Реферат : Поле власти и порнография 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Реферат >> Сексология


Поле власти и порнография




Поле власти и порнография

Прянишников С. В.

Материалы доклада на научном семинаре северо-западного филиала РНИИК и ПН.

Северо-западный НИИ культурного и природного наследия

Санкт-Петербург

2003

Выбор концептуальных положений П.Бурдье как методологической основы исследования проблем феномена порнографии в современном обществе обусловлено тем, что в трудах этого теоретика в качестве эмпирического материала выступали явления моды, дизайна, искусства, фотографии в ХХв.

В целом его труды – это интеграция социологии, социальной антропологии, культурологии и в определенной степени права.

Этот последний компонент особенно отчетливо проявляется в гипотезе П.Бурдье о функционировании в человеческом сообществе неких полей. В данном понятии социолог пытается объединить человеческий фактор, а конкретнее, действия индивидуумов , подчиняющиеся определенным , строго конкретным законам данного поля, не всегда уловимый духовный контекст, то, что часто в социальных исследованиях называют духовной атмосферой, а также элементы социальной организации, а подчас и социальных структур.

Согласно концепции П.Бурдье, поля чрезвычайно разнообразны. Однако в их совокупности существует определенная иерархия. Поле власти является господствующим в этой иерархии. Оно репродуцирует определенные нормы социального контроля и стремится навязать свои законы иным , подчиненным полям, хотя они все же обладают достаточной долей автономности. Более того , поле власти способно формировать новые поля посредством своих нормирующих практик.(1) Здесь теоретические изыскания П.Бурдье соприкасаются с идеями еще одного видного социального теоретика М.Фуко. Проблемы власти и порядка он рассматривает в контексте их взаимоотношений с телом человека. Действительно, личность обладает не только духовностью, она имеет тело, которое выступает посредником между индивидуальным и социальным. М.Фуко уделяет особое внимание изучению противоречий между потребностью удовлетворять человеческие инстинкты и системой социальных ограничений. И главным здесь является вопрос о механизме взаимодействия микрополитических регуляций тела и макрополитического надзора за населением вообще. Хорошо отлаженный, этот механизм путем дисциплинарного воздействия формирует податливые тела, энергию которых легко направить в необходимое государству русло.(2 ) При этом речь идет о власти, которая по мнению М.Фуко начиная с 17 века развивалась в двух направлениях : как дисциплинарная политика, направленная на человеческое тело и как регулирующая политика, направленная на население в целом М.Фуко пишет о зарождении так называемой биологической власти, « наиважнейшей функцией которой с определенного момента возможно не стало более умерщвление, но конфискация жизни с начала и до конца»(3) При этом данная власть - это не обязательно государственный институт или структура. Это целая сеть разнообразных отношений, которые согласно уже концепции П.Бурдье, органично входят в поле власти. Оно всегда стремится дисциплинировать человеческое тело. Методы и направленность дисциплинарного воздействия разнообразны и во многом историчны . Но одной из наиболее традиционных властных практик управления человеком является контроль за сексуальной сферой. В литературной, но достаточно точной форме эту ситуацию отразил в своей антиутопии «1984» Дж.Оруэлл. Он писал: «Главным врагом была не столько любовь, сколько эротика – и в браке, и вне его… Партия стремилась убить половой инстинкт, а раз убить нельзя, то хотя бы извратить и запачкать».

В любой культуре существуют определенные запреты и предписания, посредством которых общество унифицирует поведения своих членов. Обычно по типу половой морали культуры делят на антисексуальные и пермиссивные (терпимые) К числу последних относятся культуры Индии и Востока, что находило отражение и в искусстве При этом с глубокой древности в нем преобладали сюжеты единения мужского и женского начал . Китайские и японские художники обычно изображали любовников одетыми в причудливые одежды, но это не уменьшало эротического или даже порнографического содержания живописи. Мужчины и женщины могли быть скрыты даже ширмами, но половые органы были изображены анатомически точно.

В дохристианской Европе к различным проявлениям эротизма относились вполне терпимо, он даже считался элементом богослужения, да и самих богов наделяли высоким уровнем эротизма (Зевс, Дионис, Пане, Афродита и т.д.). Оргиастические формы богослужения были распространены в Вавилоне, Армении, Финикии, Кипре и др. Это явление находило свое отражение и в искусстве фрески и скульптуры в храмах, и в декорировании домашней утвари.

Гетеры способствовали развитию утонченного эротизма, а искусство в свою очередь избирало гетер главными своими объектами. Несмотря на крайнюю вульгарность и жестокость сексуального бытия того времени, формы его отражения средствами искусства были достаточно утонченны и имели неоспоримую художественную ценность. И следует заметить, что в данной ситуации поле власти в понимании репродуцирования государственных инициатив развивалось в одном направлении с полем религии. В связи с этим господствующее поле терпимо воспринимало существование поля откровенной сексуальности.

Все греческие классические писатели отдавали дань порнографии. Эврипид в « Электре» и Софокл « в « Царе Эдипе» описывают инцест, пьесы Аристофана, особенно «Лягушки» изобилуют откровенностями и грубостями. Жестким эротизмом было наполнено и изобразительное искусство Обожествление прекрасного сильного мужского тела как основного объекта искусства Древней Греции и Рима сочеталось с широким распространением сексуальной перверсии – гомосексуализма. Классическими примерами римской откровенно эротической литературы являются « Наука любить» Овидия и « Сатирикон» Петрония.

Христианская религия, ставшая господствующей в Европе после распада античной культуры, в своем стремлении к безграничной власти над телами и душами людей обрушилась на самое доступное из человеческих влечений – на сексуальное. Плоть и дух человека были однозначно и безапелляционно противопоставлены друг другу. Приведем для примера строки Апостола Павла из Первого послания к коринфянам.

«Разве вы не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет! Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? Ибо сказано: «два будут одна плоть». … А о чем вы писали мне, то хорошо человеку не касаться женщины». В христианской морали сексуальное сношение по своей природе считалось нечистым. Блаженный Августин определил сексуальный акт как нечто совершенно отвратительное, как тяжкий грех. Каждый ребенок зачатый таким образом рождался во грехе и только Христос был зачат без отвратительного секса, так что единственная возможность обрести Христа в своей душе и искупить грех заключалась в воздержании. Это была своего рода антисексуальная революция. В эпоху европейского средневековья в поле власти, куда прочно входили институты церкви, священнослужители и христианские моральные нормы, из всех возможных грехов самыми тяжкими считались сексуальные, т.е. проявления природного влечения. Совершенно нормальные люди оказались под гнетом вины за то, что они нормальны и здоровы. Фридрих Ницше писал: «Христианство поднесло Эроту чашу с ядом – но он не умер, а только выродился в порок»

Однако наряду с церковным аскетизмом в средневековом обществе легально существовала карнавальная культура. Продолжая традиции древних оргиастических праздников, средневековый карнавал допускал и демонстрацию обнаженного тела, и переодевания мужчин в женскую одежду, и открытое выражение эротики Поле повседневной жизни включало в себя смесь элементов поля аскетизма и карнавала. Пересечение этих двух полей создавало условия базу для расцвета искусства. Возрождение вновь открыло красоту и эротики обнаженного тела. Эротика наполняет и литературу . В это время в Европе распространяется книгопечатание. И первым печатным произведением эротического жанра становится « Декамерон» Бокаччо, опубликованный в 1371 в Венеции. Печатная форма этого произведения способствовала его значительно более широкому распространению., нежели более ранних эротических сочинений, существовавших в рукописном виде. Вообще технический прогресс играет отнюдь не последнюю роль в регулировании процессов как эротизации, так и деэротизации общества.

Дальнейшее развития поля власти в период становления буржуазного общества вело к тому, что человек рассматривался преимущественно как «хомо экономикус», который реализует себя в труде и деловом общении. На смену христианскому аскетизму пришла буржуазная мораль самоограничения. Весьма символичным в этом контексте является названий ведущей книги М.Вебера « Протестантская этика и дух капитализма». Известный российский сексолог И.С.Кон отмечал, что « буржуазная культура нового времени разрушила структуру, одним полюсом которой была аскеза, а другим - карнавал»(.4)

Именно в период оформления капиталистического поля власти происходит искусственный процесс обособления полей функционирования эротики и порнографии . И хотя совершенно очевидно, что сравнивать эротику и порнографию – то же самое, что сравнивать широкое и горячее, все же придется пользоваться традиционной лексикой. В привычной вербальной форме эротика - это , прежде всего, сексуальные чувства, фантазии и переживания, , а также то, что их вызывает. В отличии от порнографии трактует сексуальность облагороженной, очеловеченной. Такую формулировку предлагает Полный сексологический словарь, изданный в Москве в 1999г. Термин «порнография», означающий непристойное,,вульгарно-натуралистическое изображение или словесное описание полового акта,. имеющее целью половое возбуждение, возник в 18 в.. В это время во Франции появилась книга Ретиф де ла Брестонна « Порнограф или размышление порядочного человека об истинной безнравственности проституции.». В этом сочинении затрагивались вопросы, считавшиеся в то время неприличными, и потому название книги стало нарицательным. К порнографии стали относить литературные публикации и изображения, предназначенные для возбуждения людей. Множества литературных произведений( в том числе и таких авторов как Петроний, Сенека, Рабле) , а также многие классические живописные работы были запрещены, В дальнейшем многие произведения, ранее считавшиеся порнографическими, стали относиться к эротическим, например, « Декамерон» Бокаччо, картины Ф.Буше и др.

В XIX в. активность поборников официальной нравственности возрастала прямо пропорционально падению уровня действительной нравственности общества Активно преследовалась так называемая порнографическая литература. . В Англии первый парламентский акт, запрещавший порнографические публикации появился в 1824. В 1877г. в Лондоне были оштрафованы и приговорены к заключению депутаты парламента за публикацию памфлета о контроле за рождаемость.

В поле власти, стремившемся регулировать поле сексуальности, в ХIX в. входила и церковь. Ватикан активизировал начатую еще конце XVI в., практику издания так называемого Индекса – списка запрещенных книг эротического содержания. Ныне в Индексе содержится более четырех тысяч книг, не рекомендуемых ни в одном переводе для прочтения католиками. В их число, в частности , входят романы О.Бальзака, Э. Золя, А.Моравио и т.д. (6)

В начале 20-х гг. ХХ в. под эгидой Лиги Наций была созвана международная конференция « Подавление распространения и оборота непристойных публикаций». Но ее участники не смогли прийти к единому мнению относительно определения « непристойности» в литературе. Еще в больший тупик поборников нравственности повергала бурно развивавшаяся в конце XIX- начале XX вв. фотография . Как и любая отрасль искусства, она не могла не отражать специфику окружающего сексуального мира. Так появились фотоснимки с эротическими сюжетами, которые в большинстве своем стали расцениваться как порнографические.

В данной ситуации особый интерес представляет расширение поля власти, в функции которого входило преследование данного вида изобразительного творчества, за счет представителей традиционных направлений искусства в первой половине ХХ в. И в этом контексте важны рассуждения В.Ходасевича. Он совершенно справедливо считал, что установить момент превращения изображения эротического сюжета в сюжет порнографический невозможно. Однако, по мнению В. Ходасевича, « основной признак порнографии можно обнаружить исследуя характерные примеры, которыми она пользуется для достижения своей цели.» Если истинное искусство по мнению В.Ходасевича, пользуясь образами действительности, уводит от него, то порнография – напротив, « неживое или словесное изображение стремится в наибольшей степени приблизить к реальности.» Это положение становилось особенно острым с появлением фотографии, затем кино с характерной для них натуральностью действия. Тот же В.Ходасевич указывал, что порнография как антихудожественное явление якобы ищет как раз того, отчего бежит подлинное искусство, а именно реальности и документальности. Именно это обстоятельство, по мнению не только Ходасевича, но большого количества деятелей искусства в первой половине ХХ в. , и определяло порнографический характер произведения. Именно это вызвало необходимость в экспертизе художественной продукции на предмет ее порнографичности.

Однако иные тенденции развития искусства, сексуальная революция 60-80-х гг. ХХ., появления видео, Интернета и компьютерной графики явно вывели представителей художественной элиты из поля власти, энергия которого направлена преследование порнографии и насильственное разделение социально –правовых полей эротического и порнографического искусства. Сегодня во многих странах сексуальное влечение и плотские радости перестали восприниматься как нечто аморальное, и деятели искусства и культуры оказались наиболее чувствительны к этим новым веяниями, находя в сексе источник творческого вдохновения. Однако властные поля меняются менее активно. Перманентное присутствие в законодательстве многих стран статей, карающих за незаконное производство и распространение порнографии, свидетельствует о том, что полю власти небезразлично как развивается эта сфера массовой культуры. Однако, не ужесточая правовое преследование порнографии и не смягчая его, оно продолжает и сегодня придерживаться тактики КУЛЬТУРНОГО ЛИЦЕМЕРИЯ.

Список литературы

Бурдье П. Социология политики.М.1993.,

Бурдье П. Начала. М.1994.

Foucault M. The History of Sexuality.Vol.1-3. Cambridge University press,1991-1992.

Кон И.С. Введение в Сексологию. М.,1999.С.88.

Словарь по сексологии и сексопатологии.( с пояснениями и приложениями) Под ред А.Бова.С.214-215.

Хайд. М. История порнографииМ,,1997.С.160-161.

Ходасевич В.О порнографии// Эрос. Россия – серебряный век. М.,1992.с.294-301.

Похожие работы: