею.

С другой стороны, ВПК укрепился на перспективном рынке оружия в Юго-Восточной Азии. Следует отметить успешную реализацию контракта с Малайзией по поставке 18 самолетов МИГ-29, поставку самолетов для ВВС Вьетнама, а также продажу крупной партии самолетов Су-27 в Китайскую Народную Республику в 1993 г. и многомиллиардную сделку по продаже производственной технологии в КНР в 1995 г.

И именно сейчас закладывается потенциал для кооперации с рядом стран АТР в Машиностроении, самолетостроении и в электронном секторе производства.

Экономический бум в Восточной и Юго-Восточной Азии 80-х годов вывел страны этого региона на качественно новый уровень. Почти все государства региона обрели статус «новейших индустриальных стран» и переживают ускоренную трансформацию традиционного общества в индустриальное и постиндустриальное. Именно переходное состояние каждой из сторон предопределяет сложность как во взаимной оценке друг друга так и в поисках аффективных путей взаимодействия.

Но уже наметились сферы сотрудничества, и прежде всего это:

  • политическое сотрудничество по обеспечению стабильности и безопасности в тихоокеанском регионе;

  • координация многостороннего сотрудничества, и региональной интеграции;

  • экономическое сотрудничество с упором на развитие торговли и поощрение инвестиций;

  • технологическое сотрудничество;

  • военно-техническое сотрудничество (российское оружие по-прежнему конкурентоспособно в этой части света).

Государство ВА и ЮВА значительнейшим образом либерализовали свои отношения с членами СНГ в целом. Взаимные визиты, консультации сочетаются с ростом деловой активности.

Но технологическое сотрудничество затруднено нестыкуемостью технологических линий, разными уровнями и направлениями развития (Россия остается индустриальной державой, в ВА и ЮВА движется в постиндустриальную экономику). Тем не менее и СНГ, и России уже потребуется перевооружать устаревшие телекоммуникационные системы, сферу сервиса, поднимать туризм.

Со вступлением Вьетнама в АСЕАН и покупкой российского оружия Малайзией расширяются рынки сбыта российского вооружения. Это, в свою очередь, создает широкую базу для военно-технического сотрудничества на взаимовыгодной основе. «Важным побочным эффектом изменений азиатской-тихоокеанской политики СССР, а затем России стал выход на новые рынки оружия и боевой техники», – небезосновательно утверждают некоторые эксперты.57

Россия и международные организации.

После длительной самоизоляции от мирового экономического сооб­щества России прежде всего надо стать полноправным членом этого сообщества. Только так она может рассчитывать на его поддержку, предостав­ление режима наибольшего благоприятствования во внешней торговле,

защиту своих законных экономических интересов со стороны междуна­родных институтов. Речь идет главным образом о вступлении в члены трех международных организаций: Международный валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР) и Всемирная тор­говая организация (ВТО).

В 1992 г. Россия присоединилась к МВФ и МБРР. В результате ей пре­доставлены значительные кредиты на двусторонней и многосторонней ос­нове. Приняты меры для поощрения притока частного капитала в Россию. В результате Россия смогла привлечь довольно значительные ресурсы из-за границы. Но валовой приток иностранных ресурсов в Россию подвержен значительным колебаниям. Максимального уровня он достиг в начале ре­форм, затем сократился более чем в двое, и лишь в 1995 г. вновь сущест­венно увеличился (см. таблицу_).

Таблица_.

Валовый приток финансовых ресурсов в Россию (в млрд. долл.).58

1992

1993

1994

1995

Новые ресурсы

19,2

11,1

8,4

15,6

Из официальных источников

5,0

5,3

5,2

9,11

Трансферты

3,0

2,8

2,4

1,0

Двусторонние кредиты

0,1

1,7

Многосторонние кредиты

1,0

1,0

1,2

0,9

(без МВФ) Частный капитал

14,2

5,8

3,2

6,5

Облигации и долгосрочные банковские кредиты

0,1

0,5

Иностранные прямые инвестиции

1,5

1,4

1,0

2,6

Прочие кредиты

12,5

4,0

1,9

2,5

Специальное финансирование

13,9

17,1

14,0

13,2

Иностранные портфельные инвестиции

0,2

0,4

0,2

0,9

В привлечении средств Россия опирается прежде всего на официаль­ные ресурсы. Их доля возросла с 26% в 1992 г. до 58% в 1995 г. На протя­жении первых трех лет реформ наиболее крупные суммы поступили по статье «трансферты» (гуманитарная и техническая помощь). С 1994 г. Рос­сия возобновила использование двусторонних официальных кредитов.

Но особенно надо отметить поступления средств из МВФ. Как член МВФ Россия имеет право на получение кредитов поддержки на сумму 6,3 млрд. долл. В год при условии выполнения своих обязательств по оздоров­лению экономики. По первому соглашению уже в июне 1992 г. Россия по­лучила часть в сумме 1 млрд. долл., а в 1995 г. Россия смогла получить кредит в пределах своей квоты.

Начался приток средств и из международных банков. С МБРР заклю­чено около 30 соглашений о кредитах на макроэкономические цели и ре­шение наиболее острых структурных народнохозяйственных проблем. Их сумма – более 6,5 млрд. долл.

Обращение России к многосторонним кредитам помогает решить главные задачи. В частности, в 1995 г. за счет кредита МВФ было покрыто на безинфляционной основе около 1/3 дефицита госбюджета, и это помог­ло снизить рост цен.

Кредиты МБРР облегчают решение макроэкономических труднейших проблем: обеспечение многих городов транспортом, повышение эффек­тивности сельского хозяйства, расширение жилищного строительства, реструктуризацию угольной промышленности.

Приоритетное значение приобретает вопрос присоединения России к ВТО. Присоединение к ВТО имеет для России принципиальное значение, так как сопровождается внедрением в экономическую жизнь нашей страны многолетнего опыта, накопленного международным сообществом.

Кроме того, Россия стремится стать равноправным торговым партне­ром на мировом рынке и создать более благоприятные условия для своего экспорта. Предполагается, что в результате присоединения будут урегули­рованы проблемы дискриминационного отношения к России со стороны западных стран, не признающих за нашей страной статуса государства с рыночной экономикой. Для России представляет также интерес сущест­вующая в рамках ВТО система поддержания дисциплины в международ­ной торговле, включая механизм разрешения споров.

Стать полноправным членом ВТО Россия может лишь в результате переговоров с ведущими ее участниками, которые заинтересованы во встречном открытии российского рынка для их товаров и услуг. Например, Япония заинтересована в максимально свободном проникновении на рос­сийский рынок автомобилей, электроники, бытовой техники. Предстоит нелегкий переговорный марафон, в ходе которого надо найти оптимальный баланс интересов России и остальных государств-членов этого всемирного торгового клуба. Ради быстрейшего получения широкого доступа отечест­венных товаров на рынки индустриальных и развивающихся стран можно согласится на столь значительное снижение защиты отечественного рынка, что и без того слабые отрасли российской экономики окажутся просто раз­давленными иностранными конкурентами. Но с другой стороны, чем дальше оттягивать вступление в ВТО, тем дольше российские предпри­ятия-экспортеры будут испытывать относительную дискриминацию на рынках других стран-участниц этой организации, тем труднее им найти и закрепить свои ниши в мировом рыночном пространстве, тем меньше шансов на возрождение технологически передовых отраслей рыночной экономики.

Процесс присоединения России к ГАТТ/ВТО был начат в 1992 г. В де­кабре 1994 г. была передана официальная заявка правительства РФ о при­соединении России к этой организации. Процесс присоединения к ВТО займет, видимо, длительное время. Как показывает практика, процесс при­соединения к ГАТТ/ВТО для разных стран занимал от нескольких месяцев до нескольких лет.

Итак, проблема выбора приоритетов внешнеэкономических партнеров остается. Предпосылками к ее решению может стать восстановление на­рушенных связей, экономическая интеграция в рамках группы стран СНГ и соответственно совместное вступление единым блоком в мировое хозяй­ство.

    1. Уровень участия России в мировой экономике.

Интеграция России в мировое хозяйство, и активное участие в между­народных экономических отношениях, международном разделении труда только начинается. Степень участия ее в мировом хозяйстве можно рас­сматривать как показатель экономического развития. Характеристики тако­го участия даются на основе конкретных показателей: экспортная (импортная) квота, структура экспорта (импорта), объем внешнего долга по отношению к ВВП, объем зарубежных инвестиций и т.д.

Следует отметить, что не всегда представленные показатели и коэффициенты правильно отражают состояние открытости экономики. Показа­тель открытости — более сложный, комплексный.

В России в 1995 г. внешнеторговая квота составила около 35%. При­мерно 25% ВВП приходится на экспорт. Последние годы экспортные по­шлины охватывали до 3/4 российского экспорта. Экспортными квотами регулировалось в сентябре 1992 г. около 6% объема экспорта России.

Система регулирования импорта включает в себя процедуру опреде­ления таможенной стоимости ввозимых товаров и контроль за их безопас­ностью, порядок определения страны происхождения товаров, тарифное и налоговое регулирование. С присоединением России к ВТО, она должна будет резко снизить уровень импортных пошлин, отменить все импортные квоты.

Структура экспорта и импорта.

Резкое снижение в начале 90-х годов объемов внешней торговли Рос­сии закончилось. Последние три года характеризуются устойчивыми тем­пами роста внешнеторгового оборота. Рост объемов внешней торговли, и прежде всего экспорта, явился одним из важнейших факторов замедления падения и наметившейся стабилизации ВВП (см. таблицу­_).

Таблица_.

Динамика ВВП и внешнеторгового оборота

России в 1993-1995 гг. (в %, 1993г. – 100%).59

1993

1994

1995

ВВП

100,0

87,0

83,4

Оборот

100,0

110,8

132,9

Экспорт

100,0

113,0

135,0

Импорт

100,0

107,2

129,5

В 1995 г. внешнеторговый оборот (без учета неорганизованной торговли) составил 123,7 млрд. долл., что на 18,8% больше уровня 1994 г. Экспорт России вырос до 77,3 млрд. долл., при этом в дальнее зарубежье он составил 64,3 млрд. долл., в ближайшее – 13 млрд. долл. Во внешнеторговом обороте России на страны дальнего зарубежья приходилось, на страны СНГ – 21%.60

О состоянии внешнеторгового оборота России в 1995 г. можно судить по таблице _.

Таблица_.

Внешнеторговый оборот России в 1995 г. (млн. долл.).61

Страны

1994

1995

Прирост 1995 г., % к 1994 г.

Оборот

Экспорт

Импорт

Сальдо

Оборот

Экспорт

Импорт

Сальдо

Оборот

Экспорт

Импорт

Сальдо

Всего

104180,3

65590,7

38649,6

26881,0

123743,8

77342,4

4641,4

30941,0

4059,9

118,0

118,0

120,1

Дальнее зарубежье

79785,8

51449,4

28336,4

23113,0

97610,6

64344,2

33266,4

31077,9

7964,9

122,3

125,1

117,4

ВТИ Европа (без СНГ)

55085,8

35065,7

20020,1

15045,6

65572,5

43302,7

22269,8

21033,0

5987,4

119,0

123,5

111,2

Азия

(без СНГ)

15659,9

10987,0

4672,9

6314,1

19961,1

13279,3

6681,8

6597,5

283,4

127,5

120,9

143,0

Африка

831,3

578,3

253,0

325,3

917,2

708,9

208,3

500,6

175,3

110,3

122,6

82,3

Америка

7858,2

4772,9

3085,3

1687,6

11022,8

7032,3

3990,5

3041,8

1354,2

140,3

147,3

129,3

Австралия и Океания

350,6

45,5

305,1

-259,6

137,0

21,0

116,0

-95,0

164,6

39,1

46,2

38,0

Ближнее зарубежье

24394,5

14081,3

10313,2

3768,1

26133,2

12998,2

13135,0

-136,8

-136,8

107,1

92,3

127,4

Среди стран дальнего зарубежья крупнейшими торговыми партнерами России в 1995 г. были Германия (12,6 млрд. долл.), США (7,2 млрд. долл.), Италия (5,2 млрд. долл.), Нидерланды (4,8 млрд. долл.), Финляндия (4,4 млрд. долл.), Китай (4,3 млрд. долл.), Великобритания (4,2 млрд. долл.), Япония (4,2 млрд. долл.); из стран СНГ – Украина (13,6 млрд. долл.), Казахстан (5,1 млрд. долл.), Беларусь (5,0 млрд. долл.).

Экспорт и импорт России по странам за 1995 г.

(По данным таможенной статистики)*

(млн. долларов)

Страны

Оборот

Экспорт

Импорт

Страны

Оборот

Экспорт

Импорт

Всего

126589.8

79909.8

46679.9

Таиланд

442.7

388.5

54.2

Европа

66154.9

42102.0

24052.9

Тайвань

552.0

463.8

88.2

Австрия

1836.7

855.2

981.5

Турция

2202.2

1660.7

541.5

Бельгия

2373.9

1507.3

866.6

Филиппины

130.6

122.4

8.2

Болгария

1357.0

. 885.6

471.4

Шри-Ланка

83.6

17.0

66.6

Великобритания

4194.5

3095.0

1099.5

Япония

4383.5

3620.9

762.6

Венгрия

2646.6

1804.5

842.1

Германия

12577.0

6040.7

6536.4

Африка

1129.9

836.5

293.4

Греция

403.7

146.6

257.2

Дания

963.8

480.6

483.3

Алжир

185.7

120.2

65.5

Ирландия

2833.9

2511.1

322.8

Гвинея

34.9

.7

34.3

Исландия

28.3

15.6

12.7

Египет

430.7

393.6

37.2

Испания

548.6

307.7

241.0

Кот-Дивуар

37.9

.1

37.9

Италия

5247.6

3397.0

1850.6

Либерия

11.0

9.6

1.4

Латвия

1176.2

784.4

391.8

Марокко

75-9

71.0

4.9

Литва

1467.4

1080.4

386.9

Нигерия

17.2

13.0

4.1

Лихтенштейн

219.6

90.1

29.5

Тунис

61.5

59.3

2.2

Люксембург

47.3

14.5-

32.8

ЮАР

83.7

15.6

68.2

Македония

141.2

34.8

106.4

Мальта

30.5

24.4

6.1

Америка

10964.7

6990.1

3974.5

Нидерланды

4847.1

3201.1

1646.0

Норвегия

511.0

335.8

175.2

Аргентина

75.1

16.5

58.6

Польша

3316.8

1995.4

1321.4

Багамские острова

134.4

126.2

8.2

Португалия

43.1

23.9

19.2

Бермудские острова

39.9

38.5

1.4

Румыния

868.0

736.2

131.8

Бразилия

467.6

108.1

359.4

Словакия

2041.3

1747.1

294.2

Виргинские острова

1285.0

1277.8

7.2

Словения

457.2

116.6

340.7

Венесуэла

45.2

6.1

39.1

Финляндия

4405.6

2364.9

2040.7

Канада

358.0

135.6

222.4

Франция

2616.2

1542.5

1073.7

Колумбия

101.4

61.0

40.3

Хорватия

244.8

103.8

141.0

Коста-Рика

50.5

3.1

47.3

Чехия

2343.1

1904.9

438.2

Куба

407.4

211.3

196.2

Швейцария

4245.1

3577.2

667.9

Мексика

56.0

28.5

27.5

Швеция

1297.4

750.8

546.6

Панама

252.1

244.2

7,8

Эстония

691.3

416.6

274.8

Перу

55.4

31.9

23.5

Югославия

25.5

17.1

8.4

США

7185.3

4537.4

2647.9

Уругвай

15.2

7.9

7.3

Азия

20278.7

15699.0

4579.7

Чили

92.8

21.5

71.3

Эквадор

152.4

19.6

132.8

Афганистан

30.9

17.6

13.3

Бангладеш

49.5

39.2

10.3

Австралия и Океания

292,3

38.0

254.4

Вьетнам

360.3

322.2

38.0

Израиль

867.1

624.4

242.7

Австралия

164.6

29.5

135.0

Индия

1611.9

997.8

614.1

Новая Зеландия

112.6

1.5

111.2

Индонезия

162.3

80.9

81.4

Иордания

30.8

17.5

13.2

СНГ

27769.3

14244.3

13525.0

Иран

276.3

249.3

27.0

Кипр

369.9

272.9

97.0

Беларусь

5028.1

2940.0

2088.0

Китай

4297.2

3431.8

865.4

Молдова

1049.2

413.2

636.0

КНДР

85.3

70.0

15.3

Украина

13614.9

6998.2

6616.6

Кувейт

301.0

300.6

.4

Азербайджан

192.9

85.6

107.4

Лаос

18.7

3.9

14.8

Армения

202.2

127.2

75.1

Ливан

84.5

78.1

6.4

Грузия

106.7

48.9

57.9

Малайзия

589.8

572.5

17.3

Казахстан

5142.5

2416.1

2726.4

Монголия

237.8

197.4

40.3

Кыргызстан

205.9

104.7

101.2

ОАЭ

266.6

193.6

73.0

Таджикистан

357.0

190.1

167.0

Пакистан

47.5

41.1

6.5

Туркменистан

153.9

93.1

60.8

Республика Корея

1420.9

918.8

502.1

Узбекистан

1715.9

827.2

1 888.7

Саудовская Аравия

27.8

27.7

.2

Сингапур

767.0

499.3

267.7

Сирия

86.6

75.4

11.2

* Данные ГТК РФ с учетом корректировки по нефти, газу и рыбе

Сянган

412.9

320.6

92.3

В товарной структуре экспорта сохраняется сырьевая направленность с преобладанием в ней энергоносителей. Вместе с тем доля необработан­ных сырьевых материалов в этот период несколько снизилась за счет опе­режающего роста экспорта металлопродукции, удобрений, нефтепродук­тов, продукции органической и неорганической химии, бумаги и др. На­ращивая производство и экспорт продукции такого рода. Россия берет на себя значительные экономические риски, втягиваясь в неблагоприятное для себя в перспективе международное разделение труда.

Таблица_.

Структура экспорта России в дальнее зарубежье (в % к итогу).62

Товарные группы

1990

1991

1992

1993

1994

1995

Минеральное сырье и топливо

45,4

57,7

54,3

51,1

45,2

41,2

Машины, оборудование, транспортные средства

17,6

10,2

8,9

7,1

7,4

6,0

Металлы, драгоценные камни

12,9

14,3

16,4

23,2

26,3

22,0

Химические продукты, каучук

4,6

6,6

6,1

6,0

6,7

7,2

Древесина, целлюлозно-бумажные изделия

4,4

4,7

3,7

4,2

4,2

6,2

Текстиль и текстильные изделия

1,0

0,9

0,6

0,4

0,9

1,3

Продовольствие и с/х сырье

2,1

2,6

3,9

3,8

3,1

3,3

Прочие товары в том числе

12,0

9,0

8,3

9,2

7,7

8,8

Военная техника

5,5

6,0

4,0

3,6

1,0

5,1

Доля экспорта продукции российского машиностроения в общем объ­еме сократилась с 12,1% в 1993 г. до 10,2% в 1995 г. Продолжался спад объема экспорта машин и оборудования гражданского назначения в страны дальнего зарубежья при одновременном его росте в страны СНГ, где их доля составила в 1995 г. около 20%.

Федеральная программа поддержки экспорта, разработанная МВЭС РФ, ориентирована главным образом на обрабатывающие отрасли и пред­полагает рост доли готовой продукции в российском экспорте до 40% в 2005 г. Доля обеспечения устойчивого роста доли готовой продукции в российском экспорте необходима поддержка в размере 0,3-0,35% от национального дохода.

Таблица_.

Экспорт из России основных товаров в дальнее и ближнее

зарубежье в 1995 г.

(По оперативным данным Госкомстата России)

Наименование товаров

Единица измерения

1995 г.

Справочно: 1994 г.

1995 г. в % к 1994 г.

Количество

Стоимость

(млн. долларов)

Количество

Стоимость

(млн.

долларов)

Количество

Стоимость

Всего экспорт

77342,4

65530,7

118,0

Рыба свежемороженая

тыс. т

1061,2

1023,8

1341,8

1329,6

79,1

77,0

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

1056,8

1021,2

1332,5

1325,4

79,3

77,1

фосфаты кальция

тыс. т

3165,0

151,1

3334,7

126,5

94,9

119,5

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

2045,0

81,5

2174,1

76,7

94,1

106,4

Асбест

тыс. т

118,5

20,5

71,5

14,4

165,6

142,9

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

76,0

14,7

52,7

12,6

144,3

117,4

Руды и концентраты железные

тыс. т

14250,0

329,6

14021,3

279,7

101,6

117,8

в том числе ,в дальнее зарубежье

тыс. т

11800,0

271,7

12845,0

251,9

91,9

107,8

Уголь каменный

тыс. т

29550,0

1001,2

24097,1

752,4

122,6

133,1

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

21100,0

749,1

17712,8

584,7

119,1

128,1

Кокс

тыс. т

1200,0

79,9

1470,5

78,4

81,6

101,9

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

200,0 '

10,3

307,3

14,9

65,1

69,1

Сырая нефть

тыс. т

122336,3

12297,0

128184,0

11513,1

95,4

106,8

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

96838,3

10410,1

95429,2

9600,2

101,5

108,4

Нефтепродукты

тыс. т

45370,0

4108,3

47360-9

4155,7

95,8

98,9

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

42100,0

3870,9

39085,4

3370,1

107,7

114,9

Газ природный

млн. куб. м

192193,0

13381,5

184351,1

11754,8

104,3

113,8

в том числе в дальнее зарубежье

млн. куб. м

121882,0-

9759,6

109643,4

7982,0

111,2

122,3

Аммиак

тыс. т

3835,0

500,8

3591,7

402,8

106,8

124,3

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

3520-0

468,2

3417,3

388,9

103,0

120,4

Метанол

тыс. т

749,0

160,4

1216,6

282,2

61,6

56,8

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

717,0

152,8

1179,3

275,3

60,8

55,5

Удобрения - всего

тыс. т

15229,9

1688,2

13589,0

1211,3

112,1

139,4

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

14953,0

1667,7

13145,5

1181,8

113,7

141,1

азотные

тыс. т

7372,0

831,1

6415,5

512,0

114,9

162,3

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

7100,0

811,5

5999,6

485,6

118,3

167,1

фосфорные

тыс. т

3,0

0,5

5,1

0,7

58,8

73,7

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

3,0

0,5

3,5

0,5

85,7

97,1

калийные

тыс. т

4182,9

297,9

3653,8

254,4

114,5

117,1

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

4180,0

297,6

3641,0

253,7

114,8

117-3

смешанные

тыс. т

3672,0

558,7

3514,6

444,3

104,5

125,8

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

3670,0

558,0

3501,4

442,0

104,8

126,3

Каучук синтетический

тыс. т

433,3

536,8

320,3

303,3

135,3

177,0

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

346,0

397,9

209,1

187,0

165,5

212,8

Лес круглый

тыс. куб. м

19020,0

1032,1

14850,4

765,3

128,1

134,9

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. куб. м

18490,0

1007,8

13509,8

716,2

136,9

140-7

Пиломатериалы

тыс. куб. м

4966,9

758,4

6280,2

624,0

79,1

121,5

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. куб. м

4445,6

688,0

5500,4

549,6

80,8

125,2

Фанера клееная

тыс. куб. м

690,6

192,6

631,9

147,2

109,3

130,8

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. куб. м

676,0

188,5

591,0

140,6

114,4

134,1

Целлюлоза

тыс. т

1361,6

1009,6

1027,9

391,6

132,5

257,8

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

1305,0

970,8

944,0

357,2

138,2

271,8

Бумага газетная

тыс. т

978,6

580,5

677,6

198-6

144,4

-292,3

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

854,4

506,2

571,3

166,5

149,6

304,0

Алмазы необработанные

млн. долларов

2139,0

2279,7

93,8

в том числе в дальнее зарубежье

млн. долларов

2129,7

2277,5

93,5

Черные металлы

тыс. т

7214,3

4421,0

163,2

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

6730,3

3941,8

170,7

чугун

тыс. т

3158,0

414,1

3344,1

381,5

94,4

108,5

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

3100,0

400,9

3258,4

367,6

95,1

109,1

ферросплавы

тыс. т

527,9

546,0

548,5

456,8

96,2

119,5

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

512,0

531,5

534,5

445,1

95,8

119,4

Медь

тыс. т

463,7

1173,5

455,4

925,1

101,8

126,9

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

460,0

1167,3

451,0

921,3

102,0

126,7

Никель необработанный

тыс. т

155,1

1233,9

114,2

680,3

135,8

181,4

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

155,0

1232,7

113,4

677,4

136,7

182,0

Алюминий необработанный

тыс. т

2378,3

3350,6

2325,5

2384,9

102,3

140,5

в том числе в дальнее зарубежье

тыс. т

2375,3

3345,9

2300,8

2367,1

103,2

141,4

Машины и оборудование,

тыс. т

транспортные средства

млн. долларов

4635,2

4867,3

95,2

в том числе в дальнее зарубежье

млн. долларов

2459,6

2474,4

99,4

Структура импорта формируется под влиянием платежеспособного спроса, а так же падения производства внутри страны, В частности, этим фактором обусловлен значительный объем импорта продовольствия (около 30%), В 1993-95 гг., В несколько раз увеличились закупки основных про­дуктов питания — мяса, птицы, животного и растительного масла, фрук­тов, чая, кофе, Импорт алкогольных и безалкогольных напитков составил свыше 4% общего российского импорта, Одновременно резко сократился импорт зерна, особенно из стран дальнего зарубежья (в 8 раз), а также одежды и обуви (в 3 раза), Импорт машин и оборудования из стран дальне­го зарубежья возрос за этот период в 1,7 раза, при некотором его снижении из государств СНГ,63 Это объясняется необходимостью обеспечения совре­менным технологическим оборудованием жизненно важных отраслей на­циональной экономики,

Таблица_,

Импорт в Россию основных товаров из дальнего и ближнего зарубежья в 1995 г,

(По оперативным данным Госкомстата России)

Наименование товаров

Единица измерения

1995 г,

Справочно: 1994 г,

1995 г, в % к 1994 г,

Количество

Стоимость

(млн., долларов)

Количество

Стоимость

(млн., долларов)

Количество

Стоимость

(млн., долларов)

Всего импорт

46401,4

38649,6

120,1

Мясо свежемороженое

тыс. т

750,2

1049,7

592,1

621,3

126,7

169,0

в том числе из дальнего зарубежья

тыс. т

511,7

739,9

358,4

414,8

142,8

178,4

Мясо птицы

тыс. т

848,0

705,6

500,6

445,1

169,4

158,5

в том числе из дальнего зарубежья

тыс. т

844,9

702,1

495,9

440,7

170,4

159,3

Масло сливочное

тыс. т

246,2

460,0

151,4

189,0

162,6

243,4

в том числе из дальнего зарубежья

тыс. т

169,7

302,3

102,6

132,5

165,4

228,1

Цитрусовые

тыс. т

462,5

247,1

629,2

369,1

73,5

66,9

в том числе из дальнего зарубежья

тыс. т

453,0

241,1

609,0

357,2

74,4

67,5

заменители кофе

тыс. т

26,8

95,5

28,0

103,3

95,7

92,5

в том числе из дальнего зарубежья

тыс. т

26,5

94,2

27,5

102,7

96,5

91,8

Чай

млн. долларов

306,9

260,4

117,9

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

301,1

243,6

123,6

Зерновые культуры

млн. долларов

335,4

448,8

74,7

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

163,3

341,6

47,8

Масло подсолнечное

тыс. т

291,4

267,4

76,2

71,0

382,5

376,4

в том числе из дальнего зарубежья

тыс. т

176,7

177,4

53,2

59,2

332,2

299,5

Сахар (включая сырец)

тыс. т

3019,0

1275,1

2152,6

661,0

140,2

192,9

в том числе из дальнего зарубежья

тыс. т

1480,1

574,8

1450,4

450,6

102,0

127,6

Алкогольные и безалкогольные

тыс. т

напитки

млн. долларов

2080,2

1188,8

175,0

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

1157,7

695,0

166,0

Сигареты

млн. долларов

483,4

342,9

141,0

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

451,1

271,9

165,9

Медикаменты

млн. долларов

963,9

1222,0

78,9

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

932,5

1183,5

78,8

Инсектициды, фунгициды, гербициды

млн. долларов

163,3

176,9

92,3

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

162,4

176,2

92,2

Одежда

млн. долларов

605,5

992,0

61,0

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

532,0

860,5

61,8

Обувь, кожаная

млн. пар

28,8

243,5

46,1

424,7

62,5

57,3

в том числе из дальнего зарубежья

млн. пар

26,4

212,7

41,7

383,1

63,4

55,5

Железо, сталь и прокат

млн. долларов

804,1

853,3

94,2

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

187,2

113,6

164,8

Трубы стальные

тыс. т

1239,5

717,5

1332,6

706,4

93,0

101,6

в том' числе из дальнего зарубежья

тыс. т

347,6

320,7

631,2

501,4

55,1

64,0

Машины и оборудование, транспортные

тыс. т

средства

млн. долларов

15484,3

13619,8

113,7

в том числе из дальнего зарубежья

млн. долларов

131438

10667,0

123,2

Россия в международном движении капитала

Наряду с торговлей одной из главных форм мировых экономических отношений является международное движение капитала. В 90-е годы Рос­сия проводит политику широкого сотрудничества в международной фи­нансовой сфере, в частности привлекая и используя внешние ресурсы.

Использование иностранных инвестиций является объективной необ­ходимостью, обусловленной системой участия экономики страны в МРТ и переливе капитала в свободные отрасли предпринимательства. Как свиде­тельствует практика, мировое хозяйство не может эффективно развиваться без перелива капитала в мировом масштабе, без его постоянной миграции. Это объективная необходимость и одна из важнейших отличительных черт современного мирового хозяйства. Поставив цель интегрироваться в миро­вое хозяйство, нельзя не признать объективности процессов вывоза капи­тала из России и его импорта в Россию.

Как и другие страны, Россия рассматривает иностранные инвестиции как фактор:

1) ускорения экономического и технического прогресса;

2) обновления и модернизации производственного аппарата;

3) овладение передовыми методами организации производства;

4) подготовка кадров, отвечающих требованиям рыночной экономики.

Для нормализации российской экономики в ближайшие 5-7 лет, по оценке американской компании «Эрнст и Янг», нужно привлечь 200-300 млрд. долл. Только одному топливно-энергетическому комплексу России для преодоления кризисных явлений потребуется 100-140 млрд. долл. Для замены и модернизации активной части производственных фондов нужно ежегодно привлекать 15-18 млрд. долл. По оценкам некоторых россий­ских экспертов, в реальности России придется рассчитывать на более скромный объем иностранного капитала, где-то в пределах 10 млрд. долл.

В каких же формах участвует капитал в России?

Иностранный капитал в России присутствует как в государственной, так и в частной форме, в смешанном виде, а также как капитал междуна­родных организаций. Иностранные инвестиции поступают в российскую экономику как прямые частные инвестиции и в виде кредитов, как ссудный капитал.

Общий объем иностранных инвестиций в российскую экономику на начало 1996 г. составил 7,86 млрд. долл. (см, таблицу_.)

Таблица_.

Иностранные инвестиции в экономику России.64

Показатели

Объем инвестиций

1

Общий объем иностранных инвестиций

по 1 января 1996 г.

7,86 млрд. долл. и

1272,2 млрд. руб.

2

в том числе объем прямых инвестиций

5,53 млрд. долл. и

1032 млрд. руб.

3

Объем иностранных инвестиций в 1995 г.

2,8 млрд. долл. и

850 млрд. руб.

4

в том числе объем прямых инвестиций

1,88 млрд. долл. и

653 млрд. руб.

по сравнению с 1994 г. возрос в 2,8 раза

по сравнению с 1994 г. увеличился в 1,9 раза

Одна из популярных форм привлечения прямых инвестиций — это создание предприятий с иностранными инвестициями. По данным на 1 марта 1996 г. в стране их было зарегистрировано более 19,4 тыс. Количест­во действующих предприятий с иностранным капиталом составило 11,6 тыс., или 60% от общего числа зарегистрированных предприятий.

Отраслевая структура прямых инвестиций в экономику России пред­ставлена в таблице_.

Таблица_,

Отраслевая структура прямых иностранных инвестиций в экономику России в 1994 г.65

Объем инвести­ций (млн. долл.)

% к итогу

Топливно-энергетический комплекс

521,7

49,5

Торговля и общественное питание

103,0

9,8

Строительство

59,0

5,6

Деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

49,5

4,7

Машиностроение и металлообработ­ка

43,7

4,1

Прочие отрасли

278,7

26,3

Все более возрастающую долю в притоке иностранного капитала составляют портфельные инвестиции.

По данным в 1994 г. иностранными инвесторами вложено в акции приватизированных предприятий 1,5 млрд. долл. В России обосновалось более 20 крупных инвестиционных компаний, которые занимаются покупкой российских акции.

Крупнейшим инвестором в России являются США (около 1 млрд. долл.). Наибольшие рублевые вложения сделаны Великобританией (17% от всего объема инвестиций), Германией, инвестиции которой занимают бо­лее скромное место по сравнению с США (150 млн. марок)

Таблица_.

Крупнейшие зарубежные инвесторы по количеству предприятий с иностранными капиталовложениями в 1994 г.66

Страны

Количество пред­приятии с иностран­ными инвестициями

% от общего числа предприятии с иностранными

инвестициями

США

1908

14,3

Германия

1517

11,4

Китай

1019

7,7

Финляндия

791

5,9

Великобритания

666

5,0

Италия

563

4,2

Польша

497

3,7

Австрия

466

3,5

Швейцария

368

2,8

Болгария

350

2,6

Япония

301

2,3

Франция

301

2,3

Оценивая количественные показатели присутствия иностранных ин­вестиций в экономике России, приходится констатировать следующее. Их удельный вес в совокупных вложениях по разным оценкам составлял в се­редине 90-х годов 2,7-5%. Предприятия с иностранным капиталом дают лишь 3% ВНП страны.

Таким образом, инвестиционный климат в России все еще остается неблагоприятным. Этому способствует политическая нестабильность, спад производства, кризис взаимных неплатежей, а также несовершенство и нестабильность налогового законодательства.

Каковы же позиции России в отношении вывоза капитала?

По данным «Круглого стола бизнеса России», в середине 90-х годов общий объем находящихся за рубежом ресурсов, включая вывезенные и инвестированные доллары, иностранные долги, составляют огромную сумму — 700 млрд. долл. За рубежом действуют тысячи фирм с россий­ским капиталом. По некоторым оценкам, объемы российских инвестиций за рубежом составляют 9-10 млрд. долл. (США — 1 трлн. долл.).

Вывоз капитала из России осуществляется двумя путями: законным путем и незаконными способами.

К законным можно отнести рост зарубежных активов российских уполномоченных банков. На начало 1994 г. они составили 20 млрд. долл., увеличились только за 1992 г. на 4 млрд. долл.

Основная масса частного капитала вывозится в рамках так называемо­го «бегства капитала», которое началось в 1989 г., а активизировалось с 1990 г. Утечка капитала ежегодно оценивается в 10-15 млрд. долл. (по не­которым оценкам 50 млрд. долл.). Для сравнения: весь экспорт нефтепро­дуктов за 1993 г. составил 2-8 млрд. долл., годовой экспорт леса — 1 млрд.

долл.

«Бегство капитала» характерно для стран с галопирующей инфляцией, высокими налогами и политической нестабильностью. Все это характерно для России. Основной мерой по сокращению «бегства капитала» за рубеж должно стать создание привлекательного инвестиционного климата в Рос­сии, который стал бы привлекательным как для внутренних российских капиталов, так и зарубежных инвестиций, ищущих прибыльного приложе­ния.

Россия и международный рынок труда.

Вхождение России как равноправного рыночного партнера в мировое сообщество неизбежно связано и с таким многогранным процессом, как международная миграция населения.

Россия с запозданием включилась в международные процессы мигра­ции населения. Импортируя рабочую силу (в 1995 г. число легально рабо­тающих в России превысило 200 тыс. чел.), Россия лишь несколько лет на­зад открыла вопрос об экспорте своей рабочей силы.

С принятием «закона о занятости» в 1991 г. всем гражданам России представлено юридическое право выезжать за рубеж на работу.

По прогнозам некоторых специалистов потенциально из России могут выехать 50 млн. чел., фактически — 1,5 млн. чел.67

Цифры реальной эмиграции свидетельствуют о следующем: в 1994 г. на работу за рубеж выехало около 10 тыс. российских граждан. Какая-то часть выехала за рубеж по «своим каналам».

Выход России на международный рынок труда осложняется рядом факторов и, прежде всего, неблагоприятной конъюнктурой этого рынка в последние годы, а также противодействием стран-импортеров рабочей си­лы.

Но Россия должна приложить усилия для освоения международного рынка труда. В перспективе Россия могла бы держать за рубежом 1-1,5 млн. чел., получая ежегодно 10-20 млрд. долл. Сумеет ли Россия занять достойное место на этом рынке покажет ближайшее будущее.

Современные явления на рынке труда

и в политике занятости.68

Преобразования в сфере, занятости населения являются одним из условий рыночной трансформации, связанной со становлением многосекторной (многоукладной) экономики, обновлением отраслевой структуры производства, формированием системы рынков и их инф­раструктур. Регулирование рынка труда должно основываться на новых системообразующих принципах экономической активности населения, отвечающих коренным изменениям в формах собственности и социально-трудовых отношений, Это – самозанятость, предпринимательство, наемный труд и безработица.

В значительной степени современные процессы в сфере занятости обусловлены приватизацией государственной собственности, а раз­витием корпоративной, групповой и индивидуальной частной собствен­ности. Это вызвало реструктуризацию занятости и образование но­вых сфер приложения труда в соответствии с требованиями рынка, включая, создание новых предприятий, высвобождение избыточного персонала из действующих производств, привлечение квалифицированной рабочей силы в рыночный сектор экономики.

Развитие негосударственного сектора экономики обеспечивает боль­шую часть доходных занятий экономически активного населения.. В 1997 г. доля занятых в негосударственном секторе экономики достигла 70%. Одновременно наблюдается постепенное повышение уровня безработицы прежде всего за счет населения, неконкурентоспособного на рынке труда и перехода скрытой безработицы на несостоятельных предприятиях и в бюджетной сфере (избыточной занятости) в официальную форму, регистрируемую службой занятости. Кроме того, про­исходит ее пополнение за счет возросшей трудовой миграции, увеличе­ния числа беженцев и вынужденных переселенцев. К 1997 г. около 91% экономически активного населения имели работу и более 9% - активно ее искали. При этом число официально зарегистрированных безработных достигло 2,5 млн. человек (3,4% экономически активного населения) и возросло по сравнению с 1992 г. в 2,4 раза.

Безработица в переходной экономике России проявляется глав­ным образом в смешанных формах: институционально-маргинальной и структурно-циклической. Она становится постоянным фактором развития рынка, который все больше воздействует на формирование системы занятости. В настоящее время наблюдается рост временной (фрикционной) и институционально-маргинальной (социальной) без­работицы при относительно низком для переходных процессов уров­не структурно-профессиональной и циклической форм ее проявле­ния. Растет хроническая безработица, связанная с низкой мобильностью и конкурентоспособностью безработных на рынке труда. (На начало 1997 г. 30% мужчин и 36% женщин из числа зарегистрированных безработных искали работу более одного года, причем 29% составляют безработные с неполным средним, начальным образованием и без образования.) Помимо этого, безработица приобретает пре­вращенные формы неполной занятости на производстве и скрытой безработицы на простаивающих рабочих местах, а также работы без оплаты на предприятиях-банкротах. Последнее свидетельствует о глу­боких деформациях в системе наемного труда.

Естественное состояние рынка труда в переходной экономике предопределяет проводимую политику занятости, служит общим фоном ее эволюции на различных уровнях управления. Рынок труда объективно берет на себя функции основного регулятора движения рабочей силы на стадии ее обращения. Получают развитие различные типы рынка труда, видоизменяется структура его взаимосвязей с экономической активностью и занятостью населения. В частности, это находит отражение в сосуществовании и противоречивом развитии открытого и регулируемого, саморегулируемого и «теневого» рынков труда, в повышении степени свободы труда с одной стороны, и монополизации условий занятости с другой.

Основой реализации системы рынков труда становится регио­нальный рынок. Можно выделить три основных типа. региональных рынков труда:

  • асимметричные, которым; присущи существенные перекосы в соотношении закрытого и открытого, регулируемого и «теневого» рын­ков труда, диспропорции в отраслевой структуре занятости и экономической активности населения. Это обусловлено «утяжеленностью» неадаптированных к рынку и монополизированных отраслей (градообразующих, военно-промышленного комплекса, тяжелой промыш­ленности и т.д.) при стагнации рыночного сектора экономики и неэффективной системе регулирования перелива.(оттока) рабочей силы, что сопряжено с ростом скрытой и регистрируемой безработицы.

– равновесие с относительно развитыми структурами рынка труда при переходе от прежней системы полной занятости системе экономической активности населения в условиях регулируемого роста безработицы и стабилизации социально-трудовых отношений, что проявляется в процессах трансформации скрытой безработицы в открытые формы;

– диверсифицированные, характеризуемые: высокой степенью ре­структуризации занятости и саморегуляции, которые создают условия для высокой мотивации и мобильности работников; быстрым развити­ем рыночного сектора экономики и системы экономической активности населения, обеспечивающих разнообразие форм занятости, низкие уро­вень и продолжительность регистрируемой безработицы под воздей­ствием социально-экономических регуляторов спроса и предложения рабочей силы, проводимых мер активной политики занятости.

Федерализация общественно-политических и социально-эконо­мических отношений начинает приобретать решающее значение при обосновании и проведении политики занятости. На практике, во-первых, происходит «размывание» централизованных основ национального рынка в условиях нарастания кризиса крупной промышленности и нарушения традиционных, хозяйственных связей. Во-вторых, все в большей мере проявляется стремление к самодостаточнос­ти, что приводит к изолированности региональных рынков труда, установлению избирательных, отвечающих специфике региона направлений регулирования экономической активности населения. Подоб­ная автаркия – своего рода следствие усиления неравномерности со­циально-экономического развития регионов страны.

Начиная с 1994-1995 гг. резко возросла дифференциация регио­нальных рынков труда. Наиболее низкий; уровень общей безработи­цы (4-6%) отмечен в 16 регионах страны, в основном в тех, тое раз­мещены предприятия топливно-энергетического комплекса (Татарстан, Башкортостан, Тюменская область), в Москве, Калужской, Тульской, Воронежской, Самарской областях. В 39 регионах уровень безработицы значительно (в 2 и более раз) превосходит среднероссийский, в том числе в Ингушетии – в 5 раз, в Дагестане – почти в 4,5 раза. Предложение рабочей силы существенно превышает спрос на нее в Ивановской, Владимирской, Псковской, Кировской облас­тях, республиках Марий Эл, Чувашия, Калмыкия, Удмуртия. Здесь число зарегистрированных безработных в расчете на одну вакансию составляет от 20 до 117 человек (1996 г.).

Причины роста напряженности на российском рынке труда.69

Падение экономической активности населения в 90-е годы. Чис­ленность экономически активного населения с конца 1993 г. по октябрь 1997 г. сократилась на 2,4 млн. человек и составила 49% общей численности населения страны. Тенденция к снижению экономической активности населения в России в определенной мере закономер­на. Отмена обязательной занятости в общественном производстве, обретение людьми права свободно выбирать, вступать им или нет в отношения на рынке труда, должны были способствовать доброволь­ному выходу части занятых, прежде всего женщин, из состава рабо­чей силы. Сокращение экономи­чески активного населения во многом происходило за счет традици­онно уязвимых категорий работников – лиц предпенсионного возрас­та, инвалидов, женщин, молодежи. Особые опасения вызывает без­работица среди молодежи: в настоящее время по крайней мере 2 млн. молодых людей не учатся и не работают, либо находясь на иждиве­нии родственников, либо перебиваясь случайными заработками. В результате у них формируется «культура безработицы», что чревато негативными социальными последствиями.

Сокращение: занятости. С начала экономических преобразова­ний численность занятых сократилась на 8,2 млн. человек, однако темпы такого сокращения были значительно ниже темпов общего спада в экономике. Если с 1990 г. по октябрь 1997 г. объем ВВП в реальном выражении уменьшился на,37,2%,то снижение занятости, по данным официальной статистики, составило 11,0%70.

Резкий рост регистрируемой безработицы. В 1992-1997 гг. чис­ленность регистрируемых безработных увеличилась более чем втрое, а уровень регистрируемой безработицы в конце 1997 г. составил 2,8%. Уровень же безработицы, рассчитанный по методологии МОТ, повы­сился за указанный период почти вдвое и осенью 1997 г. достиг 9,1% (см. табл._).

Таблица_.

Численность безработных в соответствии с методологией ФСЗ и МОТ

На конец года

Реги­стри­руе­мые неза­нятые (млн. чело­век)

Регист­рируе­мые безра­ботные (млн. человек)

Уровень регист­рируе­мой безрабо­тицы (%)

Безра­ботные по мето­дологии МОТ (млн. человек)

Уровень безрабо­тицы по методо­логии МОТ (%)

Доля регист­рируе­мых безра­ботных в общей числен­ности безра­ботных (%)

1992 г.

1,0

0,6

0,1

3,6

4,7

16,6

1993 г.

1,1

0,8

0,1

4,2

5,5

19,0

1994 г.

2,0

1,6

2,2

5,5

7,4

28,6

1995 г.

2,5

2,3

2,7

6,0

7,8

38,3

1996 г.

2,9

2,6

3,4

6,8

9,3

40,0

1.11.1997

2,3

2,1

2,8

6,5

9,1

32,5

Источники: данные Федеральной службы занятости в Минтруда РФ,

Увеличение разрыва между регистрируемой и общей безработицей. Наряду с низким уровнем регистрируемой безработицы со­храняется большой разрыв между числом регистрируемых безработ­ных и числом лиц, квалифицируемых как безработные, в соответ­ствии с методологией МОТ, достигший в октябре 1997 г. в среднем по России трех раз. Причем больший разрыв отмечается в регионах с низким уровнем регистрируемой безработицы. Например, в Москве, и Ставропольском крае при уровне регистрируемой безработицы со­ответственно 0,7 и 1,5% (на 1.11.1997г.) разрыв данных показателей достигает шести раз.

Усиление межрегиональной дифференциации уровней безрабо­тицы. Современное состояние российского рынка труда характери­зуется продолжающимся усилением дифференциации регионов по показателю регистрируемой безработицы (от 0,8% в Москве до 11,1%, в Ивановской области на конец 19б6 г.) наряду с увеличением доли регионов, перешедших 5-процентный; уровень регистрируемой безработицы. К ноябрю 1997 г. их число возросло до 18 (см. табл._). В 48% российских регионов уровень безработицы превышает 3%, что можно считать новой тенденцией к «выравниванию» региональ­ных уровней безработицы да более высокой отметке, чем среднероссийский показатель.

Таблица_.

Распределение регионов России по уровню регистрируемой

безработицы в 1992-1997 гг. (всего регионов – 89).

На начало года

Количество регионов с уровнем безработицы

до 1%

1-2%

2-3%

3-5%

5-7%

> 7%

1992 г.

89

-

-

-

-

-

1993 г.

62

21

6

-

-

-

1994 г.

47

23

8

9

2

-

1995 г.

13

27

18

17

11

3

1996 г.

4

18

21

19

13

14

1997 г.

1

11

20

30

16

10

1.11.1997 г.

2

23

20

25

15

3

1997 г. – без Чечни.

Усиление внутрирегирнальной дифференциации уровней безработицы. Сложившаяся в советский период моноотраслевая ориента­ция районов привела к большому разрыву уровней, безработицы внутри одной области (региона). Так, в середине 1997 г. в Нижегородской области со средним уровнем регистрируемой безработицы 3,0% минимальных уровень по районам составил 1,1,6%, а максимальный – 12,5%.71

Рост масштабов скрытой безработицы. Эта категория охватывает прежде всего работников, находящихся в вынужденных отпусках и работающих по сокращенному графику по инициативе администрации (в российской статистике такие категории работников учитываются как занятые, хотя во многих странах находящиеся в вы­нужденных отпусках считаются безработными). К ней также можно отнести и работников, не получающих заработную плату за свой труд (поскольку оплата труда является необходимой составляющей заня­тости по найму). Общее число подобных «заня­тых» (или безработных в скрытой форме) составляет по меньшей мере 9,6 млн. человек. Данные формы скрытой безработицы сильнее всего затрагивают работников с высо­ким уровнем образования и квалификации. По оценке ВЦИОМ, ква­лифицированные специалисты технического профиля вынуждены уходить в неоплачиваемые отпуска в шесть раз чаще, чем представи­тели администрации предприятий, а квалифицированные рабочие - в 3,9 раза чаще, чем неквалифицированные.

Наряду с указанными к этой категории работников можно также отнести: избыточно занятых; занятых на работе, не требующей имею­щейся у них квалификации и опыта, при наличии желания работать по специальности; не имеющих работу, ищущих и готовых к ней при­ступить, но не зарегистрированных службой занятости или не ищу­щих работу активно. С учетом перечисленных категорий вводный индекс безработицы мог бы составить 21,4%.72

Рост Продолжительности безработицы. Серьезной проблемой для России является увеличение длительной безработицы и расшире­ние круга вовлеченных в нее граждан, Только по регистрируемым в службе занятости показателям доля безработных с периодом безрабо­тицы более одного года возросла с 9% в 1994 г. до 15,7% в 1996 г. и до 21,4% в сентябре 1997 г. Официальные данные преуменьшают реальную численность длительно безработных и продолжительность периода безработицы. Во-первых, часть снявшихся (или снятых) с учета службы занятости безработных так и остались безработными, что, однако, не отражено в статистике. Во-вторых, с момента потери работы до момента регистрации в службе занятости, как правило, проходит определенный период, в течении которого человек фактически остается без работы и соответственно без средств к существованию, не прибегая к помощи государства. Промежуток времени с момента потери работы до момента обращения в Службу 'занятости составляет в среднем около 4 месяцев. Средне­статистический портрет длительно безработного – замужняя женщи­на средних лет со средним или средним специальным образованием.

Изменение социально-демографических характеристик безработных. Подданным обследования безработных, в 1996 г. среди обратившихся в службы занятости 52% составляли женщины. Несмотря на то, что доля женщин среди регистрируемых безработных по прежнему больше, чем мужчин, тезис о том, что у безработных в -России «'женское лиц», постепенно становится все менее популярным даже на биржах труда. В ходе аналогичного обследования, проведенного нами совместное с МОТ в 1993 г., женщины составляли 66% среди обратившихся на биржи труда.

«Помолодели» по сравнению с 1993 г. и сами клиенты бирж тру­да. Если в 1993 г. средний возраст Обратившегося в службу занятости мужчины составлял 40 лет, а женщины - 35, то в 1996 г. - соответственно 37 и 33 года. Несколько изменился и образовательный состав обратившихся в службы занятости безработных: сократилось число граждан с начальным образованием и увеличилось со средним специ­альным. Уровень образования безработных женщин по-прежнему ос­тается более высоким, чем безработных мужчин. 60% обратившихся в службы занятости были замужем/женаты.

Перспективными направлениями развития инфраструктуры рынка труда становится и «социализация» службы занятости на открытом рынке труда на принципах социального партнерства. Это касается организации трудового посредничества, трудоустройства безработных и выплаты пособий, управления службой занятости. В результате можно повысить социально-экономическую эффективность регулирования рынка труда на основе содействия профессионально-трудо­вой мобильности рабочей силы, в том числе за счет организационно-финансового обеспечения процессов реструктуризации занятости, совершенствования форм профобучения и переподготовки высвобож­даемых работников, усиления координации с профессиональными союзами и объединениями предпринимателей, повышения роли коллективных договоров в регулировании профессиональной занятости.

Проведение активной политики занятости предполагает реализа­цию комплекса организационных мер:73

– концентрацию заявленного спроса и предложения рабочей силы в информационных банках бирж труда, развитие инфраструк­туры рынка труда путем создания специализированных служб ин­формационно-консультационного обслуживания работополучателей и работодателей;

– широкое использование активных и специализированных форм трудового посредничества: ярмарок вакансий, дней специалистов, открытых рынков труда и т.п. Этому могут способствовать «привати­зация» части посреднических функций службы занятости на основе создания общественных некоммерческих организаций содействия тру­доустройству, разработка специальных технологий профотбора ра­ботников по заявкам предприятий;

– содействие трудовой, профессиональной и территориальной мобильности незанятых работников в соответствии с развитием конъюнктуры регионального и локальных рынков труда, в том числе путем профинформаций, профориентации, консультаций и профобу­чения (переобучения), включая помощь службы занятости при перемене, занятий, переезде к новому месту работы;

– регулирование продолжительности безработицы на основе использования рациональных процедур регистрации, учета и переучета безработных, корректировки предоставляёмых социальных гарантий в соответствии с изменением ситуации на региональном рынке труда;

– переход к социальному страхованию от безработицы как финансово-организационной системе, адекватной потребностям регулирования рынка труда; формирование целевых региональных фондов содействия занятости с привлечением дополнительных источников (средств государственного бюджета, региональных, отраслевых; внебюджет­ных фондов, ссуд и кредитов, целевых взносов, пожертвований и др.);

– организация деятельности службы занятости как части единого регионального органа управления трудом занятостью и трудовой миграцией; развитие ее структур исходя из оценки эффективности политики, проводимой на рынке, труда.

Особое, место в регулировании рынка труда занимает проблема соотношения спроса и предложения рабочей силы. В условиях роста безработицы ее соотношение может достигаться не только на основе мер обеспечивающих соразмерное увеличение экономических рабочих мест, но и спонтанного движения свободной рабочей силы к лучшим условиям занятости. Кроме того, реализация активных действий, направлен­ных на повышение конкурентоспособности работников и эффективно­сти занятости, в том числе проведение в необходимых случаях протек­ционистских мер, может стимулировать спрос на труд.

Активная политика занятости должна способствовать уменьше­нию структурных перекосов на рынке труда в результате повышения мобильности работников, их профессиональной адаптации к заявлен­ному спросу и содействия трудовой миграции в регионы с благопри­ятной конъюнктурой. Повышение трудовой мобильности становится важным средством сдерживания роста безработицы в регионах с кри­тической ситуацией на рынке труда.74

Современная парадигма рынка труда.

  1. Общая характеристика политики занятости.

1. Федеральная (общегосударственная) политика занятости:

  • унитарная, проводимая на национальном (общероссийском) рынке труда;

  • активная по отношению к условиям занятости (рабочим и учебным местам), высвобождаемым работникам и незанятому населению;

  • пассивная по отношению к открытому рынку труда и движению рабочей силы;

  • самодостаточная по отношению к социально-трудовой сфере;

  • финансируемая за счет внебюджетных фондов занятости, формируемых на принципах «социального налога» на занятость и перераспределяемых в соответствии с приоритетами государственной политики занятости;

  • регулируемая законом о занятости населения РФ как частью социального законодательства, который является законом прямого действия; осуществляемая под контролем службы занятости как части системы органов исполнительной власти РФ;

  • соответствующая этапу становления цивилизованного рынка с системой гарантий при безработице.

  1. Региональная (на уровне субъекта РФ) политика занятости:

  • региональная на уровне субъекта РФ, учитывающая особенности локальных рынков труда;

  • активная по отношению к структурам труда и системе экономической активности населения страны;

  • избирательная по отношению к условиям занятости;

  • интегрированная с социально-трудовыми отношениями;

  • финансируемая за счет системы социального страхования безработицы и инвестиционных программ, реализуемых на региональном уровне;

  • регулируемая основами законодательства РФ о труде и занятости, законами прямого действия, принимаемыми на уровне субъекта Федерации;

  • осуществляемая на принципах социального партнерства и в предела компетенции региональных органов труда и занятости;

  • соответствующая этапу федерализации социально-экономических отношений и формированию автономных рынков труда в регионах.

  1. Объект регулирования:

  1. Занятость населения в РФ.

  2. Региональный рынок труда субъекта РФ.

  1. Цели регулирования.

Поддержание полной занятости; сдерживание безработицы на социально допустимом уровне, борьба с массовой безработицей; развитие трудовых ресурсов; предоставление гарантий занятости и поддержание доходов безработных.

Согласование спроса и предложения рабочей силы; развитие трудовой и профессиональной мобильности работников в соответствии с конъюнктурой рынка труда; регулирование безработицы на основе трудовой активизации безработных.

  1. Методы и формы регулирования.

Сохранение, поддержание и создание рабочих мест; регулирование и регламентация высвобождения рабочей силы; предоставление государственных гарантий занятости и поддержания доходов безработных, включая профобучение и переподготовку; меры адаптации к новым условиям занятости, материальная помощь социально незащищенным безработным.

Активное трудовое посредничество на открытом рынке труда; инвестирование в рабочую силу, направленное на повышение ее конкурентоспособности и мобильности; социальное страхование от вынужденной безработицы; избирательное поддержание рабочих мест и развитие форм занятости с учетом конъюнктуры рынка занятости.

  1. Организация политики занятости.

Федеральная и региональная программы содействия занятости и создания рабочих мест.

Оперативное регулирование региональных и локальных рынков труда, системы социального страхования от безработицы; целевые комплексные программы профессионально-квалификационного совершенствования рабочей силы, эффективной занятости и мобильности безработных.

  1. Функции государства.

Гарант занятости населения; активное противодействие безработице; социальная защита безработных.

Правовые гарантии социальной справедливости на рынке труда; активная помощь вынужденно безработным в профобучении, трудоустройстве и переезде к новому месту работы.

  1. Субъект политики занятости.

Министерство труда и социального развития РФ, Федеральная служба занятости, министерства и ведомства РФ, региональные органы исполнительной власти.

Региональные органы труда, занятости и миграции, инфраструктуры рынка труда и система социального партнерства на уровне субъекта РФ.

Россия в системе международных валютно-финансовых и кредитных отношений.

Стремление России к интеграции в мировое хозяйство предполагает ее активное участие в международных валютно-финансовых и кредитных отношениях. Стратегической задачей ее валютной политики является вве­дение свободного обмена рубля на конвертируемые валюты. Курс рубля к конвертируемым валютам обеспечивает связь экономики России с миро­вым рынком.

В России фактически имеется внутренняя конвертируемость рубля при наличии ряда валютных ограничений. Для перехода к полной конвер­тируемости рубля потребуется политико-экономическая и финансовая ста­билизация, накопление золотовалютных фондов, отработка валютного ме­ханизма сотрудничества со странами СНГ.

Интеграция России в мировое хозяйство дает возможность участия в операциях мирового рынка ссудного капитала, которая не может быть в полной мере реализована из-за существующих валютных ограничений, не­благоприятного инвестиционного климата в стране.

В то же время из-за неплатежеспособности Россия фактически лиши­лась доступа к рынку средне- и долгосрочного ссудного капитала. Основ­ная масса представленных ей кредитов либо привязана к поставкам това­ров, либо обусловлена определенными нормами, либо выделена на кредитование инвестиционных проектов.

Получая те или иные кредиты, нельзя забывать, что Россия является одним из крупнейших должников в мире. В 1995 г. ее внешний долг соста­вил 120 млрд. долл. И хотя норам обслуживания долга не является высокой (чуть больше 10%), т.е. на обслуживание внешнего долга выделяется более 10% экспортной выручки, тем не менее нарастание объемов внешней за­долженности не позволяет в перспективе нормально развиваться россий­ской экономике.

Таблица_.

Структура российского внешнего долга (млрд. долл.).75

1994

1995

Долг СССР

103,9

110,3

странам СЭВ

29,0

28,0

другим официальным кредиторам, включая Парижский клуб

38,8

42,3

коммерческим банкам и фирмам

36,1

40,0

Долг России (с 1992 г.)

8,8

11,3

официальным кредиторам

5,3

5,9

коммерческим фирмам

0,0

0,0

международным финансовым организациям

5,5

5,4

Всего (Россия и СССР)

112,7

121,6

Всего (без СЭВ)

83,7

93,6

Следует подчеркнуть, что Россия не только должник, но и солидный кредитор для многих стран. Так, долг развивающихся стран по отношению к России в 1993 г., по разным оценкам, составил 140-176 млрд. долл.

Текущая задолженность стран СНГ, и их долг в последние годы воз­растает. Текущая задолженность стран СНГ России составляет 9 млрд. долл.

Сбалансированная, гибкая политика России по управлению своими зарубежными займами и кредитами будет способствовать ее выходу из нынешнего тяжелого финансового положения.

Таким образом, к концу XX столетия Россия оказалась перед нелегки­ми проблемами вхождения в мировую экономику и мировое хозяйство. Испытывающая огромные трудности перехода к рыночной системе, обремененная специфическими экономическими и политическим отношениями со странами ближнего зарубежья, российская экономика пытается удер­жаться на приличном уровне и занять достойное место в мире.

США в мировой экономике.

Тема 2.

США – лидер мировой экономики, одна из крупнейших по территории (площадью около 9,3 млн. кв. км) и населению (проживает более 255 млн. чел.) стран мира.

  1. Характерные черты прошлого развития.

    1. Сравнение макроэкономических показателей СССР и США.

В 1967 г. в ИМЭМО АН СССР была создана Лаборатория международных экономических сопоставлений, которая провела прямые сопоставления важнейших экономических пока­зателей СССР и США на базе их национальных статистик. Тогда еще не было ни между­народных проектов, включавших в сравнение СССР, ни обширной статистики ООН, МВФ или ОЭСР. Подобные сопоставления, однако, проводились серьезно и широко в США - как отдельными исследователями, 'гак и особенно ЦРУ. В последнем было создано специальное исследовательское подразделение, которое вело альтернативную статистику по экономике СССР, пытаясь определить истинные темпы, тенденции и уровни экономического развития СССР. Запад уже давно не доверял нашим официальным данным.

Промышленность1.

Прямые сравнения продукции промышленности СССР и США были проведены за 1954 195К, 1963 и 1967 цензовые годы. Данные американских цензов пересчитаны и соответствии с "Классификацией отраслей народного хозяйства и отраслей промышленности СССР", изданной ЦСУ СССР в 1967 г. Так, для сопоставимости с данными по СССР американская промышленность была "сформирована" как сумма обрабатывающей, ч добывающей про­мышленности, электроэнергетики, промышленных услуг и ремонта. При определении стои­мости валовой продукции этих отраслей к данным о товарной продукции (отгрузках) добавляется прирост запасов и незавершенного производства. В результате общий объем валовой продукции промышленности США в 1958 г. был определен в размере 365,5 млрд. долл.. в 1963 г. - 469,1 млрд., в 1967 г. - 615,9 млрд. долл. Им противостояли следующие величины советской палевой продукции в рублях: 127,2 млрд.. 201 млрд. и 2Я5.9 млрд. Тогда рубль по своей покупательной способности не так сильно отличался от доллара, как сейчас.

Общее число товаров или товарных групп – представителей составивших базу для сравнения, было равно 255, в том числе по машиностроению – 44. На эти группы товаров-представителей приходилось 17,3% продукции машиностроения СССР и 11,4% – США. По продукции топливной промышленности, железной руде, стеклу, фарфору и фаянсу делалась поправка на качественные различия. Из соотношения цен по товарам-представителям или средних цен по товарным группам, общим для СССР и США, получались отраслевые паритеты покупательной способности (ППС) рубля и доллара, которые взвешивались затем по структуре производства в СССР и США для определения паритетов и сравнительных объемов производства по всей промышленности (табл._).

Таблица_.

Паритеты покупательской способности рубля и доллара по отраслям промышленности

(руб. за 1 долл.)

Отрасли

1954 г.

1958 г.

1963 г.

1967 г.

по структуре СССР

по структуре США

средняя геометрическая

по структуре СССР

по структуре США

средняя геометрическая

по структуре СССР

по структуре США

средняя геометрическая

по структуре СССР

по структуре США

средняя геометрическая

Электроэнергетика

0,777

0,783

0,780

0,633

0,640

0,636

0,592

0,600

0,596

0,894

0,910

0,902

Топливная

1,175

0,821

0,962

0,953

0,784

0,864

0,839

0,860

0,849

1,402

1,307

1,354

Черная металлургия

0,562

0,565

0,563

0,529

0,537

0,533

0,548

0,559

0,553

0,792

0,787

0,789

Химическая

1,318

1,575

1,441

1,328

1,460

1,392

1,399

1,434

1,416

1,272

1,465

1,365

Машиностроение

0,846

0,896

0-871

0,626

0,701

0,662

0,565

0,647

0,605

0,493

0,583

0,527

Стройматериалы

0,552

0,790

0,660

0,490

0,701

0,586

0,484

0,692

0,578

0,599

0,973

0,763

Лесная и деревообрабатывающая

0,610

0,750

0,676

0,740

0,777

0,758

0,710

0,900

0,799

0,780

1,030

0,896

Стекольная и фарфорофаянсовая

0,889

1,443

1,132

0,794

1,474

1,082

0,842

1,470

112

0,965

1,332

1,133

Легкая

1,497

1,770

1,6

1,418

1,677

1,541

1498

1,736

1,612

1,367

1,459

1,407

Пищевая

0,847

1,190

1,01

0,906

1,276

1,076

1,125

1,672

1,371

1,073

1,446

1,245

Всего

0,892

1,039

0,91

0,808

0,949

0,876

0,821

1,019

0,915

0,834

0,984

0,906

Соотношение рубля к доллару все эти годы было около 1:1, причем покупательная способность рубля к доллару имела даже некоторую тенденцию к повышению. Что касается соотношения по выпуску продукции, то они неуклонно сближались (с 30% в 1954 г. до 51% в 1967 г.). Особенно заметно это было видно по машиностроению.

Для сравнения уровня производительности труда в промышленности СССР и США, полученные соотношения по продукции были соотнесены с данными численности занятых в промышленности обеих стран. По СССР взяты данные о промышленно-производственном персонале (рабочие, ученики, инженеры, служащие, младший обслуживающий персонал, охрана), по США – общая численность наемного персонала.

В целом численность занятых в промышленности СССР в 1954 г. составила 18,2 млн. человек, в США - 17,8 млн., в 1958 г. - соответственно 20,7 млн. и 17,2 млн., в 1963 г. - 24,9 млн. и 18,2 млн. и в 1967 г. – 29,1 млн. и 20,6 млн. человек.

Прямое сопоставление показателей промышленного производства и СССР и США позволяет сделать следующие выводы:

1. В рассматриваемый период прослеживалась тенденция к сокращению разрыва между СССР и США по валовой продукции и производительности труда. Однако в отношении производительности труда этот процесс протекал медленно в связи с быстрым ростом численности занятых в СССР. За 1954-1967 гг. соотношение между СССР и США по валовой промышленной продукции повысилось с 30 до 51,2%, а по производительности труда - с 29,3 до 36,2%.

2. К 1967 г. Советский Союз превзошел США но объему производства стройматериалов и почти догнал их по продукции черной металлургии. Страна достигла почти 80% американского уровня в легкой промышленности и более 60% - в пищевой.

3. Относительный уровень производительности труда в лесной, деревообрабатываю­щей и целлюлозно-бумажной, стекольной и фарфорофаянсовой промышленности за 1954-1967 гг. практически не изменился, а в электроэнергетике, топливной, химической и пищевой промышленности даже снизился.

4. Самый низкий абсолютный и относительный уровень производительности труда был в советской топливной промышленности.

5. в процессе «» экономического соревнования

с США Советский Союз располагавший огромными ресурсами, делал акцент на наращивании их использования. В течении рассматриваемого периода заметно возросла численность рабочей силы в промышленности СССР относительно США. Соотношение численности занятых в промышленности возросло с 103% в 1954 г. до 142% в 1967 г.

Сельское хозяйство2.

Эта отрасль по своему охвату примерно одинакова для обеих стран, хотя американские данные частично пришлось перегруппировать в соответствии с советской классификацией. Для сопоставления валовой продукции отрасли была составлена «корзина» из основных сельскохозяйственных продуктов в натуральном выражении (зерно, хлопок, мясо, овощи, фрукты и т.д.). по ней рассчитывались паритеты реальной покупательной способности рубля и доллара с использованием фермерских цен для США и так называемых сопоставимых (постоянных) цен для СССР (таблица_).

Таблица_.

Паритеты покупательной способности рубля и доллара в сельском хозяйстве СССР и США.

(руб. за 1 долл.)

1950 г.

1958 г.

1967 г.

1970 г.

Сельское хозяйство

по структуре СССР

1,53

1,52

1,49

1,48

по структуре США

1,70

1,71

1,74

1,81

средняя геометрическая

1,61

1,61

1,61

1,64

Растениеводство

по структуре СССР

1,52

1,74

1,44

1,42

по структуре США

1,65

1,69

1,74

1,86

средняя геометрическая

1,50

1,58

1,50

1,61

Животноводство

по структуре СССР

1,54

1,57

1,54

1,56

по структуре США

1,76

1,73

1,74

1,76

Средняя геометрическая

1,65

1,65

1,64

1,67

Эти паритеты были применены при сравнении валовой продукции сельского хозяйства СССР и США в рублях и долларах (таблица_).

Таблица_.

Сопоставление валовой продукции сельского хозяйства СССР и США

(США=100)

1950 г.

1954 г.

1958 г.

1962 г.

1967 г.

1970 г.

Сельское хозяйство

Всего

в рублях

54,5

56,3

71,2

72,4

7,8

86,4

в долларах

60,8

60,8

80,4

82,1

93,5

105,7

Средняя

57,1

58,2

75,3

77,2

84,2

91,5

Растениеводство

в рублях

68,4

67,8

77,8

79,1

8,1

94,3

в долларах

74,4

73,0

89,6

91,3

106,3

123,3

Животноводство

в рублях

42,1

46,4

64,8

66,4

67,6

78,2

в долларах

48,0

49,5

71,4

73,4

81,5

88,7

Сопоставление стоимостных величин может быть дополнено сопоставлением натуральных показателей потребления энергии в сельском хозяйстве СССР и США (таблица_).

Таблица_.

Сопоставление затрат энергии в сельском хозяйстве СССР и США

(млн. лошадиных сил и %)

1920 г.

1940 г.

1950 г.

1955 г.

1960 г.

1970 г.

СССР

23,9'

47,5

62,3

107,1

155,9

336,4

США

37,5

106,8

198,3

118,8

363,6

426,5

СССР в % к США

63,7

44,5

31,4

34,0

44,1

78,9

' - 1916 г.

Для того, чтобы сравнить уровни производительности труда в сельском хозяйстве СССР и США, необходимы сопоставимые данные о занятости в этой отрасли. Для большей точности из советских данных о занятости в сельском хозяйстве были исключены занятые и ветеринарии и административных службах (около 0,7 млн. человек), а по США взяты данные о занятости в пиковый летний период, поскольку советская статистика учитывала всех занятых, многие из которых зимой не работали. В результате, например, за 1970 г. в США мы насчитали 3,7 млн. фермеров и членов их семей, а также 1,8 млн. наемных работников. Всего 5,5 млн. человек, занятых в сельском хозяйстве США. В Советском Союзе аналогичная категория составила около 30 млн. человек (таблица _).

Таблица_.

Сопоставление численности занятых в сельском хозяйстве СССР и США

(млн. человек и %)

1950 г.

1958 г.

1962 г.

1967 г.

1970 г.

СССР

42,0

37,2

32,8

29,9

29,8

США

11,7

8,8

7,9

6,0

5,5

СССР в % к США

359

423

415

498

542

Производительность труда в сельском хозяйстве СССР и США соотносилась, по нашим расчетам, следующим образом (таблица_).

Таблица_.

Сопоставление уровней производительности труда в сельском хозяйстве СССР и США

(США=100)

1950 г.

1958 г.

1962 г.

1967 г.

1970 г.

В рублях

15,2

16,8

17,4

15,6

15,9

В долларах

16,9

19,0

19,8

18,8

19,5

Средняя

16,1

17,9

18,6

17,2

17,7

Советский Союз отставал от США по уровню производительности труда в сельском хозяйстве в 6 раз, и разрыв между двумя странами практически не изменялся. Ясно, что сравнение объема производства и производительности труда по валовой продукции преувеличивает полученные результаты из-за повторного счету сырья и потерь. Классическим примером был учет урожая зерна в СССР по бункерному весу до его сушки. Но в любом случае сравнение отражало крайнюю неэффективность сельскохозяйственного производства в СССР.

Помимо пятикратного превосходства над США но численности занятых в сельском хозяйстве СССР имел посевную площадь почти в 1,5 раза большую, чем США. Затраты кормов ни единицу животноводческой продукции были в 1,5-2 раза больше, а урожайность зерновых культур составляла едва лишь половину американского уровня. Советский Союз был также чрезвычайно расточителен и в использовании сельскохозяйственной техники. Из-за ее низкого технического уровня, а также в результате чрезвычайно бесхозяйственного к ней отношения в колхозах и совхозах значительная часть новых машин быстро выходила из строя.

2. Структурные изменения в экономике США

2.1 Структурные изменения в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве и других отраслях материального производства

Сдвиги, которые происходят в экономике США в современный период, представляют собой комплекс изменений в ее сферах, подразделениях и от­раслях. Это ведет к установлению новых соотношений между ними, видоизменяет структуру американского хозяйства сформировавшуюся в 50-70-х годах.

Отличительная особенность процесса структурной перестройки эко­номики США связана с тем, что он разворачивается в крупнейшей и наиболее мощной в экономическом, политическом и военном отношении стране со­временного капитализма, немаловажная черта современных структурных сдвигов в США - их развертывание в хозяйственной системе, где главная воспроизводственная пропорция (между двумя подразделениями обществен­ного производства) стабилизировалась еще в начале 60-х годов. Наиболее за­метные изменения в структуре общественного продукта происходили в США вследствие опережающего развития сферы услуг и различий в темпах освое­ния новых технологий в отраслях материального производства.

Эти направления структурной перестройки оказали на американское хозяйство глубокое воздействие. Они способствовали увеличению роли услуг в воспроизводственном механизме экономики США и концентрации усилий частного капитала на видах предпринимательской деятельности, обеспечи­вающих скорейшее получение максимальной прибыли.

Представление о масштабах и характере происходивших изменений дают показатели изменения структуры валового внутреннего продукта (ВВП) страны на протяжении последних 45лет (табл. _).

Таблица_.

Структура валового внутреннего продукта США

(%, расчёт в текущих ценах)3

Отрасли и сферы хозяйства

1980

1990

1995

1996

Валовой внутренний продукт (всего)

100,0

100,0

100,0

100,0

В том числе:

сельское и лесное хозяйст­во, рыболовство

2,9

1,7

1,9

1,9

добывающая промышлен­ность

1,8

2,2

1,9

1,6

строительство

5,1

5,0

4,9

3,9

обрабатывающая промыш­ленность

24,8

18,7

18,9

17,9

транспорт

4,0

3,2

3,2

3,2

связь

2,4

2,5

2,7

2,7

электро-, газо- и водоснаб­жение

2,3

3,3

3,0

3,0

торговля

16,6

13,7

16,3

15,9

финансы и страхование

14,4

18,7

18,2

18,2

услуги (деловые и личные)

11,8

16,4

16,9

19,0

государственные услуги

13,2

13,7

12,3

12,6

Прежде всего, обращает на себя внимание неуклонное снижение доли базовых отраслей материального производства - сельского и лесного хо­зяйства, добывающей и обрабатывающей промышленности и, отчасти, строительства. Эта тенденция формировалась под воздействием многих факторов, причем действие их было в ряде случаев разнонаправленным.

Во-первых, это кризисное состояние и последовавшая за ним глубокая перестройка таких, к примеру, базовых отраслей, как добывающая и метал­лургическая промышленность. Это было обусловлено их высокой капитало- и энергоемкостью, ставшей социально неприемлемой экологической несостоятельностью, а также резко усилившейся конкуренцией, которую встречает продукция этих отраслей на мировом рынке.

Во-вторых, отрасли так называемой тяжелой промышленности к на­стоящему времени в значительной мере утратили свою роль фундамента ин­дустриальной экономики, “локомотива” ее роста. В связи с этим следует от­метить тот факт, что определяющей характеристикой технико-технологического перевооружения хозяйства США (и не только этой страны/, является все более четкая ресурсосберегающая направленность. Это означа­ет, что общее повышение эффективности хозяйства обеспечивается по пре­имуществу путем нарастающей экономии всех видов ресурсов /трудовых, ка­питальных, сырьевых, энергетических, финансовых). В конечном счете, подобные тенденции свидетельствуют о постепенном переходе большинства отраслей и сфер хозяйства на принципиально более высокий (а в иных слу­чаях и качественно новый) уровень развития и, следовательно, на существен­но более высокий уровень эффективности.

В-третьих, происходит все большая ориентация производства на выпуск высококачественной и обладающей большей полезностью продукции, эффективность использования которой у потребителя может быть обеспечена существенно меньшими ее объемами (количествами).

В-четвертых, в состав базовых отраслей входит целая группа быстро растущих, ресурсоэкономных, так называемых наукоемких или наукоинтенсивных подотраслей и производств, которые определяют не только новое лицо самих базовых подотраслей, но и всего хозяйства страны. Что касается тенденции к постепенному снижению доли сельскохозяйственного произ­водства, то этот процесс происходит практически с начала XX века. Важнейшим фактором, его обусловившим, особенно в послевоенный период, также был НТП, сыгравший решающую роль в. изменении материально-технической базы сельского хозяйства, росте концентрации и материализа­ции производства, развитии агропромышленной интеграции и, в конечном счете, в увеличении объемов продукции сельского хозяйства, повышении его эффективности и прежде всего производительностью живого труда.

В американской статистике принято подразделять все отрасли и сферы народного хозяйства на “производящие продукцию” (сельское хозяйство, строительство, добывающая и обрабатывающая промышленность) и “производящие услуги” (все остальные). За 1950-1995гг. доля отраслей первой группы, производящих товары, сократилась в ВВП с 45 до 27%, в общей чис­ленности занятых в народном хозяйстве - с 49 до 22%, и лишь их доля в ос­новном капитале несколько возросла (с 16 до 19%). Это обстоятельство по­зволило некоторым исследователям выдвинуть тезис о том, что на смену “индустриальное обществу” в США пришло “общество услуг”.

Аналогичные тенденции в рассматриваемый период были характерны и для структуры занятых (табл._). Произошло резкое снижение доли сель­ского хозяйства добывающей и обрабатывающей промышленности. В проти­воположность этому росла доля торговли, финансовых и прочих услуг в об­щей численности занятых

Таблица _

Динамика занятости в отдельных отраслях сферы услуг4.

Группы отраслей

Численность занятых,

тыс. человек

Доля в трудовых ресурсах хозяйства, %

Доля в трудовых ресурсах сферы услуг, %

1970

1980

1990

1996

1970

1980

1990

1996

1970

1980

1990

1996

I. Услуги, обеспечиваю­щие не

вещное накоп­ление

3405

5324

9116

12347

7,0

9,4

12,9

14,3

14,1

17,0

21,4

22,9

Образование

1986

3110

5171

6466

4,1

5,5

7,3

7,5

8,2

10,0

12,1

12,0

Здравоохранение

1419

2214

3945

5881

2,9

3,9

5,6

6,8

5,9

7,0

9,3

10,9

II. Услуги сфере произ­водства

и обращения

10583

13404

17946

24564

21,8

23,7

25,3

28,6

43,8

42,9

42,3

45,7

Торговля

8476

10165

13002

17214

17,5

18,0

18,4

20,0

35,1

42,5

30,6

32,0

Финансы, страхование,

операции с недвижимостью

1796

2551

3504

4765

3,7

4,5

4,9

5,6

7,4

8,2

8,2

8,9

Деловые услуги

311

688

1440

2585

0,6

1,2

2,0

3,0

1,3

2,2

3,5

4,8

III. Отрасли личного

Обслуживания

4693

5037

6415

7464

9,7

8,9

9,1

8,7

19,4

16,1

15,1

13,9

IV. Государственный аппарат

Управления

3619

4497

5267

6428

7,5

8,0

7,4

7,5

15,0

14,4

12,4

11,9

V. Прочие виды деятельности

1821

2984

3691

2992

3,7

5,3

5,2

3,5

7,6

9,6

8,7

5,6

Сфера услуг — всего

24121

31246

42432

53795

49,7

55,3

59,9

62,6

100,0

100,0

100,0

100,0

Хозяйство в целом

48531

56487

70858

85956

100,0

100,0

100,0

100,0

0

Американское хозяйство имеет все признаки сложившейся зрелой и эффективной экономики (табл._). Первое, что обращает на себя внимание - это низкая и имеющая тенденцию к снижению доля инвестиций в такие базо­вые отрасли, как сельское хозяйство, обрабатывающая и добывающая про­мышленность, строительство. Вместе с тем до 30% общей суммы капиталовложений увеличилась доля жилищного строительства. Несмотря на уже дос­тигнутый, высокий уровень обеспеченности населения жильем, в новое жи­лищное строительство в последние годы направлялось вдвое больше средств, чем в обрабатывающую и добывающую промышленность, вместе взятые.

Таблица _

Доля в ВНП отраслей экономики США, 1970-1996 гг., %

Отрасль

1970

1980

1991

1992

1993

1996

Материальное производство

44,1

33,1

33,4

31,0

30,2

30,9

Промышленность

32,4

25,7

26,1

24,3

24,1

24,4

В том числе

Обрабатывающая

29,2

22,1

21,3

20,5

20,7

21,2

Добывающая

3,2

3,6

4,8

3,8

3,4

3,2

Сельское и лесное хозяйство, рыболовство

7,3

2,9

3,1

2.7

2,2

2,5

Строительство

4,4

4,5

4,2

4,0

3,9

4,0

Нематериальное произ­водство

54,6

64,8

65,0

67,4

68,4

67,9

Связь

1,6

2,5

2,6

2,8

2,8

3,5

Транспорт

5,6

3,7

3,6

3,4

3,5

3,5

Электрогазоснабже­ние и коммунальное хозяйство

1,8

2,5

2,7

2,9

3,0

3,0

Торговля

17,9

16,3

16,0

16,0

16,2

16,4

Финансы

11,0

15,1

15,6

16,5

16,4

16,3

Услуги

8,4

13,0

13,1

14,0

14,4

14,4

Управление

8,3

11,7

11,4

11,8

11,9

11,5

Прочие отрасли

1,3

2,1

1,6

1,4

1,4

1,2

Принципиально важное значение для развития экономики США имеют структурные сдвиги в обрабатывающей промышленности (табл._). Доля большинства отраслей легкой промышленности практически по всем пара­метрам неуклонно снижалась. Объясняется это многими факторами и не в последнюю очередь острейшей конкуренцией продукции этих отраслей на мировом рынке. Та же тенденция характерна для металлургии (прежде всего черной), лесной и деревообрабатывающей промышленности, также для промышленности стройматериалов. Стабильными и даже усилившимися выгля­дят позиции целлюлозно-бумажной, полиграфической и резинотехнической отраслей промышленности. Высокая или нарастающая доля отличает разви­тие химической и нефтеперерабатывающей промышленности, а также отраслей машиностроительного комплекса

Таблица­_.

Изменение внутриотраслевой структуры обрабатывающей промышленности США

(в % к итогу, обрабатывающая промышленность=100)6

Отрасль

Объем производства

Численность занятых

Основной капитал

Капиталовложения

1980

1990

1996

1980

1990

1996

1980

1990

1996

1980

1990

1996

Пищевая

12,5

8,8

13,5

10,3

8,1

8,9

17,4

9,1

9,3

12,9

8,3

8,7

Табачная

1,2

1,2

1,1

0,6

0,3

0,3

0,5

0.5

0,7

0,3

0,5

00

Текстильная

4,7

2,5

2,4

8,6

4,3

3,7

7,4

3,1

2,3

6,2

2,1

2,3

Швейная

5,4

2,9

2,5

8,0

6,6

5,5

1,0

1,0

0,8

1,8

0,9

0.8

Кожевенно-обувная

1,7

0,7

0,3

2,7

1,2

0,7

0,6

0,2

0,2

0,5

0,2

0,1

Мебельная

1,7

1,4

0,7

2,4

2,4

2,7

1,0

0,8

0,9

1,0

0,8

0,9

Лесная и деревообрабатывающая

Целлюлозно-бумажная

4,8

3,3

1,6

5,2

3,5

4,1

2,6

2,6

1,8

5,2

2,9

1,8

Полиграфическая

3,4

3,9

4,5

3,3

3,3

3,7

5,6

6,2

6,8

6,0

7,4

10,6

Химическая

6,8

5,6

5,5

5,3

6,5

8,3

3,0

3,2

4,1

5,1

4,0

5,7

Нефтеперерабаты­вающая

4,0

8,1

10,3

4,4

4,8

5,9

10,2

12,8

12,3

11,1

12,4

14.9

Резинотехническая

1,8

4,1

5,3

1,4

0,7

0,9

7,0

60

6,0

5,0

5,1

4,1

Промышленность строит. материалов

2,3

2,9

3,5

2,2

3,8

4,8

1,9

3,2

3,3

2,4

3,0

4,3

Металлургия (черная и цветная)

4.4

3,1

2,3

3,4

3,2

2,9

4,9

4,3

2,9

5,3

4,3

2.7

Машиностроение и металлообработка

10,8

7,5

4,6

7,8

5,6

3.8

13,5

12,9

9,1

12,6

7,8

5,7

Прочие отрасли

34,0

42,4

38,8

31,6

43,7

41,6

22,5

33,0

37,8

23,8

39,3

36,4

0,5

1,6

3,1

2,8

2,0

2,3

0,9

0,3

0,9

0,8

1,0

0,8

К началу 80-х годов черная металлургия подошла с гигантским грузом «перенакопленного» основного капитала. В обстановке хронической не­догрузки производственных мощностей, вызванной падением спроса на металлопродукцию (на протяжении последних 25 лет металлоемкость ВВП со­кратилась в США более чем вдвое) снизилась прибыльность отрасли, что су­щественно ограничило инвестиционную активность, резко замедлило обнов­ление и модернизацию ее производственного аппарата. В этих условиях еще в начале 80-х годов черная металлургия перешла в разряд «структурно боль­ных», «умирающих», «лишенных будущего», заняло место в группе эконо­мических аутсайдеров Начиная с середины 70-х годов в среднем на 40% сократилась производственные мощности отрасли и количество выплавляемой стали, более чем вдвое уменьшилась численность занятых. Только в 1980-1989г.г. в США было ликвидировано 700 заводов, цехов и участков в стале­литейном производстве Хронический кризис американской черной метал­лургии способствовал и ускорению ее структурной перестройки Основными направлениями этой перестройки были: преодоление диспропорции между спросом и предложением путем ликвидации «избыточных» и устаревших

производственных мощностей, модернизация и реконструкция производственного аппарата путем распространения современных ресурсосберегающих

- и наиболее экологически чистых технологических процессов, широкой их ав­томатизации, а также в результате проведения более гибкой налоговой, амор­тизационной и протекционистской политики государства Особенно дина­мичным фактором перестройки черной металлургии оказалось развитие ми­ни-заводов, представляющих собой яркий пример сочетания ресурсоэкономной, компактной технологий и прогрессивных организационно-управленческих решений.

Во многом схожая ситуация в последние десятилетия была характерна и для другой старейшей отрасли американской промышленности - текстиль­ной, в которой, начиная с 1980 г было закрыто 260 устаревших, неконкурен­тоспособных фабрик. (Подобная тенденция наблюдается не только в метал­лургической и текстильной промышленности В 70-80-х годах закрывались устаревшие угольные шахты автомобильные, шинные, лесопильные, химические завода). Причем в ходе модернизации ликвидировались не только старые, неэффективные предприятия, но и сравнительно новые, продукция ко­торых, однако, не находила сбыта. Выход их создавшегося положения также был найден на путях радикального обновления и модернизации производст­венного аппарата-отрасли. Произошел, в частности, коренной сдвиг в ее сырьевой базе и широкий переход на синтетические волокна, автоматические и бесчелночные ткацкие станка и многие другие виды наиболее современно­го технологического оборудования. Опережающее развитие получили трико­тажное производство, изготовление нетканых материалов, а также широкое использование разнообразной электронной техники на всех этапах производ­ственного процесса. Так, доля электронных систем в общей стоимости нового текстильного оборудования, составлявшая в середине 70-х годов около 2%,к середине 80-х годов увеличилась примерно до 25%,а ныне в стоимости неко­торых видов прядильных и ткацких станков достигает 35%. В настоящее время в американской текстильной промышленности получают распространение гибкие производственные системы и системы автоматического контроля за технологическими процессами.

В рассматриваемый период практически полностью обновился и при этой радикально изменился производственный аппарат полиграфической промышленности и издательского дела, технико-технологическая оснащен­ность которых базируется ныне на самых современных достижениях элек­троники, химии, оптики. В данном случае вполне правомерно сказать, что на месте традиционного производства родилась принципиально новая отрасль в производственных процессах которой весьма трудно отыскать какие-либо признаки старого. Фотонаборные машины с электронной трубкой, гравиро­вальные и фоторепродукционные формы, автоматизированные пишущие ма­шинки, ксерокопировальная техника, разнообразная электронно-вычислительная техника - это и многие другие виды современных техниче­ских средств позволяют говорить о подлинном техническом перевороте в данной области.

Одним из первых (не только в США, но и в мире целом) вступило на путь широкой электронной автоматизации всего производственного цикла машиностроение. Ныне в арсенал технических средств комплексной элек­тронной автоматизации которыми располагает машиностроение страны, вхо­дят различные виды производственного оборудования .оснащенные система-1-ми ЧПУ (металлообрабатывающее, сборочное. контрольное транспортное, погрузочно-разгрузочная, складское промышленные роботы и др. (и электронно-вычислительная техника, ЭВМ различной мощности, микропроцессоры).

Тенденция к увеличению доли высококвалифицированного персонала в американской экономике особенно ярко проявляется в промышленном про­изводстве. Для инженерно-технического и научного персонала в обрабаты­вающей промышленности только за период 980-1995гг увеличилась с 6,3 до 9,4%. Еще большим этот рост был в химической промышленности – с 13 до 18% и в машиностроительной комплексе – с 12 до 16%. В отраслях машиностроения в 1994 г. было сосредоточено 80% всех инженеров (из них почти 40% были специалистами в области электронной техники), 37% всех научных работников (из которых три четверти также специализировались в области электроники) и две трети всех техников от общего числа этих категорий заня­тых в обрабатывающей промышленности.

Данные, характеризующие отраслевую, технологическую и воспроиз­водственную структуру капиталовложений в обрабатывающую промышлен­ность за последнее десятилетие, представлены в табл_. Первое, что сле­дует отметить, это высокий уровень капиталовложений в наиболее передовые наукоемкие отрасли (в среднем 50% общей их суммы приходилось на хими­ческую промышленность и машиностроительный комплекс).

Таблица_.

Структура капиталовложений в обрабатывающую промышленность США

(% рассчитан в текущих ценах)7.

Отрасли

Отраслевая

Технологическая

Воспроизводственная

1985

1995

1985

1995

1985

1995

Обрабатывающая про­мышленность (в целом)

100

100

86

88

52

74

Пищевая

8,3

8,7

81

78

56

61

Текстильная

2,5

2,3

89

100

84

100

Целлюлозно-бумажная

7,4

10,6

93

94

59

71

Химическая

12,4

14,9

86

85

49

68

Нефтеперерабатываю­щая

5,1

4,1

81

100

40

66

Резинотехническая

3,0

4,3

92

94

52

75

Производство больнич­ных коек

0,5

0,6

43

59

66

81

Черная металлургия

5,4

3,5

90

94

76

73

Цветная металлургия

2,2

2,4

86

86

77

75

Производство металло­изделий и металлообра­ботка

5,6

4,7

82

81

Общее машиностроение

11,2

8,1

8,2

87

50

90

(Электротехническая промышленность включая электронную)

8,7

9,1

84

89

54

73

Автомобильная про­мышленность

7,8

6,5

89

90

65

85

Авиационная и ракетно-космическая промыш­ленность

2,7

3,4

73

97

50

81

Приборостроение

2,4

4,2

77

77

В технологической структуре явно доминировали вложения в активную часть основного капитала обеспечивающие техническое перевооружение и модернизацию производства. В целом за 1950-1985гг капиталовложения в активную часть основного капитала обрабатывающей промышленности соста­вили 70-75% общей их суммы. В 80-х и начале 90-х годов эта доля выросла до 80-85%, а в отдельных отраслях достигала 90-95%.На цели технического перевооружения и модернизации производства в начале 90-х годов выделя­лось до 80-85% общей суммы капиталовложений (против 70-75% в 80-е и 80-е годы).

Производственные мощности американской промышленности росли таким образом преимущественно благодаря техническому перевооружению и модернизации производства, причем эта тенденция на протяжении пос­ледних десятилетий усиливалась

Процесс постоянного обновления мощностей на наиболее современной технической базе можно проиллюстрировать показателями, характеризую­щими процесс воспроизводства основного капитала в отдельных отраслях промышленности. В целом в обрабатывающей промышленности (табл._), а также в большинстве ее отраслей наблюдается, опережающий рост производ­ственных мощностей по сравнению с ростом массы основного капитала, другими словами, имеет место процесс их постепенного удешевления.

Последнее обусловлено одной из кардинальных черт современного этапа НТП, а именно все более усиливающейся тенденцией к опережающему росту технико-экономической эффективности (в частности производи­тельности) новых и новейших видов машин и оборудования по сравнению с ростом их стоимости (а в отдельных случаях и при абсолютном снижении стоимости). Особенно отчетливо эта тенденция проявляется в современной электронной и электронофицированной технике (компьютерной, коммуникационной, металлообрабатывающей, полиграфической, а также во многих других видах техники, включая бытовую).

Нельзя не отметить еще одной важной характеристики структурных капиталовложений в обрабатывающую промышленность США. В общем объеме капиталовложений в активную часть основного капитала частного сектора экономики (без жилья) только в 1970-1994гг примерно 75% составили инве­стиции в автоматизацию производства. Около половины этой суммы было за

трачено на цели дальнейшей автоматизации в отраслях обрабатывающей промышленности, в том числе примерно одна треть пришлась на долю ма­шиностроительной и металлообрабатывающей отраслей. Эта тенденция оп­ределялась в первую очередь ключевой ролью машиностроения как главной капитапообразующей сферы экономики, от уровня развития которой в ре­шающей мере зависят масштабы и темпы технического перевооружения все­го хозяйства страны.

Реалии современного этапа НТП свидетельствуют о том, что опре­деляющей характеристикой происходящего технико-технологического перевооружения американского хозяйства является его все более всеобъемлю­щая ресурсосберегающая направленность.

В 70-е годы экономическое развитие США подошло к своеобразному поворотному пункту. Неуклонно нараставшая интенсификация производства и повышение его эффективности, прежде всего, за счет электрификации чет­ко обозначили вступление хозяйства в принципиально новый период разви­тия, который характеризуется тем, что масштабы потребления большинства исходных сырьевых материалов (так, к примеру, как черные металлы, алюми­ний, цемент, бумага, аммиак, хлор, этилен, химические удобрения и др.).уже не является показателями экономического прогресса, поскольку экономиче­ский рост ныне не сопровождается пропорциональным увеличением спроса на сырьевые материалы.

Подобное качественно новое явление – очевидный результат происходящих структурных сдвигов в экономике, которые в свою очередь получили импульсы от конкуренции заменителей, более эффективного использования сырья, материалов и энергии, насыщения многих рынков наиболее металло­емкой продукции, а также изменения структуры и характера потребительско­го спроса.

Наукоемкие отрасли.

Одним из наиболее примечательных явлений на протяжении не­скольких последних десятилетий был опережающий рост группы так назы­ваемых наукоемких отраслей и производств.

Степей, интенсивности НИОКР в отраслях промышленности определяется несколькими показателями. Одним из критериев в категории наукоемкости является доля расходов на НИОКР в стоимости произведенной продукции, превышающая среднюю величину этой доли по всей обрабатывающей промышленности. Аналогичную роль может выполнять показатель, определяемый путем соотнесения ежегодных расходов на НИОКР с объемом валовых материальных капиталовложений в той или иной отрасли (табл._).

Таблица_.

Уровень наукоемкости отдельных отраслей обрабатывающей промышленности США

(расчет в текущих ценах)8.

Отрасли

К стоимости отгружен­ной продукции, %

К общему объему мате­риальных капиталовло­жений, %

1975

1985

1995

1975

1985

1995

Обрабатывающая промышленность (в целом)

2,9

2,4

3,7

78,4

60,0

93,3

Пищевая

0,2

0,2

0,3

10,8

10,6

10,9

Текстильная

0,3

0,2

0,2

7,2

7,7

8,2

Целлюлозно-бумажная

0,5

1,1

0,6

12,7

9,5

6,8

Химическая

3,7

2,9

4,2

58,1.

52,9

82,7

Нефтеперерабатываю­щая

1,0

0,9

1,2

41,0

42,9

50,0

Резинотехническая

1,4

1,4

1,5

33,3

31,4

41,1

Производство строи­тельных материалов

1,1

0,5

1,0

18,2

13,4

19,1

Чёрная металлургия

0,3

0,5

0,5

6,6

9,6

11,7

Цветная металлургия

0,8

0,6

0,7

10,8

12,2

14,1

Производство металло­изделий и металлооб­работка

0,5

0,5

0,5

18,2

14,0

17,0

Общее машиностроение

3,1

3,3

6,9

93,2

74,4

177,2

Электротехническая промышленность (включая электронную)

8,9

7,2

8,9

278,0

149,0

188,3

Автомобильная про­мышленность

2,7

4,7

4.9

78,0

90,4

78,4

Авиационная и ра­кетно-космическая промышленность

19,0

16,2

20,3

958,0

478,3

726,6

Приборостроение

5.7

5.6

5.0

99.1

178.0

143.6

В соответствии с этими критериями в группу наукоемких входят химическая промышленность, общее, электротехническое и электронное машиностроение, автомобильная, авиационная и ракетно-космическая промышленность, а так­же приборостроение. Причем внутри этой группы отраслей также выделяют­ся отдельные, так называемые высокотехнологические производства, разви­тие которых отличается наибольшим динамизмом, с точки зрения увеличе­ния масштабов выпуска и объема направляемых капиталовложений. В химической промышленности к таким продуктам относятся промышленные и сельскохозяйственные химикаты ,пластмассы и синтетические материалы, а также лекарственные препараты. В машиностроении – это двигатели и турби­ны, конторское оборудование и электронно-вычислительная техника, элек­трическое передающее и распределительное оборудование, промышленное электрооборудование и средства связи, электронные компоненты, авиатранспортные средства (включая двигатели), ракетно-космическая техника, кон­трольно-измерительные и аналитические приборы, медицинские инструмен­ты и аппаратура, оптика и некоторые другие виды продукции

Об изменении роли наукоемких отраслей и высокотехнологичных про­изводств в обрабатывающей промышленности США дают представление данные табл._.

Таблица_.

Доля наукоёмких отраслей и высокотехнологических производств, %

(обрабатывающая промышленность = 100)9.

Показатели

Наукоемкие отрасли

Высокотехнологические производства

1980

1996

1980

1996

Отгруженная продук­ция

37,3

43,7

14,1

19,6

Численность занятых

34,8

40,2

15,0

18,0

Капиталовложения

38,4

46,2

14,0

23,7

Основной капитал

36,9

45,3

Можно отметить несколько важных факторов, определяющих ускорен­ное развитие наукоемких отраслей и производств.

Во-первых, именно эти отрасли не только аккумулируют львиную долю расходов на НИОКР в промышленности, но именно продукция этих отраслей характеризуется наиболее высоким уровнем наукоотдачи, обеспечивая диф­фузию результатов НИОКР, различных нововведений во все остальные от­расли и сферы хозяйства, способствуя в конечном счете повышению общего уровня его экономической эффективности.

К примеру, рост производства химических волокон и синтетических материалов обусловил возможность радикальной трансформации сырьевой базы текстильной и кожевенно-обувной промышленности, значительное их техническое переоснащение. В той же текстильной промышленности около половины используемых в производстве результатов НИОКР воплощены в промежуточных продуктах из других отраслей и в наиболее современных ви­дах машин и оборудования. Очень показателен пример гигантского увеличе­ния производства разнообразной электронной техники, давший толчок лави­нообразному процессу электронофикации всех отраслей экономики, а также сферы сбыта.

Во-вторых .потребность хозяйства в продукции наукоемких отраслей неуклонно нарастает поскольку далеко не завершился процесс его насыще­ния этой продукцией. Этим в немалой мере объясняется наблюдаемое неук­лонное повышение доли наукоемкой продукции в общем объеме промыш­ленного производства.

В-третьих, для многих из указанных отраслей и производств характер­ны весьма высокие показатели технико-экономической эффективности, су­щественно отличающиеся от средних по промышленности (более высокая производительность труда более низкая капиталоемкость и материалоемкость производства). Объясняется это в первую очередь тем. что именно в указанных отраслях наиболее широко используются различные новые и но­вейшие .высокоэффективные технологические процессы. Ярким тому приме­ром может служить современная электронная промышленность.

В-четвертых, развитие наукоемких производств и увеличение выпуска их продукции в настоящее время оказывает решающее влияние на положение отдельных компаний, отраслей и даже целых стран на мировых рынках, на уровень их конкурентоспособности.

Экологические инвестиции.

Расширение масштабов использования достижений НТП в хозяйствен­ной практике в последние десятилетия наряду с позитивным их влиянием, в первую очередь на повышение эффективности производства, в наименьшей мере сопровождалось также обострением многих негативных явлений. Одним из таких явлений, приобретшим к тому же глобальный характер, стало резкое (а в некоторых случаях катастрофическое) ухудшение экологической ситуации. Огромная социальная значимость этой проблемы очевидна.

Для ее решения, точнее ослабления критической остроты, потре­бовались значительные специальные капиталовложения. Своих максималь­ных относительных значений расходы на природоохранные мероприятия достигали в 70-е годы (в целом по экономике – 4% общей суммы капитало­вложений, в обрабатывающей промышленности-8,а в таких отраслях, как металлургия, химия, нефтепереработка, целлюлозно-бумажная они составля­ли 15-20%, а в иные годы – 30%). Следствием столь значительных инвестиций было заметное увеличение доли различных природоохранных сооружений и оборудования в общей стоимости основного капитала обрабатывающей промышленности США (с 0,3% в 1976 г. до 3,7в начале 80-х, 5,5% в начала 90-х годов), причем в выше указанных отраслях она достигла 10-12%.

Широко распространенное в недавнем прошлом мнение о не произ­водственном, непродуктивном характере капиталовложений в экологию и по­стоянные попытки производителей добиться ослабления жестких государст­венных нормативов допустимого уровня загрязнения окружающей среды (попытки в некоторых случаях небезуспешные) вое отчетливее уступают ме­сто пониманию жизненно важной необходимости природоохранного прило­жения капитала.

По своей социальной направленности к природоохранным затратам очень близки вложения частного сектора в охрану труда и технику безопас­ности. Главным их регулятором является федеральное правительство. В 80-х годах, когда проводились особые мероприятия в этой области, соответст­вующие затраты составляли в среднем от 2 до 3% капиталовложений (в хи­мической промышленности - свыше 6, в цветной металлургии – до 4,5%). В начале 90-х годов их средний уровень колебался в пределах, 1,5-1,8% ежегод­ных инвестиций в частный сектор хозяйства.

Перестройка энергетического хозяйства.

Еще одним принципиально важным направлением инвестиций на про­тяжении двух последних десятилетий была перестройка энергетического хо­зяйства, которой центральное место заняла проблема энергосбережения.

Главная идея этой политики заключалась в том, что «экономия энергии - новый энергетический источник. При этом справедливо считалось что поли­тика, направленная на разработку энергосберегающих технологий, способна отодвинуть момент исчерпания невозобновляемых энергетических ресурсов и дать выигрыш во времени, необходимый для создания и проверки техноло­гий, основанных на использовании практически неисчерпаемых энергоресур­сов.

Большую и при этом весьма активную роль в проведении этой полити­ки сыграло государство, которое прибегло к решительным мерам для обеспе­чения экономии энергии, топлива путем введения жестких стандартов энер­гоэффективности на некоторые виды оборудования, аппаратуры, бытовой техники; субсидий и налоговых стимулов; ассигнований на проведение соот­ветствующих НИОКР, в частности в области альтернативных энергоисточников в государственных и частных лабораториях. Важную роль в реализации программы экономии энергии играли власти штатов, муниципалитеты, адми­нистрация электроэнергетических систем.

Центральным моментом концепции экономического роста стало сокращение объема затрат на выпуск единицы ВВП. В результате их усилий за 970-1994гг энергоемкость ВВП снизилась почти на 50% (табл._)

Таблица_.

Динамика энергоёмкости ВВП США,

тыс. т условного топлива (нефтяной эквивалент) на 1 млрд. ВВП, в постоянных ценах 1996 г.'°

Годы

1965

1975

1985

1990

1996

445

475

515

410

320

Характерным для структурно – инвестиционной политики США в рас­сматриваемый период было также то, что частный сектор направлял капита­ловложения преимущественно на расширение зон разведки и масштабов до­бычи нефти за рубежом. Американские монополии не пошли на увеличение добычи нефти из собственных недр (отечественное производство нефти даже несколько сократилось в период энергетического кризиса). В обстановке вы­соких мировых цен на нефть энергетические компании использовали капита­ловложения преимущественно для упрочения своих финансовых позиций, расширения объема разведанных запасов, внедрения в новые сферы, осуще­ствления экспериментальных проектов в области альтернативных энергоис­точников, повышения энергоэкономичности производства.

2.2. Структурные сдвиги в нематериальном производстве.

Характерной чертой структурной перестройки экономики США в по­следние десятилетия стало изменение соотношения главных сфер общест­венного производства - материального и нематериального. Повышение роли нематериального производства - явление закономерное, поскольку оно отра­жает рост общественной производительности труда и позволяет удовлетво­рять быстро меняющиеся потребности общества. НТП, раздвигая рамки раз­деления труда внутри материально-вещественного производства, одновре­менно повышает и роль нематериальных условий жизнедеятельности обще­ства. Не нарушая примата материального производства они образуют само­стоятельную сферу производства особой потребительной стоимости - услуг.

Экономика США по уровню развития отраслей услуг, насыщенности их техникой и другим важным экономическим параметрам значительно опере­жает многие страны капиталистического мира. Сфера услуг включает об­ширную группу отраслей отличительной чертой которых является создание невещественных благ, удовлетворяющих разнообразны общественные по­требности.

По своему функциональному назначению сфера услуг не представляет собой единого комплекса. Это чрезвычайно неоднородная группа народнохо­зяйственных отраслей, выполняющих существенно отличные функции.

Например, такая специфическая отрасль производства невещественных благ, как наука, генерируя научные знания в виде идей, проектов, разработок и т.д. непосредственно влияет на производстве и является в современных ус­ловиях его органической частью. В то же время в сфере услуг имеется об­ширная «индустрия» обслуживания населения (парикмахерские, прачечные и проч), которая ориентируется на удовлетворении бытовых потребительских

нужд ряд отраслей (торговля, финансы) занимает по этому признаку проме­жуточное положение: они участвуют в обслуживании как производства, так и потребления.

Неоднородность сферы услуг требует дифференцированного подхода к анализу тенденций и факторов развития характеристике соотношения экс­тенсивных и интенсивных источников роста, социальных противоречий сопутствующих развитию каждой отрасли. Отрасли, входящие в сферу ус­луг, имеют ряд общих черту существенно отличающих их от материального производства. Говоря о неоднородности сферы услуг, нужно учитывать, что и в составе материального производства высока степень неоднородности от­раслей. Так, сельскохозяйственное производство по технологии и результа­там труда существенно отличается, например, от строительства. Точно также велики различия между отдельными отраслями промышленности по назначе­нию продукции, организационной структуре, уровню технической оснащен­ности

В США в 1984 году был принят закон о торговле и тарифах, по которо­му к сфере услуг отнесены банковское и страховое дело, транспорт , связь, обработка информации, торговля, реклама, бухгалтерское дело, строительство дизайн, проектно-конструкторские работы, организация управления, операции с недвижимостью, профессиональные услуги, индустрия развле­чений», образование, здравоохранение. Отрасли сферы услуг повышают эф­фективность всего хозяйства, увеличивает конечный общественный продукт, повышают уровень жизни населения. Это не означает, что чем выше удель­ный вес непроизводственной сферы, тем лучше. Наибольший вклад в обще­ственное развитие она вносит лишь в условиях оптимального сочетания с от­раслями материального производства, когда экономический эффект от взаи­модействия с ними достигает максимального значения.

В США, где уровень общественной производительности труда выше, чем в других развитых странах, ускоренное производство невещественных форм богатства стало необходимой предпосылкой повышения эффективно­сти производства, распределения и потребления его материальных элементов. В США быстрее чем в других странах общественное хозяйство превра­тилось в исторически развитое единство двух производительных сфер - мате­риально-вещественного производства и нематериальных форм богатства и услуг. Дальнейшее расширение сферы нематериального производства в аме­риканском хозяйстве даже темпами, отмеченными на рубеже 80-х годов вряд ли возможно. Быстрое возрастание ее удельного веса может превысить объективные общехозяйственные потребности и оказать тем самым негативное воздействие на экономику. Поэтому развитие нематериального производства «вглубь» считается в США наиболее перспективным. Не случайно именно в этой сфере интенсивно идет процесс освоения ЭВМ и новых видов электрон­ного конторского оборудования.

Тесная связь возможного расширения нематериальной сферы с разд­вигаем процессов компьютеризации в ее различных отраслях резко увели­чивает значимость быстро растущего в США информационного сектора, особенно такой его функции, как информационное обслуживание предпри­ятий, административных органов, государственных учреждений (установка ЭВМ, их программное обеспечение, консультации и другие виды услуг), именно с этим видом услуг, выполняющим производительные функции, американские специалисты связывают перспективы возможного развития нематериального производства в стране. Некоторые исследователи прямо ус­матривают в новой технической волне, захлестнувшей и непроизводственную сферу, мощный импульс к установлению в США некоего подобия «информационного общества». Хотя информационный сектор развивается в США вдвое быстрее, чем сама экономика, к 1998 году по объему торгового оборота он будет находиться позади автомобильной, сталелитейной и хими­ческой промышленности и, естественно, вряд ли может впитать в себя всех желающих получить работу. Более того, не исключена возможность, что под влиянием компьютеризации в самой сфере нематериального производства будет сокращаться занятость. Первые признаки этого процесса ухе обозначились на исходе первой половины 90-х годов.

В целом достаточно стабильной за последние десятилетия оставалась доля отраслей инфраструктуры (транспорт, связь энерго-, газо- и водоснаб­жение). Неуклонный рост был, однако, характерен для отрасли связи, что от­ражает общее усиление роли информационного фактора в развитии совре­менного хозяйства. Столь же очевидна тенденция к расширению таких сфер, как финансовые и прочие услуги, что само по себе свидетельствует о высокой зрелости экономики.

Современный научно-технический прогресс требует активной адапта­ции рабочей силы к изменяющимся условиям и средствам производства. Это проявляется прежде всего в изменении профессиональной и квалификацион­ной структуры занятых, в росте потребности в инженерно-технических и на­учных кадрах, постепенном вытеснении из производства неквалифицирован­ной и полуквалифицированной рабочей силы, в сокращении затрат ручного труда. Эти тенденции в значительной мере определяют уровень производи­тельности труда, отражая масштабы и глубину автоматизации и механизации производственных процессов. Общее представление о характере изменения функциональной структуры занятых в экономике США дают данные табл._.

Таблица_.

Изменения профессиональной структуры

занятых в народном хозяйстве, %11.

Профессия

1975

1980

1985

1990

1995

Административный пер­сонал, менеджеры

9,4

10,3

11,4

12,6

12,6

Инженеры и научные работники

11,5

11,9

12,7

13,4

13,9

Техники

2,5

2,9

3,0

3,3

З,6

Торговые работники

10,7

10,9

11,8

12,0

11,8

Конторские служащие

16,2

16,8

16,2

15,8

15,8

Обслуживающий персо­нал

13,5

13,2

13,5

13,4

13,7

Высококвалифицированные рабочие, мастера

12,3

12,4

12,4

11,6

11,2

Операционные рабочие включая подсобных

19,4

18,2

15,7

15,1

14,4

С/х рабочие

4,4

3,7

3,3

2,9

2,9

Относительно меньшим динамизмом отличались структурные сдвиги в основном капитале (табл._). Обращает на себя внимание повышение до­ли таких отраслей, как связь, торговля, финансовые и прочие услуги. Резкое снижение доли транспорта не в последнюю очередь объясняется его пере­ориентацией на автомобильные и авиационные перевозки вместо железнодо­рожных (как известно, капиталоемкость железнодорожного транспорту осо­бенно велика).

Доминирующей тенденцией в изменении технологической структуры основных фондов было в последние десятилетия повышение в общей стои­мости доли активной части машин и оборудования; В целом по основному капиталу народного хозяйства она увеличилась с 34% в 1950 году до 50% в 1994 году.

Таблица_.

Динамика основного капитала и производственных

мощностей в отдельных отраслях промышленности США12.

Отрасль промышленности

Индекс роста за период

1975-1995 гг. (1975=100)

Основной капитал

Производственные мощности

Обрабатывающая промышлен­ность (в целом)

170

215

Машиностроительный комплекс (в целом)

214

254

в том числе:

Общее машиностроение

224

229

Электротехническое и элек­тронное машиностроение

298

298

Автомобильная промыш­ленность

154

162

Пищевая

146

253

Текстильная

116

193

Химическая

164

253

Целлюлозно-бумажная

174

203

Резинотехническая

177

192

Производство строительных материалов

132

211

Еще более важной качественной характеристикой совершенствования основного капитала в народном хозяйстве США является неуклонное повы­шение доли наиболее современной электронной и электронофицированной техники в общей стоимости активной его части. В конце 80-х годов она со­ставила в целом по хозяйству 30%, в отраслях обрабатывающей промышлен-ности-15,в остальных отраслях и сферах хозяйства – свыше 30%. Наибольших значений указанная доля достигла в отрасли связи-55%, в банковской сфере – около 40%, в целом по сфере услуг – около20%,в том числе в деловых услугах примерно 30%, торговле – 13%, в здравоохранении – 30 и в образовании – око­ло 60%.

С точки зрения вероятных перспектив наибольший интерес пред­ставляет изменение инвестиционных приоритетов .В 1980-1990гг общая доля капиталовложений в материальную базу американской экономики составила в неизменных ценах 1980г. почти 6 трлн. долл., из которых на долю частных пришлось свыше 60% Годовой объем капиталовложений на протяжении указанного периода увеличился в 1,4 раза, в 1975-1990 гг. – в 2 раза. Из общей суммы частных капиталовложений в 80-е годы 21% был направлен в отрасли промышленного и сельскохозяйственного производства, 36% – в жилищное строительство, остальное – в материальную базу отраслей инфраструктуры и сферы услуг. Данные об объеме и структуре капиталовложений в материаль­ное производство и услуги в 1975-1995гг свидетельствуют о том, что амери­канское хозяйство имеет все признаки сложившейся зрелой и эффективной экономики (табл._).

Таблица_.

Структура капиталовложений в отраслях услуг13.

Отрасли

Капиталовложения, млрд. долл.

1970

1975

1980

1985

1990

1995

Всё хозяйство

39,5

73,6

105,6

190,3

376,3

446,6

Сфера услуг

9,4

20,6

34,2

66,7

105,9

115,8

Частный сектор

6,6

15,0

24,9

50,3

87,5

95,4

Государственный сектор

2,8

5,6

9,3

16,5

18,3

20,4

Торговля

2,8

4,4

7,3

13,2

23,4

23,3

Кредитно-финансовая сфе­ра, учреждения страхования

0,2

1,0

1,9

7,4

13,6

15,7

Услуги производству и на­селению

1,5

4,1

6,4

12,9

20,9

22,8

гостиничный сектор, ре­монтные

0,6

1,6

2,3

3,2

деловые, научно-исследо­вательские

0,4

1,0

2,0

4,8

автосервис

0,2

0,7

1,0

2,6

рекреационные отрасли

0,4

0,9

1,1

2,3

Учреждения сферы образо­вания и здравоохранения

2,6

5,6

8,9

15,7

18,2

21,0

За последние 20 лет удвоилась доля вложений в преобразование фи­нансовой системы, что было обусловлено значительным расширением ее функций, в частности по обслуживанию населения. Аналогичная тенденция свидетельствует и о существенном укреплении материальной базы сферы торговли.

Показательным на этом фоне выглядит снижение «инвестиционного ве­са» важнейших отраслей материальной инфраструктуры – транспорта; электро-, газо- и водоснабжения, отчасти связи. Принципиально важно, что это произошло несмотря на то (а также и благодаря тому), что указанные отрасли в последние десятилетия оказались в центре глубокой качественной пере­стройки, оздоровления и рационализации. В первую очередь это касается от­расли связи современное техническое оснащение которой на базе последних достижений электроники сделали ее практически несопоставимой с уровнем 10-20 летней давности, а в отдельных случаях и 5-летняя.

Одним из наиболее масштабных и впечатляющих направлений обнов­ления хозяйства, символизирующих переход на более высокий уровень эф­фективности, стала его комплексная электронная автоматизация, от промыш­ленности до домашнего хозяйства, от складских операций до научных иссле­дований.

Проиллюстрировать это можно несколькими примерами. На транспорте получили широкое распространение компьютерная обработка информации в целях автоматизации управления движением, автоматизация контроля за со­стоянием дорожной сети, автоматизированные системы управления полетами в авиации, автоматизированные расчеты оптимального движения всех видов транспорта.

Современные средства связи базируются на электронном коммутаци­онном оборудовании, спутниковой связи, разнообразных компьютерных сис­темам (которые в настоящие время управляют почти 100% линий связи США), стекловолоконной оптике, децентрализованных системах приема и передачи информации, на использовании информационных сетей и «электронной поч­ты».

В торговле компьютерная техника применяется для управления то­варными запасами, учета выручки, оперативной инвентаризации. Получили широкое распространение электронные кассовые аппараты и так называемы «электронные деньги».

В медицине нашли повсеместное применение диагностические экс­пертные системы, компьютерная томография, специальные компьютерные системы в хирургии, в частности в микрохирургии

Значительный эффект дает использование, средств электронной авто­матизации в сфере конторской деятельности: персональными компьютерами в США оснащено более 85% коммерческих предприятий с числом занятых 1000 и более человек (и почти 25% мелких фирм ) с числом занятых менее 20 человек.

2.3. Особенности НИОКР США.

Опыт США, как страны-лидера мирового НТП, не забывающей о прин­ципах государственного предпринимательства и государственного управле­ния в сфере научно-технического прогресса, представляет для России особый интерес. Исследования структуры, объема, динамики, механизма функционирования и некоторых других вопросов, связанных с государственных рынком НИОКР в США в 80-90-е годы имеет важное значение для российских эко­номистов, так как в настоящее время в России проводится глубокая экономи­ческая реформа, предполагающая переход от принципов централизованного планирования и государственно-кооперативной собственности к принципам рыночной экономики, причем жизненно-важным является формирование государственного рынка новой техники, технологии и НИОКР, который в промышленно развитых странах окончательно сложился за последние 30-40 лет,

Государственное предпринимательство в США. в отличие от стран За­падной Европы, где оно преимущественно опирается на государственную собственность, выражается в широкомасштабном участии государства в опе­рациях на особою государственном рынке товаров и услуг, который является важнейшим элементом и основой общенационального рынка товаров и услуг. На этом особом рынке осуществляются экономические и договорные связи американского государства-заказчика с его главным подрядчиком-частным капиталом. С помощью этого сложного аппарата хозяйственно-договорных связей государство размещает в различных секторах экономики - частном, государственном и квазигосударственном - многомиллиардные заказы, опла­чиваемые из средств федерального бюджета. Используя эти заказы как мощ­ный экономический инструмент, государство стимулирует те или иные от­расли народного хозяйства, обеспечивает проведение научных исследований,

создание и внедрение новой техники и технологии, разработки в области здравоохранения и охраны окружающей среды, проведение таких широко­масштабных программ, как космические исследования, глобальный мониторинг океанов и земной поверхности и т.д.

В 80-90-х годах под давлением международной конкуренции со сторо­ны Западной Европы и Японии, а также наступления иностранного капитала внутри страны американское государство приобретает принципиально новые, не характерные для него на предыдущих этапах развития регулирующих функции. Оно выступает главным заказчиком не только военной техники и вооружения, но и новой гражданской техники, технологии и различных про­грамм НИОКР на главных направлениях НТП.

В настоящее время из государственного бюджета США финансируется до 53% общих ассигнований на НИОКР, причем в военно-космических про­граммах доля государства достигает 75%, а в финансировании фундамен­тальных наук - двух третей общей суммы затрат. Государственными ассигно­ваниями обеспечиваются по преимуществу начальные стадии поисковых фундаментальных исследований, зачастую дорогостоящие и рискованные, практические результаты которых трудно предсказать. Последующее освое­ние и распространение положительных результатов этих НИОКР осуществ­ляется частными компаниями, которые и получают львиную долю прибылей. В этом проявляется, в частности, стимулирующая роль государства. Наибо­лее распространенной современной формой государственного финансирова­ния НИОКР является контрактное программно-целевое финансирование «которое в послевоенные годы пришло на смену ранее господствовавшим административно-хозяйственным формам бюджетного финансирования (в ви­де дотаций), в период экстенсивного расширения научно-исследовательской деятельности.

В конце 80-х начале 90-х гг. заметно укрепились коммерческие связи корпораций с государственными научными учреждениями. Законодательное оформление подобных связей превратилось в необходимый элемент механизма структурной перестройки американской экономики. Так, коммерсализации научно-технических отношений между корпорациями и государствен­ными исследовательскими организациями способствовало принятие в США в начале 80-х годов закона Доула-Бейля, разрешавшего университетам и кол­леджам использовать в коммерческих целях результаты НИОКР, проведение которых финансировалось из государственного бюджета. Положения данного закона существенно расширили полномочия университетов и колледжей при продаже частным промышленным компаниям лицензия практически снимали препятствия на пути установления долгосрочного научно-технического со­трудничества между государственными научными учреждениями и корпора­циями, обеспечивали частным фирмам возможности широкого целевого фи­нансирования коммерчески перспективных исследований и разработок, осу­ществляемых в университетах и колледжах. По существу, этот закон привел к подрыву централизации государством патентной политики и лицензионной торговли, которая усложняла процесс коммерсализации НИОКР. В конце 80-х годов почти все американские университеты, имеющие значительные про­граммы исследований, создали у себя специальные патентно-лицензионные отделы для продажи на рынке своих изобретений. Предоставление права ис­следователям самим обеспечивать коммерческое использование изобретений; повысило их ответственность за конечные результаты разработок. В научной деятельности существенно возросло значение принципа коммерческой по­лезности изобретения, которая в условиях капиталистического хозяйствова­ния выступает как общественная полезность. Промышленные же корпорации получили, во-первых, практически беспрепятственный доступ ко всем видам НИОКР, проводимых в государственных научных учреждениях. Федеральное правительство США имеет в собственности, управляет и осуществляет дол­госрочные контракты примерно с 400 научными лабораториями. В них занято более 250 тыс. человек, из которых 85 тыс. являются высокопрофессиональными исследователями. Эти лаборатории поглощают 1/3 ассигнований феде­рального бюджета на НИОКР. Столь значительный научный потенциал госу­дарства как по составу исследователей, так и по техническому оснащению вплетенный в общую стратегию НИОКР корпораций, дает им возможность ускоренного повышения эффективности разработок новых видов технологий и продукции. Одновременно у них увеличивается гибкость научно-технической политики, в частности в проведении рисковых научных исследо­ваний и разработок.

Во-вторых, финансирование корпорациями НИОКР в лабораториях университетов и колледжей, покупка у них лицензий ведут к заметному уде­шевлению для частных фирм инновационного процесса. (Японские фирмы, активно скупив лицензии на новые разработки, США, сумели в короткий срок повысить наукоемкость своего производства, получить надежные технические решения для перехода к выпуску высоко конкурентоспособных товаров).

Укрепление прямых научно-торговых связей с университетами и кол­леджами дает американским корпорациям прямые выгоды от расширения в 80-х годах интернационального сотрудничества научных учреждений США. Это сотрудничество, увеличившее эффективность воздействия на структур­ную перестройку экономики США научно-технических элементов ее меха­низма, позволяет аккумулировать в лабораториях значительные дополни­тельные финансовые ресурсы для расширения НИОКР, в его рамках ино­странные исследователи получают возможность непосредственного участия в научных разработках университетов и колледжей

Масштабы целевого финансирования японскими компаниями осущест­вляемых в университетах США исследовательских проектов довольно внуши­тельны. Выгодность для японских промышленных компаний такого сотруд­ничества с американскими университетами очевидна: они приобретают и опыт ведения фундаментальных и прикладных исследований, и результаты разработок. Но еще большую пользу из него извлекают компании США. При­ток капитала и «мозгов» в университеты США из третьих стран ускоряет сро­ки выполнения проектов. А при формируемой американскими компаниями системе связей с научными учреждениями они гораздо быстрее, чем иностранные конкуренты могут наладить коммерческое освоение результатов университетских НИОКР.

Увеличение концентрации финансовых ресурсов «предназначенных для осуществления НИОКР, в промышленных компаниях и широкое использова­ние ими научного потенциала университетов позволили частному капиталу США в 80-х и начала 90-х годов поддерживать высокие темпы обновления продукции. Причем существенное обновление номенклатуры выпуска това­ров произошло не только в наукоемких, но и в ряде традиционных отраслей – металлургии, пищевой, текстильной, целлюзно-бумажной, промышленности. В 80-х годах 60% финансового фонда НИОКР промышленных корпораций было израсходовано на создание новых товаров и разработку высокоэф­фективных технологических процессов по сравнению с 48% в 70-х годах. В циклическом кризисе 1980-1982гг не только активно происходил «крах всего гнилого» в экономике США, но и интенсивно разрабатывались способы про­изводства капитальных и потребительских товаров, удовлетворяющих по­требностям производительных сил США в условиях структурной перестрой­ки экономики.

Возможности быстрой перестройки технологических процессов обус­ловливаются также степенью концентрации НИОКР в отраслях, обеспечи­вающих распространение научно-технических достижений на всю структуру промышленного производства. Распыленность по народному хозяйству средств, выделенных на НИОКР, как правило дает низкую отдачу и не позво­ляет эффективно генерировать нововведения по всей совокупности промыш­ленных отраслей. Поэтому в американском хозяйстве при финансировании НИОКР сложилась модель с четко обозначенными приоритетами - наукоем­кие отрасли. Их доля в общей сумме расходов частных промышленных ком­паний на научно-технические разработки и исследования увеличилась с 71% в 1970 г. до 74% в 1985 г. и 88% в 1995 г.

По мере ускорения структурных преобразований экономики США рас­ходы: государства и частных компаний неуклонно возрастали. Это позволило США сконцентрировать на НИОКР самые крупные финансовые расходы. По­литика финансирования НТП стала неотъемлемой частью механизма струк­турной перестройки американской экономики.

Структура государственного рынка НИОКР.

Одной из важнейших составных частей хозяйственного механизма США является государственный рынок НИОКР. В отличие от обычного товарного рынка, на государственном рынке НИОКР не только и не столько распределяется уже готовый продукт, а происходит распределение финансо­вых средств под еще не созданный и только проектируемый продукт. Причем нередки случаи, когда сама возможность создания конечного продукта связана с большой научно-технической неопределенностью, а, следовательно, и с большим коммерческим риском. Такая ситуация характерна в особенности для фундаментальных исследований, разработок в области ядерной, авиаци­онной и космической технологий, медицины, глобального мониторинга океана и земной поверхности.

Решение этих вопросов не в состоянии никто осуществлять кроме фе­дерального правительства. В рамках своей научно-технической политики оно ежегодно размещает в экономике немало заказов на все виды товаров и услуг для нужд государственного потребления.

По функциональному назначению государственный рынок США ох­ватывает три сферы:

1. Военно-государственное потребление (военная техника, системы воо­ружений, боеприпасы, гражданское и стандартное оборудование, топливо, сырье, услуги, проведение военных и гражданских программ НИОКР).

2. Общегосударственное потребление (стандартные товары, машины, механизмы, оборудование, транспортные услуги, строительство государ­ственных зданий и сооружений, кредит, аренда и субаренда, передача государственного имущества и оборудования в аренду, управление государствен­ным имуществом, хранение и накопление государственных запасов сырья, материалов и продукции стратегического и текущего назначения).

3.Внутриведомственное (собственное) гражданское потребление (стандартные машины, оборудование, товары, НИОКР, сырье, топливо, мате­риалы, средства связи, транспорт, услуги).

Под структурой государственного рынка НИОКР в США обычно понимают его организационно-управленческую и товарную структуру.

По организационной структуре этот рынок можно условно разделить на 2 больших сектора:

1. Отрасли поставляющие гражданские товары и услуги для феде­рального правительства и различных неправительственных органов

  1. Отрасли поставляющие военную , аэрокосмическую и ядерную тех­нику федеральному правительству для военных целей, в рамках этого сектора выполняются основные правительственные программы НИОКР.

Табл._ иллюстрирует распределение расходов между двумя этими секторами. Легко заметить, что вплоть до 1980 г. доля затрат на гражданские НИОКР неуклонно возрастала за счет сокращения военных расходов. С 1980 г. наблюдаются обратные тенденции, продолжавшиеся вплоть до 1986 г. За­тем, после трехлетней стабилизации (1986-1988 гг.) доля затрат на военные НИОКР снова начала снижаться.

Таблица_.

Распределение расходов на НИОКР между гражданскими и военным секторами экономики14.

В процентах от всех расходов на НИОКР

Военный сектор

Гражданский сектор

Годы

Общие

Оборона

Космос

Общие

Негосударственные

Государ­ственные

1965

54

37

21

46

35

11

1970

44

33

10

58

43

13

1975

35

27

7

66

49

17

1980

29

24

5

71

53

17

1985

33

30

3

67

54

11

1990

34

30

3

66

54

12

1993

32

27

4

68

56

12

1995

30

25

5

70

57

13

1996

30

25

5

70

57

13

На протяжении последних 19 лет доля затрат на военные НИОКР колеблется в пределах от 30 до 34% (рис.).

Рис_. Распределение расходов на НИОКР между гражданскими и военными секторами экономики15.

Огромное значение государственного рынка НИОКР в США как неотъемлемой части общегосударственного рынка товаров и услуг, масштабы эко­номических операций, осуществляемых на нем, так же как и объем реализуе­мых товаров и услуг, наглядно показывают следующие цифры из общего объема расходов США на НИОКР в 2,4-2,6% от ВНП, т.е. ежегодно 150-160 млрд. долл., на долю государственного рынка приходится 43-47% (рис._).

Рис._ Распределение затрат на НИОКР по различным секторам экономики16.

В сфере НИОКР США занято 79% научного и инженерно-технического персонала, или 4,7 млн. человек (рис._).

Рис._ Распределение научного и инженерно-технического персонала в США17.

США занимает лидирующее положение по масштабу и объему заказов государства в области науки и техники.

Под объемом рынка принято считать тот объем финансовых средств, которые на нем реализуются. Затраты США на НИОКР превышают расходы на эти цели Японии, Англии, Франции и Германии, вместе взятых.

Особое место среди рычагов воздействия государственной машины на американскую экономику, науку, технику и НТП занимает федеральный бюджет. От его величины непосредственно зависит объем заказов казны на товары, услуги и разработку новой техники и технологии и программ НИ­ОКР, который правительство США может ежегодно провести через Феде­ральную контрактную систему. Постоянный рост объема заказов на НИОКР, финансируемых из бюджета, показан на рис._.

Рис._ Государственное бюджетное финансирование НИОКР в США18.

Совокупные расходы США по федеральному бюджету в 1995 г. соста­вили 1,4 трлн. долл., из них 408 млрд. приходилось на государственные закуп­ки товаров и услуг, где 305,4 млрд. долл. – военные расходы, а 62 млрд. долл. – расходы федерального правительства на НИОКР Общие же расходы на НИОКР составили в 1995 г. 34 млрд. долл. (включая частный сектор), или 2,6% ВНП, а военные расходы – 6% ВНП. В 1996г доля военных затрат в ВВП бы­ла сокращена до 5%.

Государственный рынок НИОКР США – один из главных инструментов реализации государственной научно-технической политики.

Рис._ Доля государственного рынка НИОКР в общих расходах США на НИОКР19.

Государственный рынок НИОКР в США представляет собой сложный многоуровневый механизм, с помощью которого государство реализует ог­ромные объемы финансовых средств, обеспечивает разработку и. внедрение новой техники и технологии, проведение фундаментальных исследований и крупномасштабных научно-исследовательских программ. Этот механизм в целом обеспечивает проведение научно-технической политики американского государства.

Страны Западной Европы.

Тема 3.

Западная Европа занимает особое место в мировом хозяйстве. На ее долю приходится 28% совокупного ВВП и 7% населения мира1. Она не представляет «сверхдержаву» в экономическом и стратегическом отношении. Западная Европа включает 25 стран, которые отличаются друг от друга размерами территории, численностью населения, природными ресурсами, экономическим и научно-техническим потенциалом.

Страны Западной Европы принадлежат к группе экономически развитых стран с однотипной экономикой. Характеризуются достаточно высоким уровнем экономического развития, занимая по величине ВВП на душу населения 2-44 места среди стран мира. По уровню экономического развития, характеру структуры экономики, масштабам экономической деятельности западноевропейские страны делятся на четыре крупные высокоразвитые в промышленном отношении страны:

  • Германию

  • Францию

  • Италию

  • Великобританию.

Они сосредотачивают 50% населения и 70% валового внутреннего продукта. Эти державы во многом определяют общие тенденции хозяйственного и социально-политического развития всего региона.

Остальные государства относятся к мало промышленно развитым странам. Особое место, занимаемое малыми странами в регионе и мире, определяется высоким уровнем специализации на производстве технически сложной, высококачественной продукции.

Малые страны сильно отличаются по величине ВВП2. В первую группу можно отнести:

  • Испанию

  • Нидерланды

  • Швецию

  • Бельгию

  • Швейцарию.

Они уступают крупным державам региона в 4-5 раз и на их долю приходится 20,1% ВВП. Во вторую группу входят:

  • Австрия

  • Дания

  • Норвегия

  • Греция

  • Финляндия.

Их значение в западноевропейском хозяйстве относительно невелико – около 8,1% ВВП. Третья группа стран включает:

  • Португалию

  • Ирландию

  • Люксембург

  • Исландию

  • Кипр

  • Мальту.

Доля этих стран незначительна – около 2% ВВП Западной Европы, но по отдельным видам производства они играют заметную роль. Отдельную группу составляют «карликовые государства»:

  • Монако

  • Сан-Марино

  • Андорра

  • Лихтенштейн.

Страны достаточно сильно отличаются друг от друга по уровню экономического развития. Например, в Ирландии, Греции, Португалии, Испании национальный доход на душу населения не превышает 60% от среднего показателя для всех стран ЕС3. Не менее значительны различия в структуре хозяйства. В Италии, Греции, Португалии достаточно высокий удельный вес сельского хозяйства. В карликовых государствах доминирует сфера услуг.

  1. Экономически развитые страны.

    1. Германия.

1.1.1. Объединение Германии: причины и последствия.

3 октября 399О г. произошло объединение Германии, ставшее переломным моментом в истории страны: капиталистическая ФРГ и социалистическая ГДР решили встать на путь экономического, политического, социального, духовного единения. Однако этот процесс оказался славней, чем могли себе представить в эйфории объединения немцы. Около 6 лет потребовалось Германии, чтобы справиться с тяжелыми экономическими последствиями, чтобы утвердить себя в статусе единой Германии.

Многие видные политические деятели рассматривали проблему единства Германии в тесной связи с преодолением раскола Европы, с упрочением безопасности на континенте. Они не считали государственное объединение главной и непосредственной задачей дня: «Единство зависит от того, что все немцы хотят быть свободными и смогут быть свободными».4 Это могло быть достигнуто лишь на пути общеевропейского сотрудничества и политики разрядки.

Дальнейшее развитие событий подтвердило правильность такого подхода. Объединение Германии из мечты всех немцев стало политической реальностью для всех европейцев прежде всего в результате перестройки в нашей стране и нового политического мышления, давших мощный импульс позитивным процессам в мировой и европейской политике, положивших конец «холодной войне» и от крывших широкие перспективы преодоления конфронтации, нарастания разрядочных тенденций развития многостороннего сотрудничества в Европе. А совершившееся объединение Германии вызвало немало новых проблем, существенно изменив европейский политический ландшафт. В германском вопросе различали два аспекта: один поднимался немцами – это стремление к свободе и безопасности для всей немецкой нации. Второй – держали в уме политические элиты в странах-соседях Германии, а именно потребность надежно контролировать превосходящий германский потенциал. В самом центре Европы возникла мощная держава. Великан – теперь уже не только в экономическом, но и в политическом плане. Как к этому отнестись? Многие политические деятели считали что если эта Германия будет демократической, остальная Европа сможет спать спокойно. А демократические преобразования за минувшие годы прочно укоренились в ФРГ. Куда большую озабоченность в этом смысле вызывала ГДР, где активизировались националистические элементы. Германию ненужно было бы сажать под замок нейтрализма, так как это как раз и способствовало бы активизации и националистических настроений, давало бы повод для выступления против «нового Версаля». Да и подвергать такого рода дискриминации великую нацию было бы неумно. Многие лидера призывали помнить о том, что ФРГ – составная часть Европейского Союза, членами которого также являются демократические страны. Такого демократического «фона» в самой Германии и вокруг нее никогда не было: принципиально новая обстановка с принципиально новым обоснованием и реализацией интересов каждой страны.

Примерно с середины 60-х годов все очевиднее стали выявлять­ся преимущества ФРГ перед ГДР. В ФРГ довольно быстрыми темпами росли реальные доходы трудящихся, совершенствовалась система социальных выплат из госбюджета и частнопредпринимательских прибылей, расширялось участие лиц наемного труда в совладении акционерным капиталом и т.п., что в совокупности создавало весьма убедительную картину превосходства ФРГ над ГДР в области социально-экономического положения населения.

Герметически изолировать жителей ГДР от возможности сравни­вать свою житейскую ситуацию с западногерманской руководителям ГДР не удалось, поскольку информация проникала через западно­германское телевидение и личные впечатления граждан ГДР, выез­жавших с краткосрочными визитами на Запад. Социальная обеспе­ченность основной массы населения ГДР сравнительно с Западной Германией идентифицировалась с «достижениями навязанного строя», а более высокий уровень жизни отождествлялся с существующим общественным строем в ФРГ.

Крайне сложную задачу представляли собой экономические и социальные проблемы адаптации ФРГ и ГДР: речь ведь шла о двух частях Германии, резко отличающихся хозяйственной структурой. В ФРГ прошла крайне своевременная реорганизация отраслевой структуры народного хозяйства. В ГДР, напротив, консервировалась традиционная индустриальная структура. Реализация структурной политики в ФРГ потребовала огромных капитальных затрат, что поставило аналогичные задачи и перед ГДР.

Большинство промышленных предприятий восточной части Германии о технической и технологической точек зрения были мало пригод­ны для производства продукции, конкурентоспособной на запад­ных рынках.

Организация структуры народного хозяйства м переоснащение индустриального аппарата ГДР предполагали огромные инвести­ционные расхода, непосильные для финансовых ресурсов страны. Это ставило западногерманскую сторону перед необходимостью своеобразного «плана Маршалла», то есть санаций ГДР за счет ФРГ. Проблематичны, по мнению многих политических деятелей, и в то же время перспектива расширения рынка сбыта для ФРГ. В области потребтоваров эти возможности упирались в относитель­но невысокий уровень покупательной способности населения ГДР. Проблема повышения уровня реальной заработной платы в этой части Германии была еще слишком остра.

Экономические аспекты объединения.

18 мая был подписан Государственный и договор о созда­нии валютного, экономического и социального союза между ФРГ и ГДР. Этот договор предусматривал, в частности, немедленное введение западногерманской марки в качестве единой валюты на территории обоих немецких государств. В соответствии с догово­ром перевод в западногерманские марки заработной платы пенсий, пособий, квартирной платы, арендной платы, а также личных сбережений граждан ГДР должно было быть осуществлено по льгот­ному курсу 1:1. Ответственность за валютно-финансовую политику предусматривалось передать федеральному банку, распространив его компетенцию на территорию ГДР. Образование валютно-экономического союза между двумя государствами сопровождалось про­ведением глубокой экономической реформа в ГДР. Осуществлялась радикальная реформа ценообразовании предусматривающая отказ от необоснованных субсидий.

Серьезной реформе была подвергнута кредитная система; было сделано все, чтобы хоть как то приблизить к существовавшим в ФРГ нормам и такие ключевые элементы хозяйственного механизма как налоговое законодательство, социальное и пенсионное обеспечение.

Предстояла большая работа по созданию экономических и юридических основ для развития свободного предпринимательства: введение частной собственности, денационализация государственных предприятий.

Многие руководители, анализируя возможный эффект создания валютного, экономического и социального союза между ФРГ и ГДР, различали краткосрочные и более отдаленные следствия этого процесса.

При всем многообразии оценок краткосрочных последствий объединения Германии, можно выделить два основных пути, вокруг которых развернулась широкая дискуссия, сторонники первого были убеждены, что создана упомянутого ранее союза станет для ГДР своего рода «новым экономическим чудом» и быстро принесет ее гражданам ощутимые блага. По мнению большинства представителей правящей коалиции ФРГ, валютный союз стал бы «самым рентабельным вложением» ФРГ. Образование такого союза, как они полагали, будет способствовать заметному оживлению деловой активности в обеих частях Германии, ускорению их экономического роста, повышению благосостояния населения.

Представители другого умеренного направления, признавая необходимость создания союза ФРГ-ГДР, в то же время указывали на высокие экономические и социальные издержки, сопряженные с этим шагом.

Одним из факторов, который по их мнению, вряд ли позволит быстро м безобидно осуществить интеграцию двух хозяйственных систем, являлся неблагоприятный экономический «багаж», с которым ГДР подошла к объединению. В последние годы в республике заметно снизились темпы экономического роста. Объем производства в промышленности уменьшился даже в абсолютном выражении (в I квартале 1993 г. на 2100 из 3440 предприятий промышленных было зарегистрировано падение объемов выпускаемой продукции). Заметно ухудшилось положение сельского хозяйства. В запущенном состоянии находилась инфраструктура страж. Крайне неблагоприятной била экологическая обстановка (ГДР – одно из немногих государств мира, где бурый уголь, оказывает крайне неблагоприятное, негативное влияние на состояние окружающей среда, покрывал свыше 70% всех энергетических потребностей. Лишь 3% озер в ГДР имели воду, пригодную для питья. Треть всех рек биологически мертвы. Загрязнение воздуха в городах в 50 раз превышало установленные в республике нормы. В отдельных областях свыше 90% детей страдало заболеваниями дыхательных путей). Производственный потенциал ГДР свыше 1/2 которого составляло устаревшее оборудование, оценивался в 12-13% от западногерманского. При этом лишь около 10 % имеющихся мощностей были в состоянии выпускать продукцию, конкурентоспособную на внешнем рынке. Производительность труда| в республике примерно в 2 раза, а реальная заработная плата в 2,5-3 раза были ниже, чем в Западной Германии. Лишь треть предприятий в республике были рентабельны, остальные – попросту убыточна. Задолженность этих предприятий Госбанку составляла свыше 200 млрд., марок; дефицит госбюджета ГДР достигал 120 млрд. марок, а внешняя задолженность – 35 млрд. марок.

Воспользовавшись открытой границей между ФРГ и ГДР, Западным Берлином и Берлином в первые месяцы года, когда произошло объединение, уши на Запад свыше 500 тысяч жителей ГДР, в основном высококвалифицированные специалисты. В резуль­тате оттока квалифицированной рабочей силы в ФРГ, нарушения кооперационных и других хозяйственных связей, 17 крупнейших комбинатов тяжелой промышленности были на грани банкротства, не выдавали заработной платы своим работникам.

В результате наплыва покупателей из ФРГ скупавших дешевые субсидируемые товара (до 10% от главной массы) за марки ГДР, полученные не спекулятивному курсу, резко ухудшилась ситуация на рынке потребительских товаров.

Объединение Германии было процессом тяжелым, так как происходила ломка устоявшихся взглядов, мнений, традиций, укоренившихся позиций, привычного образа жизни.

При этом наибольшие испытания, по видимости, выпали на долю граждан ГДР, в первую очередь низкооплачиваемых слоев населения и лиц с фиксированными доходами (пенсионеров, студентов и т.д.) В тяжелом положения оказались многие служащие, которым в связи с переходом на рельса рыночной экономики пришлось переквалифицироваться. Многие предприятия не успев переориентироваться на «новый лад», разорились, а в ближайшие 2-3 года за воротами предприятий оказалось от 1.5 до 4 млн. человек. Вызванное этим разочарование широких слоев населения ГДР, привело к новой волне эмигрантов, на Запад.

Создание единой Германии оказало серьезное воздействие и на экономику ФРГ. В первую очередь речь шла об изыскании колоссальных средств, необходимых для финансового обеспечения процесса воссоединения.

По предположениям политических деятелей, больших расходов потребовали бы мероприятия, связанные с распространением в ГДР западногерманских нормативов соцобеспечения. Лишь выплаты пособий по безработице составили ежегодно 30-35 млрд. марок. Повышение заработной платы 9 млн. рабочих и служащих должно было обойтись еще в 160-170 млрд. марок в год. Финансовые органы объединенной Германии должна были также взять на себя бремя обслуживания внешнего долга ГДР, процентные платежи по которому в год объединения достигли 7 млрд. марок. Западные эксперты высказывали обоснованные опасения ж сомнения по поводу готовности федерального правительства взять на себя все расходы по объединению Германии. Несмотря на предпринимаемые меры экономии, как утверждали специалисты, необходимость крупных дополнительных ассигнований, связанных с германским объединением в первые годы, по-видимому, ощутимо ухудшит состояние федерального бюджета, вызовет рост его дефицита. и нужно, по их мнению, также ожидать резкого сокращения положительного сальдо платежного баланса единого немецкого государства и как следствие падение курса марки по отношению к другим валютам.

Эксперты считали, что на первых порах объединение Германии приведет и к росту инфляции (денежные накопления населения ГДР составляли примерно 180 млрд. восточных марок). При пере­воде их в западногерманские по установленному курсу объем денежной массы в обращении увеличится, по имеющимся оценкам, на 10%. Это, в свою очередь, окажет воздействие на общий уровень цен, инфляционный прирост которых в течение ближайших лет может возрасти на 2-3 процентных пункта.

Экономисты и политики обоих немецких государств считали, что по мере продвижения по пути межгерманского экономического объединения будет ускоряться процесс технического перевооружения восточногерманской промышленности, вывода ее на мировые стандарты качества, укрепление ее конкурентных позиций. Обе стороны были уверены в том, что постепенно будут выравниваться условия труда и жизни в обеих частях Германии, преодолеваться региональ­ные диспропорции.

Среди общественных деятелей высказывалось такое мнение, что в перспективе процессы германского воссоединения приведут к образованию новой экономической сверхдержавы, занимающей 3 место в мире по размерам ВНП и первое по объему экспорта. По словам журнала «Ньюсулик», к обеим прежним сверхдержавам, сгибающимся под тяжестью военных расходов, на политической вершине присоединятся мощные в экономическом отношении гиганты – Япония и Германия, одна из которых подминает Тихоокеанский регион, другая – Центральную Европу. Начальные негативные эффекты «срастания» двух различных хозяйственных структур в единое целое будут постепенно сводиться на нет, создавая условия для динамичного экономического роста и укрепления позиций Германии в мировой экономике. Выход единой Германии на доминирующие роли в европейской политике и экономике приведет очевидно к нарушению послевоенного баланса сил в Европе, внесет качественно новые моменты в весь комплекс отношений на этом континенте.

Объединение произошло 6 с лишним лет назад. Однако послед­ствия этого сложнейшего процесса ощущают жители единой Германии и по сей день. Прогнозы видных ученых, политических деятелей лишь теоретически «подготовили» граждан ГДР и ФРГ к тем трудностям, которые встанут на пути к реальному объединению. Однако на мой взгляд, ни один политик, ни один общественный деятель не мог предсказать состояние человека, на чьих глазах рушилось то, что он создавал годами, когда одним махом сводятся на нет его взгляды, убеждения, образ жизни.

На сегодняшний день Германия член «Большой семерки», член ЕС; одна из крупнейших в экономическом и политическом плане держав мира. Страна, известная высоким уровнем жизни, высококвалифицированной рабочей силой.

Германии практически удалось пройти через все трудности и проблемы, возникшие в ходе объединения двух частей одной страны. Но даже сейчас последствия дают о себе знать.

Мерило, в сопоставлении с которым сегодня можно говорить о кризисном развитии событий в Германии – это нормальная ситуация прежней федеративной Республики. Это была страна, не имевшая собственного суверенитета в самом широком смысле слова. Одна из самых процветающих наций мира, после Америки и Японии. Следствием было то, что прежней Федеративной Респуб­лике приходилось заботиться только о внутренней политике. На базе с каждым годом возраставшего уровня жизни и постоянно­го совершенствования системы социального обеспечения эта страна могла посвятить себя достижению целей освобождения человека в либеральном и гуманном смысле. В остальном Федеративная Республика была примерной демократией: во всем мире, пожалуй, не было страны, где демократические правила игры так образцово соблюдались, как здесь. Тогда это был своего рода райский уголок по сравнению с остальным миром. И в свете явившейся почти естественным следствием такого положения деполитизации сознания немцев следует понимать, что эта старая Федеративная Республика уже не верила больше в воссоединение. Даже те, кто говорил о шансах на объединение в исторической перспективе, сами в него не верили. И то, что история, без подготовки и неожиданно, почти молниеносно поставила на повестку дня воссоединение Германии, оказалось колос­сальным шоком.

С самого качала потрясение носило противоречивый характер: с одной стороны было элементарное ощущение счастья, объединившее людей в обеих частях Германии. Это чувство держалось до тех пор, пока не вернулась суровая повседневность и не стало вдруг ясно, что интеграция новых земель представляет собой беспрецедентный случай в истории. Никто не имел ни малейшего понятия, как заменять систему централизованно управляемой экономики на свободную социальную рыночную систему. Верилось, что предстоящее расходы можно будет усилий финансировать за счет прироста совокупного общественного продукта. И, разумеется, под объединением подразумевалась интеграция новых федеральных земель в прежнюю ФРГ.

Однако общие представления, основанные на господствовавшей среди немцев политической картине мира, вскоре проявили свою полную несостоятельность, нереальность, стало очевидно, что объединение означает колоссальный перелом в истории Германии. Старая история подошла к концу, а какова будет новая – никому не известно. Немцам пришлось признать две вещи:

1. Воссоединение - это еще не единство. Наоборот, степень внутреннего отчуждения людей в обеих частях Германии даже сильнее, чем была физическая разделенность в то время, когда еще существовала стена.

2. Расчеты на то, что восстановление новых федеральных земель можно было финансировать едва ощутимыми для населения старых земель затратами, оказались гигантской иллюзией. По серьезным оценкам федеративная Республика на протяжении 10-15 лет должна была вкладывать в восточные земли в среднем от 150 до 180 млрд. марок в год, чтобы предотвратить крах и хотя бы приступить к восстановлению и реконсолидации этой части Германия. Цель заключалась в выравнивания условий жизни людей в обеих частях страны. На решение этой задачи, возможно, потребуются десятилетий.

Безусловно, ухе сейчас большему числу людей - несмотря на миллионную безработицу, живется лучше, чем раньше. Граждане старых федеральных земель практически финансируют удовлетворение повседневных потребностей и поддержание жизненного уровня людей в новых землях... Еще долго не сможет быть никакого внутреннего единства Германии, если не будет возможности апеллировать к национальному созна­нию, то есть к сознанию взаимной национальной принадлежности.

Когда страна, которая должна становиться одним целым, вместо этого все более распадается, – это вполне можно назвать кризисом. Но здесь речь идет о кризисе, не разражающемся, как гром среди ясного неба, а в значительной степени имеющем свои глубинные причины и основа в прежнем развитии федеративной Республики.

Обзор экономического положения ФРГ в 1993-1994 гг. можно начать фразой: «Кризис, который все предсказывали и ждали, наконец, наступил».5 Достигнув наивысшей точки подъема, во многом обусловленного вхождением новых земель в народно-хозяйственный комплекс ФРГ, западногерманская экономика стала вползать в фазу спада.

Наряду с фундаментальными факторами наступлению кризиса способствовала также неблагоприятная конъюнктура на важнейших рынках сбыта товаров и услуг ФРГ: ухудшение как качествен­ной, так и ценовой конкурентоспособности национальных товаров вследствие завышенной стоимости марки и резкого роста издержек, прежде всего на оплату рабочей силы.

Основные показатели оказались хуже по сравнению с ожидаемыми. Темпы роста совокупного ВВП Германии в целом составили лишь 2%. «Выше ожидаемых были темпы инфляции – индекс различных цен достиг 4,7%. Выше прогнозной отметки выросла безработица (1,8-2 млн. в ФРГ; 1,2-3 млн. в ГДР)6.

Для Западной и Восточной Германии были по-прежнему харак­терны несовпадающие направления развития экономических процес­сов. В Западной Германии началось падение ВВП, обусловленное негативными процессами в промышленности. Наоборот, в Восточных землях ВВП в течение года постепенно возрастал, чему способствовала благоприятная конъюнктура в стройиндустрии и сфере услуг.

В старых землях после значительного прироста в 1992-1993 гг. (7,7 и 5,5%) потребительский спрос практически не увеличивал­ся. Это в основном было обусловлено более низкими темпами роста доходов и увеличением различных налогов и сборов. В новых федеральных землях личное потребление продолжало оставаться на довольно высоком уровне, по-прежнему поддер­живаемое значительными переводами средств из западной Германии. В отличие от двух предыдущих лет, когда основная часть доходов шла на удовлетворение «потребительского голода», в бывшей ГДР начал набирать силу процесс накопления. Доля личных сбережений в 1993-1994 гг. увеличилась в этой части страны до 14% (7,7 в 1992 г.)

В Западной Германии начала постепенно снижаться инвестици­онная активность. Инвестиции в машины и оборудование стали утрачивать роль фактора, поддерживающего конъюнктуру.

В Восточной Германии в отличие от старых федеральных земель в 1994 г. сохранились высокие темпы прироста инвестиций в маши­ны и оборудование (22-23%). Динамично росли капиталовложения в сферу строительства, прежде всего, в таких отраслях, как транспорт, связь, охрана окружающей среде, Наряду с по-прежнему высокой долей государственных капиталовложений в совокуп­ных инвестициях резко возросла доля частных компаний, включая филиалы иностранных фирм в ФРГ.

Динамика внешнеэкономических потоков западной Германии в 1992 г. во многом определялась повышением реального курса марки и неблагоприятной конъюнктурой в западных странах. Вывоз товаров возрос незначительно, а экспорт услуг даже сократился.

В Восточной Германии в 1994 г. происходило дальнейшее паде­ние товарного экспорта. Основная причина – потеря рынков в стра­нах Восточной Европы, а также недостаточная конкурентоспособ­ность восточногерманских товаров.

Одной из особенностей этого кризиса стало антициклическое воздействие на него конъюнктуры в строительной промышленности. Основой такого воздействия являлось жилищное строительство. В то же время промышленное строительство в 1994 г. в основном развивалось за счет портфеля заказов 1993 года.

Культурная проблема объединения.

История ГДР как государства, хоть и закончилась с ее вступлением в ФРГ, находит все же свое продолжение в относи­тельно самостоятельном развитии социально-культурного макрорегиона в составе единой Германии. Никто не предполагает, что куль­турные и духовные различия между немцами сменятся замкнутой самодовлеющей региональной общностью, но и просто «сближение людей.., возможно, займет жизнь целого поколения».

Несомненно, что люди между Одером и Рейном – это в своем большинстве немцы; вместе с том по мере того, как проект германского единства принимал все более четкие очертания, вое больше обращали на себя внимание ментальные и культурные различия и несоответствия их жизненных миров. Они проявляют­ся во многом: в отношении к работе; вещам, времени и т.д.; в том, как западные и восточные немцы оценивают себя и друг друга.

Культурные и ментальные различия между западными и восточ­ными немцами питаются тремя источниками. Во-первых, за 40 лет самостоятельной государственности накоп­лен разный политический, духовный и культурный опыт. Для восточных немцев важными, хотя отнюдь не единственными его символами были Берлинская стена, государство-опекун, «внутренняя эмиграция», уравнительное общество дефицита. Во-вторых, разделенность немецкого народа на два государства стала социальной разделенностью, превратившей ГДР в страну, «маленьких людей». Соответствующие форма жизни и ценностные представления накладывали свой отпечаток на будни ГДР и в значительной мере служили скрепляющими социокуаьтурными эле­ментами.

В-третьих, в отличие от западных немцев, восточные стали действующими лицами и жертвами двойного краха - своего госу­дарства и своей общественной системы. В германское единство они вступили как политически «поляризованная частичная нация» с определенными психологическими столкновениями и большими надеждами.

В социологии, публицистике на уровне обыденного сознания высказываются противоположные мнения относительно масштабов общности или различий и несоответствий между жизненными и ценностными мирами, поведенческими стереотипами и стратеги­ями после 40 лет различной государственности. Преобладающими объявляются то общность, то различия, причем со ссылкой на одни и те же данные.

Восточные немца обычно считаются «более немецкими» и более консервативными немцами, не затронутыми вообще или затронутыми лить весьма относительно происшедшей в Западной Европе сменой ценностей. Однако то духовное «приданое», с которым они вступили в единую Германию, оценивается сейчас по-разному: как выражение задержки развития, которое бесследно исчезнет, когда Восток Германии приобщится к современным качествам Запада; как заряд взрывчатки, угроза существующему в старых федеральных землях гражданскому обществу; как ступень развития в принципе одной и той же ментальной конституции немецкого народа... Наконец, не одинаково видится то, насколько стабильны и живучи характерные особенности восточных немцев, которые отличает их от западных, и каковы возможности их воспроизвод­ства и заключенные в них опасности. Поэтому вопрос о свойствах, контурах и «перспективах восточно- или западногерманской ментальности и идентичности не столько имеет ностальгический смысл или основу»7 сколько касается конфликтного потенциала, заложенного в германском единстве.

Международные аспекты объединения.

В разные года много писалась об американо-европейских отношениях и немецкой внешней политике, проблеме нераспростра­нения ядерного оружия ж региональных конфликтах, о военной стратегии Н1ТО и взаимоотношениях между Западом и Востоком. Образование единой Германии предстает по мнению многих ученых реализацией стратегических установок двух государств – ФРГ и США. Достижение немецкого единства последовательно оставалось целью внешней политики официального Бонна.

Правящие круги ФРГ в срочном порядке занялись разработкой программ, которая устранила бы у соседних государств опасения относительно преобладания мощи - политической, экономической и военной – Германии после объединения, обеспечила сохранение страж в западных структурах, исключила бы какие-либо ограни­чения немецкого суверенитета. В ее рамках следовало также предложить механизм международного урегулирования оставшихся открытыми после второй мировой войны вопросов, избежав созыва мировой конференции. Политики утверждали, что объединение должно было сопровождаться активизацией западноевропейской интеграционной политики, создание общеевропейских структур сотрудничества и т.д.

Сравнивая нынешнее объединение Германии с аналогичным процессом, осуществленным в 1871 г. Бисмарком «железом и кровью», ученые справедливо отмечают мирный характер принци­пиальной ревизии политической карты Европы в наши дни.

Энергичные действия Бонна во имя объединения страны на западных условиях, без жертв и уступок востоку можно было предсказать заранее, ибо они полностью соответствовали долго­срочным падевым установкам федеративной Республики и ее политической практике.

Иначе обстояло дело с оценкой стратегии ОНА в отношении немецкого объединения. Отдельные специалисты в нашей стране и за рубежом полагали, что появление новой сверхдержавы про­тиворечило интересам Вашингтона, который не мог не тормозить процесс объединения и в конечном итоге принял его как малоприятную новость. Многие специалисты показывали, какую роль отводила американская администрация объединению Германии в своей глобальной стратегии, и как она реализовывала ее в канун 90-х годов.

Увидев в конце октября-ноября 1989 года возможность «наконец-то внедрить американские ценности в Европе и успешно завершить борьбу против нашего экспансионизма и гегемонии Москвы в Цен­тральной и Восточной Европе послевоенного времени», США содей­ствовали возрождению единой Германии, вписав его в процесс создания «объединенной и свободной Европы».

В числе международных вопросов, подлежавших урегулированию в процессе объединения, был военно-политический статус Германии, границы и права четырех держав-победительниц в минувшей войне. Первый из них обрел огромную важность для всех участников дискуссий. Запад настаивал на том, чтобы единая Германия оста­валась членом Североатлантического союза. В процессе перегово­ров шел поиск условий, при которых наша страна сочла бы для себя приемлемым вывод своих войск (вооруженных сил) с террито­рии ГДР и передвижение далеко на восток линии разграничения с войсками НАТО. Предусматривался также, вывод до конца 1994г. российских войск о территории бывшей ГДР. после чего восточные земли в части, касающейся размещения немецких вооруженных сил, не будут отличаться от других земель. ФРГ.

Объединение сопровождалось провозглашением полного сувере­нитета Германии и прекращением прав четырех держав, однако западные участники договоренностей исходили из того, что вооруженные силы США, Великобритании и Франции будут оставать­ся в Берлине и ФРТ. Многих мучил вопрос: какой будет внешняя политика Германии, как отразиться на ней возросшая немецкая мощь. Руководители признавали, что объединение «создало страну, уже не являющуюся в соответствии с общепринятыми критериями членом группы «средних» государств, – типа Великобритании, Франции, Италии, – к которым федеративная республика до сих пор принадлежала»8. Так стала ли она сверхдержавой - в Европе, в мире?

Во внешнеполитических приоритетах Германии на первый план поставлена ее европейская политика, анализируя которую, многие ученые пришли к выводу: объединение привело к дальнейшему развитию западноевропейского интеграционного процесса; в новых условиях подошла к концу «щадящая суверенитет фаза мягкой интеграции Сообщества»,9 когда государства, стремившиеся сдерживать и контролировать объединенную Германию, должны были сами отказаться от собственной самостоятельности; центром тяжести немецкой политики должно стать дальнейшее развитие процесса СБСЕ, особенно в обстановке кризисного развития в бывших соцстранах; и т.д. Распад СССР, появление на политичес­кой карте мира группы независимых государств, возникших на его территории и нередко соперничающих между собой, породили труд­ную, непредсказуемую международную ситуацию, с учетом которой Бонн корректировал бы свой курс на мировой арене. Облик германо-российских отношений, их место в европейских делах прежде всего зависят от стабилизации экономики нашей страны.

Исследования ученых, политиков, экономистов, занимавшихся международными аспектами объединения Германии, в очередной раз напомнили, что успеха достигает государство, не только ясно сознающее свои стратегические цели, но и последовательно, энергично добивающееся их осуществления.

1.1.2. Внешнеэкономические связи Германии и России.

Процессы рыночного преобразования экономики в Германии - стране, которая традиционно считается у нас примеров высокой эффективности и рациональности - разительно напоминает нашу российскую картину. Очевидно, дело не в большей или меньшей «решительности» или «беспомощности», «одаренности» или «бездарности», «неподкупности» или «коррумпированности» конкретных реформаторов. Видимо, имеются общие черта переход­ной экономики, «встроенные механизмы», роковым образом снижа­ющие эффективность реформ.

Надо особое внимание обращать на исключительные обстоя­тельства восточногерманской трансформации. То, что она произошла в форме воссоединения, означает, что рыночные преобразования в бывшей ГДР в основном финансировались извне.

Кроме того, важен и институционально-политический аспект воссоединения: страна получила социально-экономические и политические формы организации общества - сразу и в «готовом виде». Опыт последних лет в России свидетельствует, что способ «проб и ошибок» на этом пути приводит к задержке реформ и в, целом означает огромные неэффективные затраты: косвенно отвлекает львиную долю инвестиционных ресурсов страны, напрямую расшатывает финансы государства.

При всей специфичности восточногерманского опыта трансфор­мации, выявляют определенный набор черт, общих всем странам бывшего «соцлагеря»10, в том числе и бывшей ГДР: неэффективные институты, оказывающие дестабилизирующее воздействие на пред­приятия, неэффективные стимулы к труду, подавляющие произво­дительность; нехватка эффективной технологии; спад производства и т.д.

Стремительное погружение восточногерманской экономики в рыночную систему вызвало резкие структурные сдвиги, а они в свою очередь имели ярко выраженное «социальное измерение», приводя к значительной безработице. Занятость в бывшей ГДР в первые годы после воссоединения сократилась почти вдвое: на этом фоне говорить о «шоковой терапии» применительно к России, очевидно, не приходится. Опыт восточногерманской трансформации ясно показал, что структурная перегруппировка производственных факторов – и капитала, и труда – после перехода к современному высокоразвитому типу рыночного хозяйства не происходит сама собой, подвижность факторов чрезвычайно ограничена и требует как времени, так и исключительных затрат и особых усилий со стороны государства.

В переходной экономике огромное значение принадлежит механизму, регулирующему соотношение доходов, потребления, сбережений и накоплений. Опыт восточногерманской трансфор­мации свидетельствует, что экономику «лечить» проинфляционными, антимонетарными методами не только малоэффективно, но и попросту вредно.

Объединение двух территорий, принадлежащих к различным не только социально-экономическим, но и экономико-технологи­ческим миром, остро ставило проблему преодоления отсталости бывшей ГДР, выравнивания уровней восточных и западных земель. Норма накопления, которая бы обеспечивала данный процесс в течение 10-20 лет, почти вдесятеро превышает реальную нор­му накопления у в воссоединенной ФГГ. Ясно, что без огромных финансовых трансфертов и привлечения иностранного капитала говорить о модернизации экономики ГДР очень сложно. Ясно отсюда и то, что для России, не имеющей могучего «буксира», проблема привлечения капитала – будь то путем создания особо комфортных условий в целях репатриации капитала отечественно­го, будь то посредством действенных стимулов для вложений иностранного капитала – стоит особенно остро.

С проблемой недостаточного накопления связана своеобразная «инвестиционная ловушка», в которую попадает переходная экономика: с одной стороны, инвестиции рентабельны при очень низкой заработной плате; с другой - однако, высокая произво­дительность объективно коррелирует с высокой заработной платой, так что повышение эффективности производства на макро­экономическом уровне требует «вымывания» предприятий с низкой оплатой труда, Государству приходиться выбирать: либо сдерживать заработную плату и тем самым поощрять ускоренное накопле­ние, что в конечном итоге приведет к росту эффективности, либо поддерживать резко завышенную относительно производительности зарплату, чтобы сразу добиться решительного «прорыва» в направлении эффективности. Оба пути небезопасны. Первый ведет к социальной напряженности; второй - угрожает инфляцией, что подорвет финансовую систему.

В трудах многих ученых, занимающихся состоянием экономики объединенной Германии, ключевой остается мысль: рыночный механизм не становятся зрелым стихийно, он предполагает творческую роль государства - государство не «сосуществует» с рынком, его задача не в том, чтобы сделать переход к рыночному типу экономики «плавным», а в том, чтобы создать и укрепить рыночный механизм.

Европейские партнеры Германии приветствовали идею объединения не безоговорочно. Предусматривалось, что усиление страны будет отчасти компенсировано ограничением национального суверенитета в рамках ЕС. Это необходимо иметь в виду, строя планы частич­ной экономической реинтеграции пространства вокруг России, тем более, что экономическое здоровье нашей страны, к сожале­нию, слабее немецкого. Успешная реформа внутри РФ только и смогла бы создать основу, в том числе, политическую, будущей внешней экономической экспансии.

При анализе российско-германских отношений следует исхо­дить из того, что Россия приняла на себя права и обязательства по прежним договорам и соглашениям бывшего союза с Германией, и, следовательно, имеет для сотрудничества с ней широкую договорно-правовую базу.

Итогом декабрьского визита в Россию канцлера ФРГ Г.Коля стало подписание очередного Совместного заявления и ряда соглашений, в том числе о культурном сотрудничестве, об уходе за военными могилами, о сотрудничестве в ликвидации сокращае­мого Россией ядерного и химического оружия. Это значительно расширило существующую договорно-правовую базу двусторонних отношений, подведя ее под развития практических связей в раз­личных, весьма важных областях. Удалось развязать запутанный узел сложных финансово-экономических проблем, долгое время обременявших отношения между Россией и Германией.

Сейчас ФРГ является одним из основных «генераторов» формирующейся экономики стран СНГ, в том числе и России.

Конечно, немцам потребовалось определенное время, чтобы приспособиться к новой расстановке сил в Европе и мире, при­выкнуть к возросшей доле ответственности Германии за развитие ситуации в Европе и за ее пределами; им предстояла определенная переоценка внешнеполитических ценностей.

Важными элементами «немецкой философии» являлись следующие. С одной стороны, это глубокая «демилитаризированность» немец­кого общественного сознания, которая, видимо, еще долго будет оказывать во многом определяющее влияние на германскую внеш­нюю политику. С другой стороны, для немцев по-прежнему исключительно важную роль будет играть экономическая составляющая их политической философии. В послевоенный период именно путем наращивания экономической мощи Германия смогла воссоздать себя в качестве влиятельного члена мирового сообщества. Понятие национальной безопасности практически никогда не рассматривалось в ФРГ с чисто военной точки зрения.

Россия играет далеко не последнюю роль в глобальных расчетах германских внешнеполитических стратегов. Результаты опросов германской общественности убедительно свидетельствуют: большая часть деловой и политической элиты ФРГ уверены, что в долгосрочной перспективе в России откроются весьма разнообраз­ные и привлекательные деловые возможности.

Интересы ФРГ предполагают, что в лице российского государ­ства она должна иметь стабильного и предсказуемого партнера, который в потенциале располагает поистине необъятным рынком и испытывает долговременные потребности в инвестициях из-за рубежа. К тому же германские политики не без основания рассчи­тывают, что опираясь на солидный политический, ресурсный и интеллектуальный потенциал России, Германия смогла бы в будущем сделать заметный шаг в направлении своей давней цели – струк­турировать и упорядочить огромное пространство всего европей­ского континента и тем самым упрочить свои доминирующие пози­ции в Европе. Все это значит, что Россия вправе рассчитывать на крупномасштабное и долговременное сотрудничество со стороны Германии в доле преодоления российского экономического и политического кризиса. Эти надежда базируются на практических действиях Германий в этом направлении. Уместно заметить, что здесь ФРГ уже давно является бесспорным лидером среди всех – западных, и восточных – стран. По имеющимся оценкам, доля Германия в международной финансовой помощи странам СНГ уже достигла 60%, из которых на Россию приходится подавляющая часть.

Однако не стоит преувеличивать шансы на скорое сближение России и Германии. Крайне негативное влияние на развитие наших двусторонних отношений оказывает ситуация политической нестабильности и острейшего затянувшегося экономического кри­зиса в России. Хаос в экономике, признаки распада государства, споры о характере необходимых реформ на всех уровнях снижают сегодня притягательность России в глазах германских партнеров. Главное преимущество, которым сегодня обладает, скажем восточноевропейский рынок по сравнению с российским, заключа­ется в наличии там всесторонних гарантий для иностранных инвестиций. Неурегулированность в российской законодательной сфере порождает множество проблем. Именно реально проводимая политика является главной причиной того, что германские компа­нии не увеличивают свои вложения в регион. Германские инвестора находятся зачастую в полной неопределенности в отношении того, с кем они имеют дело в России. При решения вопросов с предста­вителями различных уровней государственного управления им часто приходится сталкиваться с использованием противоречащих друг другу законов и постановлений.

Среди проблем, препятствующих нормальному сотрудничеству двух стран, следует выделить проблему преобладания в российском экспорте сырья: в 1995 году вывоз промышленной продукции составил лишь 7,5% от его общего объема. Это действительно очень больное место российской экономики; и России придется решать такие вопросы, как создание достаточных экспортных ре­сурсов и повышение конкурентоспособности своей продукции.

В последнее время немцы достаточно холодно встречают ссылки российских политиков на богатства отечественных недр. Причина, очевидно, кроется в том, что на мировом рынке пока нет недостатка в сырье. Немецкий экономический интерес к нам состоит в том, чтобы мы покупали у Германии – и как можно больше. Участившиеся случаи неоплаты российскими заказчиками закупленных в ФРГ товаров создают серьезные трудности в торгово-экономических связях двух стран.

Однако российской политике в отношении Германии необходимо глубокое стратегическое видение: прочные и стабильные связи с ней обеспечат России возможность увереннее чувствовать себя в европейских делах. Наиболее важным фактором наших долгосрочных отношений является заинтересованность в получении из ФРГ промышленного оборудования, новейших технологий, научно-технических знаний и опыта, необходимых для успешного реформирования российской экономики. К тому же нельзя забывать, что российско-германские отношения имеют богатую историю и носят во многом традиционный характер.

На дружественной ноте закончилась встреча канцлера ФРГ Г.Коля и Президента Российской федерации Б.Н. Ельцина в апреле 1997г. По словам Г.Коля, германо-российская встреча в верхах в Баден-Бадене относится к «числу важнейших международных событий». Как и предполагалось, главными темами переговоров стали расширение НАТО и судьба перемещенных в результате второй мировой войны культурных ценностей.

Оценивая результат баден-баденского диалога по натовской теме, Г. Коль признал, что имеет место наличие «существенных разногласий», но заявил «о возможности устранять их шаг за шагом».

На переговорах остро стоял вопрос о «привлечении герман­ских инвестиций в российскую экономику». Г.Коль высказал уверенность, что Россия, минует затянувшийся экономический кризис, остро сказавшийся на благосостоянии страны. Канцлер сообщил, что германские экономисты и бизнесмены не «ставят под сомнение экономическую и политическую мощь России», считая лучшим, наиболее эффективным «применением» капитала - инвести­ции в российские предприятия. Наш президент заверил Г.Коля, что в ближайшее время будут решены все проблема, связанные с созданием всех необходимых гарантий для иностранных инвести­ций.

В вопросе о перемещенных культурных ценностях, оба участ­ника переговоров выразили «готовность найти взаимоприемлемое решение, которое можно осуществить на практике». Практически все страны Западной Европы предъявили России иск: уверяя, что на территории бывшего Союза находятся «расхищенные, разграбленные» в ходе Отечественной войны культурные ценности, выве­зенные в качестве трофеев. ФРГ предоставила целый список ценностей, изъятых у нее как у страны, потерпевшей поражение во II мировой войне, требуя «возвращения ценностей на искон­ную Родину». В том числе – золота Трои, которое хранилось в запасниках 50 лет и ни разу не выставлялось. Только в начале 1997г. в Москве прошла выставка, на которой было представлено золото Трои.

Б.Н. Ельцин подписал соглашение «О частичной реституции культурных ценностей», то есть возврата их «хозяевам».

Важное место в ходе переговоров заняли вопросы двусторон­него, прежде всего, экономического сотрудничества. Немецкие эксперты жалуются на разгул анархии и правовой беспредел, заявляя, что российское руководстве не в состоянии создать надлежащие условия для иностранных инвесторов. В свою очередь, наши предприниматели выдвигают справедливые претензии, настаи­вая на облегчении российского экспорта в ФРГ и другие страны ЕС.

Баден-баденская встреча в верхах прошла в теплой и дружес­кой обстановке. Была достигнута договоренность о совершенство­вании механизма двусторонних контактов на высшем уровне.

В конце апреля 1997г. РСО-Алания посетил генеральный консул ФРГ в городе Саратов г-н Юрген Штальцер. В ходе бесед с политическими деятелями республики, он был ознакомлен с основами парламентаризма в республике, со складывающейся избирательной системой, с влиянием представительной ветви власти на возникающие общественно-политические явления.

Консул обратил внимание на проявляющих интерес к республике немецких инвесторов; на возможности совместными усилиями повли­ять на процесс сближения в экономике, культуре, социальных вопросах двух народов. В ходе его беседа с предпринимателями было отмечено, что уже сегодня товарооборот между немецкими и владикавказскими фирмами составляет более полутора миллионов марок. Осуществляются прямые поставки из Германии мебели, сантехнического оборудования, посуды, одежда. В будущем пред­полагают создание совместных предприятий, открытие специали­зированных магазинов, ориентация службы сервиса на евростандарт, сотрудничество с германскими фирмами по строительству очистных сооружений и т.д.

Цель визита консула заключалась, во-первых, в желании детального изучения потенциала РСО-Алания; во-вторых, поли­тикой Германии на установление связей в секторе малого и среднего бизнеса в России. Ведь в Германии – 98% предприятий, где число сотрудников не достигает и 100 человек.

Г-н консул с удовлетворением познакомился с творчеством ансамблей и хоровых коллективов, действующих в составе немецкого культурного центра. Был обсужден широкий круг воз­можного творческого обмена, цель которого – максимально позна­комить деловые круги Германии с экономическим и культурным потенциалом РСО-Алания.

Сегодня Германия занимает твердые позиции в мировой эко­номике, стоя наряду с такими экономическими гигантами, как Япония и Соединенные Штаты Америки. Позади остались годы, когда все силы ФРГ шли на преодоление отставания их восточных братьев. Прошли годы экономического, политического и социаль­ного кризиса.

Сейчас с полной уверенностью можно оказать, что единая Германия достигла того, что не удавалось другим странам: смогла устранить экономический и моральный барьеры, долгие годы разделявшие один народ, мешавшие большому будущему этой страны.

  1. Малые промышленно развитые страны.

    1. Швейцария.

      1. Природно-ресурсный, трудовой и производственный потенциал.

Швейцария – это маленькое государство с численностью населения менее 7 400 000 человек. Оно расположено почти в самом центре Западной Европы. Размеры его не превышают 41 288 кв. км. На северо-востоке Швейцария граничит с Австрией и княжеством Лихтенштейн, на юге и юго-востоке с Италией, на западе с Францией и на севере с Германией. (рис._)

Швейцария – страна горная. Рельеф ее сформировался в третичное время, когда возникли основные горные системы страны. Более половины территории Швейцарии занимают Альпы, 1/3 – Швейцарское плоскогорье и 1/10 – средневысотные горы Юра. Лишь на юге есть очень небольшие участки низменности. (рис._)

Долины верхние Фоны и Переднего Рейна делят Швейцарские Альпы на два почти параллельных друг другу ряда горных хребтов, тянущихся с юго-запада на северо-восток.

Климат Швейцарии в основном формируется под влиянием теплых воздушных масс, приходящих с Средиземного моря, и холодных воздушных масс, приносящихся с Северного моря. Климатические условия Швейцарии очень разнообразны.

Климат отдельных районов обуславливается особенностями рельефа – высотой местности, экспозицией склонов.

Несмотря на небольшие размеры, Швейцария весьма неоднородна и по природным условиям, и по уровню экономического развития, и по особенностям жизни и быта населения, и в социально-политическом отношении. Многие из этих особенностей сложились в результате того, что различные кантоны (или группы кантонов) прошли разный исторический путь. На основании всех этих различий в Швейцарии можно выделить четыре района – Северную Швейцарию, Западную, Центральную и Южную.

Наиболее густо населена и экономически развита Северная Швейцария (кантоны Базель, Аргал, Цюрих, Санкт-Галлен, Гарус, Туреац). Этот район занимает северную часть Швейцарского плоскогорья, левый берег Рейна. В Северной Швейцарии живет около половины всего населения страны, здесь находится большинство ее промышленных центров. Это главный индустриальный район страны. Территория севера пересекается густой сетью железных и шоссейных дорог. Здесь находится один из крупнейших аэропортов мира – Цюрихский. Почти все жители Северного района – германошвейцарцы.

Западная Швейцария (кантоны Берн, Нефшатель, Фризур, Во, Женева) более гориста, чем север страны. Этот район включает центральную и южную часть Швейцарского плоскогорья.

Природные условия благоприятствуют развитию здесь сельского хозяйства. В Западной Швейцарии сосредоточено 2/3 всех пахотных земель и самое большое производство зерна. Это в самый развитый в сельскохозяйственном отношении район страны. В предгорьях Альп преобладает молочное животноводство, именно здесь была выведена одна из наиболее высокоудойных пород коров – симментальская. В этом районе около половины общей площади виноградников; по развитию виноградарства Западная Швейцария занимает первое место в стране.

Основную часть товарной сельскохозяйственной продукции дают здесь средние хозяйства; крупных земельных владений или больших животноводческих ферм очень мало.

Западная Швейцария – один из важнейших районов туризма.

Центральная Швейцария (кантоны Люцерна, Швиц, Ури и Унтервальден) отличается своих ландшафтов. Район включает северные склоны Альп и Фирльдштетская озеро.

Здесь нет крупной промышленности и больших городов. Центральная Швейцария почти исключительно сельскохозяйственный район. Альпийские луга служат прекрасной базой для развития здесь молочного и мясного животноводства.

Леса используется для заготовки и первичной обработки древесины. На горных реках и водопадах построено несколько гидроэлектростанций. Население Центральной Швейцарии сравнительно редкое, жители говорят на местных диалектах немецкого языка.

Самый большой, но вместе с тем самый редко населенный район страны – Южная Швейцария. Он включает в себя кантоны Граублюнден, Тесин, Вале.

Долгое время этот район был отсталой окраиной Швейцарии. И сейчас по уровню индустриализации, по доходам населения, благоустройству территории Южная Швейцария значительно уступает и Северу и Западу.

Швейцария, богатая изумительными красотами природы и благодатным климатом, явно обделена полезными ископаемыми. В стране имеются лишь небольшие запасы угля, разбросанные по различным местам, а также малоперспективные с точки зрения добычи, небольшие по размерам залежи железных руд, мелкие месторождения графита, талька, асфальта. В верховьях Фоны и вдоль Рейна, у границы с Германией заметную роль играет добыча каменной соли, покрывающая потребности страны. Сравнительно с 1994 г. добыча каменной соли снизилась на 6 млн. тонн к 1996 г. и составила 214 млн. тонн.

В довольно значительных размерах имеется сырье для строительной промышленности – песок, глина, гранит, гнейс. Геологическая разведка последних лет позволила предположение о новых открытиях залежей урановых руд в Альпах.

Быстро росло население кантонов Женева и Тесна. В кантонах же центральной и северо-восточной части Швейцарии прирост был минимальным. В Гларусе произошло сокращение населения.

Рождаемость снизилась, но одновременно уменьшилась смертность. Поэтому естественный прирост все же происходил, хотя он уменьшился с 5,4% на 1 000 жителей в 1993 г. до 4,1 в 1997 г.

На ряду со швейцарцами в стране живет, в стране живет 2,8 млн. иностранцев. В отдельных городах – Женеве, Базеле, Цюрихе – доля иностранцев среди жителей повышается до 1/5-1/3. В то же время многие швейцарцы выезжают в зарубежные страны, как правило на временное жительство. В настоящее время за границей проживает около 480 тыс. швейцарцев.

В Швейцарии не участвовавшей ни в первой, ни во второй мировых войнах численное соотношение мужского женского пола почти одинаково 50,7 (женщин) и 49,3% (мужчин) на 1996 г.

Страна заселена крайне неравномерно. В среднем плотность населения составляет 158 человек на 1 кв. км., но на Швейцарском плато и в северо-восточной части страны, где сосредоточенно около 3/4 всех жителей страны, она достигает 280 человек на 1 кв. км. В горных же центральных и южных частях Швейцарии (за исключением кантона Тесин), и на востоке население очень редкое – от 50 до 100 человек на 1 кв. км.

Внутренняя миграция населения не велика; она происходит из чисто аграрных районов в индустриально развитые и в меньшей степени в большие города.

Более 67% швейцарцев живет в городах, но больших городов не много: Цюрих, Базель, Женева, Берн, Лозанна имеют население более 200 тыс. человек. Всего 4 города от 100 до 200 тыс. жителей. Основная же часть городов страны насчитывает менее 100 тыс. жителей.

Непрерывно растет численность занятых в промышленности с 44% в 1994 г. до 60,6% в 1995 г. А процент экономически активного населения, занятого в сельском хозяйстве снизился с 15% до 11,6%. Увеличилось за это время доля занятого в сфере услуг с 21,3% до 27,8%.

Швейцария входит в группу крупнейших производителей промышленной продукции на экспорт; 2/3 изделий ее машиностроения реализуется за рубежом. Постоянно ведутся и поиски новых рынков.

Около 500 кампаний, объединенных в ассоциацию имеют за рубежом 9.9000 определений, более 900 торговых пунктов и участвуют более чем в 190 смешанных предприятиях. Разветвленная сеть характерна и для других отраслей промышленного производства. Выделяются в первую очередь те отрасли, чья продукция способна конкурировать на мировом рынке. Высокие издержки производства главной причиной которых является отсутствие собственного сырья относительно узки внутренний рынок вынудили отказаться от таких металлоемких производств как автомобилестроение

Промышленное производство страны добивается незаурядных результатов в других направлениях: производстве часов, химическом, фармацевтическом, электротехнической промышленности. На мировом рынке высоко цениться высококачественный швейцарский шоколад.

Для Швейцарии характерны небольшие размеры предприятий и высокая степень их автоматизации и механизации.

До 70% всех занятых работают на заводах, где персонал не превышает 500 человек.

Эффективность промышленного производства связана с умением во всем экономить: рационально использовать вторичное сырье, отходы производства использовать вторично.

2.1.2. Особенности экономического развития.

Небольшая по площади и населению страна прочно стоит в ряду самых развитых государств мира. Швейцария имеет хоть и небольшую по объему, но хорошо развитую индустрию, значительную легкую, и пищевую промышленность, скромное по размерам, но высоко продуктивное сельское хозяйство. Страна покрыта густой сетью железных дорого 7114,4 км. И шоссейных дорого 19 тыс. км., это важный узел международных грузовых и пассажирских перевозок. Общий объем экспорта Швейцарии (по весу) уступает некоторым странам Запада, но стоимостное его выражение очень высокое. Поэтому по размерам внешнеторгового оборота на душу населения маленькая Швейцария стоит на одном из первых мест в капиталистическом мире. В промышленности работает в 4 с лишним раза больше людей, чем в сельском хозяйстве. Ни одно государство в мире не имеет такого соотношения. В связи с бедностью, Швейцарии полезными ископаемыми развитие промышленности началось не с тяжелой, а с легкой. Легкая промышленность начала развиваться с 40-х годов прошлого века, а тяжелая – с 80-х годов.

В конце XIX – начале ХX в. в Швейцарии началась концентрация производства, стали возникать и расти монополии, создаваться крупные банки, стал развиваться финансовый капитал. Вывоз капиталов за границу уже тогда приобрел широкие размеры.

В начале 30-х годов на Швейцарию, как и на другие страны капиталистического мира обрушился экономический кризис. В 1934-1935 г.г. в стране насчитывалось более 300 тыс. безработных. Только в конце 30-х годов экономика Швейцарии оправилась от кризиса и последовавшей за ним депрессии.

Вторая мировая война не затронула производственного аппарата Швейцарии. Страна не понесла в этот период никаких людских или материальных потерь. Это позволило швейцарской экономики на следующий же день после окончания войны работать по уплотненному графику.

Крупнейшие швейцарские фирмы играют большую роль на мировом рынке. 29 швейцарских фирм имеют за границей 921 филиал примерно в 80 странах. В этих филиалах было занято почти 2/3 общего числа рабочих и служащих этих фирм в 1994 г. С этого времени численность сокращается.

Таблица_.

Количество предприятий с иностранными инвестициями в 1997 г.14

Страны

Количество предприятий с иностран­ными инвестициями

% от общего количества

предприятий с иностран­ными инвестициями

США

1908

14,3

Германия

1517

11,4

Китай

1019

7,7

Финляндия

791

5,9

Великобритания

666

5,0

Италия

563

4,2

Польша

497

3,7

Австрия

466

3,5

Швейцария

368

7,8

Болгария

350

2,6

Япония

301

2,3

Франция

301

2,3

Как и другие страны западного мира, Швейцария сталкивается с рядом сложных социально-экономических проблем: инфляцией, ростом стоимости жизни. Экономические потрясения современного мира особенно больно ударили в последние годы по гордости Швейцарии – ее часовой промышленности, приведя к сокращению производства и как следствие к безработице, появились затруднения и с энергетикой, хотя до конца 80-х годов альпийская республика даже экспортировала в соседние страны часть электроэнергии.

В связи с острой нехваткой минеральных ресурсов и топлива Швейцария издавна специализируется на производстве высокоценных промышленных изделий, которые требуют сравнительно немного сырья. С другой стороны, экспорт Швейцарией такой продукции дает ей достаточные средства для закупки почти всего необходимого сырья и топлива, а также продовольствия.

Экономика Швейцарии тесно связана с мировым рынком и в значительной степени зависит от него. В составе швейцарского экспорта свыше 9/10 по стоимости занимают готовые промышленные изделия и лишь 1/10 приходится на продукцию сельского хозяйств. В импорте же преобладают продовольственные товары, сырье для промышленности, топливо.

Сальдо торгового баланса страны неизменно пассивно. Дефицит покрывается за счет поступлений от «невидимого экспорта» – доходов от туристов, от заграничных капиталовложений, страховых операций международного масштаба и т.п.

Швейцария – один из ведущих центров мира по валютно-финансовым операциям, один из главных экспортеров капитала. Общая сумма швейцарских капиталов за границей (в виде займов, кредитов, капиталовложений превышает 210 млрд. швейц. фр.). В сейфах швейцарских банков лежит половина всех ценных бумаг капиталистического мира. Только в маленьком городке Лугано на 25 тыс. жителей приходится 300 банков, финансовых обществ и агентств по капиталовложениям.

Финансовые показатели крупнейших швейцарских банков.

Таблица_.

Основные финансовые показатели, млн. фр., 199612

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

Сумма баланса

36799

44037

55234

73579

77268

88662

103741

Собствен­ный капи­тал

800

890

1195

1500

1650

1650

1850

Резервы

1505

1808

2441

2981

3187

3734

4254

Депозиты

28651

31549

41176

56643

59081

66607

79054

Прибыль

173

235

247

276

352

507

566

Ссуды

13649

20623

28546

36996

35445

39995

44267

Инвестиции

2824

5370

5291

6472

6077

8157

9835

Вклады в других банках

15141

11394

13943

16248

18601

23568

30386

Число заня­тых, тыс.

9,3

10,1

10,7

12,3

12,3

12,7

14,0

Количество филиалов

Внутри страны

115

134

146

157

167

182

187

За границей

5

6

9

11

12

13

14

Банк «Швейцарише кредитанштальт».

Таблица­_.

Основные финансовые показатели, млн. фр., 1996.13

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

Сумма баланса

49838

55710

69181

87555

105156

127933

137828

Собствен­ный капи­тал

1147

1582

1843

2362

2511

3207

3587

Резервы

1324

1654

2084

2442

2748

4179

4887

Депозиты

44938

49678

60372

78349

94472

111922

120134

Прибыль

200

237

258

322

429

603

674

Ссуды

15874

20135

31892

38271

44312

58446

61667

Инвестиции

3119

3601

4508

5843

10925

8035

9911

Вклады в других банках

23988

22994

24067

27268

27504

37025

42936

Число заня­тых, тыс.

11,0

11,5

12,6

13,9

14,3

14,8

15,8

Количество филиалов

Внутри страны

163

172

185

194

197

207

216

За границей

9

12

13

13

13

13

14

Банк «Швейцаришер банкферайн».

Таблица_.

Основные финансовые показатели, млн. фр., 1996

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

Сумма баланса

47294

56119

67368

93738

115142

139453

152167

Собствен­ный капи­тал

720

1050

1141

1499

1642

2050

2059

Резервы

1828

2485

2926

3811

4248

6011

6630

Депозиты

37110

42614

51094

72782

90683

107370

118230

Прибыль

209

266

290

382

506

692

776

Ссуды

18628

23496

31833

43085

49048

62934

69205

Инвестиции

3529

4247

4786

6179

7069

8489

11065

Вклады в других банках

17824

21502

22127

24710

34216

42359

48214

Число заня­тых, тыс.

13,3

12,0

12,7

16,0

17,2

18,7

20,0

Количество филиалов

Внутри страны

196

206

218

231

240

250

255

За границей

3

6

7

8

8

8

9

Банк «Швейцарише гензельшафт».

Швейцарский капитал тесно переплетается с иностранным как на мировом, так и на внутреннем рынке. На счетах швейцарских банков находятся весьма крупные сумм, поступающие из США, Франции, Германии и др. Частично они используются в самой Швейцарии, но в основном направляются под видом «швейцарских капиталов» в те страны, куда по политическим или иным причинам эти иностранные денежные средства со своим собственным «именем» проникнуть не могут, особа роль так называемых анонимных счетов, размер вкладов и имя владельцев которых швейцарские банки держат в строгом секрете.

Таблица_.

Крупнейшие кредиторы на мировом рынке капитала (в % к итогу).15

Кредиторы

Заемщики

Япония

53

США

27

Швейцария

8

Великобритания

9

Тайвань

6

Канада

8

Голландия

6

Мексика

6

Германия

5

Саудовская Аравия

6

Гонконг

5

Испания

5

Бельгия

4

Италия

5

Китай

2

Австралия

5

Прочие

11

Прочие

29

Итого

100,0

Итого

100,0

Промышленность.

Швейцария – высокоразвитая индустриальная страна. По объему промышленного производства она занимает тринадцатое место в мире, а по уровню дохода на душу населения – одно из первых мест. 1/3 часть выпускаемой продукции идет на экспорт. Высокое качество промышленных изделий способствует повышению спроса на них на мировом рынке.

В топливно-энергетическом балансе страны 60% занимает жидкое топливо (нефть, мазут, бензин), 22% приходится на уголь, 18% – на электроэнергию. Швейцария вынуждена импортировать все потребляемое ею жидкое топливо и весь уголь. Свои же потребности в электроэнергии Швейцария полностью покрывает за счет собственных ресурсов. 90% потребляемой электроэнергии поступает от гидроэлектростанций общей мощностью 8 млн. квт.; тепловые электростанции служат лишь резервом. Годовое производство электроэнергии составляет 38 млрд. квт-ч. (на 1994 г.).

Электрические кантоны – альпийские кантоны Валлис и Грубюден (южная и восточная окраины страны) вместе дают 50% всей гидроэлектроэнергии. За ними идут кантоны Тесин, Берн, Гларус и др.

Швейцария экспортирует в соседние страны 20-25% производимой электроэнергии.

В то же время в маловодные годы и в зимнее время ей приходится импортировать электричество.

Быстро растущие потребности в электроэнергии (с 1984 по 1995 гг. Потребление электроэнергии увеличилось на 40%) и неравномерность водного режима послужили предпосылками для введения новых видов энергии (солнечной и т.д.).

Из-за отсутствия сырьевой базы обрабатывающая промышленность Швейцарии специализируется на производстве таких изделий, которые требуют минимального количества сырья.

На первом месте по количеству занятых рабочих (39,4%), по количеству предприятий (30,5%), по общей стоимости продукции стоит обработка металлов. Затем следует часовая промышленность и машиностроение.

В экспорте страны продукция машиностроения занимает 37% (по стоимости). Швейцария поставляет на мировой рынок электровозы, турбины, генераторы, электромоторы, трансформаторы, металлорежущие станки, текстильные, помирафические машины, оборудование для пищевой промышленности и торговых предприятий.

Швейцарские часы быстро завоевали мировую славу. «Сима», «Лонжин», «Омега», «Зенит» стали примером высшей точности. Но до настоящего времени в стране нет крупных часовых заводов, часовая промышленность представлена мелкими и средними предприятиями, территориально разобщенными (180 тыс. рабочих занято на 12 тыс. предприятий). При этом предприятия отличаются высоким уровнем и «сверточностью» станков и контрольной аппаратуры.

В настоящее время Швейцария производит более 120 млн. часов и часовых механизмов в год, из них 97% идет на экспорт. Хотя Швейцария и занимает главенствующее положение по производству часов, она испытывает все более сильную конкуренцию со стороны японской и американской часовой промышленности. В связи с этим, а также учитывая возросший спрос на микрогабаритную аппаратуру для искусственных спутников земли, шаров-зондов и т.п., ряд предприятий швейцарской часовой промышленности стали специализироваться на «космической» продукции, продажная стоимость которой значительно выше продажной стоимости любых часов.

Основные центры машиностроения и металлообработки – Цюрих, Эрликон, Базель, Винтертур, Берн, Женева, Шафхаузен, Баден-Бруи. Нейтральная Швейцария довольно видный поставщик оружия и военной техники на мировом рынке.

Одна из самых молодых, но быстро развивающихся отраслей промышленности – химическая. Ее продукция прочно стоит на втором месте в экспорте страны (по стоимости 40%). На экспорт идет 83% продукции. На исследовательскую работу и совершенствование производства лекарств, красителей, сельскохозяйственных и бытовых ядохимикатов и т.д. ежегодно ассигнуется сотни миллионов франков.

Наиболее бурно развивается производство красителей (главным образом для текстильной промышленности, а также для кожи, бумаги, металла, пластмасс.).

Большим спросом на мировом рынке пользуются швейцарские лекарства, фармацевтические препараты, витамины, гормоны, искусственные питательные смеси для грудных детей.

На первое место среди «второстепенных» отраслей выходит текстильная. Но сейчас из-за острой конкуренции на внешних рынках и сокращения спроса на внутреннем она переживает период застоя. Доля изделий текстильной промышленности в общем объеме экспорта всего 5%. Текстильные фабрики производят дорогие хлопчатобумажные ткани (полотно, тюль, муслин, батист, поплин), идущие в основном на экспорт, а дешевые ткани для внутреннего потребления ввозятся из-за границы. Швейцария лишь на 3% покрывает потребности своей шерстяной промышленности в сырье – отсюда дороговизна чисто шерстенной ткани.

В основном текстильная промышленность развита на северо-востоке страны (кантоны Санкт-Галлен, Цюрих, Аппенцелль, Тургау, Гларус), на севере и в центральной части (кантоны Аарау, Берн, Щвиц, Золотурн, Базель. (рис._)).

Швейная промышленность, все более переходящая на массовый пошив одежды размещена в кантонах Цюрих, Санк-Гален, Тессин, Аарау, Люцерн, Золотурн, Берн.

Обувная промышленность представлена 240 предприятиями страны, которые поставляют продукцию не только на внутренний, но и на внешний рынок.

Сельское хозяйство.

На пороге ХХ в. каждый третий человек в Швейцарии был связан с сельским хозяйством. С тех пор численность лиц, занятых в сельском хозяйстве, неуклонно снижается и в абсолютном и в относительном выражении. Сейчас менее 300000 человек, т.е. всего лишь 11,6% всего самодеятельного населения Швейцарии живет на доходы, получаемые от хлебопашества, виноградства, скотоводства и т.п.

Продукция сельского хозяйства, несмотря на значительный рост производительности труда (в течение 1993-1994 гг. Этот рост составил 7,4% в год), не удовлетворяет потребностей страны. Швейцария должна импортировать 60-70% потребляемого ею зерна, около 50% мяса и овощей, 88% сахара.

Считается, что страна обеспечивает себя продовольствием в среднем на 60%, не более.

В связи с горным характером рельефа в Швейцарии в отличие от многих высокоразвитых европейских стран и США главную роль играет не земледелие (23% земель совсем не пригодные для сельского хозяйства), а животноводство; оно дает 85% всей продукции по стоимости.

На первом месте в Швейцарии стоит производство молока, затем уже мяса. В условиях страны, где площадь пастбищ невелика, но они отличаются высоким качеством травостоя, издавна предпочитали разводить породистый молочный скот. Мировой известность пользуются коровы симментальской и швицкой пород, дающие большие удои. В сыр (грюйер, эмменталь и др.) перерабатывается 3/4 молока и масла или идет на изготовление шоколада, консервированного (сгущенного молока).

Под пашней занято лишь 6% территории страны. Из зерновых высеивается преимущественно пшеница. Значительно меньше посевы ржи, овса, ячменя. Основные посевы зерновых сосредоточены на Швейцарском плоскогорье и в долине Рейна, где этому благоприятствует сравнительно выровненный рельеф и мягкий климат.

Картофель и помидоры, а также другие огородные культуры возделываются на плоскогорье и частично в долинах рек. По склонам гор, спускающихся к Женевскому озеру, а также по берегам Рейна и Фоны культивируется виноград.

Абрикосами, яблоками богата долина Фоны от Мартиньи-Виль до Сьона; фруктовые деревья растут здесь даже вдоль шоссейных дорог.

Хотя природные условия Швейцарии менее благоприятны, чем соседний Франции или Италии, виноградарства и производство вина играет здесь заметную роль. Ежегодно швейцарские винодельцы поставляют на рынок до нескольких миллионов гектолитров вина (главным образом белого). Н