Статья : Суд бытия: судьба как предмет философско-этимологического анализа 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Статья >> Философия


Суд бытия: судьба как предмет философско-этимологического анализа




Суд бытия: судьба как предмет философско-этимологического анализа

В.М. Шкарупа, Омский государственный университет, кафедра философии,

Судьба... При этом слове наверняка у большинства из нас возникает представление о чем-то неизбежном, неотвратимом, роковом, чему подвержен каждый из нас без исключения. Но действительно ли оно несет в себе лишь эту смысловую нагрузку - ;предопределенность;?

1. Идея судьбы в мифологии

1.1. Судьба как архетип

Обращение к философско-этимологическому анализу такого понятия, как ;судьба;, показывает, с одной стороны, многозначность и многомерность этого понятия, а с другой - крайнюю важность его для уяснения глубинных экзистенциальных основ самого человека, что заставляет отнести ;судьбу; к архетипическим понятиям, т.е. таким, которые задают каркас изначальной укорененности человека в мире вообще и в социуме в частности. Как известно, архетипы - это всеобщие образы поведения и мышления, универсальные образцы коллективного бессознательного, не подвергшиеся сознательной обработке. Можно даже сказать, что совокупность архетипов образует собой основное содержание мифологического сознания.

И действительно, идея судьбы в мифологии занимает одно из центральных мест наряду с такими, скажем, идеями, как идеи богов, героя, добра и зла, духов, души, жертвоприношения, загробного мира, земли, мирового древа, неба, огня, праздника, рождения и смерти, хаоса, царя, чудовищ, мирового яйца и мн. др. Можно сразу отметить тесную связь рассматриваемого нами архетипа ;судьба; с перечисленными выше - архетипами богов, добра и зла, рождения и смерти, а также с понятиями жизни, справедливости, необходимости и случайности, детерминированности, суждения, суда и возмездия, и др. Перечисленный ряд понятий и архетипов кажется весьма разбросанным, пестрым и неопределенно широким, но это в силу того, что, как отмечалось, само понятие (архетип) судьбы является многозначным и многомерным (см.: [5, с. 670]).

1.2. Трансформация мифологемы в философему как ее инволюция

Претерпев значительную эволюцию своего содержания и ценности, идея судьбы из мифологемы превратилась в философему. Но если в качестве первой она занимала, как указывалось, одно из центральных положений в сфере родо-общинного и общинно-полисного менталитета древнего человека, то о последней этого отнюдь нельзя сказать - было бы явным преувеличением утверждать, что идея судьбы в менталитете современного человека занимает не то что центральное, но и сколько-нибудь важное место. Налицо аксиологическая деградация этой идеи за последние две-три тысячи лет. В силу этого и можно утверждать не столько об эволюции идеи судьбы, сколько о ее инволюции(*1)

Однако, на мой взгляд, на пороге третьего тысячелетия она должна занять достойное ей место, и менталитет человека будущего должен быть существенно ориентирован именно на философему судьбы. Человек должен возвыситься до amor fati - любви к судьбе, ибо, как отмечал Ф.Ницше, в этом состоит действительное величие человека.

2. Понятие судьбы: лингвистическая компаративистика

Задача данной статьи все же существенно скромнее - показать значимость для самоопределения человеком своего места в общественной системе (определение им своего социального статуса и общественной самоценности, умение, и, главное, желание определять собственную судьбу). Это связано с тем, что слово ;судьба; этимологически связано со словом ;суд; и, по сути дела, они являются близкородственной парой, лексическая связь между которыми имеет под собой архетипическое основание; и основание это конституировано ;суждением;, ;возмездием; и пр. понятиями этико-правового ряда древнего сознания.

Это легко обнаруживается даже при поверхностном анализе; созвучие двух слов отнюдь не случайно - в русском языке они являются однокоренными словами. Не беря на себя ответственности за окончательные выводы без дополнительного лингвистического анализа аналогичного обстояния дел в других языках, замечу, что в английском или немецком мы этого не обнаруживаем (англ. fate или destiny - судьба, court of law/justice - суд; соотв. нем. Schicksal или Los - Gericht).

3. Мифологема судьбы

Филиацию суд - судьба мы можем фиксировать не только этимологически, но и исторически (мифологически), что является первичней этимологии, которая лишь закрепляет языковыми средствами онтологические реперы мифологической картины мира (с помощью которой и конституируется топология социума на ранней стадии его развития).

3.1. Античная и славянская мифология

Уже в греческой мифологии обнаруживаем эту связь: мойры, богини судьбы, являются дочерьми Зевса и Фемиды, богини правосудия (по одному из вариантов, Hes. Theog. 901-906; по мнению Платона, они являются дочерьми богини необходимости Ананке). ;В первоначальных представлениях мойра-судьба каждого воплощается в некоем материальном предмете - фетише, носителе жизненных потенций. ... Когда возобладали анимистические представления, магическая сила, заключенная в фетише, стала представляться самостоятельным божеством, которое наделяет той или иной участью человека, изрекает ему свою волю, определяет его дальнейшую жизнь. М. понимаются теперь как рок (;то, что изречено;) и судьба (;то, что суждено;)...; [4].

В славянской мифологии эта связь выражена еще более отчетливо. Так, в ней мы встречаем такого персонажа, как Суд (рус.), или Усуд (сербо-хорв.; родственно рус. ;суд;, ;судьба;), являющегося существом, которое управляет судьбой. С ним связаны персонифицированные воплощения судьбы - суденицы, определяющие судьбу человека при его рождении. Они приходят после рождения ребенка в его дом, чтобы ;судить; или ;наречь; ему жизненную судьбу (см.: [5, с. 514]).

3.2. Инволюция идеи судьбы в христианстве

Идеологическое господство христианской мифологии и богословия обрезало поле значений ;судьбы;, сведя их к минимуму, точнее, к одному-единственному, являющемуся следствием монотеизма. Если язычество как многобожие исходило из многозначности ;судьбы;, понимавшаяся и как необходимость, и как случайность, и как то, что предопределено, и стоявшая даже над богами, то христианство принципиально ограничило понятие судьбы: оно заменяет его ;понятием божественного предвидения; [3], оно ;противопоставило идее С. веру в осмысленное действие ;провидения;; [1]. Ф. Ницше, непримиримый критик оного, замечает: ;Что означает ;нравственный миропорядок;? Что воля божия раз и навсегда предписывает человеку, что ему делать и чего не делать. Что ценность народа и отдельного человека измеряется степенью послушания их богу. Что в судьбах целого народа и отдельного человека во всем царит воля бога, который карает и вознаграждает по мере послушания ему; [7].

3.3. Судьба России и русская ;судьба;

Со времени появления в свет в начале века одноименной книги Н.А. Бердяева, а то и раньше, стало привычным выражение ;судьба России;. И, видимо, это не просто словосочетание,- в него вкладывается некий глубинный смысл, близкий каждому из нас, а само слово ;судьба;, скорее, понимается как ;судьбоносность;, а именно: судьбоносность России для мировых судеб, судеб человечества, взятых в глобальном масштабе.

В силу этого и становится необходимым исследовать значения самого слова ;судьба; - для того, чтобы разобраться в тех этимологических линиях и изломах, которые исторически напластовались, в частности, вокруг словосочетания ;судьба России;. Это поможет нам понять если не всю трагичность ее, то в значительной мере сердцевинное в ней, воплощающееся в феномене, который раскрывается перед нами, сынами России, как извечная обеспокоенность ее судьбою, к смыслу которой мы постоянно возвращаемся, рядим да судим. Видимо, нет у других народов такого этимологического напряжения, которое мы встречаем в связке ;суд-судьба;, выраженной на русском языке; может быть, поэтому другие делают свою судьбу, а мы о ней судим и ее судим. Не случайно многие русские писатели и мыслители с искренней болью обращаются к судьбе России, пытаясь не только ее судить, но и обустроить, хотя бы в мыслях, в духе своем, понять ее неизбывную тайну, извечную загадку.

4. Современная лингвистическая ситуация

Несомненно, многообразие значений(*2) слова ;судьба; обусловлено его изначальностью в лексическом составе и местом, занимаемом издавна в менталитете, а также длительной эволюцией, которую оно претерпело к настоящему времени. Попытаемся разобраться в напластованиях смысла.

4.1. Конкатенация ;суд-судьба; в русском языке

Рассмотрим поближе различные значения слова ;судьба; в современном лексиконе.

1. Стечение обстоятельств, не зависящих от воли человека, ход жизненных событий.

2. Доля, участь.

3. История существования кого-чего-н.

4. Будущее, то, что случится, произойдет. Не судьба - не придется, не удастся, не суждено (см. судить в 5 знач.). Не судьба нам жить вместе. ...

Судить 5. Предназначать (о чем-н. непредвиденном, как бы не зависящем от воли человека). Суждено судьбой. Мне не суждено больше встретиться с ним. Так рок судил или судьба судила. Судить да рядить (разг.) - обсуждать, толковать; [8, с. 675, 676].

Исходя из суждений С.И. Ожегова, этимологическая связь пары суд-судьба в современной русской литературе значительно ослаблена. И лишь в приведенном фразеологическом обороте есть отсылка при толковании не судьба как не суждено к слову ;судить; в значении ;предназначать;. У Ожегова отмечены те значения, которые и встречаются в литературе и современной разговорной речи.

4.2. Английский и грузинский языки: отсутствие конкатенации

На примере английского языка мы уже имели возможность в этом убедиться. Я лишь приведу значения двух слов, выражающих ;судьбу; по-английски: destiny 1) судьба, удел 2) неизбежный ход событий; неизбежность; глагол destine 1) назначать, предназначать 2) предопределять; fate 1. 1) рок, судьба; жребий, удел 2) гибель, смерть 2. предопределять [6, с. 206, 276 ].

Аналогично и в грузинском языке(*3) ;Беди; - судьба, но суд - ;сасамартло;, происходящее от ;самартали; - право, в свою очередь, оно происходит от ;мартали;, что означает правдивый, а его этимоном является слово ;марти; - сноровистый (делающий что-нибудь быстро, но при этом правильно, истинно).

5. Философема судьбы

5.1. Судьба как вердикт суда

Выяснив родство, этимологическую близость слов ;суд;, ;судьба;, мы видим довление прежде всего значения этимона ;суд; как ;разбирательства дел в суде;, государственном органе, ведающим ;разрешением гражданских споров и рассмотрением уголовных дел;, либо общественном органе, рассматривающем ;проступки членов какого-н. коллектива; [8, с. 675]. Довление этого значения обусловлено правовой традицией современного общества (цивилизации), восходящей (или порожденной) к появлению правовых способов урегулирования различных жизненных ситуаций в Древнем Риме. Конкатенация ;суд-судьба;, естественно, намного древнее правовой культуры общества и, как мы могли видеть, восходит к временам, когда права в его древнеримском понимании и осуществлении еще и в помине не было, т.е. к временам мифологического сознания древнего человека. Поэтому мы должны заключить отсюда, что ;суд; имеет первоначальное значение ;суждения;, или приводящееся у Ожегова последнее, пятое, значение - ;мнение, заключение;(*4).

Лишь намечая линию развития от мифологемы судьбы к ее философскому осмыслению и постижению и имея в виду указанную выше конкатенацию ;суд-судьба;, приведу знаменитое изречение Анаксимандра: ;Из чего происходит рождение всего сущего, в то же самое все исчезает по необходимости. Все получает возмездие друг от друга за несправедливость и согласно порядку времени;. По мнению Дж. Томсона, выражение ;получает возмездие; взято из этическо-правовой практики родового общества, а античная философия зарождается именно в лоне мифологического мироотношения. Так что судьба для родового сознания выражала, в частности, момент необходимости, внешне налагаемой на поведение и саму жизнь человека, момент ;осуждения; его - суд жизни.

5.2. Инволюция философемы

В философских словарях мы находим значение, закрепленное в латинском fatum, т.е. предопределенность, неизбежность, фатальность, что явилось следствием христианской традиции, в лоне которой и произошла инволюция смыслового поля ;судьбы;: ;понятие, выражающее представление о некой силе, предопределяющей все события в жизни людей; [9]; в [1] уточняется область применимости этого понятия: ;в мифологии, в иррационалистич. филос. системах, а также в обывательском сознании неразумная и непостижимая предопределенность событий и поступков человека;; ; предопределенность событий и поступков, совокупность всего сущего, которое влияет и не может не влиять на бытие человека, народа и т.д.;.

По-видимому, И. Кант был из тех немногих философов, которые интуитивно понимали (или ощущали) всю глубину (может быть, лучше даже сказать - бездну) смысловых наитий, открывающихся пристальному взору. Не поэтому ли в его знаменитой ;Критике чистого разума; это слово встречается всего лишь единожды (!) и то в негативном смысле(*5) : есть ;узурпированные понятия, например: счастье, судьба, широко распространенные при почти всеобщей снисходительности, но иногда вынуждаемые ответить на вопрос quid juris; в последнем случае дедукция их доставляет немало затруднений, так как ни исходя из опыта, ни исходя из разума, нельзя привести ни одного ясного основания, которое объясняло бы право пользования ими; [2, с. 92].

6. Итоги

Идея судьбы в определенном плане за последние тысячелетия претерпела в своей эволюции негативные изменения, связанные, в частности, с потерей части важной смысловой нагрузки в мировоззренческом аспекте. Мы практически утратили в понятии ;судьба; конкатенативную связку ;суд-суждение (вердикт, если хотите)-судьба;. По существу, как показывает философское и современное литературное словоупотребление, за ;судьбой; закрепились те значения, которые можно свести к понятию предопределенности, неизбежности и пр. И если для обыденного словоупотребления это еще является допустимым, то отнюдь не для философского(*6).

Положительная экспликация понятия ;судьба; настоятельно требует углубленного философского обоснования - необходима философская теория Судьбы (в рамках которой судьба и раскрылась бы нам как Суд жизни, Суд бытия).

Есть суд совести - нравственность. Но есть и суд бытия - онтология. Судьба.- Суд бытия - суть бытия...

Т.е. свертывании первоначального богатства значений и смыслов, заложенных в ней, при ее трансформации из мифологемы в философему (и даже оставаясь в рамках современного мифологического сознания, мы все равно имеем дело с инволюцией - наследием того неизгладимого отпечатка, который наложило на современное сознание христианство).

Как у любого слова архетипического ряда, зачастую несущего в своем смысловом поле прямо противоположные значения.

Автор приносит благодарность М.Д.Купарашвили за любезную консультацию по этому вопросу.

Также приведенный фразеологический оборот в этой словарной статье свидетельствует об этом: пока суд да дело - ;пока что-н. происходит, длится, тянется;, т.е. делу противопоставляется суждение, или говорение (слово).

А во второй его Критике, ;Критике практического разума;, вообще ни разу (!).

Здесь неуместно сколь-нибудь подробное рассмотрение вопроса о том, почему для философии неприемлемо данное понимание судьбы как некоей предопределенности, ибо последняя, в какие бы она одежды не рядилась, - религиозные ли, сциентистские ли,- не перестает быть крайне лживой и запутанной теорией будущего.- Футурология как предопределенность есть упразднение самой себя: вскрытие показало, что больной умер от вскрытия.

Список литературы

Аверинцев С.С. Судьба//Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 663.

Кант И. Критика чистого разума. М., 1994.

Краткая философская энциклопедия. М., 1994.С. 442.

Лосев А.А. Мойры//Мифологический словарь.М., 1991. С. 374.

Мифологический словарь.

Мюллер В.К. Англо-русский словарь. М., 1978.

Ницше Ф. Антихристианин//Сумерки богов. М., 1989. С. 42.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1985.

Философский словарь. М., 1991. С. 442.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.omsu.omskreg.ru/

Похожие работы: