Доклад : Системные связи в лексике русского литературного языка донациональной эпохи (на материале рукописных книг Пролога XIII-XVII вв. 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Доклад >> Языкознание, филология


Системные связи в лексике русского литературного языка донациональной эпохи (на материале рукописных книг Пролога XIII-XVII вв.




Системные связи в лексике русского литературного языка донациональной эпохи(на материале рукописных книг Пролога XIII-XVII вв.)

На основе анализа лексических замен в повторяющихся текстах Пролога устанавливаются ближайшие системные связи (антонимические, гипонимические, синонимические, омонимические), характерные для лексики русского литературного языка донациональной эпохи.

Объектом исторической лексикологии в настоящее время признается не изолированное слово в его истории, а лексико-семантическая система (ЛСС) языка конкретного исторического периода. В качестве основной выдвигается задача изучения закономерностей эволюции ЛСС, выявления внутриязыковых факторов, вызывающих ее, исследования связей между компонентами ЛСС на семантическом уровне.

Системный подход к изучению лексики в диахроническом аспекте может быть осуществлен в результате исследования словарного материала по спискам одного памятника традиционного содержания, то есть любого древнего памятника, представленного большим рядом рукописей, текст которых "в основном остается неизменным". При сопоставлении подобных текстов выявляется большое количество лексических разночтений (замен), отражающих очень часто системные связи и отношения в лексике русского литературного языка разных периодов (синонимию, антонимию, вариативность и т.п.).

Благодатным материалом для такого рода исследований являются тексты Пролога - памятника, который был переведен на Руси с греческого языка в первой половине XII в. и представлял собой по первоначальному составу собрание житий святых, расположенных по церковному календарю (с 1 сентября по 31 августа) в соответствии с днями их церковной памяти. Преимущества данного источника при анализе системных отношений в лексике древнего литературного языка определяются тем существенным обстоятельством, что Пролог являлся популярнейшей и, по определению Л.П. Жуковской, "самой демократической книгой средневековья", доступной каждому читателю и внедряемой в сознание еще большего числа слушателей. О популярности, а также авторитетности Пролога свидетельствует огромное количество сохранившихся списков - около тысячи. К тому же восстановление литературной истории памятника приводит исследователей к выводу, что "русский Пролог надо рассматривать как произведение в большой степени оригинальное, лишь основанное на переводном памятнике, каким явился греческий Синаксарь".

Материалом для конкретного анализа послужили 24 текста из разных разделов Пролога ("агиографического" и "нравоучительного") и различного происхождения: византийского (например, Слово Давыда разбойника - 6 сентября, Слово о Евлогии - 12 сентября, Память Феклы - 24 сентября, Успение Козьмы и Демьяна - 1 ноября); древнерусского (Убиение Глеба, князя русского - 5 сентября, Память князя Федора смоленского - 19 сентября, Убиение Михаила, князя черниговского - 20 сентября); западнославянского (Память Людмилы, княгини чешской - 16 сентября). Данные тексты сопоставлялись по 37 рукописным книгам (спискам) нестишного Пролога сентябрьской половины года разных текстологических групп, хранящихся в ЦГАДА, ГИМе, РГБ, РНБ, ГПНТБ. Объем выборки лингвистического материала составил около 400 рядов лексических соответствий, отражающих, как правило, разные виды отношений в ЛСС литературного языка донациональной эпохи. Ограниченный объем статьи позволяет представить только некоторые из них.

Полные cинонимы

В настоящей работе принимается количественный критерий синонимичности слов, который выдвинул С.Г. Бережан. "Синонимы отличаются друг от друга не какими-то иллюзорными оттенками значения, - пишет исследователь, - а различной широтой семантического объема, точнее, наличием в своей смысловой структуре большего или меньшего количества несовпадающих лексико-семантических вариантов... Синонимы следует определять как слова, совпадающие по крайней мере в одном из лексико-семантических вариантов своих значений". С этой точки зрения "синонимы распадаются на две четко разграничиваемые группы: с полностью совпадающими структурами... и с частично совпадающими структурами...".

Итак, "полные" синонимы представляют собой лексемы с максимально близкими (совпадающими) семантическими структурами. Чаще всего в данный тип синонимических отношений вступают слова с несложными семантическими структурами (как правило, однозначные). В анализируемом материале "полные" синонимы представлены следующими лексическими заменами:

ЯРИТИСЯ-ГНЕВАТИСЯ - "гневаться": "Раслабленыи же паче гневомъ яряся глаголаше" (л. 173а);

БЕСЪ-ДЬЯВОЛЪ - "сатана, дьявол": "И позавиде има бесъ" (л. 172г);

ДЕМОНЪ-ДЬЯВОЛЪ - "бес, сатана, дьявол": "Завидев же неприязнивыи демонъ доброму начатию его" (л. 60в);

МНИХЪ-ЧЬРНОРИЗЬЦЬ-ЧЬРНЬЦЬ - "монах": "Тогда Евлогии подвигься иде ко чьрноризьцемъ" (л. 173б);

УСКЛАБЛЯТИСЯ-УЛЫСКАТИСЯ-УС-МЕЯТИСЯ - "улыбаться, усмехаться": "И ре/ч/ ему уноша улыскаяся личемь" (л. 192а);

УБОЯТИСЯ-УСТРАШИТИСЯ - "испугаться": "Да не убоися страшнаго его величьства и взора" (л. 192а);

СЪИТИ-СЪЛЕЗТИ - "сойти, спуститься": "И единъ некто уноша велми красьнъ сълезъ от горнихъ" (л. 191г);

УНЫИ-МЛАДЫИ - "юный, молодой": "Бе младъ и красьнъ" (л. 191 б);

БОЖИИ-ГОСПОДЪНИИ - "относящийся к богу": "И закля именьмь божиемъ възяти я" (л. 42б);

БЕЗМЬЗДЬНИКЪ-БЕЗСРЕБРЬНИКЪ - "бессребреник, бескорыстный человек": "Козма и Дамьянъ святая бесребрьника" (л. 42а);

БИСЬРЪ-ЖЕМЧУГЪ - "жемчуг, жемчужина": "Единъ бяше украшенъ злато/м/ чистымь вторыи жемчюгомь велики/м/" (л. 61а).

Полные синонимы составляют в Прологе немногочисленную группу. И это не случайно. "Лексический пласт абсолютных синонимов (по принятой в данной работе терминологии - полных не остается все время неподвижным и неизменным. В большинстве случаев лексическая пара слов, лишенных каких бы то ни было различий, в процессе развития языка, претерпевая семантико-стилистические сдвиги, разрушается". Если рассматривать приведенные синонимы с точки зрения современного употребления, то можно наблюдать, как один из компонентов синонимической пары либо утрачивается в русском языке (например, существительное БЕЗМЬЗДЬНИКЪ), либо изменяет свое лексическое значение (например, БИСЬРЪ), либо сужаются сфера и условия его применения (например, глагол УБОЯТЬСЯ в современном русском литературном языке - устар.; СЛЕЗТЬ в значении "спуститься куда-либо вниз" - разг.; прилагательное МЛАДОЙ - трад.-поэт.).

Частичные синонимы

В случае частичной синонимии между заменяющимися лексическими единицами "имеется лишь одна (или несколько) точек семантического соприкосновения (в отдельных лексико-семантических вариантах)". Совпадение некоторых значений (чаще всего одного) и становится основой заменяемости лексем. "Различающиеся же элементы устойчиво нейтрализуются в определенных позициях". "Частичные" синонимы, являющиеся на каждом этапе исторического развития языка наиболее многочисленной категорией синонимов, довольно широко представлены и в проанализированных текстах. Приведем некоторые из них.

ЦЬРКЪВЬ-СВЯТИЛИЩЕ: "И вънесъшимъ раку въ святилище сконьчавъшимъ служьбу и к тому не подвижеся рака с места своего" (л. 180б). Полисемантическому существительному ЦЬРКЪВЬ, у которого И.И. Срезневский в "Материалах..." отмечает 9 значений, в некоторых списках соответствует наименование СВЯТИЛИЩЕ, употребляемое в древности, как о том свидетельствует тот же словарь, в значениях "храм" и "крещальня, баптистерий". В данном отрывке лексическая замена ЦЬРКЪВЬ-СВЯТИЛИЩЕ обусловлена общим для этих существительных значением - "храм".

УНЫТИ-ПОБЛЕДЕТИ-ПОПУСНЕТИ: "И начаша ефиопи плескати а белоризьци побледеша" (л. 192в). Семантические структуры заменяющихся глаголов близки, но совпадают не во всех лексико-семантических вариантах. Так, УНЫТИ в древнерусском языке - "опечалиться", "омрачиться", "пренебречь", "быть бессильным"; ПОБЛЕДЕТИ - "побледнеть", "опечалиться"; ПОПУСНЕТИ - "омрачиться". Замена произошла на основе совпадающих значений "омрачиться", "опечалиться".

МИРО (МЮРО, МУРО)-МАСЛО:

"И начаша лъбзати его мажюще мюромъ" (л. 192в). Слово МИРО (греческое по происхождению) со специализированным значением "священное масло, употребляемое при таинствах", в некоторых рукописях заменено на исконное существительное МАСЛО, встречающееся в древнерусских текстах с разными значениями ("растительное масло", "животный жир, преимущественно коровье масло", "масляная краска" и др.), в том числе и со значением "священное масло, употребляемое в церковных обрядах". Таким образом, лексемы МИРО и МАСЛО, характеризуясь общими лексико-семантическими вариантами, находились в древнерусском языке в отношениях частичной синонимии.

Наблюдения над частичными синонимами в Прологе позволяют сделать некоторые выводы о характере лексических замен такого рода.

Чаще всего компонентами "лексических пар" являются многозначные лексемы, у которых совпадающими оказываются отдельные лексико-семантические варианты. Значительно реже встречаются случаи, когда однозначное слово в целом совпадает с одним лексико-семантическим вариантом соответствующего многозначного слова (например, ПОХАБЬСТВО-"юродство"-УРОДЬСТВО-"безумие, глупость", "юродство", "роскошь"). Членами синонимических пар являются, как правило, слова, исконные по своему происхождению. Иногда можно наблюдать стилистически маркированные замены (например, МИРО-МАСЛО), хотя о стилистической окраске большинства лексических замен судить затруднительно из-за неразработанности исторической стилистики русского языка.

Гипонимы

Среди лексических замен Пролога выделяются такие, которые представляют одно из основных парадигматических отношений в семантическом поле - гипонимию, базирующуюся на родо-видовых отношениях. Как известно, "на основе гипонимии взаимосвязанные лексические единицы последовательно объединяются в тематические и лексико-семантические группы, подклассы и классы, семантические поля и семантические сферы, что находит отражение в структуре идеографических словарей".

Представим некоторые лексические замены Пролога, отражающие разного рода гипонимические отношения в лексико-семантической системе древнерусского языка.

Примером собственно гипонимических (видо-видовых) связей может служить лексическая замена: ВЕЧЕРЬНЯ (ВЕЧЕРЬНЯЯ)-ЛИТУРГИЯ: "И яко хоте попъ начати вечернюю, движеся рака" (л. 179в). ВЕЧЕРЬНЯ (ВЕЧЕРЬНЯЯ) и ЛИТУРГИЯ - разные виды церковной службы у христиан в суточном круге богослужений: ВЕЧЕРЬНЯ - церковная служба, совершаемая после полудня; ЛИТУРГИЯ (русское название ОБЕДЬНЯ) - главная церковная служба, совершаемая утром или в первую половину дня.

Гиперо-гипонимические (родо-видовые) связи представляет, например, замена: ПИСАНИЕ-АПОСТОЛЪ: "Внимаше чтению бж/с/твены/х/ писании" (л. 196б). ПИСАНИЕ (божественное, священное) - это библия, состоящая из книг Ветхого и Нового завета. Апостол же представляет собой вторую половину (после Евангелия) Нового завета. Это книга апостольских деяний и посланий апостолов.

Как гиперонимы в текстах Пролога предстают замены: ОДЕЖА (ОДЕЖДА)-ПЪРТЪ-РИЗА, передающие общее (родовое) значение "одежда": "Одевся в му/ж/скую одежу" (л. 210а).

Омонимы и антонимы

В проанализированных текстах встретились замены, которые можно квалифицировать как содержательные лексические различия. Они не имеют никаких точек семантического соприкосновения, зачастую ведут к переосмыслению текста. Обычно лексические различия такого рода немногочисленны, индивидуальны, объясняются ошибками чтения, письма, иногда - целенаправленной редакторской правкой. В этой группе лексических замен выделяются, в частности, замены, обусловленные существованием в древней лексической системе определенных омонимов. Так, в притче из "Слова о гневе и покаянии" рассказывается о двух монахах, которые "ревнующа по ева/г/льскому гласу" оскопились и были за это отлучены архиепископом от церкви. В большинстве списков правомерно употреблен глагол СКОПИТИСЯ (ср. в литовском языке skopti, skopiu - "желобить, вырезывать ножом") - "оскопиться", а также его приставочные образования и фонетические варианты, не учтенные, кстати, имеющимися словарями древнерусского языка: УСКОПИТИСЯ, ВЪСКОПИТИСЯ, ВЪСКУПИТИСЯ. Писцы некоторых рукописей, видимо, не поняв это место текста, заменили глагол СКОПИТИСЯ другой лексемой: СЪВЪКУПИТИСЯ - "собраться, сойтись", "соединиться". Данное разночтение скорее всего результат того, что глагол СКОПИТИСЯ - "оскопиться" был принят за его омоним: СЪКОПИТИСЯ - "собраться, соединиться" (ср. русск. КОПИТЬ, КОПНА).

Некоторые лексические соответствия, появляющиеся в параллельных местах текста, можно квалифицировать как антонимы - слова с противоположными значениями.

ГОДИТИ-ЛАГОДИТИ-ГОТОВИТИ-ГОЛОДИТИ: "Тъ мала гадяще телу своему брашны сладкыми и питьемъ и сномъ и похотьми и обычаемь греховны/м/" (л. 209б). В подавляющем большинстве списков заменяются частичные синонимы ГОДИТИ-ЛАГОДИТИ, которые в приведенной фразе выступают в значении "угождать". В списке из Троице-Сергиевского собрания им соответствует "контекстный" синоним ГОТОВИТИ - "готовить (о еде)". Содержательная лексическая замена осуществлена в списке Овч. 241: здесь употреблен противоположный по смыслу глагол ГОЛОДИТИ - "заставлять голодать": "Тело свое много голодяще брашны сладкими питие/м/ и сно/м/". Поскольку при такой замене наблюдается нарушение смысла, можно предполагать, что глаголом ГОЛОДИТИ писец неудачно заменил созвучное, но противоположное по смыслу слово ЛАГОДИТИ (метатеза?). В этом же контекте писцы рукописей Пог. 59 и Овч. 241 заменяют читающееся во всех списках прилагательное ГРЕХОВЬНЫИ ("обычаемъ греховны/м/") на определение с противоположным смыслом - ДУХОВНЫИ.

Выявленный корпус лексических замен, отражающих ближайшие системные связи в лексике русского литературного языка донациональной эпохи, может быть использован при составлении идеографических словарей, словарей синонимов, антонимов, омонимов, лексических вариантов древнерусского и старорусского языков.

Список литературы

1. Л.И. Шелепова. Системные связи в лексике русского литературного языка донациональной эпохи (на материале рукописных книг Пролога XIII-XVII вв.)

2. Клименко Л.П. Системный подход как один из принципов историко-лингвистических исследований//Соотношение синхронии и диахронии в языковой эволюции. М., 1991.

3. Жуковская Л.П. Текстология и язык древнейших славянских памятников. М., 1976.

4. Словарь книжников и книжности Древней Руси. XI-первая половина XIV вв. Вып. 1. Л., 1987.

5. Жуковская Л.П. Текстологическое и лингвистическое исследование Пролога...//Славянское языкознание: IX Международный съезд славистов. Киев, сентябрь 1983 г. Доклады советской делегации. М., 1983.

6. Лебедева И.Н. К истории древнерусского Пролога: Повесть о Варлааме и Иосафе в составе Пролога//Труды Отдела древнерусской литературы. Т. 37. Л., 1983.

7. ЦГАДА - Центральный государственный архив древних актов (г.Москва): собрание Библиотеки Синодальной типографии, ф.381, N 153-157, 159-163, 328; собрание Архива МИД, ф.181, N 710.

8. ГИМ - Государственный исторический музей (г. Москва): собрание Хлудова, N 187.

9. РГБ - Российская государственная библиотека (г. Москва): собрание Музейное, ф.178, N 3290, 3755, 4101; собрание Долгова - ф.92, N 39; собрание Егорова - ф.98, N 763; собрание Костромское - ф.138, N 13; собрание Овчинникова - ф.209, N 241; собрание Маркушевича - ф.755, N 4; собрание Рогожского кладбища - ф.247, N 508; собрание Румянцева - ф.256, N 320; собрание Тихонравова - ф.299, N 416; собрание Троице-Сергиевское - ф.304, N 726.

10 .РНБ - Российская национальная библиотека (г. С.-Петербург): собрание Погодина - N 59, 601; собрание Софийское Новгородское - N 1324, 1325, 1330; собрание Титова - N 1220; собрание Основное (фолио) - N 923.

11. ГПНТБ - Государственная публичная научно-техническая библиотека (г. Новосибирск): Q.II.38; F.VI.8; Тих. 559; Тих. 520; Тих. 561.

12. Бережан С.Г. К семасиологической интерпретации явления синонимии//Лексическая синонимия. М., 1967.

13. Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам: В 3-х т. М., 1958; Словарь русского языка XI-XVII вв.: Вып. 1-16. М., 1975-1990; Словарь древнерусского языка (XI-XIV вв.): Т. 1-4. М., 1988-1991.
14. Лагутина А.В. Абсолютные синонимы в синонимической системе языка//Лексическая синонимия. М., 1967.

15. Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. М., 1977.

16. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

17. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка: В 2-х т. М., 1959.

Похожие работы: