Реферат : Конституционное устройство России и зарубежных стран 


Полнотекстовый поиск по базе:

Главная >> Реферат >> Право, юриспруденция


Конституционное устройство России и зарубежных стран




МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
им. Н.П. Огарева

ИСТОРИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

кафедра политологии и регионоведения


Реферат

КОНСТИТУЦИОННОЕ УСТРОЙСТВО РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Выполнил: Ганюшкина Т.В.
зачетная книжка № 98/476
студент 3-го курса 303 группы
з/о специальность регионоведение

Проверил: Зайцева Л.А.

Саранск, 2000

СОДЕРЖАНИЕ

  1. Доктрина конституционализма: понятие конституции,
    происхождение и эволюция ее теории

    1. Понятие конституции

    2. Возникновение и эволюция теорий, лежащих в основе современных конституций

    3. Конституции как юридическое воплощение теорий

  1. Конституция Великобритании

    1. Источники конституционного права Великобритании

    2. Законодательная власть

    3. Исполнительная власть

    4. Судебная власть

    5. Основы правового статуса личности

    6. Правовое регулирование институтов демократии

  1. Ратификация

Заключение

1. Доктрина конституционализма: понятие конституции,
происхождение и эволюция ее теории

1.1. Понятие конституции

Слово “Конституция” - латинского происхождения, от constitutio, - установление, устроение. Тради­ци­онно этим термином определяется основной закон государства, обладающий высшей юридической си­лой, за­крепляющий его политическую и экономическую систему, устанавливающий принципы организа­ции и деятельности органов власти, управления, суда основные права, свободы и обязанности граждан1.

Происхождение самого термина “конституция точно научно не уста­новлено. Высказывается мне­ние что, он воспринят от технического обо­рота “rem pubicm constiture”, которым начинались акты римских импе­раторов.

Конституция - явление сложное и многоплановое. Различные теоре­тические аспекты этого явле­ния являются предметом изучения философ­ских, исторических, политологических и юридических наук. Вопросы формы, содержания конституции, и ее исторического назначения до сих пор являются дискусси­онными.

Конституция в современном понятии - это система правовых норм, имеющих высшую юридиче­скую силу и регулирующих основы отношений ме­жду человеком и обществом, основной закон, своеоб­разный признак го­сударственности и, в известном смысле, общества в целом. Конституция выступает юридическим фундаментом государственной и общественной жизни, главным источником национальной системы права, гарантом за­конности, правопорядка и стабильности институтов власти. Конституция со­временного демокра­тического государства закрепляет суверенитет на­рода, основы социально-политиче­ского строя, права и свободы человека и гражданина, форму государственного устройства, механизм реа­лизации власти. Консти­туция – это первое необходимое условие государства, основанного на господстве права.

Конституция в так называемом материальном смысле (значении) представляет собой писаный акт, совокупность актов или конституцион­ных обычаев, которые, прежде всего, провозглашают и гаранти­руют права и свободы человека и гражданина, а равно определяют основы об­щественного строя, форму правле­ния и территориальное устройство, ос­новы организации центральных и местных органов власти, их компе­тен­цию и взаимоотношения. Однако в материальном смысле термин “консти­туция” употребля­ется редко. Чаще о конституции говорят в формальном смысле.

В формальном смысле юридическая конституция — это основной за­кон государства, закрепляю­щий общественно-экономический строй, форму правления, форму государственного устройства и право­вое по­ложение личности. Это документ, предписывающий то, что должно быть. Однако в ходе его практи­ческого применения обстановка меняется. На практике складывается такой порядок осуществления госу­дарственной власти, ко­торый может существенно отличаться от порядка, предписанного юриди­ческой конституцией. Этот реальный порядок осуществления государст­венной власти называется фактической конституцией или конституцией в материальном смысле слова. Фактическая и юридическая конституции мо­гут, как совпадать, так и расходиться.

Расхождение между фактической и юридической конституцией – обычный результат изменения в со­отношении политических сил, проис­шедшего после принятия юридической конституции, принятие кото­рой имеет одномоментный характер. В некоторых странах политическая элита стремится править помимо кон­ституции, объясняя это необходимостью и целесообразностью. Получается, что, с одной стороны, кон­ститу­ция нужна, так как без нее не может обойтись ни одно демократическое го­сударство. С другой сто­роны, конституция вступает в противоречие с реальностью. Историческая коллизия между законностью и целесо­образ­ностью каждый раз решается в зависимости от расстановки политических сил в обществе.

Конституция устанавливает правовые нормы общего характера, имеющие высшую юридическую силу на территории всего государства, и охватывает своим действием все сферы жизни общества. Кон­ституцию от всех других правовых актов отличает следующее:

  1. особый субъект, который устанавливает конституцию или от имени ко­торого она принимается;

  2. учредительный, первичный характер конституционных установлений;

  3. всеохватывающий объект конституционной регламентации, т.е. сфера общественных отношений, воз­действие на которые она распространяет;

  4. особые юридические свойства: верховенство, высшая юридическая сила, порядок принятия, внесение в нее поправок, специфические формы охраны и др. [7, с.44]

Конституция считается легитимной тогда, когда она принята за­конным путем, то есть в том по­рядке, который предусмотрен в действо­вавшей до этого конституции. Такое свойство, как реальность, харак­тери­зует конституцию тогда, когда ее предписания исполнимы и гаран­тированы в условиях режима законности и правопорядка. Стабильность конституции проявляется в незыблемости ее предписаний, в сохранении высо­кой степени устойчивости и неподверженности воздействию полити­ческих сил, меняю­щихся у власти. Ста­бильность и жесткость конститу­ции не только не исключает возможности ее измене­ния, но и предпола­гает приведение ее в соответствие с новыми условиями социальной дей­ствительно­сти. Поскольку конституция оказывает глубокое воздействие на весь общественный и правовой порядок, неопределенность хотя бы от­дельных ее норм может привести к нестабильности в обществе.

Определяя верховенство конституции в правовой системе, важно отметить, что она не просто ос­нов­ной закон, но такой закон, который обладает особой юридической силой по сравнению с другими зако­нами. При этом конституция является актом наивысшей юридической силой, и это особое свойство выра­жается в следующем: ее нормы являются осно­вополагающим источником не только конституционного права, но и дру­гих отраслей права. Верховенство конституции в правовой системе обеспечивается эф­фективным ме­ханизмом ее реализации и охраны.

Каждая конституция выполняет определенные функции, которые рас­крывают ее социальное на­зна­чение и характеризуют основные направле­ния ее воздействия на общественные отношения. Роль конститу­ции в об­ществе реализуется в ее функциях. Можно выделить три важнейших функ­ции конститу­ции: юриди­ческую, политическую и идеологическую.

Юридическая функция заключается в том, что конституция, будучи основным законом, является важ­нейшим источником права, нормы кото­рого обладают высшей юридической силой и лежат в основе всей системы правового регулирования общественных отношений.

Политическая функция конституции заключается в том, что консти­туция определяет устройство госу­дарства, его отношения с отдельными людьми, их группами, служит правовой основой политической сис­темы.

Идеологическая функция конституции заключается в том, что она выступает средством идеологи­че­ского воздействия. Конституция, обра­щаясь к признанным в обществе ценностям (права человека, соб­ст­вен­ность, демократия, семья и др.), играет большую воспитательную роль, устанавливая нормы взаи­моот­ношений государства и человека, государ­ства и общества.

Современные демократические конституции характеризуются еще од­ной важной чертой: они имеют прямое действие. Прямое действие кон­ституции означает, во-первых, что конституции обяза­тельны для орга­нов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также для органов местного самоуправле­ния; а во-вторых, что гражданин, который считает нарушенными свои права, может обра­титься в суд, ссыла­ясь ис­ключительно на соответствующую статью конституции, и суд не вправе отказать в рассмотрении дела, ссылаясь на то, что нет конкретизирую­щих данную норму законов или подзаконных актов.

В конституции определяются основы общественного и государствен­ного строя страны. Все госу­дар­ства обладают конституцией в матери­альном смысле, но не у всех у них есть конституция в смысле фор­маль­ном. Британская конституция существует в первом смысле, но не во втором.

Социально-политическая сущность заключается в том, что консти­туция представляет собой как бы запись соотношения политических сил, существовавшего на момент её принятия. Это как обществен­ный договор, в котором согласованы политические интересы различных частей обще­ства.

1.2. Возникновение и эволюция теорий, лежащих в основе современных конституций

Важнейшими элементами конституционного права являются конститу­ционализм, народный суве­ре­нитет, народное представительство, разде­ление властей, естественные неотчуждаемые права чело­века. Многие из этих проблем рассматривались еще античными мыслителями и развивались позднее, в период буржуазных революций. Эти теории служили идеологи­ческим обоснованием ликвидации феода­лизма как общественного строя, основанного на деспотизме. В период антифеодальных революций на­чали появляться юридические формы выработанных ранее теорий, которые легли в основу первых кон­ституций. Это, прежде всего теоретические концеп­ции о народе (обществе) как единственном носителе верховной власти, его су­веренитета, о юридическом равенстве всех членов обще­ства, их праве самим определять основы устрой­ства общества.

В основе современных конституций легли идеи и концепции теорий государства и права, разделе­ния властей, природы прав и свобод чело­века, взаимоотношений государства и человека, которые разви­вались в течение нескольких столетий. При этом многие вопросы содержания кон­ституции и ее историче­ского на­значения до сих пор являются дискусси­онными.

По вопросу о том, в чем состоит сущность конституции, различные теории придерживаются раз­ных взглядов:

  1. Теологические теории видят сущность конституции в воплощении боже­ственных предписаний чело­ве­ческому обществу о правилах жизни, счи­тают, что в конституции воплощаются идеи высшей спра­ведли­вости, разума.

  2. Некоторые школы естественного права считают, что сущность консти­туции заключается в воплоще­нии в ней многовекового опыта, посте­пенно складывающихся традиций данного народа. Только такие консти­туции обладают по этой концепции необходимой прочностью, устойчи­востью, в отличие от “революци­онных” конституций, составляющихся в кабинетах, исходя из чисто умственных представ­лений и заим­ствова­ния чужого опыта.

  3. Имеются и теории, отрицающие народный характер конституции и свя­зывающие ее сущность с госу­дарственной волей. Конституция при этом рассматривается как самоограничение государственной вла­сти; по­скольку возможности государственной власти безбрежны, то чтобы не допустить произ­вола, дес­потизма она сама себя ограничивает и за­крепляет пределы этого ограничения в конститу­ции.

  4. Марксистско-ленинская теория, которая являлась теоретической осно­вой советской государственно-пра­вовой науки, усматривала сущность конституции в том, что она выражает волю не всего народа, а волю господствующего класса, т.е. конституция является классовой по своей сущности.

  5. Одним из распространенных представлений является трактовка сущно­сти конституции как общест­вен­ного договора. По ней предполагается, что все члены общества заключили договор, воплощенный в кон­ститу­ции, о том, на каких основаниях учреждается данное общество, по каким правилам оно жи­вет. По этой концепции конституция — выраже­ние суверенитета народа, проявление его единой воли. [7, с.50]

Решение вопроса о сущности конституции связано с вопросом о сущ­ности самого государства. Су­ществует множество теорий происхож­дения государства (естественно-правовая или договорная тео­рия, орга­ниче­ская, психологическая, теория насилия, экономическая теория). Но, что является неоспо­римым это то, что государство — продукт обще­ст­венного развития. Возникнув на определенной ступени зрелости об­ще­ства вследствие экономических, социальных, нравственных, психоло­ги­ческих и других закономерно­стей государство становится его основ­ной управляющей системой. И во все времена возни­кали и развива­лись раз­личные теории взаимоотношений человека и государства, а также про­блема прав и свобод чело­века.

Существует мнение, что основой конституционализма являются права человека. Статус прав че­ло­века в любом государстве в основном опре­деляется трактовкой источников прав. В разных теориях можно вы­делить три основных подхода к трактовке прав:

  1. Естественноисторический подход — естественные права человека имеют внегосударственное и вне­юридическое происхождение, т.е. государ­ство не может давать или отнимать эти права, оно обя­зано их га­рантировать, и, прежде всего, право на жизнь.

  2. Юридически позитивистский подход — источником и гарантом прав че­ловека является государство.

  3. Марксистский подход — право есть воля господствующего класса, воз­веденная в закон и реализуе­мая с помощью государства.

В современной трактовке в основном преобладает такой подход — есть права, которые выступают как прирожденные качества человека (право на жизнь, личную неприкосновенность и т.д.), и права, кото­рые воплощаются только благодаря демократическому государству (политиче­ские права). [14, с.217]

К признанию многих идей, лежащих в основе современных конститу­ций, человечество пришло в ре­зультате длительного исторического раз­вития. Античные мыслители не разделяли общество и госу­дарство. Так, например, народное собрание жителей Афин было одновременно и высшим органом поли­тического управления. Позже государство (публичная власть) доминировало над обществом, господствуя над ним то в форме восточной деспотии, то в форме Римской империи, то в форме средневе­ковой мо­нархии.

Но представление о государстве как организации, строящей взаи­моотношения с гражданами и об­ществом на основе закона, на­чали фор­мироваться уже на ранних этапах развития человеческой ци­вилиза­ции и легли в основу концепции правового государства. С идеей правового государства связыва­лись поиски более совершен­ных и справедливых форм жизни мыслители античности Сократ, Демокрит, Платон, Аристо­тель, Полибий, Цицерон. Они пытались вы­явить такие связи и взаимо­действия между правом и государст­вен­ной властью, которые обеспечи­вали бы гармоничное функционирова­ние обще­ства. Ученые древности считали, что наиболее разумна и справедлива лишь та политическая форма об­щежития людей, при ко­торой закон обязателен как для граж­дан, так и для самого госу­дарства. Государ­ственная власть, признаю­щая право, и одновре­менно ограниченная им, по мнению древних мысли­те­лей, считалась справедливой госу­дарственностью. Цицерон говорил о государстве как о “деле народа”, как о “правовом общении” и “общем правопо­рядке”. Государственно-правовые идеи и институты Древ­ней Греции и Рима оказали заметное влияние на становление и развитие бо­лее поздних прогрессивных учений о правовом государстве. [1, с.37-39]

С развитием общества и индивидуальности возникли идеи есте­ст­венного права человека (право на жизнь, свободу, собствен­ность). Они утверждали, что все люди равны от рождения и имеют одинако­вые права, обусловленные природой. Само же государство есть результат общественного договора. Зна­читель­ный вклад в эту концепцию внес Ари­стотель. Он защищал права, присущие человеку от рождения, и, прежде всего его право на частную собствен­ность. Различал естественное и условное, позитивное право. По­зитив­ное право, в отличие от естест­венного, более изменчиво и является результатом дея­тельности госу­дар­ства и согласия между людьми в обществе. Аристотель проповедовал идею верховен­ства естественного права над законами государства, ко­торая получила развитие в современной концеп­ции прав человека. [12, с.67]

Во времена феодализма идея равенства от рождения естествен­ных прав всех людей или хотя бы правового равенства всех сво­бодных гра­ждан отвергалась. Сами же права трактовались как привилегии, даро­ванные поданным монархом. Каждое из сословий имело специфические права, которые сокраща­лись по мере снижения по лестнице общественной иерархии. В эпоху просвещения идея ес­тественных прав по­лучила либе­ральное толкование.

Либеральная теория демократии сформировалась на базе учений Дж. Локка и Ш. Монтескье, при­верженцев договорной теории происхождения государства и теории естественных прав че­ловека. Он рас­сматривал функции государства, исходя из индиви­дуального начала. Дж. Локк впер­вые четко разде­лил такие понятия как “личность”, “общество” и “государства”. Основная функция государства — защита есте­ственных неотчуждаемых прав личности. Основа всякой государствен­ной власти — согласие сво­бодных людей подчинять свою волю реше­нию большинства. Общественная власть — не высшее начало, гос­под­ствующее над людьми, а сбор индивидуальных прав.

Дж. Локк предусматривал особый конституционный механизм, мешаю­щий государству выходить за рамки полномочий. Его важней­шие компо­ненты — принцип разделения властей и законность. Идеал такого меха­низма воплотился в учении о разделении властей Ш. Монтескье. Цель этой теории — гаран­тировать безопасность граж­дан от произвола и злоупотреблений власти, обеспечить их поли­тическую свободу, сде­лать право подлинным регулятором отношений между гражданами и правитель­ством. [11, с.9]

Важнейшие концепции конституционного права (конституционализм, народный суверенитет, на­род­ное представительство, разделение вла­стей, естественные неотчуждаемые права человека) были обосно­ваны идеологами демократии, к которым относятся — Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Ш. Монтес­кье, Д. Локк, Ж.Ж. Руссо и другие. Гроций был первым выдающимся теоретиком школы ес­тественного права. Спи­ноза од­ним из первых дал теоре­тическое обоснование демократического госу­дарства, кото­рое, бу­дучи связано законами, обеспечивает действи­тельные права и сво­боды граждан. Гоббс разрабо­тал ряд про­грессивных положений о господстве права в общественной жизни. К их числу отно­сятся, на­пример, обосно­вание формального равенства перед законом, не­зыблемость договоров. В период буржу­азных революций эти теорети­ческие разработки легли в основу формирования конституционного строя и стали основой для дальнейших разработок их последователями.

Идея общественного договора получила наибольшую завершенность в учениях Ж. Ж. Руссо. Именно в этом он видел основу всякой закон­ной власти. Существо общественного договора сводилось к тому, что каждый человек отдает свою личность под высшее руководство общей воли и тем самым стано­виться ее участником. Таким обра­зом, властью обладают все участники соглашения. Законодательной властью, со­гласно Руссо, обладает только народ, которому при­надлежит решение вопроса о форме пра­вительства. Согласно кон­цепции народного суверенитета Руссо все члены общества должны участвовать в управлении государством.

В течение 19-20 века эти теории развивались их последовате­лями, которые обосновывали кон­сти­туционные права и свободы граждан, прежде всего неприкосновенность личности. Политическая сво­бода рас­сматривалась ими как средство для обеспечения гражданской свободы. Власть, нарушающая политиче­ские свободы, превращается в тиранию. От­сюда следовал вывод о том, что политическая власть не должна быть абсолютной. Границей для нее служат права инди­вида и система разде­ления и равновесия властей. Важным моментом в теории либерализма яв­лялось выделение гражданского обще­ства и государства как самостоя­тельной сферы жизни. [11, с.10]

В 19 веке появились многочисленные труды правоведов-конститу­ционалистов У. Бэджгот, Т. Мэй, А. Дайси, Д. Милль в Великобритании, А. Эсмен во Франции, У. Уиллоуби в США, В. Лабанд, Р. Гнейст в Гер­мании, создавших классические теории, включая такие конституционно-правовые доктрины, как пар­ламен­таризм; правовое, социальное и демо­кратическое государство. [8, с.25]

В первой половине 20 века в связи с развитием государственно-монополистического капитализма на­блюдался кризис идей ли­берализма и появлению доктрины государственного регулирования, ограни­чения роли парламента, усиление участия правительства в законодательстве, идея “сильной власти” и т.д. Появи­лись теории элит, основоположником ее был В. Паретто. Общество в целом, по его мнению, со­стояло из элит и низшего неизбранного класса. Американский ученый Бентли разработал теорию “заинте­ресо­ванных групп”. По его мнению, в обществе сущест­вуют интересы групп, которые в ходе борьбы за влияние на пра­витель­ство доби­вается защиты своих интересов. Конгресс, президент, суды, со­гласно Бентли, представ­ляют собой лишь “официальные” заинтере­со­ванные группы. Появилась теория “госу­дарства всеобщего благо­денст­вия”, в которой активная регулирующая роль государства со­вмещалась с политикой социаль­ных услуг. [6, с.167]

В течение 20 века наука конституционного права продолжала раз­рабатывать такие доктрины, как, воздействие на общественную жизнь достижений научно-технического прогресса, теории плюралистиче­ской демократии, правящей элиты, технократии и т.д.

Современные конституционные принципы взаимоотношения госу­дар­ства, общества и человека яв­ляются результатом исторического разви­тия человечества. Права человека можно рассматривать как основу кон­ституционализма. Главный смысл создания конституций заключался в обеспечении свободы и безопас­ности человека, прежде всего от произ­вола государственной власти.

1.3. Конституции как юридическое воплощение теорий

По общепри­знанному мнению, появление конституции в современном ее понима­нии относится к 17 веку. Оно связано с эпохой буржуазно-демо­кратических революций, с необходимостью правового за­крепле­ния нового общественного строя, нового устройства государства, ос­новных принципов взаимоот­ношения государства, общества и чело­века. Такие потребности вызвали к жизни теоретические концеп­ции о народе (обще­стве) как единственном носителе верховной власти, его суверенитета, о юридическом равенстве всех членов общества, их праве самим опреде­лять основы устройства общества.

Выдвигаемое нарождающейся буржуазией требование ограничить право короля и феодалов для за­щиты своих свобод могло быть обеспе­чено только путем принятия акта высшей власти, воплощающей волю всей нации, всего народа. Так в неосуществленном на практике проекте “На­родного соглашения” Кромвеля в 1653г было предусмотрено условие под­писания его всем народом. Такое же требование вы­двигалось затем и Ж.-Ж. Руссо. Он полагал, что для установления конституции требуется согласие всех граждан. Она должна быть результатом единогласного ре­шения, подписана всеми гражданами, а против­ники конституции должны считаться иностранцами среди граждан. [7, с.44]

Идея создания писаной конституции впервые возникла в Англии. Однако идея не была воплощена в жизнь, и эта страна до сих пор не имеет писаной конституции как единого акта. Первые писаные консти­ту­ции появились в 18 веке. Им предшествовали договорные формы и непи­саные конституции в виде различ­ных источников. Практически первыми конституциями считаются Конституция США 1787 года, а также приня­тые в 1791 году Конституции Франции и Польши. [7, с.50]

Идея о том, что люди от рождения свободны и равноправны, что им в силу рождения принадлежит ряд неотчуждаемых (естественных) прав, легла в основу первых конституционных актов, принимавшихся в ходе Английской, Американской, Французской революций 17-18 веков. В по­следующем ни одно государ­ство, претендующее на то, чтобы считаться демократическим, не могло не записать в своей конституции опреде­лен­ный перечень прав человека. Тем самым права человека, оставаясь нравственно-политиче­ским импера­тивом, приобрели юридическую форму и становились важнейшим институтом конституцион­ного права.

В качестве характерного примера подхода к правам человека как естественным и неотчуждаемым можно привести, продолжающую действо­вать поныне, французскую Декларацию прав человека и граж­да­нина 1789 года. [5]

Отделение государства от общества и превращение его и обще­ства в относительно самостоя­тель­ные феномены произошло только в резуль­тате буржуазных революций и утверждения полного гос­под­ства обменных отношений как средства, связующего людей в обще­ственные организмы. Общество, освободив­шееся от тирании госу­дарства и объединившее от­дельных самостоятельных субъектов, по­лучило название гражданского. В наше время оно играет ту же роль, которую в античности играл по­лис, а Средневековье – со­словность.

Двухсотлетняя история конституционализма выработала несколько способов принятия конститу­ций. Общая тенденция в этом процессе — по­степенная демократизация. Наименее демократическая из этих спо­собов — октроирование, то есть дарование конституции односторонним актом главы государства. Такие кон­ституции в начале прошлого века называ­лись хартиями. Например, Хартия 1814 года Людовика XVIII. В бо­лее позднее время октроированной была мороканская Конституция 1911 года.

Ранее существовали договорные конституции. Обычно это были до­говоры между монархами и вы­борным органам, выступающим как вырази­тель воли народа. Например, ряд английских писаных ак­тов, принимав­шихся Парламентом (Билль о правах 1689года, Акт об управлении 1709 года).

Иногда конституции вырабатывались правительством с последующей передачей на утверждение парламенту или народа. С развитием в мире демократических процессов и эволюцией теорий конститу­цио­нализма воз­росла роль народных масс в принятии конституций. Источником большин­ства ныне дей­ствую­щих конституций является избирательный корпус, ко­торый выбирает парламент или учредительное собра­ние, либо непосред­ственно одобряет конституцию на референдуме.

Большинство конституций появилось после второй мировой войны. Основные тенденции измене­ния конституций:

  • социализация. Первые конституции ограничивались политической сфе­рой (из социально-экономиче­ской сферы отношений регулировалось только право собственности), в 20 веке регулируют основы всего об­щественного строя;

  • демократизация, уже в 19 веке начали переходить к всеобщему рав­ному избирательному праву;

  • интернационализация — сближение конституций разных демократических стран.

Примечательно, что в отличие от конституций 19 века в новейших конституциях конца 20 века со­держится значительно больше положений не только публичных, но и социального и частного права. [15, с.225]

Первоначально конституции регулировали:

  • Первый блок - права и свободы человека и гражданина. Это был глав­ный смысл создания конститу­ций как основных законов. Защита чело­века от произвола государства.

  • Второй блок - организация высшей власти, основанная на принципе на­родного суверенитета и выте­кающего из этого принципа представи­тельного правления и разделения властей.

  • Третий блок - политико-территориального устройства - виды террито­риальных структур, их отноше­ния с центральной властью и между со­бой.

Развитие содержания конституций обусловлено развитием общества в соответствующих странах. Добавилось регулирование внешнеполитиче­ских функций государства.

В области прав и свобод происходит расширение их круга путём включения в конституцию новых прав и свобод. Право на охрану окру­жающей среды и т.п. Идёт более подробная их детализация.

Появились нормы регулирующие статус экономических и социальных органов государства. Вклю­ча­ются обязательства государства перед об­ществом в экономической и социальной сферах. Конституция Французской Республики 1946 г. содержала главу об Экономическом Совете.

В конституциях многих демократических государств находит место регулирование института кон­сти­туционного контроля (надзора). Консти­туционный суд - стоит выше других судебных органов.

Конституционное закрепление основных принципов взаимоотно­шений человека, общества и госу­дарства существует во всех циви­лизованных странах мира. Но сами конституционные принципы в значи­тельной мере могут отличаться в зависимости от сущности самого государства.

Таким образом, современные конституции являются юридическим во­площением конституционно-правовых теорий, развивавшихся в течение многих веков. Она выступает юридическим фундамен­том госу­дарственной и общественной жизни, главным источником национальной системы права, гарантом прав чело­века и законности, правопорядка и стабильности ин­ститутов власти. Конституция выступает как бы текстом “общественного договора”, заключаемого между гражданами и государством и регламен­ти­рующего его деятельность. Она при­дает государству необходимую ле­гитимность. Обычно принимаемая при согласии подавляющего (квалифици­рованного) большинства на­селения, она фиксирует тот минимум общест­венного согласия, без которого невозможна совместная свободная жизнь людей в едином госу­дарстве.

2. Конституция Великобритании

2.1. Источники конституционного права Великобритании

Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии (со­кращенно называемое Ве­ли­кобританией, а иногда, по имени основной части, — Англией) традиционно играла существенную роль в раз­витии теории и практики конституционализма. Исторические особенности раз­вития государства обу­словили нестандартный характер британской кон­ституции. Великобритания не знает единовременно соз­данного акта в качестве конституции. Особенности конституции относятся к форме, но не касаются ее со­держания или сущности. По форме британская консти­туция имеет комбинированный, несистематизиро­ванный характер; она слагается из двух частей - писанной и неписаной. Такой характер имеют все отрасли английского права; поэтому конституционное законо­дательство кажется не очень четким, определенным. Британскую консти­туцию часто называют неписаной, имея в виду то обстоятельство, что она никогда не была “записана” в еди­ном акте, Писаная и неписаная ее части имеют, в свою очередь, различные, весьма разнообразные источ­ники.

Писаная часть включает в себя:

  • нормы статусного права; Статусом в Великобритании принято называть законодательный акт, приня­тый или одобренный в соответствии с ус­тановленной процедурой палатами парламента и подписан­ный гла­вой государства. Поэтому совокупность норм, установленных статусами, называется статус­ным пра­вом. Им являются не только нормы государ­ственного права, но и права других отраслей — уголовного, граждан­ского и т.д. К статусам, имеющим конституционное значение, относят Билль о правах 1689 г., За­кон о престолонаследии 1701 г., Закон о парламенте 1911 г. и др.

  • нормы прецедентного права (case law); имеющие своим предметом во­просы, носящие тот же консти­туционный характер. Хотя судебные ре­шения объективно имеют писанный, т.е. зафиксированный на бу­маге, характер, тем не менее, доктрина относит их к неписаной части права. Выражение “писаный” закон означает закон, формально приня­тый парламентом, неважно зафиксирован он на бумаге или нет, а тер­мин “неписаный” закон употребляется для обозначения закона, парла­ментом не прини­мавшегося. Су­дебные решения составляют систему “общего права”; они затрагивают главным обра­зом права и сво­боды граждан, а также отношения различных государственных органов. Су­дебных прецедентов огром­ное множество; наибольшее значение из них имеют решения высших судебных ин­станций, особенно па­латы лордов - верховной судебной инстанции страны. Ее решения обязательны для всех судов.

К собственно неписаной части относятся:

  • нормы, представляющие собой конституционные обычаи;

  • конституционные соглашения, нигде юридически не зафиксированные, но регулирующие, как правило, важнейшие вопросы государственной жизни.

Эти соглашения, или система обычного права, рассматриваются в Великобритании как основа кон­ституционного права. Обычай представ­ляют сложившиеся на практике правила, не пользующиеся судебной защи­той. Королевские прерогативы, например, составляют часть обычного права. Они вклю­чают нормы, регулирующие назначение министров, кол­лективную ответственность кабинета министров, роспуск парла­мента, заключение международных договоров, объявление войны и др. На прак­тике эти прерогативы осуще­ствляются короной (монархом) при получении одобрения правительства, находяще­гося у власти. Суверени­тет парла­мента - фундаментальный принцип британского конституционного права - также является принци­пом обычного права (он неоднократно признавался судами).

Статусное право носит фрагментальный характер, парламентских актов по конституционным во­про­сам насчитывается около четырех тысяч, и это число постоянно увеличивается. Некоторые акты пар­ла­мента могут рассматриваться как чисто конституционные. К ним относятся несколько законов о составе, взаимоотношениях и полномочиях палат парламента: законы о парламенте (1911 и 1949 гг., акт о пэрах 1963 г.), законы о правовом положении личности (Хабеас корпус акт 1679 г.), Билль о пра­вах 1689 г., за­коны об избирательном праве (акты о народном предста­вительстве 1949, 1969, 1974 гг. и др.), законы о местном управлении (акты о местном управлении 1972 и 1985 гг.). Правда, эти акты теперь носят скорее исторический характер, поскольку были по­степенно почти полностью заменены позднейшими законами в области уголов­ного и уго­ловно - процессуального права. [13, с.48]

Своеобразная система английского конституционного права в це­лом, безусловно, охватывает все стороны этого регулирования, но каж­дый из входящих в это право компонентов - судебные решения, за­кон или какой-либо обычай - не претендует на роль общих принципов; все они, как правило, обязаны своим про­исхождением частным случаям.

Названные источники конституции, однако, постепенно эволюциони­руют: заметно ослабевает роль прецедентного права. В то же время та­кие преимущества судебных прецедентов, как гибкость и эластич­ность, объясняют заинтересованность правящих кругов в сохранении общего права.

Своеобразная форма британской конституции влечет ряд последст­вий; прежде всего, входящие в нее компоненты исключают какой-либо особый порядок их принятия, изменения или отмены. Другими сло­вами, конституция относится к числу гибких, т.е. изменяемых с соблюдением обычной процедуры в парла­менте или в условиях обычного судопроизвод­ства. Следующая особенность - отсутствие органов конститу­ционного контроля.

Из характера конституции вытекает и то, что труды ученых - юри­стов признаются за источник кон­ституционного права, поскольку они содержат необходимые обобщения, анализ писанных и неписаных норм конституции. Толкование законов, прецедентов и обычаев является не первичным, а производным источни­ком права. Названная роль юристов подтверждается судебной практикой. Так, палата лордов в 1920 г. по делу Attorney - General v. De Keyser v. Royal Hotel Ltd. прямо вос­приняла предложенное англий­ским государ­ствоведом конца прошлого века А.В. Дайси, определение королевской прерогативы. Раньше существовало созданное практикой правило, что при жизни автора нельзя ссылаться в суде на его работу. Это правило, ко­торое, по–видимому, не имело ни­каких логических оснований, теперь не особенно прини­мается в расчет. Некоторые авторы, даже авторы статей в периодической печати, еще при жизни полу­чают удовлетворение от того что, что к их мнению присоеди­няются судьи. [13, с.49]

Важнейшая часть любой писаной конституции - хартия, билль или отдельный раздел, посвящен­ный основным правам человека. В британской конституции такого обобщающего раздела или акта нет; несколько зако­нодательных текстов содержат лишь отдельные права и свободы, регули­руют главным образом во­просы, связанные с произвольным арестом, с правами сторон в судопроизводстве. Политиче­ские права ус­танавлива­ются несколькими актами парламента, многие права и свободы определя­ются судебными преце­дентами.

2.2. Законодательная власть

Законодательная власть в Великобритании принадлежит парла­мен­ту, но по точному смыслу бри­танской конституции парламент — трие­ди­ное учреждение: оно включает главу государства (монарха), па­лату лордов (исторически — палату знати и высшего духовенства) и палату общин (исторически — па­лату простолюдинов). Это понятие связано с тем, что закон становится таковым, если он принят двумя палатами (есть некоторые исключения из этого правила в пользу нижней палаты) и подписан монархом. На деле же под парламентом понимаются лишь две палаты, а в обычном словоупотреблении — нижняя, которая осуще­ствляет законодательные функции. Король подписывает все законы, и на основа­нии кон­ституционного обы­чая почти 300 лет не применяет при­надлежа­щего ему права вето. Вето палаты лор­дов может быть пре­одоле­но ниж­ней палатой простым большинством голосов, но на другой сессии пар­ла­мента, что означает, что при созыве сессии раз в год верхняя палата может на год отсрочить вступле­ние закона в силу. На прак­тике палата лордов, как правило, возражения против законопроектов, принятых па­латой общин, выдвигает очень редко.

Хотя глава государства по конституционной доктрине является со­ставной частью парламента, с точки зрения концепции разделения влас­тей он относится все же к исполнительной власти.

Палата общин состоит из 651 члена. Она избирается по одноман­дат­ным избирательным округам по мажоритарной системе относительного большинства. Руководит заседаниями палаты и ее обслужи­вающим персо­налом спикер, имеющий трех заместителей, которые, в частности, руко­водят заседа­ниями, если палата преобразует себя в комитет всей па­латы. Спи­кер избирается на весь срок полномо­чий палаты и выходит из состава своей партии (считается беспартийным). Он не вправе коммен­тировать выступления членов па­латы и выступать сам. Избирается спи­кер с соблюдением конституцион­ного обычая: он упира­ется, когда идет к председательскому месту, и его как бы силой ведут два дюжих депу­тата. В период абсо­лютизма действи­тельно никто не хотел быть спике­ром, так как он должен был пере­давать королю решения парламента, ко­торые отнюдь не всегда нравились мо­нарху, что нередко влекло пе­чальные по­следствия для спикера.

Как и в других парламентах, в палате общин Великобритании обра­зу­ются постоянные и времен­ные комитеты. Они предварительно обсуж­дают законопроекты, контролируют деятельность администра­ции, про­во­дят парламентские расследования и т.д. До реформы 70-х годов в пала­те существовали только не­специализированные комитеты, что отличало внутреннюю структуру британского парламента от большин­ства других парламентов мира. Они имели буквенную нумерацию — А, В, С и т.д. Та­кие коми­теты сущест­вуют и сейчас. Их персональный состав опреде­ля­ется пропорционально численности пар­тийных фракций специальным коми­тетом палаты по отбору. Эти комитеты довольно многочисленны (до 50 человек). Спикер передает им законопроекты по своему усмотрению, по­скольку специализации нет.

В дополнение к неспециализированным комитетам теперь в палате общин созданы специализи­ро­ванные комитеты — по обороне, внутрен­ним делам, сельскому хозяйству и др. Их около 15, но они меньше по чис­ленности. Эти комитеты также предварительно обсуждают законо­про­екты, занимаются парламент­скими расследованиями, но их основная дея­тельность связана с контролем за управлением, за работой ми­ни­с­терств.

