Статья : Жаргон офицеров и слушателей Сибирского кадетского корпуса (г. Новосибирск): лексика и фразеология 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Статья >> Языкознание, филология


Жаргон офицеров и слушателей Сибирского кадетского корпуса (г. Новосибирск): лексика и фразеология




Жаргон офицеров и слушателей Сибирского кадетского корпуса (г. Новосибирск): лексика и фразеология

В.А. Усович, Сибирский кадетский корпус

Одним из профессиональных жаргонов является военный. В данной статье на материале речевой практики офицеров и слушателей Сибирского кадетского корпуса, открытого несколько лет назад в Новосибирске, предлагается описание лексики и фразеологии этого профессионального слоя, который представляет некоторую - небольшую, но заметную - часть населения большого города. В этой работе я предполагаю отразить лишь ту совокупность слов и фразеологизмов, которая не совпадает с книжно-литературной и с общеупотребительной, не имеющей разговорной окраски. Другими словами, описывается лишь разговорная, преимущественно ненормативная лексика и фразеология.

В обычной разговорной речи много колебаний и вариантов, речь же военных более стабильна. Что же касается отношения жаргона военнослужащих к другим разновидностям разговорной речи города, то здесь вполне справедливо сказанное В.В. Колесовым о других жаргонах: "При всём очевидном... богатстве жаргонных разновидностей городской речи трудно утверждать, что какой-либо из жаргонов сформировался до уровня относительно автономной языковой системы. Это более или менее применимо к единственному жаргону - "лагерному", который однако трудно услышать в чистом виде, так что в лингвистическом портрете города не найдётся ни одного лингвистически автономного жаргона - только жаргонизированные модификации просторечия и кодифицированного литературного языка" [1].

Подобно обычной разговорной речи, жаргонизированная речь военных не чужда окказиональных образований. "Условия разговорной речи, - пишет М.В. Китайгородская, - позволяют говорящему создавать слова на случай по мере надобности, свободно и часто" [2, с. 72]. Некоторые специалисты, например, Э.И. Ханпира [3], Е.А. Земская [2, с. 180], предлагают в узуальном словотворчестве различать образование окказиональных и потенциальных слов. Разграничение это зыбко, и, на наш взгляд, вполне оправдано объединение всех таких слов под общим названием окказионализмов.

Известно, что окказионализмы - конситуативные слова, так что короткая цитата в словарной статье обычно не отражает всей гаммы оттенков, создаваемых ситуацией. Вот, например, фраза офицера-воспитателя о воспитаннике 3-го класса: Ваш сын - настоящий маскадёр. Маскадёр - 'тот, кто при помощи мимики и жестов пытается обмануть'. По-видимому, здесь была использована продуктивная словообразовательная модель: глагол на - ировать + суффикс "-or" (орфографически -ёр) существительного со значением лица (ср. дирижировать - дирижёр, контролировать - контролёр). Кроме того, сказалось влияние узуального слова каскадёр. Такого рода образования встречаются у наиболее образованной части носителей жаргона: "Использование языка в целях шутки, с установкой на творчество, на языковую игру, - пишет Е.А.Земская, - есть высшая стадия владения языком" [2, с. 183]. Отражение словообразовательной характеристики окказионального слова в словаре очень важно (см.: [4]). Поэтому словарная статья окказионализма могла бы иметь такой вид:

РИСОВАША, -и, -и. Сущ. 1 скл., общ. pода, одуш. - Шутл.-ирон. - Окказ. - Человек, который рисует что-н.; от рисова(ть) + ш(а). - Ясно, почему вас называют маленьким рисовашей.

Перейдём к узуальным образованиям. Рассмотрим городские микротопонимы.

Крупный город достаточно однообразен по характеру строений: в большинстве здания похожи друг на друга и выполняют относительно одинаковую функцию (магазины, жилые дома). В случае же, когда эта ситуация нарушается, объект (в нашем случае Сибирский кадетский корпус) становится, пожалуй, самым заметным, и это находит выражение в многочисленных неофициальных именованиях: Белый дом (противопоставление Красной Армии), Погреб (закрытое учреждение), Красный квартал (три здания корпуса выложены красным кирпичом и занимают целый квартал), Школа на горке (воспитанники обучаются с 1 по 11 класс, здание находится на горке).

Мы видим, что форма и местоположение, которые резко бросаются в глаза, послужили основой для "обзывания" самого помещения. То же самое происходит, когда выбирается именующий признак для интерьерного антуража: вертушка (вход на контрольно-пропускной пункт), загон (вход и выход по удостоверениям личности). Проявляет себя в появлении неофициальных названий и такой показатель, как особенности функционирования, специфика работы того или иного кабинета внутри здания: боталозеркальница (комната для чистки и приведения в порядок обуви), стрём (туалет), локатор (главная радиотехническая точка), квасильня (специальная раковина для питья воды), кулебяка (столовая), качок (атлетический зал).

Не забыт и "человеческий фактор": закрепляются сведения о людях, чья профессиональная деятельность связана с именуемым объектом: Вольдемарович (по отчеству директора кадетского корпуса).

Фразеология живой разговорной речи военных не была ещё объектом специального изучения. Попытаюсь охарактеризовать фразеологию обиходно-бытовой речи офицеров и слушателей Сибирского кадетского корпуса.

Собранный фразеологический материал разнороден. Можно выделить в нём такие категории.

1. Фразеологические единицы, являющиеся общими с литературным языком в его разговорной разновидности (зафиксированные различными толковыми и фразеологическими словарями современного русского языка): пойти на арапа (наудачу, с расчётом, что вдруг повезёт, не зная, что ожидает), дать расклад (объяснить ситуацию, составить план), лясы точить (разговаривать много и долго не по существу), воду в ступе толочь (о любом бесполезном занятии), зелёное сукно (карточная игра).

2. Фразеологические единицы, являющиеся вариантами литературных: валять петрушку (ср. валять дурака, валять ваньку), куда пойти, куда податься (некуда деться), кости кидать (тратить бесцельно деньги), снимать сливы (первым узнавать новости, ср.: снимать сливки).

3. Просторечные фразеологические единицы: до фени (всё равно), дать в лыч (ударить), ни петь, ни свистеть (быть пьяным), пить как бездонная бочка (пьянствовать), песок сыплется (о старости), жарить гвозди (вести пустые разговоры), ловить кайф (получать удовольствие), изображать спектакль (обманывать), с дуба рухнуть (вести себя странно), прийти с гусями и гуси задом летят (немного не в себе), тупее паровоза (глупый, плохо соображающий человек), как до Китая пешком (далеко и долго), японский бог (выражение досады; эвфемизм непристойного выражения), отбыть на Владимировскую (угодить в психиатрическую лечебницу, которая в Новосибирске располагается на улице Владимировской).

4. Жаргонизированные фразеологические единицы: а) из молодёжного жаргона: махать клюшкой (веселиться за чужой счёт), прорва ушастая (о том, кто много ест), прикинься ветошью и не отсвечивай (сиди тихо и не высовывайся), шнурки в стакане (родители дома), шевели дранками (иди быстрей), нашёл с полпня (очень быстро), ходячая пресса (сплетница), Карл Маркс из гипса (глупый человек, который хочет казаться умным), сделать ноги (убежать), закрыть хлеборезку (замолчать), (доходит) как до жирафа насморк (долго), гуд байте вам (до свидания), ля-ля тополя (и так далее, и тому подобное), тыры-пыры (о чём-либо незначительном), я не Круз Кастильо (отказ разбираться в запутанном деле; от имени полицейского из телесериала "Санта Барбара"); б) из воровского арго: забить косяк (выкурить сигарету с наркотиком), мышиный туз (младший чин в милиции, ср: мышак 'милиционер'), попутать рамсы (сделать неправильно), чинить рамсы (разбираться в запутанном деле), мочить корки (иметь высокое мнение о себе), быть в падлу (быть крайне нежелательным); в) собственно военные жаргонизмы: туши свет, бросай гранату (о безвыходной ситуации), война - вся деревня в ёлочках (то же), подшиву намотать (сменить подворотничок), боталы назеркалить (начистить кремом обувь, ср. упомянутое выше боталозеркальница), не сыпь соль на патрон (не ищи себе наказания), патрон в ухе (наряд вне очереди), зайцев стрелять (о внеплановом выезде на стрельбище), ласты гнуть (заниматься строевой подготовкой), зависнуть на трубке (дежурить на контрольно-пропускном пункте), поварёшка на вертушке (дневальный на контрольно-пропускном пункте), проще магазина автоматного (очень простой).

5. Диалектные фразеологические единицы: балда осиновая (глупый человек), быть в парнях (не иметь подруги), как до утки на седьмые сутки (очень долго), ночью приснится - лопатой не отмахаешься (о человеке очень неприятной внешности).

Бытующие в исследуемом жаргоне фразеологические единицы можно сгруппировать в определённые лексико-грамматические разряды.

1. Субстантивные фразеологизмы: моль гардеробная (старая дева), туз мышиный (младший чин в милиции), скважина кривоносая (надоедливый человек), гибрид краснокожий (о пьяном офицере) и т. п.

2. Глагольные фразеологизмы: махать клюшкой (веселиться за чужой счёт), обнюхаться вблизи (ближе познакомиться), сковородник откапустить (обидеться), расслабуха катит (наступает полнейшее безразличие ко всему происходящему), зависать на жаргоне (наслаждаться нелитературной речью).

3. Адъективные фразеологизмы: дама из Амстердама (модно одетая девушка, женщина), картина Репина (непонятное), арбуз в таблетке (несмышлёный: о воспитаннике с 1 по 3 класс).

4. Адвербиальные фразеологизмы: в падлу кому-л. (противно, не хочется), под парами (выпивши), на стрёме (на карауле).

5. Глагольно-пропозициональные фразеологизмы: гнать картину кому-л. (обманывать кого-л.), халяву пускать кому-л. (обманывать кого-л.), извините за пардон кого-л. (формула при обращении к кому-л.).

6. Междометные фразеологизмы: ядрёна феня (выражение досады, удивления).

В составе жаргонизированной фразеологии выделяются и такие единицы, у которых трудно определить лексико-грамматическую отнесённость, т. к. они по синтаксической структуре и функции соотносительны с предложением в целом: я (тебе) не Круз Кастильо (об отказе заниматься непонятным делом), много таких по весне оттаяло (предложение помолчать с оттенком угрозы).

Стилистическую градацию жаргонизированной лексики и фразеологии сложно провести, потому что имеются единицы с относительно устойчивыми стилистическими характеристиками и лексико-фразеологические единицы, крайне неустойчивые по стилистической окраске. Вот перечень стилистических помет, которые оказалось возможным выделить в пределах исследованного материала.

1. Нейтральное. Примеры: кильдым (склад), айда (пойдём). Здесь нет функциональной установки на непринуждённость общения: ненормативная форма возникает по незнанию нормы или по речевой небрежности.

2. Фамильярное. Примеры: догнаться (увеличить дозу - спиртного и т. п.), наканифольиться (прийти в чрезмерно активное состояние), сивуха (водка), ушнайки (вещи). Эта помета означает лишь стилистическую маркировку в языке в целом (установку на непринуждённое общение). Внутри же разговорной сферы фамильярное слово нейтрально.

3. Шутливое. Примеры: слямзить (украсть), настрогать (произвести в большом количестве), пискуны (воспитанники начальных классов). Здесь видно явно выраженное юмористическое отношение к предмету, добродушное просмеивание.

4. Ироническое. Примеры: наприниматься (напиться пьяным), приватизировать (присвоить любым способом, в том числе украсть или отнять). Границы между шуткой и иронией весьма подвижны, но в общем ироническое слово более язвительно, менее добродушно.

5. Одобрительное. Примеры: клёвый (очень хороший), молоток (молодец). Характеризуется общим положительным эмоционально-оценочным значением.

Таким образом, и стилистическую градацию можно показать на примере речи офицеров и слушателей кадетского корпуса. В научной литературе встречается и более дробная стилистическая классификация разговорных слов (см., например, классификацию Н.А. Имедадзе и Б.И. Осипова [5]). Видимо, при дальнейшем углублении в материал и в нём обнаружится больше стилистически различающихся групп лексики и фразеологии.

Список литературы

Колесов В.В. Язык города. М., 1991. С. 144-136.

Земская Е.А. и др. Русская разговорная речь. М., 1981.

Ханпира Э. По поводу второго рождения кое-какеров. М.,1994. С. 6-10.

Янко-Триницкая Н.А. Продуктивные способы и образцы окказионального словообразования. Ташкент, 1975. Вып. 1. С. 413-418.

Осипов Б.И. и др. Лексикографическое описание народно-разговорной речи современного города: Теоретические аспекты. Омск, 1994. С. 80-82.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.omsu.omskreg.ru/

Похожие работы:

  • Александр Ильич Дутов

    Статья >> История
    ... выпускников кадетских корпусов и гражданских учебных заведений (на училищном жаргоне — ... в службе казачьего офицера, вызванный необходимостью ... резонанс среди слушателей. 27 сентября ... составе Сибирской армии и в подчинении Временного сибирского правительства. ...
  • Публицистика Екатерининской эпохи

    Курсовая работа >> Журналистика
    ... как «О торгах сибирских» (шесть номеров в ... шляхетного (т.е. дворянского) кадетского корпуса в Петербурге, тираж ... по 4 апреля офицер Василии Тузов издавал ... котором Новиков пародировал жаргон светских модников ... патриотизма, подвести слушателя-читателя к пониманию ...