В парламенте создаются партийные фракции (теперь четыре фрак­ции имеются даже в палате лор­дов). Их возглавляет лидер. “Главный кнут” и “кнуты” обеспечивают явку членов фракции на голосо­вание в палате. В отличие от США в нижней палате парламента Великобрита­нии существует строгая пар­тийная дисциплина (возможны санкции), но депу­тат зависит также и от поддержки избирателей, низовых орга­низа­ций партии, которые могут иметь иное мнение, чем ее руководство. Поэтому бывает, что депу­таты, особенно “заднескамеечники”, голосуют вместе с другой фракцией. Организацией работы парла­мента, удосто­вере­нием его актов ведают клерки палаты, имеющие подчиненный им небольшой аппа­рат.

В конце 60-х годов создана должность парламентского уполномо­ченного (омбудсмана) по делам ад­министрации. Он назначается пра­ви­тельством и проводит расследо­вания правонарушающей дея­тельно­сти ор­ганов исполнительной власти.

Палата лордов, состав и численность которой изменяется, форми­ру­ется в основном по наслед­ст­венному признаку. Около 2/3 палаты со­ставляют пэры (мужчины и женщины, унасле­довавшие дворян­ский титул не ниже барона), около 1/3 — пожизнен­ные пэры (титул присваивается королем по рекомен­дации премьер-мини­стра за выдающиеся заслуги и не передается по наследству). Кроме того, в состав палаты входят: 26 духовных лордов (архиепископы и епископы) англиканской церкви, 20 пожизненно на­значаемых королем (по совету премьер-министра) “лордов по апелляции” (апелляционный комитет — по существу, высшая судебная инстанция страны по гражданским делам), несколько десятков человек, изби­раемых шот­ландскими и ир­ландскими лордами. Ныне большинство па­латы лордов — представители финансовых кру­гов, крупных фирм, но бы­вают и лорды-бедняки, в их числе были два коммуниста, один лорд был рубщиком мяса. В палате лордов председательствует лорд-канцлер. Кво­рум в пала­те — 3 лорда, заседания происхо­дят на основе саморегули­рования.

В Великобритании неоднократно поднимался и обсуждался в палате общин вопрос о ликвидации па­латы лордов или ее реорганизации, и в обозримом будущем это будет реализовано.

Законодательный процесс. Хотя проект закона (билль) может быть внесен в любую палату, на прак­тике законопроект сначала рассматрива­ется палатой общин и лишь затем передается в палату лор­дов. Глава государства (монарх) обладает законодательной инициа­тивой, но от его имени законопроекты пред­ставляют министры. Подав­ляющее большин­ство законопроектов, как и в других странах, принима­ется по инициа­тиве правительства, для об­суждения законопроектов членов парла­мента вы­деляется лишь один день в неделю. Законопроект рассматрива­ется в трех чтениях, но в первом чтении клерк па­латы лишь зачи­тывает его заголовок, во втором чтении обсуждаются основные положения зако­но­про­екта, после чего он передается в один, а иногда в несколько смеж­ных парламентских комитетов, где про­ходит постатейное обсуждение с по­правками и голосованием. После возвращения из комитета второе чте­ние в палате про­должается, могут быть внесены поправки, прини­маемые путем голосования. Третье чтение заключается в общей дискус­сии по проекту с предло­жениями за его принятие или против, но не­редко вместо такой дис­куссии спикер просто ставит проект на голосо­вание (“за” и “против”). Для дис­куссий по проекту необхо­димо при­сутствие 40 членов палаты, но для принятия закона требуется боль­шин­ство голосов общего числа членов палаты. Если проект принят, он пе­редается в палату лордов, где происходит аналогичная процедура.

Традиционно к полномочиям палаты общин относят финансовые пол­номочия, исходя из того, что налогообложение невозможно без предста­вительства народа, ибо налоги изначально платит население, а пред­ста­вительством народа считается нижняя палата. Закон о бюджете все­гда принимается сначала ниж­ней палатой. Его вносит только правитель­ство, поправки депутатов возможны лишь по согласованию с соот­ветст­вую­щим министром. Полномочия палаты в отношении закона о бюджете ограничены.

Парламент Великобритании (практически палата общин) осущест­в­ляет контроль за управле­нием, за деятельностью правительства. Одна­ко большинство парламента и правительства, за исключе­нием ред­чай­ших ситуаций, всегда принадлежит к одной и той же партии, а лидер партии является лиде­ром фракции большинства в парла­менте (иногда только фактически) и одновременно премьер-минист­ром. Поэтому на­правляет ра­боту парламента, по существу, правительство.

Юридически правительство несет коллективную ответственность пе­ред парламентом (только пе­ред палатой общин). Палата общин может по­требовать отставки министра, но премьер-министр решает, уйдет ли в отставку все правительство или только виновный министр, если речь идет об упущениях опре­деленного министра, а чаше всего о его неэтич­ном поведении. Вопрос о вотуме недоверия бывает только связанным, т.е. он ставится самим правительством в связи с предлагаемым им за­ко­нопроектом: прави­тельство заяв­ляет, что если билль не будет при­нят, то оно уйдет в отставку, оказывая тем самым давле­ние на палату общин. Применяется этот институт очень редко.

Наиболее частой формой контроля палаты общин являются вопросы к премьер-министру (для них отводится специальное время один раз в не­делю). Формой контроля являются дебаты, по общим вопро­сам политики, которые обычно предлагаются оппозиции. В связи с этим премьер-ми­нистр регулярно вы­ступает перед парламентом, и каждый министр каби­нета выступает раз в месяц. Общей политике прави­тельства посвящены также ежегодные дебаты в связи с тронной речью монарха в парламенте при откры­тии его сес­сии.

Контроль за деятельностью министров осуществляют также парла­ментские специальные коми­теты: с 1979 г. министры приглашаются ими (и не осмеливаются не явиться) для объяснений. О контроле за управ­ле­нием, осуществляемым уполномоченным парламента по делам адми­ни­страции, уже говори­лось выше. Помимо него существуют и другие упол­номоченные парламента (парламентские комиссары, омбудсманы) — по здравоохранению, местному самоуправлению и т.д., которые осуществ­ляют контроль в своих сферах.

2.3. Исполнительная власть

Теоретически монарх в Великобритании считается источни­ком зна­чительной доли государствен­ной власти, он — глава государства. Ему же теоретически принадлежит также исполнительная власть. Кроме того, как упоминалось, монарх — составная часть парламента. На деле он не участвует в законода­тельстве (право вето не применяет), исполнитель­ной властью не обладает. Страной руководит “прави­тельство его (ее) Величества”, точнее, его узкая часть — кабинет министров, в кото­ром главную роль играет премьер-министр. Правительство, в силу британ­ской двухпартийной системы в значительной мере контролирует и парла­мент.

Глава государства в Великобритании занимает свой пост не путем выборов, а по наследству. Приме­няется кастильская систе­ма наследо­вания: трон покойного короля из династии Виндзоров пере­ходит к старшему сыну, если сына нет — к старшей дочери.

Монарх в Великобритании — это символ единства нации, преемст­венности государства. Он рас­сматривается как гарантия стабильности в обществе. Монарх — лицо неприкосновенное, он не подлежит уголовной, адми­нистративной, гражданской ответственности, не может быть задер­жан и т.д. (хотя имело место осуждение и казнь короля Карла 1 во время английской революции). Монарх политически нейтра­лен, не явля­ется членом какой-либо партии, не подлежит политической ответствен­ности в связи с управ­лением государством: за монарха отвечают его министры.

Юридически британский монарх обладает значительными полномо­чиями, которые в совокупности называются королевской прерогати­вой. Это исключительные права, установленные традицией, конститу­ци­онными обычаями, иногда закрепленными судебным прецедентом и не зависящие от воли парла­мента. Во взаимоотношениях с парламентом эти права, мо­нарх осущест­вляет по указанию правитель­ства (конкретно — премьер-министра). Он подписывает законы и имеет право вето (хотя не исполь­зует его с 1707 г.). Монарх — составная часть парламента, но посе­щать его заседа­ния он может лишь по специальному приглашению. Он открывает еже­годную сессию парламента, выступая с тронной речью на совместном заседании палат. В этой речи излагается программа дейст­вий на предсто­ящий год. Но по­скольку монарх лишь зачитывает текст, подготовленный премьер-министром, он не может изменить в нем ни слова. Монарх впра­ве распус­тить палату общин с назначением даты но­вых выборов, это он делает только по указанию правительства.

К полномочиям монарха в области взаимоотношений с правительст­вом относится назначение пре­мьер-министра. Фактически им становит­ся лидер партии, победившей на выборах в палату общин, ибо пра­витель­ству нужно получить вотум доверия — голоса большинства членов пала­ты для его утвер­ждения. Поэтому на деле монарх лишь оформляет волю партийного большинства в парламенте. Прави­тельство из­дает свои акты от имени монарха (обычно это “приказ в совете”, хотя совет вклю­чает не только членов пра­вительства), премьер-министр обязан инфор­миро­вать монарха о состоянии дел.

Монарх обладает внешнеполитическими полномочиями. Он является также главнокомандующим вооруженными силами (юридически), назначает высших военачальников, присваивает воинские звания и сам имеет воин­ское звание (царствующая ныне королева Елизавета II — полковник). Традиционная пре­рогатива короля — вопросы войны и мира.

У монарха есть прерогативы личного характера: королевские рега­лии (корона, трон, мантия, дер­жава, скипетр, титул, необходимое об­ра­щение к монарху “Ваше Величество”), королевский двор, со­стоя­щий из лиц, обслуживающих короля и членов его семьи (эти лица имеют раз­ные придворные ти­тулы), ци­вильный лист — ежегодно вотируемые парла­ментом деньги на личные нужды короля и содер­жание его двора, освобо­ждение от уплаты нало­гов (Елизавета II от этой привилегии добро­вольно отка­залась). Мо­нарх, наследник престола, некоторые члены ко­ролевской семьи обладают зна­чительной недвижимой соб­ственностью (земли, дворцы и т.д.), которая может приносить им доход, но продать ее они не могут. Они яв­ляются также держателями многих ценных бумаг, которыми распоряжаются свободно.

Из сказанного следует, что хотя юридически монарх обладает об­шир­ными полномочиями, фак­ти­чески они им самостоятельно осуществ­лять­ся не могут. Это “спящие прерогативы”. Все акты, исхо­дящие от монар­ха, подлежат контрассигнации (подписи) премьер-министра: без его согласия акт монарха недейст­вителен.

При монархе существует Тайный совет, состоящий из членов коро­левской семьи, епископов, ми­ни­стров (всего около 300 человек). Совет собирается в торжественных случаях, но чаще всего он не соби­ра­ется или собирается несколько человек (его кворум — 3 человека), а от имени Совета монарх издает “при­казы в Совете”. Этими приказами оформляют­ся решения кабинета.

Конституционному праву Великобритании хорошо известен термин “правительство” и почти неиз­вестен термин “кабинет”, но на деле именно последний во главе с премьер-министром управляет стра­ной. Правительство имеет очень широкий состав (предельная чис­ленность его по закону — 95 человек, но обычно это 75—80 министров, младших министров, секретарей и т.д.). Ранг министров имеют гене­раль­ный прокурор и юридический советник прави­тельства, его представитель в суде.

Правительство никогда не собирается на заседания и не принимает решений. Из его состава вы­де­ляется более узкий кабинет ведущих ми­нистров (18—22 человека), в их числе всегда государст­венные сек­ре­тари внутренних дел и обороны, лорд-канцлер, канцлер казначейства и др. Он созывается на засе­дания и принимает решения, хотя и редко. Обычно этот кабинет заседает в личной резиденции, где живет премьер-министр, на Даунинг-стрит, 10, в Лондоне. Но чаще на эти заседания в доме премьера (одно время раз в не­делю) собирается “внутренний каби­нет” — несколько ведущих лиц, пользующихся осо­бым доверием пре­мьер-министра. “Внутренний кабинет” принимает ре­шения от имени кабинета.

Как отмечалось, правительство назначается главой государства, но это лишь формальный акт. На деле оно формируется партией большин­ст­ва в палате общин, представляет ей программу, которая ут­вер­жда­ется голосованием. Это акт выражения доверия правительству. В состав пра­вительства входят, во-пер­вых, главы министерств и ведомств, яв­ляющие­ся членами кабинета. Они получают все решения кабинета (“внутренне­го кабинета”). Остальные министры, если они не были при­глашены на заседание, получают лишь выдержки из решений кабинета, которые ка­саются их ведомств. Во-вторых, членами пра­вительства яв­ляются мини­стры и государственные министры, т.е. заместители веду­щих министров, а также все млад­шие министры — заместители других ми­нистров, не входящие в состав кабинета. Они участвуют в заседа­ниях кабинета по приглашению. Есть территориальные министерства: по делам Шот­лан­дии, Уэльса, Север­ной Ирландии. В-третьих, членами правитель­ства яв­ляются некоторые лица, занимающие традиционные еще со времен фео­дализма должности (например, лорд — хранитель пе­чати). В-четвер­тых, это министры без портфеля, которые оказывают помощь премьер-ми­ни­стру по его указаниям. Наконец, в состав правительства включается особая категория младших министров: парла­ментские секретари, пред­ставляющие министра в парламенте.

При премьер-министре и министрах существует множество вспомо­гательных органов — коми­теты, комиссии, секретариаты, службы. Особое значение имеют парламентские службы, которые следят за деба­тами в парламенте, информируют министра о вопросах, поднятых в пар­ламенте (в основном касающихся данного ведомства), готовят ему отве­ты на вопросы депутатов, выступления в парламенте.

Для исполнения законов парламента, как считается, правительство принимает нормативные акты, но эти акты принимаются не от имени пра­вительства и не от имени кабинета, а от имени отдель­ных ми­нист­ров. Кроме того, парламент может делегировать правитель­ству право прини­мать акты, имеющие силу за­кона (делегированное за­конодательство), которые тоже оформляются как акты министров. За этими актами уста­новлен парламентский контроль: они должны быть представлены в парла­мент (“по­ложены на стол парламента”), на деле же сдаются в библио­теку и в комитет парламента по подчинен­ному законо­датель­ству. Реше­ния кабинета оформляются актами Тайного совета.

В Великобритании министерства имеют отделения на местах, с ко­торыми местные органы само­управления согласовывают назначение неко­торых муниципальных чиновников (например, в сфере по­жар­ной охраны, муниципальной милиции и др.).

2.4. Судебная власть

Судебная система Великобритании неоднократно подвергалась ре­формам и упрощению, но она ос­талась все-таки весьма сложной, сильно децентрализованной и в представлениях иностранцев даже запу­танной.

Низшая судебная инстанция по гражданским делам — помощники су­дей в графствах. Они могут рас­сматривать малозначительные дела с це­ной иска менее 11 ф.ст. По малозначительным уголовным делам такую роль выполняют магистраты — граждане, не являющиеся профессио­наль­ными судьями (хотя они могут иметь и часто имеют юридическое образо­вание). На них возложены функции мировых судей. Возна­гражде­ния за свою деятельность они не получают.

Более крупные гражданские дела (с ценой иска до 1 тыс. ф. ст.) рассматривают суды графств. Те уголовные дела, которые не подсудны общественным магистратам и мировым судьям (в городах), рас­смат­рива­ются Судом короны, созданным в 1971 г. Он может действовать в раз­лич­ных формах: дело может рассматривать окружной судья (судья спе­циаль­ного судебного округа в графстве или группе графств), судья Высокого суда (он базируется в столице, но его члены организуют вы­ездные сессии суда), адвокат, имею­щий специальное образование и пол­номочия, исполняющий обязанности судьи. Если обвиняе­мый не при­знает обвинения, дело рассматривается с участием присяж­ных заседателей. Более сложные гражданские и уголовные дела может рассматривать по первой инстанции коллегия Высо­кого суда. Этот суд состоит из трех отделений: королевской скамьи, возглавляемой лор­дом — главным судьей, канцлерского суда, воз­главляемого вице-канцле­ром, и отделе­ния по семейным делам, возглав­ляемого судьей — председателем. Каждое из этих отделений может рассматривать любое граж­данское или уголов­ное дело.

Вышестоящей судебной инстанцией является Апелляционный суд. В его составе 18 судей (“лорды справедливости”, которые образуют не­сколько коллегий, каждая из трех судей). Коллегии рас­сматривают апел­ляции на решения отделений Высокого суда (одна из коллегий рас­смат­ривает апелля­ции на решения по уголовным делам).

Все три упомянутых судебных органа — Суд короны, Высокий суд и Апелляционный суд обоб­щенно называют высокими судами, иногда — выс­шими судами. Они вправе создавать судебные преце­денты. [16, с.138]

Решения Апелляционного суда, а в отдельных случаях — Высокого суда могут быть обжалованы в высшую судебную инстанцию по граждан­ским делам — Апелляционный комитет палаты лордов, состоя­щий из 20 назначенных короной (на деле — правительством) судебных лордов (при рассмотрении кон­кретного дела коллегия включает далеко не всех их). Эти же судьи (иногда совместно с судьями замор­ских террито­рий) обра­зуют при рассмотрении некоторых дел Судебный комитет Тайного совета. Он рас­сматривает, в частности, жалобы на решения судов членов Содру­жества, если они допускают обращение в Судебный ко­митет (госу­дар­ства с республиканской формой правления этого теперь, как правило, не допускают, хотя многие годы после завоевания независимости бри­тан­скими колониями такая практика существовала).

В Шотландии действует система судов, построенная с учетом ста­рофранцузского права. Его влияние сказывается и на праве Шотландии.

В Великобритании есть административные суды (трибуналы), но они действуют при органах ис­пол­нительной власти и не являются органами административной юстиции: они рассматривают вопросы, связан­ные с на­логами, здравоохранением, трудовыми спорами, другие дела, включая некоторые граж­данские. Поэтому административные три­буналы в Велико­британии (их 2 тыс.) не являются только адми­нистра­тивными в обычном смысле этого слова. Кроме того, они состоят не из судей, а из обще­ственных деятелей, юрис­тов. Их решения не окончательны и могут быть обжалованы в суд

2.5. Основы правового статуса личности

Поскольку в Великобритании нет отчетливо выраженного юридичес­кого разделения конституци­он­ных и иных норм, нет и деления прав, свобод и обязанностей личности на конституционные (основные) и иные. На практике содержание основных прав определяется не столько закона­ми (хотя принят ряд спе­ци­альных законов, начиная с Билля о правах 1679 г.), сколько судебными прецедентами и конституцион­ными обы­чаями. Главный из принципов, сложившийся в результате этого, гласит, что граждане вправе делать все, что не запрещено правовыми нормами.

После второй мировой войны, когда у власти находилась Лейбори­ст­ская партия, в законодатель­стве были зафиксированы определенные га­рантии социально-экономических прав, хотя сами эти права ни­где отчет­ливо не закреплены. Речь идет о пособиях по безработице, бес­платном образовании в школе, праве на забастовку, государственной медицине и т.д. Политические права (свобода слова, собра­ний, ми­тин­гов, демон­страций) регулируются в основном обычаями, в законода­тельстве эти свободы предполага­ются естественно существующими, и оно устанавли­вает лишь определенные требования для их осуществ­ления, например уведомление или разрешение полиции на проведение демонстра­ций, право полиции за­претить на определенный срок митинги в районах, где возможны беспорядки на социальной или этнической основе, и т.д. Лич­ные права регулируются немногими законами, но конкретное регули­рование этих прав обычно связано с актами о процессуальных действиях (например, при обыске), с су­дебными прецедентами.

В последние десятилетия, когда у власти находятся консерваторы, некоторые положения законо­да­тельства о правах граждан ужесточе­ны — в отношении профсоюзных свобод и забастовок, некоторые ог­раничения личных прав введены в связи с актами о борьбе против терроризма.

В Великобритании действует несколько парламентских уполномо­ченных (комиссаров, омбудсма­нов), в том числе уполномоченный по де­лам администрации, который следит, в частности, за соблюде­нием прав граждан органами управления.

2.6. Правовое регулирование институтов демократии

Как и в других демократических государствах, в Великобритании существует принцип разделения властей, но в его ином варианте, по­скольку принята концепция верховен­ства парламента. Выборы в ниж­нюю палату — палату общин (верх­няя — палата лордов — не избирается, как и глава государства, мо­нарх) — имеют решающее значение для страны, ибо палата общин фор­мирует правительство. Изби­раются также предста­вительные органы на местах — советы. В Великобритании нет назначае­мых на места представите­лей центра, контролирующих деятельность ор­ганов местного самоуправления.

Выборы осуществляются на основе принципов всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. Эти принципы не сформулированы как конституционные, но на деле из них ис­ходят раз­личные акты, регулирующие выборы. Активное избирательное право пре­доставляется гражда­нам Ве­ликобритании, достигшим 18 лет (с 1983 г.), а также гражданам Ирландской Республики и гражда­нам бри­танского Со­дружества, постоянно проживающим в Великобритании. Граждане, посто­янно про­живающие за границей, имеют право участво­вать в выборах в парламент только в течение 5 лет после того, как они поки­нули страну. Регистрация избирателей в списках избирателей (ре­гистраци­онных спи­сках) обязательна, списки составляются чиновни­ком-регист­ратором не на основе данных муниципальных органов, а по данным домо­владельцев. Обжаловать неправильности в списках можно дважды, вклю­чая апелляционный суд. Со­ставление списков заканчива­ется 16 января, и они действуют в течение года для всех выборов. Через год списки составляются заново (периодические списки).

Активным избирательным правом не обладают: пэры и пэрессы, имеющие титул не ниже барона (ба­ронессы), поскольку они заседают в палате лордов; лица, отбывающие наказание в виде лишения сво­боды по приговору суда; на определенный срок (10—15 лет) лишаются этого права лица, осужденные за мошенни­чество на выборах.

По закону для выдвижения кандидатов в парламент (палату общин) достаточно заявления самого кандидата, поддержанного подписями 10 избирателей. На практике же кандидатуры выдвигаются пар­тиями. Реги­стра­ция кандидата осуществляется при уплате избирательного залога в 500 ф. ст., который не возвра­щается, если кандидат не соберет хотя бы 5% голосов избирателей.

Округа по выборам в парламент (их 651) одномандатные. По закону 1949 г. они должны быть при­близительно равными по численности насе­ления, но их границы пересматриваются раз в 10—12 лет.

Специальных избирательных комиссий по проведению выборов ни в центре, ни на местах в Вели­ко­британии не создается. В масштабах го­су­дарства выборами руководит министерство внутренних дел, на местах — чиновники по выборам. Эти обязанности возлагаются либо на шерифов графств — должно­стных лиц, ответственных за общественный порядок, либо на председателей местных советов; им помо­гают муни­ципальные чи­новники и неоплачиваемые активисты партий. Института досрочного от­зыва депутатов, равно как и народной законодательной инициати­вы (права предложить проект закона за под­писями определен­ного до­вольно большого числа избирателей), в Великобритании не существует.

В связи с концепцией верховенства парламента долгое время от­вер­гался также институт рефе­рен­дума. Впервые в истории страны он был применен в 1975 г. На голосование избирателей был вынесен во­прос о продолжении членства Великобритании в Европейском сообществе, ре­шение избирателей было по­ложительным. В 1979 г. были одновременно проведены (также на основе специального закона для дан­ного случая) два региональных референдума — в Шотландии и Уэльсе — по вопросу об автономии этих регионов. Однако предложение об автономии не под­дер­жали избиратели — не было получено необхо­димых 40% голосов зарегист­рированных избирателей, хотя в Шотландии за автономию вы­сказалось большинство при­шедших голосовать.

В Великобритании нет закона о партиях, законодательные акты из­бе­гают даже упоминания о них, оперируя понятиями “правительство его (ее) Величества” и “оппозиция его (ее) Величества”. Партии дейст­вуют на основе конституционного обычая о праве на объединения. Существует двухпартийная сис­тема — Консервативная и Лейбо­ристская партии сме­няют друг друга у власти. Поскольку в парламент­ских вы­борах участ­вуют обычно около десяти традиционных и вновь образован­ных партий, ни одна из двух основ­ных партий не может получить и в редчайших слу­чаях получает явное большинство в палате общин. В связи с этим может возникнуть необхо­димость в коалиции одной из двух главных партий с ка­кой-либо неболь­шой партией, чтобы обеспечить большинство в парла­менте для формирования прави­тельства.

Основной организацией британских предпринимателей является Кон­федерация британской про­мышленности. В состав Конфедерации входят около 10 отраслевых объединений предприятий, членами этих объедине­ний являются около 300 тыс. фирм, на которых занята приблизительно половина рабо­тающего населения. Конфедерация имеет своих членов в парламенте (они вы­ступают как депутаты от партий), в ко­митетах пар­ламента; ее представи­тели участвуют в различных рабочих группах, как прави­тельства, так и оппозиции. Руководители Конфедерации, ее орга­нов формулируют зада­чи экономиче­ской политики, от­стаивают тре­бова­ния предпринимателей в парламенте и правительстве, ведут пере­говоры с профсою­зами. Дейст­вует Конфедерация британской промышлен­ности на основе конституци­онного обычая о сво­боде ассоциаций.

В Великобритании нет специального закона о профсоюзах, но дей­ст­вуют различные акты, ка­саю­щиеся их правового положения. Одни из них дают представителям профсоюзов право участвовать в заседа­ниях специ­альных комитетов палаты общин наряду с представителями прави­тельст­ва и пред­принимате­лей, другие ограничивают права профсоюзов. Осо­бенно это относится к законодательству, принятому при правитель­стве консерваторов (ограничения возможности забастовок, запрещение неко­торых видов забас­товок неполитического характера, принудитель­ный арбитраж при определенных усло­виях, возможность ареста по судеб­но­му приказу забастовочных фондов профсоюзов и др.).

Средства выраже­ния общественного мнения опираются на конститу­ционные обычаи сво­боды слова, информации. В Великобритании имеются мощные государст­венные средства информации (радио, телевидение, прежде всего Би-би-си), издаются партийные и профсоюзные газеты и журналы, существуют независимые периодические издания. Ежедневно из­дается около 100 об­щенациональных и региональ­ных газет и журналов.

Великобритания, будучи по территориальному устройству унитарным государством, является мно­го­национальной страной. Великобритания как унитарное государство сложилось в 16 - 17 вв. в результате при­соеди­нения “кельтских” территорий; в правовом отношении очередное присое­динение оформлялось как “уния” (Акт об унии с Шотландией 1707 г., акты об Уэльсе 1536 и 1542 гг., Акт об унии с Ирландией 1901 г.).

Хотя расширение самостоятельности Шотландии и Уэльса в своих внутренних делах не состоя­лось, тем не менее, в существующем госу­дарственном управлении этими территориями обнаруживаются некото­рые элементы автономии, особенно в Шотландии. Для каждой из них установ­лена специальная квота мест в палате общин, на центральном уровне определена система исполнительных органов, при­званы учитывать их специфику, созданы специальные комитеты в парламенте. В 1967 г. был принят закон об уравнении в правах валлийского языка с английским. Шотландия обладает собственной судебной сис­темой, отличной от анг­лийской. Для Шотландии издается общенациональным парламентом специ­альное законодательство. Что же касается Уэльса, то у него нет своей судебной системы, а специальные законы для него - очень редки.

В результате национально - освободительного движения Ирландии удалось освободиться от ко­ло­ниальной зависимости. Однако в 1921 г. Великобритания отторгла от Ирландии шесть северных графств (Оль­стер), которые остались в ее составе и пользовались некоторой авто­номией. Обострение положения в Северной Ирландии, вызванное главным образом противоречиями между католическим и протестантским населе­нием, привело к гражданской войне, С 1972 г. Ольстер практически по­стоянно находится под “прямым” управлением британского правитель­ства, хотя оно и пытается выработать для Северной Ирлан­дии самостоя­тельный статус (Акт о Северной Ирландии 1973 г.). [4, с.184]

Великобритания относится к странам с демократическим государст­венным режимом, поскольку ха­рактеризуется такими демократическими чертами как:

  • признание политических прав и свобод в таком объеме, который обес­печивает возможности само­стоя­тельного и активного участия граж­дан в определении государственной политики и позволяет ле­гально и на равных условиях действовать не только партиям, отстаивающим прави­тельственную по­литику, но и партиям оппозиционным, требующим про­ведения иной политики;

  • политический плюрализм и переход политического руководства от од­ной партии к другой, а следова­тельно, формирование основных выс­ших органов государства (парламента, главы государства) пу­тем все­об­щих и свободных выборов гражданами;

  • разделение властей, ролевая автономия различных ветвей власти (за­конодательной, исполнитель­ной, судебной и др.) при системе их сдержек и противовесов и обеспечении взаимодействия;

  • обязательное и реальное участие в осуществлении государствен­ной власти общегосударственного представительного органа, причем только он имеет право издавать законы, определять основы внеш­ней и внутренней политики государства, его бюджет; решения принимаются большинством при защите прав меньшинства и прав политической оппо­зиции;

  • свобода пропаганды любой политической идеологии, если ее после­до­ватели не призывают к на­сильст­венным действиям, не нарушают пра­вил морали и общественного поведения, не посягают на права дру­гих граждан.

3. Ратификация

Ратификация (от лат. ratus - утвержденный) — утверждение вер­ховным органом государственной власти международного договора, под­писанного уполномоченным представителем государства, а также ме­жду­народных конвенций. При ратификации оформляется специальный документ - ратификационная гра­мота. Ратифицировать — подвергнуть ратификации.

Ратификация международных договоров — это окончательное согла­сие государства на заключе­ние договора, выраженное в установленной форме. Традиционно полномочие ратифицировать междуна­родные договоры принадлежало главе государства. Однако международные договоры с те­чением вре­мени все чаще стали вторгаться в правопорядок государства, обязывая его вносить изменения в свое внутреннее за­конодательство, так как в мировом сообществе утвердился принцип приоритета междуна­родных договоров перед внутренними законами. Для того чтобы не воз­никало существенных противоре­чий между внутренним законодательством страны и ее международными договорами, конституции преду­сматривают участие пар­ламента (иногда референдум) в решении вопроса о ратифика­ции. [9, с.110]

Ратификации могут быть подвергнуты не только международные до­говоры, но и поправки к кон­сти­туции. При этом процедура внесения по­правок делиться на два этапа — принятие поправок парламен­том и их ратификацию. Так, во Франции после принятия поправок к Конституции Парламентом Президен­том Рес­публики назначается для ратификации рефе­рендум или созывается конгресс (ст. 89 Конститу­ции). [13, с.96]

В Швейцарии при пересмотре конституции 1874 года, ратификация пересмотра всегда осуществ­ля­ется на референдуме, причем необходимо большинство голосов избирателей и в стране и в большин­стве кантонов (ст.123 Конституции). [13, с.258]

Ратификации подвергаются и акты органов конфедерации. Так в Швейцарии акты конфедераль­ных органов законодательной и исполнитель­ной власти нуждаются в ратификации их соответствующими орга­нами субъектов конфедерации, которые могут их и нуллифицировать, то есть отклонить. [9, с.357]

Конституция в современном понятии - это система правовых норм, имеющих высшую юридиче­скую силу и регулирующих основы отношений ме­жду человеком и обществом. Конституция выступает юридиче­ским фунда­ментом государственной и общественной жизни, гарантом прав человека, законности, правопо­рядка и стабильности общества и институтов вла­сти.

Права и свободы человека являются основой констуцианализма. Идея о том, что люди от рожде­ния свободны и равноправны, что им в силу рождения принадлежит ряд неотчуждаемых (естественных) прав, легла в основу первых конституционных актов. Со временем в области прав и свобод произошло расширение их круга. Современные конституции демократических государств являются результатом исто­рического раз­ви­тия общества и эволюции конституционно-правовых теорий, концепций и доктрин. Кон­ституции являются юридическим закреплением классических теорий конституционного права о граждан­ском обществе, о право­вом, социальном и демократическом государстве, народном суверенитете, разде­лении властей, включая доктрины о конституционализме, парламен­таризме и т.д.

Конституция выступает как бы текстом “общественного договора”, заключаемого между гражда­нами и государством. Она при­дает государ­ству необходимую легитимность. Конституционное закрепле­ние ос­новных принципов взаимоотно­шений человека, общества и государства сущест­вует во всех циви­лизован­ных странах мира. Но сами конституции раз­личаются по форме и содержанию, примером тому — Конститу­ция Велико­британии или США.

Существует мнение, что с течением времени меняются и представ­ления о демократии, но консти­ту­ции таких стран как Великобритания или США остаются консервативным элементом, который иногда приво­дит к сбоям. Свидетельство тому — выборы президента США 2000 г., которые проявили неспособ­ность оп­ределенной техники выборов разрешить те проблемы, которые она была призвана разрешать две сотни лет тому на­зад.

Однако, хотя консерватизм себя уже не всегда оправдывает, но все еще играет роль некоего пре­до­хранителя. Как выразился профессор Манчестерского университета Теодор Шанин: “Как англичанин я пред­по­читаю глупости, заложенные в работу английского парламента, ситуа­ции, в которой не существо­вало бы сдерживающего влияния такого пар­ламента. Дань традиции имеет свое позитивное влияние. Надо удержать историческую память, она помогает делать меньше ошибок”. [2]

Исходя из этого, можно полагать, что особое преимущество кон­сервативной конституции Велико­британии основывается на уравновешен­ном союзе трех властей. Монархический элемент, аристократи­че­ский элемент и демократический элемент — каждый обла­дает своей долей в верховной власти и со­гласие всех трех эле­ментов необходимо, чтобы эта власть могла функционировать. Ве­ликая теория, именуемая теорией “сдержек и противовесов”, получила широкое распространение, и многое в этой тео­рии исходит из английского опыта. Монархия имеет некоторые недостатки, для аристо­кратии свойст­венны свои недостатки, для демо­кратии — свои; однако Англия показала, что можно организовать прав­ление, в котором эти отри­цательные тенденции будут сдерживать, урав­новешивать и нейтрализовать друг друга.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Азаркин Н.Н., Левченко В.Н., Мартышин О.В. История политических учений – М.: Юрист, 1994.- 132с.

  2. Америке нужны новые идеи. Интервью профессора Манчестерского уни­верситета Теодора Шанина //НЭБ ”Эксперт” 13.11.2000

  3. Билль о правах (1689г.) //Хрестоматия по всеобщей истории государ­ства и права /Под ред. проф. З.М. Черниловского - М.: Юрист, 1994.- 413с.

  4. Всеобщая история государства и права. Учеб. пособие /Под ред. К.И. Батыра. – М.: Манускрипт, 1993.– 374с.

  5. Декларация прав человека и гражданина (1789г.) //Хрестоматия по всеобщей истории государства и права /Под ред. проф. З.М. Черни­ловского - М.: Юрист, 1994.- 413с

  6. Зеркин Д.П. Основы политологии: Курс лекций – Ростов-на-Дону: Фе­никс, 1996.- 544с.

  7. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право Российской Феде­рации: Учебник - М.: Юрист, 1995.- 480с.

  8. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник. Т.1. /Отв. ред. Б.А. Страшун – М.: Издательство БЕК, 1993.- 246с.

  9. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учеб­ник. Т.2. /Отв. ред. Б.А. Страшун – М.: Издательство БЕК, 1995.- 448с.

  10. Конституция Соединенных Штатов Америки (17 сентября 1787г.) //Хрестоматия по всеобщей истории го­сударства и права /Под ред. проф. З.М. Черниловского - М.: Юрист, 1994.- 413с.

  11. Основы политологии: Курс лекций /Под ред. д-ра полит. наук Д.В. Доленко. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1996.- 224с.

  12. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию: Учеб. пособие для студентов – М.: Аспект Пресс, 1995.- 320с.

  13. Современные зарубежные конституции: Учеб. пособие /Сост. док. юри­дич. наук В.В. Маклаков, под ред. проф. Б.А. Страшуна – М.: Изд-во Московского Юридического института, 1992.- 286с.

  14. Теория права и государства: Учебник для вузов /Под ред. проф. Г.Н. Манова – М.: Изд-во БЕК, 1995.- 336с.

  15. Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник – М.: Изд-во БЕК, 1995.- 496с.

  16. Федоров К.Г., Лисневский Э.В. История государства и права зару­бежных стран. Учеб. для вузов. Ч.2. - Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. ун-та, 1994.- 304с.

1 Современный словарь иностранных слов. М., 1992. С.302.

Похожие работы: